Шалости и гадости

Джен
R
Закончен
10
автор
Размер:
Мини, 24 страницы, 8 частей
Описание:
Вайоминг был для неё чем-то вроде наказания: пахнущий солнцем, соком зеленой травы, дурманом песочного детского сна; пылающий гарью горькой пыли на извилинах тонких дорог, карамельным попкорном в старом кинотеатре на уоллс-стрит и полный шипящими пузырьками из жестяной банки с колой.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
10 Нравится 6 Отзывы 2 В сборник Скачать

6.

Настройки текста
      Рот Шани полон крови. Эта кровь на вкус должна напоминать божественный нектар сорванной силой победы; потрясающую жадность вечно голодной твари, дорвавшейся до вожделенного куска чужой плоти; триумфальное счастье от выдранной силой победы, но…       Рот Шани полон крови, но ей почему-то кажется, что вместо питательной целебной жидкости она на спор глотает протухшее гнилье. Несомненно, вины мадемуазель Лоуренс в отвратительности вкуса собственной крови совершенно точно нет, но девчонка, вцепившаяся ей в глотку бешеной пиявкой, отчего-то так не думает.       Между острыми белыми зубами небрежно перекатывается пласт разодранной кожи, а сама Шани поглубже вонзает клыки, словно собирается выдирать из белой шеи хрипящей учительницы едва ли не шматы мяса, но пока просто жадно и бездумно сглатывает свой кровавый обед, умудряясь параллельно удерживать слабо сопротивляющуюся жертву чуть пригнутой к полу – мадемуазель Лоуренс выше и плотнее телосложением, но раздраконенная вампирша упорно и вдумчиво тянет её на пол, наседая всем своим птичьим весом, стремительно стараясь опрокинуть женщину как можно быстрее.       Это происходит не с первой попытки. В итоге Шани просто-напросто бьет мыском белого кроссовка в голень учительницы, и та издает ещё один полузадушенный всхлип, прежде чем тяжелым мешком кожи, мяса и крови грузно осесть на пол, утягивая за собой девчонку.       Шани на секунду оставляет её в покое, прекратив поглощать кровь, но ненадолго: девчонка нагло седлает обмякшее тело преподавательницы, словно выигрывает в драке и теперь балансирует на опрокинутым теле самодовольным паразитом. Обхватывает коленями бока мадемуазель Лоуренс и вновь склоняется к её шее, опаляя кожу горячим прерывистым дыханием; ведет юрким розовым языком мягкую дорожку из слюны и тихо хихикает в ухо, заставляя женщину содрогнуться в суеверном ужасе.       — Что-то не так, мадемуазель Лоуренс? – девчонка нарочито медленно склоняется над лицом женщины, позволяя ей как следует рассмотреть пылающие золотые глаза на надменном красивом личике и кровавый отблеск на радужке. Шани обнажает зубы в игривой лучистой усмешке, демонстрируя внутреннюю полость рта, заалевшую от чужой крови и испачканные клыки; Элиза вскрикивает снова, но вампирша мгновенно душит её вопль своим телом, не позволяя вырваться из своей хватки.       А Ник, наверное, спит. Ему, наверное, плевать на саму Шани и на то, что Шани творит прямо сейчас, устроив безжалостный кровавый пир прямо у него под носом, заявившись в дом глубокой ночью, чтобы… А зачем она, кстати, вернулась?       Зачем ты вернулась, Шани?       Почему ты снова здесь, несмотря на прежнюю жестокость его (и своих слов); разгромила к чертям собачьим его кухню недолгой беспроигрышной борьбой и теперь, явно назло приемному отцу, уничтожаешь все намеки на присутствие любой женщины в этом доме?       Ты ведь не испытываешь ревности, Шани.       Ты тонешь в ярости. И эта ярость кипит в тебе поющими феромонами, чем-то безумным и древним, тяжелым, монолитным, будто вековая печать запертого подземелья, словно ты – узница собственных желаний, готовая убить ни в чем не повинную женщину только лишь из-за своей скуки.       Плохая девочка. Очень и очень плохая девочка без намеков на хорошие оттенки; да, тот самый златокудрый ангел, что жертвует всем встречным попрошайкам на улице и оставляет официантке чаевые, превышающие стоимость заказа только лишь из-за: «какие у вас красивые глаза!».       Какие у вас красивые глаза, мадемуазель Лоуренс. Светлые, большие, но настолько испуганные, что смотреть больно – обычно девушки смотрят на Шани иначе, совсем иначе, но Элизе Лоуренс не повезло оказаться в черном списке лишь из-за того, что она вздумала крутить с опекуном одной маленькой избалованной вампирши. Не так ли?..       Шани издает какой-то заинтересованный хмыкающий звук и небрежно ведет тонкими узкими пальцами по подбородку замершей женщины, а затем, улыбнувшись ей жутковато-ласковой усмешкой голодной акулы, снова вцепляется в её горло, на этот раз не выпивая кровь, а просто разрывая кожу в попытке быстрого, но вполне мучительного убийства. И у неё бы, наверное, вышло, если бы не Ник.       Вампирское чутье подводит Шани всего лишь на пару секунд, но мужчине этого хватает, чтобы броситься вниз с лестницы (она видит это краем глаза) и схватить её за талию в попытке оторвать от рыдающей мадемуазель Лоуренс, но девчонка не спешит сдаваться так рано, приглушенно и разъяренно шипя бешеной коброй и отчаянно сопротивляясь цепким жестким рукам Ника, оттаскивающим её от выпитой жертвы.       — Нет! – едва ли не на ультразвуке взвизгивает вампирша, бездумно дергаясь в руках Ника, — отпусти! Я не закончила! Отпусти!       Шани гневно щелкает зубами, будто зверь и шипит, выдираясь из кольца объятий с нечеловеческой безумной силой, намереваясь закончить начатое, но Ник не позволяет ей сдвинуться и на сантиметр – он старше, сильнее и опытнее, и Шани д о л ж н а его слушаться, но вместо этого плюется ругательствами на французском диалекте, перемежая все издевательскими посвистываниями.       Не в её смену, Ник. Она добьет её прямо сейчас, не потому что голодна, а потому что так нужно, черт побери! Нужно избавиться от этой идиотской человеческой обузы, проникшей к ним в дом паразитической заразой, смеющей пятнать все своим мерзким вонючим запахом человека.       Хрупкого и ломкого человека, кости которого так легко дробятся в железных клыках вампира.       — Отпусти меня, я хочу добить её! – рычит Шани злобно, неудобно выворачивая шею и стараясь заглянуть опекуну в лицо.       Шани крутится в его руках юлой, пока Элиза Лоуренс опирается на дрожащие руки и тщетно пытается отползти прочь, зажимая ладонью кровоточащую жуткую рану на разорванной шее, стремясь унять текущие алые дорожки, пятнающие чистый пол.       — Дай мне избавиться от неё, она мешает нам! Она мешает нам с тобой! – убежденно вещает Шани, а потом лягает не ожидающего этого Ника в колено пяткой и, яростно взбрыкнув, оборачивается и неумело вцепляется зубами в его плечо.       Элиза Лоуренс вопит как дурная, пока Шани стремительно атакует собственного опекуна в попытке вырваться из его рук и наконец-то добить уползающую преподавательницу.       Отпустит или нет?..
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты