resomnia

Слэш
NC-17
В процессе
8
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 89 страниц, 8 частей
Описание:
чонгук не может отличить, где сон, а где реальность, и изо всех сил пытается не заснуть, в то время как тэхён мечтает уснуть и не проснуться.

— ...что ты делаешь, чтобы понять, спишь ли ты?
— считаю пальцы: во сне их больше.

Посвящение:
моей дорогой аиде, которая читает весь этот бред.
Примечания автора:
видела подобное в сериале «волчонок», на оригинальность идеи не претендую.

**пояснения:**

**чонгук, тэхён, чимин** — второкурсники, одногруппники, вокальное отделение

**хосок** — третьекурсник, хореографическое отделение

**намджун, юнги** — четвёртый курс, отделение композиции

**сокджин** — четвёртый курс, вокальное отделение

**джин** — президент, юнги — член студсовета

**тэхён** — активист, артист

**драмкружок, активисты**: лалиса, джису, феликс, хёнджин, чанёль, богом, бэкхён, хваса, крис, кай

**!!WARNING!!**

**университет — моя выдумка. я в душе не ебу, есть ли такой на самом деле, но всё в фф придумано мной.**

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
8 Нравится 18 Отзывы 6 В сборник Скачать

part 7: if only

Настройки текста

∞∞∞

чонгук не понимает, чего от него хочет брат, пытающийся докопаться до какой-то истины уже минут десять. юнги всё никак не может переваривать полученную информацию: чонгук согласился поехать с ними на костёр по собственному желанию. без уговоров. согласился поехать туда, где много людей, шумно и совершенно стёрты границы личного пространства. юнги в шоке. — чонгук? парень по-прежнему смотрит только в экран своего ноутбука, не обращая внимания на хмурого юнги. — чонгук, блять! — младший всё же нехотя слушается и смотрит на брата с бесконечной усталостью в глазах. — оторвись от своего компа хотя бы на секунду. — ну? чего ты хотел, хён? давай быстрее, у меня реферат... — хватит прикрываться этим грёбанным рефератом. я прекрасно знаю, что вы с тэхёном его уже почти закончили. — чонгук недовольно отводит взгляд, утыкаясь им в чёрный шёлк постельного белья. — кстати, о тэхёне... внутри что-то против воли пошатнулось. совсем немного, крохотно, но вполне ощутимо. чонгук старается не смотреть на юнги, который наоборот начинает изображать из себя жандарма. — вы с ним в последнее время странные какие-то. слишком. — чонгук хочет засмеяться от этого слова, но сдерживается, разумно полагая, что только смеха безумца ему для полного счастья не хватало: юнги и так многим жертвует, не упекая его в психушку. — я к тому, что у вас явно появились общие темы для разговоров, да? чонгук искренне признаётся: он ненавидит, когда кто-то лезет в его личные дела, будь то обычный проходимец или родной брат. — не думаешь, что это абсолютно не твоя забота? — что? — юнги теряется. — мои отношения с другими. я никого пока не убивал, в конфликты не встреваю — а, значит, нет никакой нужды тебе интересоваться моими делами. — чонгук может поклясться, что видел, как юнги передёрнуло от его «пока». — ну, знаешь ли, мелкий, — хмыкает, показательно отходя от кровати на пару метров и поднимая руки в капитулирующем жесте. — я тут за тебя волнуюсь, заботу проявляю, а ты... — ... а я не прошу этого, правда ведь? юнги смотрит долго. пронизывающе. пытается разглядеть хоть что-то под извечным чонгуковым безразличием, однако не удаётся. вздохнув, он идёт к двери, оказываясь по ту сторону и уже собираясь закрыть её, как... — всё хорошо. чонгук глядит в свой ноутбук так, словно и не он только что говорил. юнги может только улыбнуться и понять, что дела действительно обстоят неплохо, раз брат даже решил утихомирить его волнение. после ухода старшего чонгук ещё долго втыкает в чёрный погасший экран отстранённым взглядом, как-то запоздало осознавая, что вся его комната такая же, как и этот ноутбук. чёрная постель, чёрный компьютерный стол, чёрные занавески, чёрный шкаф-купе... пожалуй, только чонгук в своей белой футболке с красным пятном от кетчупа выделяется. однако он всё же вспоминает, что в его гардеробе она — единственная светлая вещь.

∞∞∞

тэхёна колошматит от ощущения полного непонимания. он слушает чиминов трёп, из которого различает только «блять» и «что на него нашло», пытаясь не грохнуться в обморок от переизбытка эмоций. — ... я не... эй, тэ, ты чего? — чимин затыкается, смотрит на него с неподдельной тревогой, и тэхёну вдруг неуместно хочется его обнять. потому что чимин, сколько он его помнит, всегда был таким. всегда готов был ради него — тэхёна — и на смерть, и на убийство. — я норм, просто устал. сколько нам ещё? две пары? — считай, три. дженни устраивает собрание, но обещала не задерживать надолго. — значит, минут тридцать точно проторчим. по какому поводу хоть? — а у нас в универе сейчас только одна тема для обсуждения: костёр. — чимин переходит на шёпот, когда в аудиторию входит преподаватель. — я что-то не очень туда хочу, знаешь... может, не поедем? — не знаю, как ты, — тэхён видит, как чимин буквально задыхается. — но я еду. отвлекусь от скучных будней, а то мне эти скандалы чанёля с богомом уже поперёк горла. — всё ещё не могут успокоиться? — цепляется, пытаясь вывернуть диалог в другое русло. тэхён замечает. поворачивается, убеждаясь, что лектор не смотрит, и придвигается ближе. — не представляешь, как сильно раздражают. поэтому отдых мне просто необходим, чимблз. а ты можешь и остаться, тебе вряд ли нечем заняться. — выжидает. реакция предсказуемая: скрипит зубами еле слышно, почти незаметно закатывает глаза в своей излюбленной манере, старается не смотреть на него и в итоге цедит тихое: — я поеду с тобой. заблудишься по дороге к автобусной стоянке: с тебя не убудет. и тэхён остаётся доволен. он понял всё ещё тогда, когда чимин, хватающий ртом ускользающий спасительный кислород, глотал слёзы и смотрел так израненно, словно тэхён уезжает не в другую страну, а в другую вселенную. когда выглядевший побитым щенком чимин пытался держать себя в руках и не податься вперёд в тесном, узком для двоих людей закоулке под школьной лестницей. когда разгневанный его встречей с соседним мальчиком чимин изо всех сил старался не показывать своей обиды и подолгу прожигал его затылок взглядом, полным негодования. «почему он, а не я?» — если бы только тэхён мог ответить, он бы обязательно это сделал. если бы только тэхён хотел отвечать, он бы обязательно ответил.

∞∞∞

намджун встречает его с распростёртыми объятиями, обещая дать послушать новые биты к треку и удостоить чести сделать это первым. тэхён разувается и идёт за другом на кухню, усаживаясь за стол перед уже приготовленным свежим капучино. — так, значит, лиса хочет, чтобы я договорился с чонгуком? но почему именно я? — намджун искренне недоумевает, после чего делает глоток горячего кофе и буквально сразу же зашипев, высовывая обожжённый язык. — если ты не помнишь, то мы с ним не особо контачим. — сам не знаю. ну, я предлагал попросить хосока или юнги, — они явно имеют на него большее влияние, — но она с чего-то решила, что это сможешь сделать ты. — без понятия, как, если честно. вроде бы задатков волшебника я в себе не находил, а в случае с чонгуком нам поможет только чудо. — морщится, уже заранее представляя, как получит отказ. — чёрт, это реально гиблый номер, тэ... то есть, я, конечно, попытаюсь, но не думаю... — ох, хён, я согласен с тобой, правда, — спешит заверить его тэхён. — просто лиса сказала — я передал. вряд ли чонгук согласится, но попытка — не пытка. так чё, покажешь мне свою работу уже? — допивай свой капучино, малец, и я отведу тебя в мир музыки. в общей сложности тэхён провёл у намджуна дома часа три. всё это время его не покидала одна и та же мысль: «что сейчас делает чонгук?». ну, уж точно не думает о тэхёне, как делает это он. а вообще, он толком и не понимает, почему думает об этом. вся эта тема с ним и чонгуком настолько поверхностна и хрупка, что даже и пытаться её укрепить не стоит. да и чонгук, скорее всего, считает тэхёна лишь мешающимся под ногами одногруппником, напарником по проекту, изредка подкидывающим дельные идеи. а тэхён что? ох, если бы он только знал, то обязательно сообщил бы чонгуку. ох, если бы он только хотел, то давно уже всё рассказал бы. — юнги звонил утром, просил передать тебе, чтобы заскочил вечером с ним в кафе. — оповещает его намджун, когда они лежат на диване в гостиной и смотрят какой-то боевик, подобранный тэхёном. — неожиданно, что сказать. — я подозреваю, о чём пойдёт речь. — тэхён вопросительно выгибает бровь. намджун нехотя ведает. — все мы заметили, что вы чуточку сблизились. не пытайся этого отрицать: ты больше не говоришь о нём, как о сраном порождении всех странностей мира, а чонгук не избегает тебя при каждой возможности. вы либо забили друг на друга, либо дело действительно в улучшившихся отношениях. одно из двух, тэ. — и почему же вы все дружненько отмели первый вариант? — хмыкает, потянувшись рукой к миске с чипсами. — потому что ваши глаза говорят об обратном. ты всё ещё поглядываешь на него, когда мы вместе сидим в столовой; чонгук всё ещё косится на тебя, когда вы с чимином идёте впереди нас. тэхён замирает. значит, все эти его подглядывания не оставались незамеченными? интересно, а их объект тоже всё знал? — вы вместе пришли к такому умозаключению? — нет, это я говорю от себя. уж не знаю, обращал ли на это кто-нибудь внимания, но я — да. говорю, что вижу, тэ. без обид. — да какие тут обиды, — невесело усмехается. — тут орден давать надо. что-то вроде: «за прекрасную эрудицию, высокую степень наблюдательности и умение сопоставлять факты друг с другом». намджун смеётся, говоря, что с такой-то наградой ему и все остальные не нужны, а тэхён незаметно переводит тему разговора в сторону обсуждения фильма. прощается с ним намджун уже часов в шесть, когда тэхёну приходит смска от юнги. он обещает попробовать поговорить с чонгуком за эти выходные и как-то невпопад интересуется, всё ли у тэхёна хорошо. тот так и застывает на пороге с одним не обутым кроссовком. — всё найс, хён, — улыбается, отходя от ступора. намджун докапываться не стал, просто посмотрел напоследок так выразительно, что тэхёну даже чудилось скрытое «я всё знаю» в этом взгляде. глупые мысли он отметает так же быстро, как и входит в кафе. юнги находится за вторым столиком у окна, и тэхён стремительно идёт к нему. пока он крутит в руках меню, сообщая, что он жутко голоден после трёхчасового заточения в окружении членов студсовета и тупых сокджиновских шуточек, тэхёну удаётся перевести дух. всё же, он знает, для чего юнги его позвал. осталось только придумать, что ему ответить на такой интересующий всех вопрос. — ... короче, у нас с активистами разборки опять были. у них есть один — прям ходячее бюро находок, — рассказывает юнги, коротая время до подачи блюд. — спрашивал, какой плакат вешать: тот, что подлиннее, или тот, что покороче. ну, и тут джин как давай ляпни, мол: «а ты на себя равняйся», а этот придурок взял да и повесил сразу оба. и здесь джин не удержался: «вот это я понимаю — раздвоение личности», — тэхён начал ржать вместе с бурно размахивающим руками юнги, представляя в голове вполне ясную картину. сама шутка была несмешной, но стоило только вспомнить заразительный смех главы студсовета, подозрительно похожий на вопли умирающей чайки, как тут же хотелось смеяться. этим кротким диалогом они убили витавшую в воздухе маленькую напряжённость. перед чоном поставили тарелку с лапшой, которую тот принялся уплетать за обе щеки, а тэхён странно покосился на свой уже второй за день капучино и почему-то не особо спешил притрагиваться к нему. — я знаю, что ты хочешь у меня спросить, — вот так просто: взял и сказал то, на что они оба никак не могли решиться. всё же, пластырь лучше срывать разом. юнги перестал жевать, поднимая на него ясный взгляд. значит, он не ошибался, и в кафе его позвали именно для этого. — знаю, но ответить не смогу. юнги ничего не говорит. просто ждёт, пока младший продолжит. — мы не общаемся за пределами универа и не выходим за рамки отношений одногруппник-одногруппник. у нас нет общих тем для разговоров, кроме как работа над совместным рефератом. чонгук держится отстранённо, а я не лезу. — тэхён проглатывает последний кусочек маленькой лжи, что он сейчас наговорил чону, а тот внимательно впитывал каждое слово подобно губке. — я не надеялся на что-то большее, если честно, — признаётся, вернувшись к поглощению еды. — разве что в глубине души. возможно, я хотел бы, чтобы у него появился кто-то, кроме меня. он и мне-то ничего не доверяет, но, я думал... — юнги осекается, посмотрев на тэхёна так, словно только что проболтался и сказал лишнее. однако в глазах напротив он не находит какой либо насмешки; те пропитаны чем-то, очень похожим на заинтересованность. — ты не расскажешь, да? — скорее констатируя, чем действительно спрашивая. может, юнги и хочет, но он точно знает, что нельзя. это не его секрет. не ему потом придётся расплачиваться. но у тэхёна такие глаза... такие, словно он всё понимает. а если он сможет?.. — спроси у него. тут я не помощник. — нет, вряд ли. никто не смог. не смог даже он сам, чёрт возьми, о чём вообще может идти речь?.. но тэхён по-прежнему выглядит так, словно всё знает и без его, юнгиевых, слов. юнги очень надеется, что ему померещилось проскользнувшее в тэхёновых глазах разочарование.

∞∞∞

чонгук смотрит в потолок, продолжая раздумывать над собственным поведением, когда на его телефон приходит новое уведомление. а уведомления у него приходят нечасто: вчера ночью он отключил их для всех чатов, кроме двух. догадаться, кто именно вдруг написал ему, труда не составляет. смартфон оказывается в его руках удивительно быстро. он заходит в твиттер, открывает окно с диалогами и натыкается на «+1» рядом с авой тэхёна.

goodboyvt:

думаю, нам надо поговорить

за последние годы чонгук никогда не испытывал такого чувства, как сейчас. не было ничего даже похожего на это волнение, быстрое вспотевание ладоней, по какой-то другой причине, кроме как плохой. теперь же чонгук чувствует что-то до ужаса напоминающее трепет. он не привык ощущать такое. ощущать что-то кроме негативных эмоций. но он... чувствует. чувствует, что прямо сейчас, перечитывая строчки сообщения, он живёт. jk3000: по поводу ох, как же он надеется, что ответ не будет «проекта». стоп. надеется?..

goodboyvt:

тебя и меня

он не говорит «нас», но чонгук взволнован всеми фибрами своей заживо гниющей души. jk3000: в понедельник в три в библиотеке тэхён отвечает пресловутое «ок», и больше никто из них не пишет. односложные переписки со слишком резкими концами уже входят в привычку, однако чонгуку почему-то кажется, что пора менять приоритеты. он чертовски боится того, что с ним происходит. ох, если бы только он знал — немедленно предпринял бы всё, чтобы это остановить. ох, если бы только он хотел — тут же перестал бы делать вид, будто ничего не знает.

∞∞∞

— ... ещё раз и выразительнее. ты, блять, не истукана играешь, джи, — шипит сквозь зубы лиса, что сегодня была на нервах. впрочем, в этой ей не уступали и остальные члены драмкружка. сегодня понедельник — осталось всего четыре дня до спектакля. все на взводе: и преподаватели, которым сообщили, что поглазеть на особо выдающихся студентов придут спонсоры универа; и студсовет, который уже задолбался с организацией и приготовлениями; и, конечно же, артисты, которые готовились к выступлению очень усердно, ведь его можно считать «прослушиванием», от которого зависит будущее многих из них. вроде бы, эта пятница — какой-то памятный день университета, поэтому масштабы мероприятия обещают быть большими; тэхён не помнит, ему ни к чему. ему даже не приходится заучивать свои слова, ведь их так же мало, как и терпения феликса, судя по всему. — да ты, блять, просто по всем фронтам проёбываешься, — цедит сквозь зубы ли, даже не смотря на пышущего гневом хёнджина. — ну как, сука, как можно было не заметить неисправность флешки? эта ситуация напоминает тэхёну тот самый случай, после которого ему впервые довелось встретиться с чонгуком в подсобке. от воспоминаний о последнем по спине пробежалась мурашки. на циферблате два часа дня. — погодите-ка, какая ещё неисправность? — тон лисы явно ничего хорошего не предвещает. — что-то со флешкой? — присоединяется к расспросам бэкхён. — о да, — феликс ядовито усмехается, превращая свой взгляд в презрительный и одаривая им хёнджина. — со флешкой у нас полный капут. накрылась вся наша деятельность, мальчики и девочки. — поясни, — едва ли не рычит манобан. — да что тут пояснять? — обессиленно плюхается на диван, обхватывая руками голову. — этот идиот снова всё испортил. на флешке был вирус, который он умудрился не опознать. вставляю в ноут — не вижу нихера, кроме чёрного экрана. всё коту под хвост... лиса заводится моментально: кидается на хёнджина остервенело, словно желая разорвать на части, и от расправы её останавливает только приход хвасы. девушка оглядывает всех присутствующих сканирующим взглядом, анализируя увиденное, и в итоге подзывает к себе чертыхнувшуюся джису. — что вы тут устроили? тэхён наблюдает за происходящим со стороны, расположившись на том же самом диване. — как так вышло, что шла я в актовый зал, а попала на ринг? вы что, решили тут бои без правил провести? а? чего же молчите, блять, артисты погорелого театра? казалось, никто не осмеливался даже взгляд с пола поднять. понуро опустив голову, лиса каялась больше всех. джису попыталась дотронуться до руки подруги, чтобы успокоить, но та не давалась. ей не нужны были сейчас утешения и жалость, она не оправдала надежд своей сонбэ и должна как следует запомнить этот урок. — нуна, всё не... — молчи, бэкхён, — одним простым шиком заставила парня замолкнуть. тэхён невольно поёжился. — вы все сегодня вели себя особенно безалаберно, но я не думала, что всё может вылиться в это. в чём проблема? — флешка накрылась, — угрюмо отрапортовал чанёль, доселе не вмешивающийся в разборки и предпочитающий повторять свой текст. — вирус. лицо хвасы побелело. возможно, думает тэхён, она начала побаиваться гнева ректора. — да как вы... чёрт вас подери, засранцы малолетние! вам что-нибудь вообще можно доверить?! и что теперь предлагаете делать? а? сидеть, пялиться в потолок и размышлять о скоропостижной каре?! лиса сжала зубы настолько сильно, что желваки на её лице стали ходить ходуном. тэхён отчего-то представил, насколько она страшна в гневе. ведь никто не знает, выжил бы ли хёнджин, не приди хваса. феликс устало потёр переносицу, хватая со стола бутылку воды. — можно найти кого-нибудь, кто в этом разбирается. уверена, таких у нас полно. дело не столько в этом, сколько во времени. нужен кто-то, кто справится с этим за три дня. максимум — четыре. — наконец выдохнула хваса, поморщившись от напряжения. джису рядом с готовностью протянула газировку, которую та приняла. — но никто из вас этим заниматься не будет. я поручу это дело тому, кто меня ещё ни разу не огорчал. — однако не успел тэхён толком порадоваться весьма счастливому финалу всей этой вакханалии, как хваса продолжила. — тэхён, это на тебе. найди айтишника, хакера или ещё кого-нибудь, но чтобы разобрался в этой херне со флешкой. и, знаешь, — бросила предупреждающий взгляд исподлобья, от которого по спине тэхёна пробежались мурашки. — лучше тебе не разочаровывать меня. тэхён верит на слово. испытывать на себе все спектры ярости хвасы не хотелось, а потому в голове уже начали рождаться идеи одна за другой. действительно, айтишников в их универе было много. но нельзя было доверять это дело абы кому, ведь это чуть ли не главная составляющая всего мероприятия, от которой зависит почти всё. желающих насолить драмкружку в их университете было немало, а потому тэхён судорожно вспоминал всех имеющихся ему знакомых в сфере компьютерной техники. как назло, таковых было немного. судя по тому, как артисты не взяли в счёт криса и кая, те сразу отметались — видимо, всё же не по их части. оставались только субин и ёнджун с первого курса, которые считали тэхёна кем-то вроде «самого-классно-хёна-в-мире», а, значит, были бы рады помочь ему. однако, после двадцатиминутной беготни по всему кампусу, тэхён всё же эту идею забросил: во время очередного «здравствуйтеизвинитеможнопожалуйстаёнджунаисубинаунихсестрарожает» ему услужливо подсказали, что те двое на ближайшую неделю уехали в поход с биологом. кто-то даже успел ему выкрикнуть что-то похожее на: «...мальчик, девочка?» перед тем, как он выбежал из аудитории. тэхён слонялся по третьему этажу, променяв большую перемену на поиски. он даже не заметил, как его плеча кто-то коснулся, а, подняв голову, увидел перед собой удивлённо сокджина. — ты чего это тут шляешься, все в столовой давно ждут, — заметив кислое выражение лица младшего, джин заботливо потрепал его по волосам. знакомое и приятное тепло разлилось по телу тэхёна, привнося долгожданный комфорт. — случилось что? — на флешке нашей вирус, открыть содержимое никак не можем. с утра на нас хваса наорала, поручила мне найти кого-нибудь типа хакера и разобраться до пятницы, а я никого не могу найти. — айтишника, говоришь, — джин задумался. он помолчал с минуту, а после вдруг, словно опомнившись, воскликнул: — так у нас же чонгук — хакер, он нам в прошлый раз год назад на комп вирус заносил! — чонгук?.. — от произнесённого имени тэхён нервно сглотнул. то всё ещё будоражило всё его нутро неведомым образом, по неизвестной причине. — вряд ли он... — попробовать стоит, — обнадёживающе хлопает его по плечу, сверкая голливудской улыбкой. — давай, иди к нему; он сейчас в столовой вместе со всеми. я позже подойду, мне надо ключи в организаторскую занести. тэхён помялся ещё немного, но, не придумав больше ничего, поплёлся к лестнице. наручные часы показывали два часа тридцать минут дня, и тэхён невольное поморщился от осознания, что до встречи с чонгуком осталось всего лишь полчаса. тогда стоит ли идти сейчас в столовую и перед всеми просить его о помощи? кто знает, как отреагирует чонгук. вдруг, тэхёна публично пошлют? нет, такого он уж точно не перенесёт. решив подождать, тэхён направился в библиотеку. когда чонгук придёт, он уже будет там.

∞∞∞

— юнги, ты такая падла! — устало выдохнул подошедший к столу сокджин. — тебе было настолько лень перепроверить отчёты, что ты решил доверить это лане? серьёзно? сидящий по правую руку от брата чон-старший только пожал плечами. — она сама попросилась, — оправдание. — господи, но это ведь лана... — кто-кто? — встревает хосок. — лана ли из студсовета. крайне неадекватная дама, я вам скажу. в прошлом году мы собирали подписи у перваков для поездки в тэгу — так она умудрилась подделать половину из них, потому что, цитирую: «народа было мало». — поясняет юнги с выразительными кривляниями на последних словах. минут пять они ещё осуждают интересную жизнь ланы, а после джин что-то резко вспоминает. — погодите, а где тэхён? почти все присутствующие за столом воззрились на него с непониманием. — ну, у него же вроде дела какие-то в драмкружке были. — да, но я встретил его по дороге в организаторскую, и он сказал, что пойдёт к вам. у них там проблема крупного масштаба, нужен хакер. я порекомендовал чонгука, а он согласился. чонгук, которой доселе не был заинтересован в происходящем, пытался не помереть от нехватки воздуха. юнги рядом с ним удивлённо захлопал глазами и вдруг как-то недоверчиво глянул на него. чонгук в ответ старался ни на кого не смотреть, разве что на сокджина, изумлённого таким раскладом дел не меньше. — он не приходил. — только и всего ответил чонгук под всеобщими пристальными взглядами. это-то ничего, их он игнорировать научился давно; главное то, что на душе как-то противно от того, что тэхён решил не просить его об одолжении. нашёл кого-то другого? проблема сама по себе исчезла? не захотел просить? — может, ты сам предложишь ему? — казалось, поражены были все и сразу. наглости джину не занимать, а как же. намджун тут же шикнул на него, дёрнув за локоть и побуждая сесть, наконец, на скамью, а хосок шмыгнул носом и что-то пробурчал про дерьмовый кофе в надежде перевести разговор в другое русло. однако отказываться от своих слов сокджин не собирался. — там реально всё серьёзно. на флешке вирус, если не успеют исправить всё до пятницы — это конец. тэхён говорил, что хваса ему лично наказала найти кого-нибудь и заняться этим делом, небось сильно ему достанется, если ничего не получится... — у меня, вроде, была парочка знакомых хакеров, — прокашлялся намджун, но был отвергнут. — нет, они не могут светить такой информацией перед незнакомцами. это, стало быть, теперь дело и всего студсовета. накроется их спектакль — хана всему мероприятию. важнее этого дня в нашем университете только новогодний бал, пожалуй. так что это и моя обязанность, и я не буду просить помощи у ноунеймов, джун. помнится мне, хваса на флешку не только данные по празднику скачивала, но и остальные документы. а вы, поверьте мне, даже представить себе не можете, что там за хуйня. — я могу, — хрипло выдавил из себя юнги. он нервно бегал глазами по поверхности стола, то и дело останавливаясь на едва заметно сжатой в кулак руке брата. — и, если они действительно потеряют всё то сборище инфы, о которой идёт речь, то последствия будут крайне неутешительные. возможно, нам достанется даже больше них... — так и есть. уже вижу, как они портят нам все рекомендации из-за одного промаха, — бормочет себе под нос джин, устало вздыхая. — ну, так что? посмотришь на масштабы катастрофы? чонгук молчал некоторое время. его всё больше и больше сжимающуюся ладонь заметить было нелегко, поэтому никто, кроме соседа в лице юнги, и не заметил. он о чём-то усердно рассуждал, если судить по залегшей складке меж его бровей. он всё никак не мог понять, почему тэхён не захотел оповестить его о своей проблеме. разве же чонгук говорил когда-то, что будет против помочь ему? а правда: стал бы он, чонгук, помогать ему, всё-таки решись тэхён? тут уже встаёт встречный вопрос: а почему бы и нет? ему точно было бы несложно; за столько лет своего знакомства с компьютерной техникой и прекрасного владения навыками программиста-нелегального взломщика игр и объектов похуже он вполне мог бы и согласиться. ну, пентагон ему, конечно, взламывать ещё не приходилось, но что-то он сомневается, что дела настолько плохи. и пока он всё больше и больше погружался в свои суждения, звонок, прозвеневший на всю столовую, не оставил ему и шанса на дачу ответа. намджун с хосок устремились куда-то в сторону лестницы, сокджин же терпеливо дожидался юнги в паре-тройке метров от братьев. старший из них пилил своим взглядом по-прежнему молча допивающего свою газировку чонгука, а тот, в свою очередь, решил позаимствовать у статуи выражение лица. — ты поможешь ему? — на эти слова хочется по-настоящему разозлиться, потому что какого хрена? чонгук никогда не просил юнги вмешаться в его личную жизнь и сейчас не позволит. — какая разница? — я не знаю, что у вас происходит. я реально задолбался ломать голову, чонгук. — обречённо потрепал свои волосы. — но просто помни: если ты захочешь подпустить его к себе близко, то придётся всё рассказать. ты готов поделиться этим с таким человеком, как тэхён? чонгуковы глаза тут же воспылали негодованием вперемешку с раздражением. он воззрился на юнги как никогда эмоционально, и тот аж пошатнулся от такого всплеска чувств. — каким — «таким»? — впервые за долгие годы в голосе чонгука юнги услышал хотя бы что-то, отдалённо напоминающее нотки эмоций. — я не имел в виду ничего плохо, — поспешил поправиться, осознав, что разозлил брата двусмысленным высказыванием. — тэхён... он ведь такой яркий. громкий. общительный. я не знаю, как он отнесётся ко всему этому. вы с ним полные противоположности, чонгук, и вряд ли он поймёт... “— о, — хочется ядовито огрызнуться чонгуку, — он-то как раз-таки и поймёт, в отличие от тебя.” — это моё дело. и только — слышишь? только моё. не лезь, хён. должно быть, юнги совершенно не знает тэхёна. как и остальные. они все слепо уверовали в тот его образ, который он так тщательно пытается построить, и даже элементарно приглядеться не пытаются. видимо, им всем плевать. да и вообще: есть разве люди, которым не чужды чужие проблемы? это естественно, что все будут заботиться только о решении своих. однако чонгук даже не приглядываясь понял, что тэхён — фальшивка. ему пока не до конца ясно, что то скрывает, но уже само наличие тайны создаёт нехилую такую брешь в его «золотой скорлупе». с одной стороны, он поистине наивный человек, раз верит в то, что создание себе новой личности поможет ему. неизвестно, сколько у него их, но уж точно известна одна настоящая: тэхён далеко не всегда любит болтать. он не такой экстраверт, коим его считают, он просто притворяется. юнги напротив него поджал губы и, ничего более не сказав, ушёл вместе с сокджином. чонгук бросил взгляд на наручные часы, оповещающие его о начале третьего часа. схватив рюкзак и бросив пустую банку из-под колы в урну, чонгук бросился к дверям столовой.

∞∞∞

тэхён нашёлся на том же месте, что и всегда. он над чем-то усиленно думал, подперев переплетёнными между собой руками подбородок. стол был завален различными бумагами, ноутбуком и пластиковым стаканчиком кофе. чонгук не спеша подошёл к одногруппнику, садясь напротив и кидая рюкзак на пол рядом со своим стулом. тэхён тотчас обратил на него своё внимание, смотря сначала какими-то потерянными глазами, а потом начал заметно нервничать. чонгук не понимал, что творится у него в голове, но ему очень хотелось бы узнать. тэхён же удручённо сокрушался; чонгука он уже и не ждал, загрузившись собственными думами. появление того было очевидным, однако вид у чона был какой-то хмурый. даже больше, чем обычно. — ну? от внезапного вопроса тэхён едва ли не подпрыгнул на месте. шмыгнув носом, он растерянно уставился на свой остывший капучино. стоило ожидать этого. у чонгука ведь не было других причин приходить сюда, кроме как из-за его сообщения. удивительно ещё, как он вообще согласился. тэхён разом забыл всё, что хотел ему высказать. и правда, а зачем он его позвал? просто посидеть, попялиться друг на друга и попрактиковаться в пародии на истуканов? тэхён точно помнит, что ещё утром ходил по квартире в раздумьях по типу: «что происходит, когда мы вместе? а происходит ли вообще? может, мне кажется?». — языком пользоваться разучился? — как-то совсем уж враждебно прозвучал чонгук. тэхён недовольно поморщился от его язвительного тона, но воздержался. — до проекта осталось... — ты позвал меня только для того, чтобы в очередной раз обсудить уже дважды доделанный реферат? — в голосе его так и сквозило неприкрытой злостью. ким растерялся от такого напора, но тут уже и сам начал раздражаться. — а ты хотел бы обсудить ещё что-то? — хотел бы, — слишком неожиданно, чтобы тэхён был готов к такому ответу. он удивлённо воззрился на пышущего злобой чонгука в надежде на продолжение. — сокджин сказал, что у вас там проблемы со флешкой. почему ты не обратился ко мне? — что? — хакер, — теперь уже сквозь зубы. тэхён по-прежнему ничего не понимал. — тебе нужен был хакер. ты знал, что я могу помочь, но не собирался просить меня об этом. почему? теперь уже поражённый, словно молнией тэхён не мог даже шевельнуться. что чонгук несёт? ему вообще какое дело до его, тэхёновых, дел? он уже понял, что источником информации чонгуку послужил сокджин, однако какого хрена его это взволновало? и почему он звучит так, словно... недоволен?.. — я не припомню, — прокашлялся тэхён. — чтобы ты давал мне повода действовать по-другому. — чонгук не ответил, но было видно по его рассерженным глазам, что он ждёт пояснения. — ты разве был бы рад помочь мне? да ты бы послал меня сразу же, лишь только решись я на это, чонгук, — его имя из тэхёновых уст прозвучало для самого чонгука как-то совсем необычно. — мы вообще ничего друг о друге не знаем, но, если судить по твоему отношению ко мне, то другого исхода не предвидится. скажешь, поступил бы иначе? — скажу, что ты идиот, — тэхён от такого воспылал сильнее. он даже еле как подавил в себе порыв ударить одногруппника, но сдержался. тот всё ещё не выглядел довольным, но теперь к недовольству добавилась и усталость. — сложно было спросить меня? какое ещё к черту отношение? я разве избиваю тебя за углом универа или в какой-нибудь подворотне, чтобы ты считал так? — а тебе хотелось бы? — наверное, будь тэхён змеёй, то ему точно выпала бы роль тайпана. — о, тебе определённо хотелось бы мне врезать, не так ли? тебя же всё во мне бесит, — чонгук даже не понимал, откуда тэхён взял такие предположения. — я раздражаю тебя, да ведь? — не представляешь, насколько сильно, — ну, прямо сейчас это была чистейшая правда. между тем лицо тэхёна всё больше и больше напоминало чонгуку одну из самых печальных картин в мире. — тогда почему же я должен был просить тебя о помощи? посвящать в свои дела? ну, чонгук? почему? ну так почему, чонгук? почему ты молчишь? сам не знаешь ответа? да, правильно, ведь ты и понятия не имеешь, какого чёрта сейчас происходит. с чего он решил, что может вторгаться в личную жизнь тэхёна? да зачем ему это? простой интерес? нет, всё это уже давно вышло за рамки любопытства. тогда почему?.. — отлично, — горько усмехнулся тэхён. он дёрганно начал собирать свои вещи, кидая допитый стаканчик с кофе в недры своего рюкзака. — когда найдёшь ответ — сообщи. а лучше нет, знаешь, — останавливается, заставляя чонгука поднять на него свои глаза. — не говори со мной больше. вообще. мне стоило с самого начала догадаться, что ничего хорошего из этого не выйдет. едва ли он успел дойти до книжного стеллажа, как теперь окликнули уже его. — из «этого»? из чего — «этого»? — слова его звучали сухо, очевидно было, что чонгук злится. — что такого ты хотел извлечь из наших взаимодействий? — сомневаюсь, что само это понятие тебе известно, — вышло даже как-то презрительно. тэхён окинул его взглядом с головы до ног и саркастично выдал: — но существует такая штука, как «дружба». хотя, тебе-то откуда знать, правда ведь? кажется, всё же задел. за живое. потому что правда. потому что из всех окружающих его людей чонгук может выделить только юнги. тэхён не стал больше ничего говорить, а просто ретировался. оставил чонгука одного размышлять над произошедшим. и подумать было над чем. как понять собственные эмоции и поступки, если давно разучился чувствовать? «дружба»? а что это? чонгуку страшно, чонгук не помнит. значит, тэхён хотел с ним дружить? только и всего? какое-то странное ощущение горечи. такое обычно бывает, когда ешь горький шоколад. но теперь оно всё чаще появляется после стычек с тэхёном. боже, этот странный парень... какого чёрта он вообще заставляет его, чонгука, думать о себе? это невозможно. невероятно. справа от себя чонгук слышит шаги. он уже было думает, что это тэхён вернулся, но, обернувшись, видит совсем не его. мать тянет свои окровавленные руки к его лицу, пытаясь дотянуться и вроде бы тепло улыбаясь. однако от неё исходит такой холод, что чонгук не верит. — ты же знаешь, чонгук-и, — чонгук нервно мотает головой из стороны в сторону, сначала медленно, а после усиленно. — в этом мире ты никому никогда не был нужен. никому никогда, кроме своей семьи. но посмотри на нас сейчас, чонгук, — жмурится, силясь прогнать сновидение. рука мамы достигает своей цели. чонгуку кажется, что на его щеке она оставляет свой кровавый след. — открой глаза, милый. посмотри же, что ты с нами сделал. полюбуйся, во что ты нас превратил. — веки начинают болеть от напряжения, но чонгук не распахивает их. пытается сбросить чужую призрачную ладонь, машет головой, но та не спадает. в какой-то момент ему начинает чудиться, что она сжимает его щеку. — не противься, сынок. это ведь я, твоя мама, — пальцы впиваются в кожу парня жёсткой хваткой, от которой чонгук теряет воздух. — ты ведь помнишь, почему я умерла? помнишь же, да? — распахивает рот в надежде вдохнуть хоть чуточку кислорода, но тот на удивление словно пропал. исчез. кажется, он задыхается. — из-за тебя. я погибла из-за тебя, мальчик мой. ты виноват во всём случившемся. открой свои глаза, посмотри же на меня!...отри на меня! чонгук! голос словно из толщи воды сопровождается громким хлопком. очи широко раскрываются, разом нахлынул поток воздуха, который он начал жадно глотать, размытая картинка становится чётче, а взгляд устремляется в испуганное лицо напротив. чимин всё ещё держит руки в непозволительной близости от его щёк, и чонгук начинает осмысливать происходящее. чимин, словно опомнившись, тут же отодвигается, смотря как-то загнанно, сглатывает и снова смотрит на чонгука. — ты в порядке?.. ох, как же чонгук устал слышать эти слова. — всё окей. ты... — не догадаться, что чимин видел всё и уж точно не оглох вдруг внезапно, нельзя. — хосок сказал, что тэхён в библиотеке. я пришёл за ним, а тут ты, и я... — всегда уверенный в себе, угрюмый пак забыл, как складываются буквы. — спасибо. чимин не ответил. он поджал губы и молчал. чонгук подумал, что сейчас он начнёт расспрашивать его о случившемся и потребует объяснений, но чимин не говорил ничего. в итоге он просто развернулся и уже на выходе кинул что-то вроде: — ладно, мне пора. я должен найти тэхёна. и ушёл. он ушёл, и чонгук опять остался один.
Примечания:
ох, боже, я так устала... пожалуйста, отмечайте ошибки в пб.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты