А почему бы и да?

Джен
R
В процессе
11
автор
Размер:
планируется Макси, написано 198 страниц, 18 частей
Описание:
– Я не стану защищать твой тощий зад, а буду спасать свой, – быстро сообщила девушка идущему сзади нее Иккингу.
– Попрошу держать себя в руках, сударыня, – пришел незамедлительный ответ от шатена.
– Слишком многое вы о себе, сударь, думаете. Так что держите в узде свою подростковую фантазию. Да и по рассказам, которые мне довелось услышать, складывалось впечатление что вы человек стеснительный, зажатый и…
– Угомонись.
– Понесло, уж изволь принять извинения и заткнуться. Почти пришли.
Примечания автора:
Повествование истории берет свое начало после событий серии «Булавы и Когти, часть 2» и задевая некоторые другие серии, медленно ползет (и я надеюсь что доползет), в сторону своего финала. Название данного произведения прямой ключ к пониманию того что тут вообще твориться. Ибо… а почему бы и да?
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
11 Нравится 23 Отзывы 5 В сборник Скачать

Глава 14

Настройки текста
Примечания:
«Уже ли в том, моя вина? Что страсть греховная мне ведьмой внушена?»
В моем плеере бардак, а подсознание порою, веселиться не на шутку!

Надеюсь я вот это вот все дотянула… Спишим на первый раз?
Глубокий и томительный вдох наполнил опустевшие вмиг легкие живительным и холодным воздухом. Обжигающим и таким необходимым всему живому. Следом не менее глубокий и протяжный выдох, что вырвался на свободу разгоряченным потоком, вновь опустошив легкие почти до предела. От подобного они горели, словно охваченные огнем. К несчастью, сколько не делай попыток надышаться, это не особо помогало облегчить эти «страдания». Воздух не ощущался совершенно. Дыхание, что успело сбиться буквально за мгновения, явно не думало о том, что бы прийти в норму. От частых скачков дыхания грудная клетка холила «ходуном», а сердце, словно бешеный зверь желало пробить свою «темницу» вгрызаясь в ребра. Оно работало, чуть ли не на пределе своих возможностей, гоняя кипящую, словно раскаленное железо, кровь по венам. Грохот от его деятельности отдавался в висках громким набатом, заглушая любые звуки из внешнего мира. Были лишь стук сердца и звук сбитого дыхания… Голова начала идти кругом от переполнявших ее эмоций, а перед глазами все размывалось до смутных и непонятных образов, что превращались в неясные изображения не жалеющие сливаться в четкие линии и предоставить полную картину мира. Разум и чувства распалял бушующий, словно шторм адреналин. Он бегал по телу, словно ошалевший голодный зверь, что старался догнать перепуганную добычу, которая норовила спрятаться в самых отдаленных и темных уголках. Он проникал повсюду. От него бросало, то в жар сравнимый с пламенем костра, то в холод горных ледников в зимнюю пору. Резкий звук, возвращающий в реальный мир и нагоняющий неведомый ранее по силе страх, но вот только ничего не видно, ибо глаза крепко зажмурены в ожидании. И через секунду накатывает волнами ощущение, что под тобою нет земли, будто та в мгновение ока исчезла не оставив и следа… Но резкий удар быстро возвращает в объятия «родимой» прилично так приняв. Влажная трава после дождя скользила получше льда отполированного тысячами ног. Мокрая, холодная и пахнущая. Но в то же время, чувствовалась каждая веточка, камешек и не ровность под спиной или руками. Иккинг ненавидел свой протез и свою невнимательность, а так же беспечность, что сыграла сегодня с ним злую шутку. Скатившись, по приличных размеров склону, спиной просчитав все ветки и неровности земной тверди, он еле как затормозил руками цепляясь за растения и тормозя ногами. Ведь впереди, а точнее внизу, длинного оврага были камни, меж которых текла прозрачная река, оползая те, словно змея, серебрясь, она отражала неясное марево серого утреннего неба. Иккинг, тяжело дыша, стараясь восстановить дыхание после долгого бега и проезда по склону, иронично подумал: «А утро так хорошо начиналось!»

Чуточку ранее…

– Эй… Соня, просыпайся… Приятный девичий шепот коснулся уха парня, опаляя теплым дыханием вырывая из сна. Аккуратные и нежные касания тонких и теплых пальчиков к плечам и последовавший за этим быстрый поцелуй в щеку вызвали легкую улыбку. Сквозь призму сна это казалось слишком далеким. Словно из-за глади воды. Мягким и приятным. И вместе с тем смазанным, не ясным и туманным… Иккингу не хотелось просыпаться окончательно. Даже сквозь дрему он думал, что это просто сон, какие иногда случалось, снились ему. Потом бывало ужасно стыдно перед Беззубиком, что странно на него посматривал на протяжении дня. А еще о «парочке» таких «приятностей» хвастались когда-то Сморкала и Задирака во всех красках описывая содержание своих фантазий. Бедняга Рыбьеног чуть со стыда не сгорел тогда… Шатен не верил, что все что было, произошло взаправду. Ему казалось, что стоит открыть глаза и все исчезнет. Он увидит привычные стены своей хижины на Драконьем крае. Привычные и такие наскучившие… Поймет что не было того долгого и потрясающего полета. Что красоты, увиденные им лишь игра воображения. И что ночь, проведенная с горячей и ненасытной красоткой подбившей его как раз на эту ночь, следствие его бурного воображения, что отразиться, довольно видными последствиями, которые в быстром темпе придется устранять. Но прошло несколько мгновений, а ощущение того что длинные мягкие волосы щекочут щеку, шею и плечо не пропадало. На коже все так же ощущалось теплое дыхание, и чувствовался выжидающий взгляд. А еще неприятные покалывания в левой руке, на которой Иккинг, по всей видимости, спал и теперь она онемела. Наконец веки шатена нерешительно дрогнули, и он раскрыл сонные глаза, что бы столкнуться с веселыми и снисходительными серыми очами Ринд. «Все-таки не сон!» Эта мысль пролетела в голове, словно комета в ночном небе, озаряя все своим светом, давая понять, что все реально. В полумраке комнаты Иккинг легко мог рассмотреть свою искусительницу во всех деталях. Округлое личико, с острым подбородком и усыпанное веснушками, что почти и не проглядывались на довольно загорелой коже. Узкие серые глаза завораживали своим цветом и глубиной, походя на две серебряные монеты. Большие и изящные в цвет рыжих волос брови, что подчеркивали глаза девушки и не в коем случаи не портили ее внешности. Милый прямой носик. Немного припухшие от сегодняшних, многочисленных жарких поцелуев, алые губки, выглядели соблазнительно. Так и хотелось вновь к ним прильнуть. Даже следы нескольких неаккуратных укусов, что теперь выделялись небольшими полосочками, оставленные шатеном в порыве наслаждения, которое просто сносило крышу, не портили их. – Доброе утро. – Тихо произнес шатен, сонно улыбнувшись ей и неуверенно протянув руку, прикоснувшись к прямым рыжим прядям, заправил их за ушко девушки. Он боялся спугнуть это мгновение и, наверное, беспокоился о том, что может сделать что-то не так, не смотря на то, что они чуть ли не всю ночь были вместе. Столько краснеть ему еще не приходилось никогда! Благо Ринд спокойно реагировала и не издевалась по этому поводу! За это шатен ей был искренне благодарен! – Сейчас же еще утро? – Немного нахмурившись, опомнился Иккинг. Он не знал даже примерного времени, когда они уснули. Сейчас так и вовсе могло перевалить за обед. Обычно его расталкивает одна очень пунктуальная и вредная черная рептилия. Но Беззубика тут не было… – Около восьми. – Словив его руку и прижав покрепче к своей щеке, успокоила его Ринд, весело улыбаясь, забавляясь с его неловкости. Все же подобное поведение редко встретишь. Обычно как раз ровно наоборот. Иккинг немного занервничал, стоило им оказаться в доме рыжеволосой красотки. Домик был небольшим, но опрятным и уютными. Вот только огромное количество трав развешанных под потолком на балках и растущих из горшков растений, а так же огромный котел, весящий над очагом, подкинули в хмельную голову странные мысли по типу: а не ведьма ли она? Их всегда описывали как: старых, скрюченных, горбатых, костлявых старух с бледной или зеленой кожей, огромным носом с не менее громадной бородавкой на нем и жутким скрипучим голосом. А так же как прекрасных, рыжеволосых дев с чарующей внешностью, что заставляла мужчин терять дар речи и способность мыслить складно и адекватно. В действительности Ринд являлась знахаркой. – Все спросить хотел, а твои соплеменники меня, надеюсь, не прибьют за порчу прекрасных дев? – Невинно улыбнувшись задумчивой, лохматой красотке, поинтересовался Иккинг. Только сейчас он обратил внимание, что девушка была совершенно голой. В прочем, как и он. Так что откуда в нем взялось столько храбрости, говорить без стеснения и запинок, он и сам не знал. Скорее всего, решила сегодня проснуться и прийти на помощь, дабы после, шатену не было слишком уж стыдно за свою робость. – Скорее это меня должны осудить за порчу непорочного незнакомца. – Усмехнувшись, парировала Ринд, а после, усевшись на него верхом под немного удивленный взгляд парня, задумчиво спросила. – Может, останешься еще на пару дней? Многому мог бы научиться… – Ее лукавая и отнюдь не двусмысленная улыбка зачаровывала и даже подталкивала к тому, что бы согласиться… Осматривая ее, Иккинг умудрился рассмотреть следы своих поцелуев на ее нежной коже. Шея, ключицы, плечи… ему не совсем верилось, что это именно он оставил эти «метки» на ней… Скорее всего, на его шее такие же. А так же на спине полосами расходились следы ее ноготков. Придется еще долго прикрывать шею воротом или еще чем. А то точно возникнут не уместные вопросы по поводу того, где он пропадал на самом деле. Но это, в данный момент, казалось таким далеким и о том, что будет через несколько дней, думать сейчас, было кране глупо и неуместно. Ведь от понимания того что на тебе сидит обнаженная, красивая девушка из головы мгновенно вылетали все мысли. У Иккинга перехватило дыхание и ему даже показалось, что он все же близок к тому, что бы согласиться остаться. Ненадолго… Иных мыслей у любого бы в этот момент не было. Но шатен не мог, как бы не желал этого. Как минимум по причине того, что Беззубику он обещал вернуться к обеду сегодняшнего дня или чуточку попозже. Но именно сегодня. Иккинг не мог нарушить обещания данное своему брату. Так что, хитро улыбнувшись, Иккинг прошелся рукой по худенькой и аккуратной ножке, по округлому бедру и остановил руку на ее талии. – Прости, но нет. Мне это очень сложно говорить. – После его губы тронула усмешка с нотками горечи и сожаления. Иккинг смотря ей прямо в глаза, желал найти в них понимание. Ринд немного поджала нижнюю губу в легком разочаровании. – Надеюсь, я тебя не обидел? – Нет. – Все так же опираясь руками о его грудь, пожав плечами, легко ответила рыжеволосая красавица, самодовольно усмехнувшись, довольная его реакцией на свои действия. В изумрудных глазах сверкали искорки восхищения и зарождающегося желания, что он старался заглушить всеми внутренними силами. В отличие от остальных парней у этого странного забредшего сюда случайно гостя, была невероятная выдержка! При этом он был таким стеснительным и нежным, а учился, словно на лету. Разве вообще такие парни существуют? Ринд не доводилось таких встречать. И она была крайне довольна тем, что умудрилась его «утянуть» у конкуренток прямо из под носа, ибо они были! Приблизившись к лицу Иккинга, она томно спросила: – Но можешь назвать свое настоящее имя? – Неа… – Весело покачал головой Иккинг. Пусть она хоть его запылает, но он не скажет. Пусть даже пытка будет столь необычна. Он прекрасно видел, как в серых глазах разгорается то самое пламя любопытства, что он видел в самом начале их знакомства на пиру. – Пусть я останусь таинственным, неизвестным и странным врунишкой. Разве это не интереснее обычного имени? – Иккинг не мог назвать своего имени. Это выдаст его с потрохами. Он мог бы вновь соврать, но она поймет и обидится. – Жаль… После последовал квест «найди разбросанные вещи и ничего не забудь». Это было намного сложнее, чем казалось на первый взгляд! Например, серую рубашку Ринд они обнаружили на одной из балок. Иккинг смеясь вместе с девушкой, старался сбить ту вниз, подцепив рукой, но только с раза четвертого все же словил вещь. «Квест» закончился удачно. По крайне мере Иккинг нашел все свои вещи, а вот на счет Ринд он был не уверен. В прочем то, это ее дом и когда-нибудь та все же найдет недостающее. Да и одеваться та не спешила. Закрепляя на поясе ножны, Иккинг, бросив косой взгляд на Ринд, задумался. Все же как-то некрасиво получалось. Эта девушка осталась «ни с чем» по сути. Ведь ей было интересно узнать кто он. Хотя бы имя. А он как последний негодяй не «раскололся». Помня как все, включая и Ринд, смотрели на его меч, он решил сделать ей небольшой подарок… – Ринд. – Иккинг подсев сзади улыбнулся на то, что она уложив голову ему на плечо и вопросительно посмотрела в зеленые глаза. Иккинг оторвал ее от расчесывания спутанных волос. Рыжие пряди отливали медным блеском в свете нескольких свечей. Это завораживало. Ринд сидела на краю кровати в сбитой им рубашке, что прикрывала лишь от части ее бедра. Даже сейчас она была безумно соблазнительна! Даже возможно еще больше чем до этого. Все же ткань рубашки оставляла место для полета фантазии хоть и так уже есть знание, что она скрывает. – Ммм?... – Сладко протянула Ринд, сверкая глазами. – Я, конечно понимаю что, это выглядит странно, но… держи. Иккинг был безмерно благодарен за сегодняшнюю ночь. Вот только он не знал, как выразить свою благодарность словами. Да и разве они хоть что-то весят? Особенно на этот счет. Для него это было впервые… По крайне мере он на сей раз все помнит. Так что шатен протянул ей один из кинжалов, сделанных из железа Громмеля. Она приняла подарок, внимательно осмотрев его взглядом, провела тонкими пальчиками по лезвию. А после вновь посмотрела в спокойные зеленые глаза шатена и обвиняюще произнесла: – Врунишка ты жуткий… Самому не стыдно? – Она, надув губки в обиде, ожидала ответа Иккинга. Все же Ринд очень сомневалась что он простой путник у которого за душой ни гроша. Слишком опрятно он выгладил для человека, тащившегося через горы и леса не известно сколько дней. Слишком был вежлив и скрытен, хоть остальные и не придавали этому внимания, недооценивая паренька. – Нисколько. – Усмехнувшись, признался парень, ни на мгновение не стыдясь отсутствия данного чувства. Стыд весь остался вчера. Сейчас было просто спокойно. А так же тепло от тела Ринд. – Значит ты из обеспеченных… или знатных? – Нахмурившись, попробовала угадать девушка. Иккинг успел понять что можно и не переживать по поводу каких-либо своих действий в ее сторону. Приобняв Ринд за тонкую талию, он приблизился к ее ушку, выглядывающему из рыжих прядей, что приятно пахли какими-то травами. Иккинг с наслаждением глубоко вдохнул их запах, прикрыв глаза. – Вам это так важно узнать? – Слегка улыбнувшись, лениво поинтересовался Иккинг, словно довольный кот, растягивая слова. Он и сам не понимал от чего так просто ему это дается. Обычно с девушками он все время немного нервничал и иногда, заикался, не зная, что сказать. Сейчас же было легко и просто. Словно так и должно было быть. – Очень… – Ответила Ринд, протянув руку, она нежно коснулась его щеки стараясь унять в себе ту дрожь, что вызвал в ней этот плут одними только словами, произнесенных хрипловатым голосом. Она, прикрыв глаза, попросту отдалась ощущениям. Чужого теплого дыхания и прикосновениям. Все же Ринд очень сожалела, что этот таинственный врунишка сегодня навсегда исчезнет… – Закрадывается подозрение, что ты его стащил. – Высказала та свои подозрения. – Пожалуй, я вас немного расстрою, а так же удивлю. – Протянул он загадочным голосом. После перешел на тихий шепот. – Я их сам выковал. – Почему то я… Но ее бесцеремонно перебил Иккинг, встрепенувшись, расслышав снаружи странные звуки напоминающие крики. – Что это за звуки? – Похоже на тревогу… – Вслушиваясь, нахмурившись, ответила Ринд, еще больше насторожив Иккинга. Вот чего-чего, а в нападение на деревню ему только не хватало попасть! А после последовали звуки драконьего рева, но шатен не смог опознать какого именно вида. – Живо одевайся. – Не терпящим возражений голосом спокойно сказал Иккинг. Сам же, вскочив с места, оставив удивленную Ринд в спешке натягивать штаны, он подошел к двери и аккуратно ту приоткрыл, стараясь рассмотреть что за ней и желательно, не получив при этом в лицо раскаленным драконьим пламенем. Снаружи неясными фигурами бегали люди, то появляясь, то исчезая в непроницаемом мареве тумана, что прятал от взора даже небо. Казалось, что вокруг небольшого домишки девушки ничего больше нет. Вот только звуки, доносившиеся из мглы, говорили об обратном. Отовсюду разносились крики и не цензурного содержания слова вперемешку с проклятиями. Иккинг ожидал увидеть, как минимум стаю драконов, когда открывал дверь, но нет. Рык слышался только один, не смотря на то, что тот отражался от скал, множась и звуча на разные по тональности лада. – Что там? – Немного нервно спросила Ринд, подойдя к Иккингу и выглянув из-за его плеча. – Похоже, ваш накормленный недавно «особенным обедом» дракон, решил поблагодарить вас. Идем. – Взяв Ринд за руку, Икиинг хотел было уже выйти, но почувствовал что девушка, вцепившись в его руку ногтями, дернула назад. Повернув к ней голову, он увидел в ее глазах непонимание. – В доме оставаться куда опаснее, чем на улице. – Она на него вновь странно посмотрела, но сопротивляться перестала. Все же жизнь во время войны с драконами его многому научила. Как минимум основные правила поведения в таких ситуациях до сих пор, хоть ночью его разбуди, а он перескажет и выполнит их попросту на автомате. И первое из них. Выбегай на улицу иначе можешь сгореть в своем же доме, и никто не поможет тебе, потому что попросту не услышит. Сейчас, в рассветных сумерках, укрытых туманом уже пылали вдалеке какие-то постройки, разнося по округе запах гари и дыма. Люди повылетали на улицу. Сонные и еще не отошедшие от вчерашнего праздника, многие с растерянностью смотрели в небо, стараясь найти вредителя. Воины что были на дежурстве и вчера не присутствовали на празднике, сейчас неистово защищали свою деревню. Вооружившись луками, они стреляли в дракона, что пользовался преимуществом тумана, ибо было видно только его отдельные конечности и слышен звук мощных крыльев. Иногда тот и вовсе, по всей видимости, проходился мощным хвостом по домам разнося камышовые крыши вдребезги. – Ты, похоже, угадал… – Выглядывая из-за угла дома, за которым они спрятались, обронила Ринд с ненавистью пиля небо, выискивая в нем вредителя. Но не получив никого ответа, она обернулась на Хэддока. – Что ты делаешь? – Ринд с подозрением посмотрела на копошащегося в заплечной сумке Иккинга. – Хочу понять, кого вы так удачно накормили. – Не задумываясь, выдал Иккинг, ибо его мысли были немного не здесь. Он искренне надеялся, что Беззубик не кинется на помощь, подумав, что это именно на его, вечно попадающего в истории друга, напал дракон. Все же он говорил, что пойдет в деревню, а слух у Ночной фурии был очень хорош. Он вполне мог расслышать даже отсюда его крики, если бы захотел, и если бы Иккинг кричал. Но ему же уже не 14 лет! Да и повидать он столько всего успел за последние полгода! Так что сейчас его нервная система не выдавала никаких панических импульсов, а лишь лениво отдыхала в сторонке, отдав управление расчетливому и хладнокровному разуму. – Эта сволочь у нас овец воровала и нескольких воинов порвала в лесу. – Со злостью выпалила Ринд, опознав вредителя, когда тот спустился пониже и разнес стоящий неподалеку домик в щепки, врезав по нему огромным шипастым хвостом. К тому моменту Иккинг наконец нашел подзорную трубу и уставившись в нее, он старался рассмотреть нападающего, хоть и понимал что шансов мало, так как было слишком уж туманно. Но все же ему это удалось. – Да ладно… Быть не может… – Иккинг с неверием оторвался от подзорной трубы, моргнул, будто желая согнать наваждение и снова прильнул к той, дабы вновь увидеть ничуть не изменившегося от его манипуляций крылатого ящера. Дракон слишком уж походил на дракона Демона! Такой же грациозный, плавный и стремительный, вот только этот был намного крупнее и был белоснежного цвета, если Иккинг правильно рассмотрел. Цвет немного притуплялся из-за окружения. Шатен быстро отметил в своей голове странности полета неизвестного, благодаря несговорчивой всаднице, дракона. Все же Хэддок не раз и не два старался докопаться на счет того, что это за вид, но та все время увиливала или попросту отмалчивалась. Видимо желая его разозлить посильнее, наслаждаясь этим. В утверждении Ринд, Иккинг, мысленно очень сомневался. Все же белоснежного дракона, да еще такого крупного не заметить в зеленом лесу нужно очень постараться. Если только тот не спрыгнул с дерева, но все равно это слабая версия. Слишком крупный. Да обитать этот дракон должен в снегах, что бы не выделяться. И спускаться вниз было бы глупо для столь крупного ящера. Но в данный момент тот мстил людям за подставу с добычей. И потому сейчас заходил вираж за виражем, ломая дома и иногда, испепеляя длинной струей жаркого пламени по нескольку построек за раз, что тут же вспыхивали как лучины. – Представь себе, может! – Не поняв правильно слова Иккинга, фыркнула Ринд, злобно на него смотря. – Драконы опасные твари! И то, что на Олухе их начали держать наравне с домашними животными… – Где? – Иккинг оторвался от созерцания крылатого ящера и занырнул за стену дома, за которым они прятались, перевел на нее удивленный и непонимающий взгляд. Его немного взволновал тот факт, что она упомянула его дом, да еще и столь яростным тоном. – На Олухе, остров такой. Их стольких соплеменников пережрали эти твари! Нам ушедшие оттуда люди, рассказали, что несколько лет назад, что из-за какого-то недоноска, подчинившего себе Ночную фурию, теперь люди там с драконами живут… Она продолжала еще что-то говорить, но Иккинг ее уже и не слушал. Просто подобное резало по душе парня, словно железными когтями, на которые огромным слоем намазали едкой кислоты Разнокрыла. Причем каждое слово оставляло след намного глубже чем предыдущие добираясь до сердцевины… Она, зная о нем из рассказов тех кто его возненавидел за вынужденное свое изгнание, кидает в его адрес такими словами... Она ведь его не знает. Не знает почему он так поступил… Все же Иккинг понимал причину ненависти у своих бывших соплеменников, но что сделали драконы ей? – У тебя кто-то погиб? – Робко спросил Иккинг, предположив причину столь лютой ненависти, остановил поток ругани девушки, стараясь не показывать, как было паршиво от ее слов. – Отец. Дракон напал на него в лесу на охоте и разорвал на куски. – Еще больше помрачнев, призналась Ринд и отвернулась, пытаясь сморгнуть непрошеные слезы. Все же она до сих пор помнила его искореженное когтями и опаленное огнем хладное тело. Она не могла этого забыть и искренне ненавидела всех крылатых тварей и желала тем подохнуть в скором времени от оружия людей. И те люди с далекого островка ей были ненавистны. Она считала их предателями, ведь они предали память своих павших в войне предков, сойдясь с крылатыми вредителями! – Мне жаль. Извини что спроси… В сторону! – Заметив, что звук от хлопков крыльев ящера приближается, Иккинг, подцепив Ринд за талию, быстро зашел вместе с ней за другую стену дома. И очень вовремя, ибо в следующее мгновение белое пламя неизвестного дракона ударило в ту сторону, где они стояли. Хоть огонь даже близко к ним не подобрался, но даже так Иккинг все равно почувствовал его жар. Он опалял сильнее, чем дыхание Змеевика. Дракон пролетел мимо, все так же поливая встречающиеся на своем пути дома. А ему в след полетели стрелы, протяжно жужжа в воздухе. Некоторые, все же попали, от чего дракон вновь взревел. Но Иккинг заметил еще кое-что. Кровь на земле, принадлежащую дракону. Алая жидкость, упав на холодную влажную землю, испускала пар, видимый даже в тумане... Так как их укрытие вспыхнуло и теперь громко трещало, обещая в скором времени сложиться, Иккинг потянул Ринд за собою, стремясь покинуть ставшее в миг опасным место. Все же наивно верить что «несколько снарядов в одно и тоже место не падают» в случаи с озлобленным драконом было бы глупо. Тут было чистое везение. Девушка, не сопротивляясь, последовала за шатеном. Его странное спокойствие передавалось и ей, а так же уверенность паренька давала понять, что лучше следовать за ним и не спорить. Что он знает что делает. Будто подобное с ним случается, чуть ли не каждый день… – Что чужеземец? Необычное пробуждение? – Донеслось от одного воина, что криво усмехнулся, осматривая парочку. Видимо сразу же понял что к чему. – Будет что вспомнить! – Беззаботно откликнулся на бегу шатен. Воин лишь посмеялся и продолжил целиться в серую мглу стараясь расслышать за криками людей, примерно, где парит сейчас дракон. – Марш отсюда! Не мешайтесь! Ринд! Живо иди к пострадавшим и дружка с собою забирай! От него не будет проку! – Вождь прокричал это так, что становилось и впрямь страшно. Голос его звучал так же громко и грозно, как и драконий рык. Роалд не был сейчас похож на человека что выдул вчера, по меньшей мере, 10 приличных размеров бочонков с элем и медовухой. Возможно, это от того что тот был здоровым, словно медведь и хмельные напитки так и не дошли до головы? Ну, или тот вмиг протрезвел по зову долга. Молодежь, не смея возражать и противиться, последовала приказу вождя, скрывшись среди домов. – Не обижайся на Роалда. Вождь просто… – Ринд хотела было подбодрить поникшего Иккинга видя, что тот помрачнел, но причина его резко испортившегося настроения была не в этом. – Вождь – есть вождь. – Пожав плечами, ответил тот безразлично. – Идем быстрее, а то мало ли еще кого принесет. Иккинга данное происшествие вгоняло в некоторую ностальгию, в плохом смысле этого слова. Все же подобное не забывается так просто. А настроение портили еще и резкие слова Ринд. Если она узнает, кто он на самом деле, то возненавидит и мало ли что может еще с собою сделать! Люди конечно разные бывают, но все же… предугадать он не мог. И как же хорошо, что он выдержал все ее попытки расколоть его! Это было бы крайне… неприятное, даже... нелепое стечение обстоятельств. Хотя ему теперь было совестно и очень противно от всего этого. Будто приятная сказка вмиг обратилась в кошмар, что забрал все краски и настроение обратив все в безликую и отталкивающую пустоту. Вот только жаль, проснуться было нельзя, ибо это была безразличная реальность… Хэддок уже успел позабыть те чувства, когда нападают драконы. Каково это слышать истеричные или грозные воинственные крики. Звуки металла и глубокий вдох дракона перед очередным залпом огня. Как звучит рев парящего в небе ящера и готового в любой момент спикировать вниз и, возможно, именно ты станешь его целью. Не желал вспоминать, как трещат специально подожженные дома, что за секунды охватывало пламя. Старался забыть тот самый запах горящей древесины, от множества пожаров, а иногда и плоти. То как темный дым в вперемешку с туманом расползались повсюду, застилая собою все вокруг. Иккинг надеялся что более никто из его племени не почувствует и не увидит это вновь. Хоть и находились те кто, не смотря ни на что, скучали по тем «веселым» дракам. Хэддок очень радовался, что нынешнее поколение Олуха не знает всех тех ужасов, что пережил он сам и что их жизнь намного безопаснее, чем его. Ведь даже дом вождя не раз загорался во время налетов. А сам Иккинг не раз был в опасной близости от смерти. Правда, некоторые разы он не помнил в силу малого возраста и знал о них только со слов. Иккинг не желал, что бы это возвращалось. Это осталось в прошлом и теперь, давний, по сути своей и не виноватый в этом всем, враг, стал надежным другом. Не то что бы он боялся сильно тогда тех налетов. Нет. Это было нормой, тогда. Три года назад. И все же то время ушло. И кстати, в отличие от налетов, случавшихся на Олухе тут, по сути, пострадали только дома. Среди людей потерь не было как не странно. Хотя чего можно было ожидать от атаки одного, хоть и крупного, но так и не показавшегося полностью на глаза дракона? Лишь несколько воинов получили приличные ожоги, кого-то зацепило щепками от домов, а несколько людей просто по неосторожности выбегая из жилищ или прячась, умудрились нанести сами себе травмы. Дракону же досталось куда больше. И Иккинг уже был точно уверен, что пойдет искать того. Ведь идя с Ринд в «место сбора пострадавших» он расслышал, что люди подумывают идти на поиски гада и добить того.

***

Все же иногда викинги такие викинги! Прошло несколько часов, где имели место быть ругань, тушение пожаров и что самое главное, Совет по поводу того что бы пойти и добить дракона, дабы таких происшествий больше не было. Естественно решение было положительным! Около 20 человек, точнее огромных мужиков и несколько женщин, не уступающих им в габаритах, быстро собрались и огромной гурьбой потащились в сторону гор ведомые жаждой отомстить. Сам же шатен помогал Ринд и еще несколькими лекарям, с ранеными, после же «под шумок», стараясь как можно быстрее и незаметнее, покинул деревню. Просто как, оказалось, здесь были… несколько его бывших односельчан, что попросили приюта у озлобленных бывших торговых партнеров несколько лет назад… Топая через поле, все еще утопающее в тумане, Иккинг с содроганием сердца понимал, что ему очень фартануло и его не узнали эти четверо, ни на пиру, ни сегодня протрезвевшие и в свете пасмурного дня. Он даже помнил этих людей. Один из них чуть не зарубил его огромным топором, а подоспевший Беззубик умудрился зарядить тому по лицу хвостом. Причем попал как раз хвостовым протезом, оставив не хилую рану на щеке, что сейчас светилась уродливым шрамом. Возможно, Иккинг очень изменился за эти несколько лет, и это сыграло ему на пользу. Но видимо что-то его все же выдало. Нога? Возможно… Иккинг даже не знал, хорошо ли то, что он решился слинять по-тихому и в одиночку сюда или нет. Пока все позитивные эмоции перечертили отрицательные. Причем еще и подняв со дна души уже посеревшие и почти забытые неприятные воспоминания, слившись с ними в единый ком, что скатившись с горы прошлого, облепился этим всем и приземлился ему точнехонько на спину, опустив с небес на землю, заставив почувствовать горечь последствий своих решений. «Но разве в том, моя вина?» На этот вопрос было ответить сложно, ибо имелось огромное количество факторов, что противоречили и запутывали все еще больше. Все же события того месяца, ставшего переломным в истории его племени, да и самой жизни Иккинга, он не мог нормально оценить даже спустя столько лет. Даже наоборот. Старался выкинуть из головы все плохое, что происходило тогда, оставляя те светлые моменты от проведенных часов в компании Беззубика вдали от остальных. Даже те мгновения его «славы» на арене не навевали ничего кроме некоторого подобия отвращения. К чему? Скорее всего, к себе и тем устоям что царили на тот момент в его племени. Как любили говорить «Убей или умри». Вот «убей» было, да и сейчас есть, вообще не про него! Только если была в том прямо крайняя мера, где стояла на кону его собственная жизнь или жизнь того кто ему дорог и иного выхода уже совсем не было! А неприязнь к себе, имела место быть за то, что его желание не быть «белой вороной» лишило Беззубика неба. За, хоть и вынужденную, и все же ложь, которая привела его к победе на арене. И чуть ли не в хладные объятия самой богини Хель. А особенно за то, что не смог проявить хоть капельку уверенности, силы и достучаться до своего отца тогда. Ведь Стоик сразу же после возвращения из неудачного похода на Гнездо, вновь кинулся туда! Ведомый болью от утраты жены и все еще живущем в нем желания отомстить и уберечь деревню от крылатых вредителей не смотря ни на что, он туда кинулся не думая! Возможно, могло все обернуться иначе, но разве теперь есть об этом смысл задумываться? И последовала «кара». За все. Сначала нога и чуть ли не смерть в сражении с гигантской драконихой. Потом война с Изгоями, а после с и Берсерками. Хоть войнами это было назвать довольно сложно, если сравнивать со стычками прошлого. Вот там лились реки крови. Здесь же просто пакости и некоторые стычки, что решались довольно просто и легко благодаря драконам. И все же было не очень весело от того, что на Олух зарятся всякие, не чистые на руку и на намерения люди, желая вызнать секреты приручения драконов и использовать эти знания в своих не добрых и радужных целях. После была очередь возникновения не совсем простых отношений с остальными соседними племенами архипелага, что хоть и помалкивали, но все равно косо и с презрением посматривали, да и посматривают, на поехавшего и грозного соседа. Небольшая передышка и здравствуй Дагур, а после и охотники на драконов! Никто не видел терзаний Иккинга по этому поводу. Подобные размышления начали накатывать на него сравнительно недавно. Всадник Ночной фурии это скрывал и никогда ничего не говорил. Ни отцу, ни Плеваке, ни уж тем более друзьям. Он был все же героем и гордостью Олуха! Как можно жаловаться на такие пустяки? А шатен и не жаловался и только отшучивался, прикрывался саркастичными фразочками или самоиронией. А накопившееся просто держал в себе. Но, похоже, это все сдерживать вечно глубоко в себе не выйдет. С каждым разом становилось все тяжелее и когда-нибудь он сорваться. Все же последние события довольно ярко ему это продемонстрировали… Как оказалось он так же умеет разносить все в щепки, хотя раньше с непониманием смотрел на соплеменников отдавшихся на волю гнева и злости. Иккинг очень надеялся, что если такое вновь произойдет, то максимум пострадает мебель или подвернувшееся под руку оружие, которое он попросту затупит обо что-нибудь, стараясь выпустить эмоции. И этого никто не увидит. Все же то, не долгое по своей продолжительности время, оставило след на его личности намного глубже, чем все вместе взятые 14 лет жизни и не признавать этого факта было бы самой наиглупейшей вещью на свете… Погрузившись в свои мысли Иккинг и не заметил, как извилистая дорожка, тянущаяся через напитанное влагой и прикрытое легкой дымкой тумана поле, вывела его в лес. Ветер стих в мгновение ока, стоило шатену ступить под темный покров деревьев, что только начали поддаваться веяниям осени. Тут же прекратился монотонный свист, что гулял в открытом поле. Теперь было слышно звуки еще не проснувшегося утреннего леса. Неясный и далекий щебет птиц, что нерешительно начали выводить свои трели, почувствовав, что грозный хищник ушел в свою обитель. С промокших листьев и иголок стекали прозрачные капли дождя и тумана, тихо разбиваясь о землю, стоило легкому ветерку качнуть ветки. Сам же лес тонул в полумраке, ибо даже солнце до сих пор не решилось выйти из-за плотных туч нависших сегодня над этими бескрайними, как казалось Иккингу, землями, огромной и непроницаемой громадой давившей сверху. И в этой тишине через какое-то время он услышал хруст ветки под тяжелой ногой. Иккинг на мгновение остановился, прислушиваясь, надеясь все же, что это разыгралось его воображение, но нет. Последовал еще один хруст. Нервно сглотнув подступивший комок паники, Хэддок сделал единственное что мог. Сначала ускорил шаг, а после припустился бежать. Преследователи, поняв это, уже не скрываясь и не пытаясь ступать «тихо», сами ускорились и в скором времени ушей Иккинга коснулись голоса. В тот момент его сердце похолодело и упало в район пяток вместе с душой, ибо он узнал своих «знакомых». Видимо его уход был не таким уж и не заметным, как ему по началу казалось. Бывшие соплеменники орали ему вслед сначала просьбы остановиться и поговорить, как «старые добрые знакомые», а следом и проклятия и способы его мучительной смерти в их умелых руках, а так же его ручной зверушки, которую они в скором времени найдут. Только с ним разберутся. В чем Иккинг и не сомневался. Все же если слух его не обманывал, то за ним бежали человека четыре или даже пятеро. Так что останавливаться и разговаривать «по душам» шатен не планировал. Влажная земля вперемешку с листвой прекрасно глушила шаги парня. Мешал лишь протез, что постоянно тонул в грязи. А ветки, встречающиеся на пути, так и норовили врезать по лицу, видимо считая, что он не прав и что Иккинг просто обязан остановиться и принять вызов грозных преследователей. Но их попытки затормозить паренька были тщетны. Но в силу того что Хэддок плохо знал местность, то по всей видимости, он немного скосил от вчерашнего маршрута. И вместо твердой земли за кустарниками, через которые он прорвался, оказался овраг, что хоть и плавно, но не настолько что бы устоять на нем, спускался вниз метров так на семь… Проехавшись по нему и содрав все руки от попыток затормозить, Иккинг болезненно поморщился. Все же кожа куртки и нагрудника не смогла уберечь его спину от всех ударов. Особенно пострадал зад. Ноги собрали целую гору грязи вперемешку с растениями и теперь небольшими холмиками опутывали его сапог и протез. Было не то что бы больно от такого спуска… случалось и хуже, но неприятно точно было. Мокро, противно и страшно. Все же выходить на «честный бой», Иккинг не хотел хоть убейся! Его попросту располосуют сколько бы он не сопротивлялся! Так что, скривившись от неприятных ощущений и выдернув ноги из плена бугров грязи, травы и листьев, он устремился вниз уже своим ходом все время, прислушиваясь и прищуриваясь, дабы рассмотреть преследователей. Быстро поняв, что стараться вскарабкаться обратно это пустая трата времени, Иккинг пустился вдоль извилистой реки. Сапог тут же пропустив воду сквозь себя начал неприятно хлюпать, а ступня мерзнуть. Видимо исток был где-то в горах, раз вода была настолько ледяной. Тем не менее, шатен старался на это не обращать внимания. Прошло буквально несколько минут этого бега, и он услышал душераздирающий вопль. Скорее всего, он принадлежал одному из преследователей. А следом крики, из которых стало ясно, ребята наткнулись на медведя. Все это естественно было сказано еще теми грязными словами, но суть становилась ясна тут же. Так что Иккинг ускорился, стараясь не спотыкаться об камни…

***

«Во имя всемогущего громовержца Тора! Ну, вот чем я так провинился?» Хорошо, что мысли не могут стучать зубами и запинаться. Иккинг сейчас бы не смог сказать тоже самое, но уже в слух четко и громко! Ведь ему не хватило буквально нескольких сантиметров, что бы допрыгнуть до камня, а не идти вброд по пояс в ледяной воде! Он успел уже довольно далеко уйти от места своего «проката с горки», но река, чем дальше он шел, тем сильнее расширялась и углублялась. А стенки оврага подходили все ближе к воде, не давая шанса выбраться. Так что последние минут 15 он перепрыгивал с камня на камень стараясь не свалиться в воду. И вот небольшой просчет с его стороны заставил поплатиться сполна. Все же водичка была ледяной! Стуча зубами, Иккинг старался выйти из воды, проклиная все, что только можно. Ноги, а точнее протез, легко умудрялся застревать в иле или камнях. Мог бы, то точно бы отстегнул и постарался бы попросту допрыгать на одной ноге до берега, что чуть дальше почти сливался с краем оврага. Но это было бы глупо. Шатен тогда бы точно грохнулся бы в воду с головой. Хотя… как говориться «не зарекайся»… Через пару шагов левая нога как раз его и подвела. Протез вновь зацепился, а Иккинг не успев вовремя среагировать, грохнулся в воду подняв кучу брызг. Холод обдал его настолько, что он даже крикнуть не успел, как перед глазами появилась вода, укрыв его с головой. На рефлексе вскочив на ноги, он, вдохнул полной грудью, протирая глаза, что от контакта с водой немного защипали. Раздавшийся всплеск от его «падений и подъемов» перепугал всех птиц, что тут же замолкли, а некоторые и вовсе обиженно упорхнули возмущенные тем, что какой-то человек смел шуметь и перебивать их трель. Вжав голову в плечи и стараясь не греметь зубами, охватив себя руками, надеясь так согреться, Иккинг через несколько томительных мгновений уже не заботясь ни о чем, наконец, достиг берега. С него градом лилась вода, забирая с собой и тепло. Конечно, Иккингу доводилось не раз зимой падать в воду, и сейчас, ни в какое сравнение не шло с теми ощущениями, но все же… это все равно было неприятно и холодно! Одежда прилипла к телу и тянулась вслед при каждом маломальском движении, ерзая по коже, создавая ощущение того, что она ожила и теперь ползает по тебе сама по себе. «Ладно! В иной раз не буду убегать от боя, желая обойтись без шишек! Это все кары на сегодня или еще будут?» Задрав голову вверх мысленно спросил шатен, смотря на серое небо связь мокрые пряди челки. А так же ветви возвышающихся над каменистым берегом деревьев. Видимо все же будут, ибо в то же мгновение с неба начал накрапывать противный дождик, что обещал усилиться в скором времени. – Пре-рекрас-сно…

***

– Привет братец… Иккинг все же добрался до небольшой пещерки, где остался Беззубик. К слову. Добрался без приключений! Что очень радовало шатена. Вот только мало что в реке весь вымок, так еще и разгулявшийся дождь внес свою лепту. Так что с Иккинга чуть ли не водопад сейчас лился, когда на улице погода вновь угомонилась и, видимо, решив поиздеваться и добить окончательно начало выглядывать солнце! Беззубик вскочивший с места услышав шаги друга, сейчас присев с удивлением его рассматривал. Утром черный дракон метался между «кинуться и отогнать неизвестного дракона, что прилетел в деревню ни свет, ни заря» и между тем, что бы остаться на месте. Победило второе. Все же деревня была очень далеко, и пока он добрался бы, белый дракон уже давно бы улетел, а память о прошлом вот таком вот вмешательстве говорила о том, что лучше не стоит туда лезть. Здесь иное. Здесь не дом Иккинга. Он ничего не сможет поделать, если его, Беззубика, словили бы местные жители. Те его сразу же убили бы, а следом и самого паренька. Но как же это было сложно! Фурия не находила себе места все это время! О чем свидетельствовали царапины от когтей на полу, по которому прошли не один круг, стараясь согнать напряжение и волнение. Так что с округленными от удивления глазами и немного наклонив голову в бок, Ночная фурия недоумевала по поводу внешнего вида своего друга. Отпуская его в деревню, дракон не рассчитывал, что Иккинг вернется, словно грозовая туча от которой чуть ли не молнии будут разить! Но дождь все же лился. Парень был бледным, замершим и с отвратительным настроением. – Даже не спрашивай. Утро было такое себе. – Покачав головой, произнес Иккинг и взъерошил мокрые волосы рукой, убрав челку со лба, но та все равно, не желая этого, свалилась назад. Хоть дракон и не мог ничего спросить в понимании человеческой речи, но вопрос отчетливо горел в больших зеленых глазах. – С тобой-то ничего не произошло? На это дракон отрицательно мотнул головой и пройдя разделяющее их расстояние уткнулся в Иккинга лбом недовольно порыкивая. Все же Беззубика крайне беспокоили внешний вид и подавленное настроение друга. – Я, наверное, сейчас как последнее чучело выгляжу. – Голос был хриплым и тихим выдавая некоторую болезность. Возможно, он и приболеет, что частенько бывало после долгого нахождения на холоде. Но сейчас, Иккинг обхватил шею друга, прижавшись к нему наслаждался теплом исходящим от дракона. Все же пока он сюда брел, успел сильно замерзнуть. Шатен немного ужаснулся, взглянув на свои пальцы, что даже в полумраке пещеры «светились» своей бледностью. Особенно на фоне черной чешуи дракона.

***

Тихо трещал хворост в костре, отдаваясь эхом по небольшой пещерке радуя слух, а так же теплом и светом. На улице погода, наконец определившись со своим настроением, унесла грозные тучи подальше, оставив большие громады белых, а местами и серых облаков, что быстро меняли формы, гонимые буйным ветром. Выглянувшее солнце в полную силу обрушило на влажную землю свои лучи, заставляя капли, оставшиеся после дождя, сверкать тысячами драгоценных камней. Иккинг мысленно, да и вслух не один раз успел обругать погоду и тех, кто за ним гнался. Он даже не сочувствовал тому факту, что на них напал медведь. Он, конечно видел этого зверя, но не в живом виде. И рассказанные истории об этом огромном хищнике довольно сильно напрягали. Ведь медведь мало что довольно неплохо бегает, так еще и сильный до одури! Так что шатен лишь мысленно заключил: «Нечего было ко мне лезть!» Не смотря на такие смелые мысли, Иккинг не мог не признать того, что ему очень сегодня повезло не наткнуться на грозного хищника первым, не ввязываясь в бой с преследователями, уйти от них и не привести к Беззубику. Все же и дракона они ненавидели и кто же не желает в трофеи голову легендарной Ночной фурии? Высушив одежду и отогревшись у теплого бока Беззубика, Иккинг задумался. Как ни как, но было рискованно идти искать утреннего дракона. Но если его найдут те кто ушел на поиски… то того будет ждать ужасная смерть. Местные так просто чешуйчатому не простят сожжение, чуть ли не большей части деревни и половины кораблей. Причем еще и в начале осени! Буквально уже в следующем месяце начнутся настоящие холода. Крутя в руках белоснежную чешую, что в свете огня переливалась перламутром, Иккинг привлек внимание Беззубика. Тот с интересом протянул морду к ладони парня и обнюхал ее. Иккинг случайно обнаружил ее втоптанную в грязь, когда уходил из деревни. Видимо откололась, когда в дракона попала стрела, так как на ней была еще и кровь. Она была холодной, гладкой и очень легкой, а так же приличных размеров. Почти с ладонь Иккинга. Беззубик обнюхав пошевелив немного носом фыркнул и отстранив морду с еще большим удивлением посмотрел на красивую перламутровую чешую. Все же на ней остался слабый, но запах налетчика, и фурия сразу же нашла схожесть видового запаха с тем странным драконом их грабительницы. Беззубик подозревал ту плутовку, но надумал себе тогда расклад намного худший, чем он оказался на самом деле. Всего лишь воровство! Не убийство или еще, какая ужасная вещь, а просто кража. Но было конечно не приятно… от ее коварства и последовавшего плохого настроения Иккинга... – Я надеюсь, ты по запаху сможешь найти утреннего налетчика? Беззубик, с непониманием в глазах посмотрел на ожидающего ответа Иккинга. Дракон подумал сначала, что его друг так шутит. Все же тут не остров, а не хилая горная система, в которой не одна сотня пещер и тайных мест, куда мог спрятаться тот ящер! Но нет. Лицо всадника было серьезным и увидев недоумение и сомнение в глазах фурии Иккинг продолжил: – Либо его найдем мы, либо они. – С горечью объяснил Иккинг, смотря другу в глаза. – Причем я от чего-то не сомневаюсь, что разозленная толпа лучших следопытов найдет его, рано или поздно…
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты