Уверен, что мы сможем

Гет
NC-17
В процессе
62
Размер:
планируется Макси, написано 72 страницы, 7 частей
Описание:
Мы справимся, Грейнджер. Я тебе обещаю. Я же Малфой, чёрт возьми.
Посвящение:
Таким же сумасшедшим фанатам Драмионы, от которой я до сих пор теряю голову и не могу вылезти в реальный мир
Примечания автора:
Работа не пробечена и в принципе является первой работой, которая видит свет, поэтому прошу Вас обращать внимание на ошибки (если они есть) и указывать на них.

Я стараюсь писать в срок, но получается не всегда 😐









Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
62 Нравится 41 Отзывы 26 В сборник Скачать

Глава 5.

Настройки текста
      - Аманда, срочно вызови в мой кабинет мистера Поттера, - требовал Бруствер, нервно перебирая пальцами по столу. Секретарша выскочила из кабинета, словно пуля из дула пистолета, оставив двоих мужчин в компании друг друга. Кингсли массировал виски указательными пальцами, прикрыв глаза, в попытке хоть немного расслабиться. Драко сидел на неудобном кресле для посетителей, которое жутко раздражало своей нелепостью. Кто вообще собирает такие стулья в офисы? Рассказ Малфоя о том, что ему озвучил мистер Уэллс, заставил министра напрячься, - это было видно невооруженным глазом, как бы ни пытался сдержать эмоции Кингсли. Малфой и сам понимал причину такой реакции на краткий отчет по делу. После посещения больницы, в его голову все чаще стали забредать нехорошие мысли о самом страшном, что могло произойти в мире магии. Это настораживало и, стыдно признаться, пугало. Через десять минут после ухода Аманды, в кабинет стремительно ворвался Гарри Поттер. Вид у него был суровый, должно быть, слова секретарши действительно напугали главу Аврората, раз тот добрался до кабинета министра всего за пару минут. Пожалуй, это могло бы впечатлить Малфоя, но когда дело касалось Мальчика-который-выжил все его эмоции, кроме отрицательных, разумеется, словно по щелчку пальцев отключались. Столь скорый приход отразился на внешнем виде парня: волосы, и без того чаще не уложенные, теперь торчали в разные стороны, очки немного съехали влево, а щеки горели алым пламенем. То ли от волнения, то ли от бега по этажам министерства.       - Министр, - кивнул Поттер, - вы хотели срочно меня видеть. Кингсли, до этого все так же, будто медитируя, сидел в своем кресле, приложив пальцы к вискам, вдруг слабо улыбнулся и встал с кресла.       - Проходите, мистер Поттер, - он указал на стул рядом с Малфоем, - нас ждет долгий разговор. Поттер, который до этого не обратил внимания на блондина, нахмурился, но ничего не сказал, спокойно опустившись рядом с парнем. В его голове летали мысли о причастности Малфоя к этому «долгому разговору», но весомых причин на его присутствие Гарри так и не нашел. Пока не заговорил министр.       - Я не понимаю, министр, что здесь делает Малфой?       - Это и есть тот самый специалист, который взял на себя раскрытие дела, - объяснил Бруствер и от его слов Гарри задохнулся от возмущения. По лицу парня пошли пятна необоснованной, казалось бы, ярости, а брови сошлись на переносице.       - Вы поручили раскрытие сложного дела этому дилетанту? – возмутился Поттер.       - Выбирай выражения, Поттер.       - А ты что, Малфой, в частные детективы метишь, а?       - Советую принять это назначение на свой счет, ведь мне поручили раскрыть дело, а не тебе, - фыркнул Драко, все так же глядя в глаза Брустверу. Малфою доставляло удовольствие злить «Святого Поттера», указывая ему на его профессионализм. Или, как выяснилось, его отсутствие.       - Молодые люди, - напомнил о своем присутствии министр, - советую прекратить ваш нелепый спор, и перенести его за пределы этого кабинета. Сейчас есть проблемы поважнее препинаний. Драко коротко кивнул и расслаблено откинулся на спинку кресла. Чего не скажешь о Поттере, который слишком личностно отнесся к назначению Малфоя. Это резало по живому – человек, не имеющий никакого опыта в этой сфере, вдруг строил из себя Шерлока Холмса.       - Мистер Малфой, будьте добры, посвятите мистера Поттера в курс дела. Блондин открыл рот, собираясь начать повествование, но его перебил громкий крик за пределами кабинета. Мужчины лишь настороженно переглянулись, как вдруг, все в том же коридоре, послышался знакомый голос. Грейнджер. В кабинет без стука ворвалась взлохмаченная Аманда.       - Министр, прошу прощения, но в коридоре несколько раздраженных руководителей отделов, которые наперебой требуют встречи с вами, - взволнованно сказала девушка. Кингсли нахмурился, поднимаясь с кресла и складывая руки в замок. Министр стремительным шагом вышел из кабинета на громкие крики подчиненных. Малфой и Поттер, словно сговорившись, подскочили с мест и выбежали вслед за начальником. Бедняжка ассистентка едва успела отпрыгнуть в сторону, когда мимо нее несся вихрь под названием «Гарри Поттер». Перед столом Аманды стояло как минимум шесть человек, что-то бурно обсуждающих между собой, размахивая стопками бумаг. Заметив Кингсли, на лицах каждого из присутствующих появилась злость. Все главы кинулись к министру, стремясь поговорить лично с начальником. Шум усилился – никто не хотел ждать, перебивая друг друга на полуслове, пихая в бок, пытаясь встать перед министром. Малфой заметил Гермиону Грейнджер, которая стояла чуть позади остальных, не стремясь влезать в, своего рода, битву за внимание Кингсли. Ее темные, слегка подкрашенные брови были нахмурены, а зубы нервно впились в нижнюю губу. Похоже, Поттер тоже заметил свою подругу, а потому они - снова синхронно, как близнецы, мать вашу – направились к девушке.       - Гермиона, - первым обратился к шатенке Поттер, - что происходит? Когда она повернулась к парням, трудно было не заметить гнев, растекающийся жгучей дымкой в глазах. Эмоция, словно электрическая молния, стрельнули в лучшего друга Гермионы.       - Готова поклясться, ты доволен, а? Поттер моргнул, явно не понимая ее слов. Равно, как и Малфой, который, правда, сумел скрыть замешательство.       - О чем ты?       - Я понимаю, что Аврорату все стало сходить с рук, после того, как ты стал главой, но сейчас вы действительно перешли все границы, Гарри! – шипела Гермиона. – Я подам иск за нарушение полномочий, если ты сейчас же не объяснишь мне причину ваших действий! Малфою доводилось слышать слухи о том, что когда дело касается работы, Грейнджер забывает обо всем, не смешивая личную жизнь с делами Министерства. И это было верхом профессионализма, как казалось Драко. Но увидеть раскрасневшееся от злости лицо девушки и услышав почти змеиное шипение в сторону лучшего друга, - было пугающе. Не то чтобы его пугала Грейнджер, нет. Скорее, его пугала дальнейшая судьба Мальчика-который-выжил, потому что после слов девушки он мог превратиться в Мальчика-которого-убила-лучшая-подруга. Больше, чем странное поведение Гермионы, Малфоя интересовала причина такой реакции на один лишь вопрос со стороны Поттера, который сейчас стоял в полнейшем замешательстве, даже не пытаясь его скрыть.       - Что произошло, Грейнджер, - вставил свои пять галеонов Малфой, - объяснись. Ее карие глаза обратились к нему, и теперь он воочию мог наблюдать их красоту в гневе. О. она и сама выглядела просто прекрасно, а блестящие от злости глаза лишь усиливали эффект привлекательности. На девушке была надета плотно обхватывающая ноги юбка до колен, с длинным вырезом на левом бедре. Верхнюю же ее часть прикрывала белая блузка с пышными рукавами и чуть прозрачной тканью, дающей волю фантазиям. Равно, как и декольте этой самой блузки. Малфой нервно сглотнул, тотчас же возвращая свой взгляд к лицу Гермионы.       - Хочешь знать, что произошло? - чуть громче спросила девушка, и вскинула вверх бумаги, прямо перед лицами парней. – Вот, полюбуйся! Гарри едва успел схватить листы, как Гермиона тут же одернула руку обратно. Видимо, она действительно был чем-то разозлена. «О, а до этого она так, просто комедию перед вами ломала» Поттер бегло прошелся глазами по строчкам, становясь все мрачнее и мрачнее, чем только разжигал любопытство. Ведь не могла же Гермиона Грейнджер сорваться на друга без весомой на то причины! Это было ясно, как день.        - Что там, Поттер? – заглядывая в бумаги, спросил Малфой       - Я скажу тебе, что там! – взорвалась Грейнджер. – Люди Гарри убили, нет, зверски истерзали целое поселение кентавров! Я полгода шла к заключению с ними мирного договора и вручении им официального гражданства! А Аврорат вытер ноги об меня и мой договор государственной важности! Гарри снял очки и потер переносицу пальцами, пытаясь сохранить спокойствие, которое так нещадно исстрачивала его подруга, которая выглядела во сто раз опаснее, чем когда они только подошли к ней. Это… настораживало.       - Гермиона, - выдохнул Поттер, надевая очки, - что бы ни было написано в этом документе, я здесь не причем!       - Тогда кто? – испуская яд, прошептала Гермиона, приблизив свое лицо к другу. Это выглядело по настоящему впечатляюще, опасно и до жути, просто до безумия, возбуждающе. Да, возможно это и было какой-то формой мазохизма, но Драко ничего не мог с собой поделать – такая Гермиона была для него в новинку. Воинственный вид, метающие молнии глаза, вздернутый подбородок и зловещий шепот…Мерлин, они творили чудеса с его сердцем и помутняли разум, напуская таинственную дымку желания. Это уже было интересно. Не сказать, что «другая» Гермиона ничего не шевелила в груди, но это определенно впечатлило парня. Можно было бы и дальше так стоять и любоваться девушкой, но тут послышался голос Поттера, выдергивающий Драко из размышлений.       - Ты так уверена, что это моих рук дело, - хриплым голосом диктовал Гарри, глядя прямо в глаза подруги, - почему? Гермиона хмыкнула, но в этой ухмылке не было ничего хорошего. Яд мог просочиться наружу, прямо через эту зловещую улыбочку девушки, отравив каждого, кто прикоснется к нему.       - Считаешь, у меня не хватает доказательств на твою причастность к этой «зачистке»? Думаешь, я не смогу нарыть больше? Тебе, как никому известно, Поттер, на что я способна, когда мне нужно. И именно сейчас Малфой понял: нужно спасать их, пока они глотки друг другу не перегрызли. И это, пожалуй, было самым логичным решением за все сегодняшнее утро.       - Прекратили немедленно, - вклинился между ними Малфой, кладя ладони на плечи девушки и немного отстраняя от друга. Поттер и сам, встряхнув головой, пришел в себя и отступил на шаг назад, увеличивая расстояние между ними. Чего не скажешь о Гермионе: она, похоже, была так обозлена на всех и вся, что готова была порвать на лоскутки лучшего друга. Малфой слегка сжал хрупкие девичьи плечи, пытаясь привести ее в состояние. И, признаться, это немного отрезвило Грейнджер. Шатенка несколько раз моргнула и теперь отрезвленным взглядом смотрела вокруг. Теперь Малфой и сам стал оглядываться. Он, похоже, так увлекся перепалкой, что не обратил внимания на новоявленных зрителей импровизированного шоу. Ну, конечно, на их глазах впервые ссорились двое лучших друзей из Золотого Трио. Драко было почти фыркнул, но вовремя сдержал себя. Сейчас более важным было разъяснить ситуацию с «зачисткой» кентавров.       - О, неужели у вас так мало работы, - наигранно веселым голосом говорил Малфой, осматривая поистине малфоевским взглядом толпу служащих, - что вы обращаете внимание на что-то помимо отчетов? Толпа работников словно снялась с кнопки «Стоп», приходя в движение. Все резко опустили глаза вниз, стараясь при этом не поддаться искушению и не вернуться к просмотру шоу. Малфой повернулся к Грейнджер и Поттеру, с радостью обнаруживая, что ни тот, ни другой не избрызгали друг друга ядовитой для окружающих слюной. Да, они всего лишь сверлили друг друга взглядами, способными пробурить скважину. Драко закатил глаза и проверил ситуацию за спиной Поттера, где должны были стоять Кингсли и руководитель других отделов. Но их там не оказалось. В коридоре остался стоять только Бруствер, встревоженным взглядом смотря на друзей. «О, да ладно, неужели ты настолько мягкотелый, Бруствер?» Министр, словно прочитав мысли блондина, тряхнул головой и быстро подошел к троице. Положив руку на плечо Поттера, тот сильно его сжал, привлекая к себе внимание.       - Предлагаю пройти в мой кабинет для более разумной беседы.

***

Гермиона старалась смотреть только перед собой, пытаясь обуздать свой гнев. К отрицательной эмоции добавилось осознание собственного краха. И нет, дело даже не в договоре, который был почти готов к своему подписанию и всеобщей огласке. Нет, волновало ее совсем не это. Грейнджер чувствовала щемящую боль в груди от одной простой мысли, прочно засевшей в ее голове: она обещала кентаврам перемирие и защиту, а вышло так, что ее слово нарушилось. И как это вышло и кому говорить за это «спасибо»? Разумеется, в фигуральном смысле. Гермиона сомневалась, что выдержит хотя бы минуту в присутствии того подонка, что убил поселение. Девушка была готова к применению любого заклинания, даже Непростительного. Сейчас, когда голова имела возможность немного остыть, гриффиндорка понимала, что обвинения, с которыми она набросилась на друга, были, по меньшей мере, глупыми. Да, в бумагах написано о причастности Поттера к «зачистке», но ведь написать можно было все, что угодно! Прошел всего день с момента массового убийства кентавров, логично, что ее работники на той точке не могли нарыть достаточно информации. Да и то, что было написано в отчете, было, в большей степени, не более чем догадками проверяющих. Да, кто-то там видел на одном из людей, совершавших злодеяние, мантию аврора. Да, этого может хватить на подозрения, но никак не на громкие обвинения друга.       - Мисс Грейнджер, - привлек ее внимание к происходящему в кабинете Кингсли Девушка подняла голову и наткнулась на стоящую перед ней ассистентку, протягивающую чашку чая. Рецепторы подсказывали о наличии в напитке травяных сборов, которые должны были помочь нервной системе Гермионы. Но чай… Шатенку передернуло, но чашку все-таки приняла.       - Прошу прощения, - чуть покраснев, сказала она, - задумалась.       - Ну что вы, ваше состояние вполне логично, - замахал руками министр и обвел глазами всех присутствующих, - Думаю, слово за мистером Малфоем. Блондин, сидящий до этого совершенно неподвижно, словно очнулся и, тряхнув головой, поудобнее сел в кресле. Его лицо не отражало совершенно никаких эмоций, что сбивало с толку, не давая зацепиться хоть за что-то.       - Пару месяцев назад, после теракта в маггловском районе, - начал Драко хриплым голосом, - ко мне обратился министр, с просьбой расследовать это дело. Вся информация была строго засекречена. До сегодняшнего дня. Грейнджер резко вскинула голову и посмотрела на Малфоя в упор. В ее взгляде читалось замешательство. «Ну, это определенно не Малфой» Безобидная шутка, сказанная устами лучшего друга, который присутствовал в этом кабинете, стрелой пронеслись в голове. Этого просто не могло быть! Гарри, сам того не понимая, оказался прав! Мерлин…       - Подожди, ты занимаешься этим делом?       - Как я и сказал, Грейнджер. Его ледяной взгляд столкнулся с полыхающими огнем глазами Гермионы, окатывая ее холодом. «Что это с ним?»       - Итак, - продолжал парень, отворачиваясь от Грейнджер, - маггловская полиция задержала предполагаемых преступников, а наши криминалисты засекли остатки Темной магии, причем очень древней. Это дало нам полномочия полагать, что теракт – дело магов. Чтобы хоть как-то разобраться, я лично направился в тот центр, где было совершено нападение. Путем несложного ритуала, я сумел прочувствовать частичку заклинания, но и это не помогло. Я перерыл всю библиотеку Мэнора и нашел всего пять заклятий, способных нанести такой урон и оставить после себя столько темных остатков.       - Что за заклинания? – сухо перебил Поттер, сидящий все это время тише воды. Гермиона почувствовала горечь после сказанных ею слов, но в каком-то смысле, она все же была права. Аврорату слишком многое сходило с рук. Это жутко раздражало, в частности от того, что сама Грейнджер кровью и потом заработала свою должность и продолжала трудиться, не покладая рук по сей день. Да, своими резкими высказываниями она обидела друга, но на рабочем месте не должно быть времени на дружбу. Это была ее четкая позиция, выработанная за время работы в Министерстве. Когда дело касалось ее проектов, она не могла думать ни о чем кроме них.       - Расскажу как-нибудь на досуге, - коротко бросил Малфой. Гарри снова опустил голову, так и не ответив на пристальный взгляд подруги. Его брови сошлись на переносице, делая лицо мрачным. Что грызло его больше, - поручение сложного дела дилетанту или обвинения близкого человека, - Гермиона не могла понять, делая пометку о том, чтоб узнать у Поттера.       - На штудирование библиотеки я потратил много времени, но когда пришел в тупик, решил идти по другому пути, - продолжал блондин, смотря в окно, - Я направился в маггловскую больницу, где лежали двое подозреваемых. Он мельком глянул на Грейнджер, словно пытаясь увидеть, вспомнила ли девушка об их первом столкновении. И она вспомнила. Ее глаза округлились в изумлении. Он лгал, когда говорил о собственном здоровье. «Ну, разумеется, это же Малфой» Стоило признаться, что она и сама поступила бы точно так же, если бы дело касалось чего-то столь важного. Что уж говорить о том, что и Гермиона солгала ему в тот день. Один-один.       - Там я обнаружил двух парней, им едва стукнуло двадцать. Их состояние заставляло желать лучшего. Эти ребята сошли с ума, - парень устало потер шею, - Тогда я получил добро на перевозку парней в больницу Святого Мунго, где провели тщательнейший осмотр. «Империус», жестокий «Круциатус» и халатный «Обливиэйт», - список применяемых к ним заклинаний. Специалистам удалось выйти на имя мага, - Филипп Морган. Гермиона снова искоса посмотрела на Гарри, лицо которого вмиг вытянулось. Смесь удивления и злости пронеслась в глазах друга и его ладони сжались в кулаки, да так сильно, что костяшки побелели.       - Это мой человек, - твердым голосом сказал Поттер.       - Прошу прощения?       - Это руководитель одного из отделов Аврората, - пояснил Гарри, хмуря лицо, - Был, если быть точным. Он подал отставку пару недель назад. Малфой оглядел главу Аврората пустым взглядом и кивнул.       - Тогда это должно объяснить многие вещи.       - Например, - поинтересовался Бруствер. Гермиона едва сдержалась, чтобы не закатить глаза. Пазл в ее голове постепенно выстраивался в целую картину. Если Филипп Морган, как сказал Малфой, причастен к теракту в маггловском мире, то, возможно, он приложил руку к происшествию в поселении кентавров. А его бывшая должность в Аврорате давала ему столько возможностей! Он буквально был в сердце Министерства, знал столько информации о деятельности других отделов. Разумеется, у него был точный план по использованию этой самой информации в своих целях.       - Морган мог запросто подделать документы и направить отряд авроров в поселение кентавров, - ответила Гермиона вместо Малфоя. Их глаза столкнулись и на секунду мир остановился. Его серые глаза полыхнули огнем, придавая напускному безразличию совсем другое значение. Бровь парня вздернулась вверх и Грейнджер тут же отвернулась.       - Помимо происшествия с кентаврами, - продолжил Малфой сдержанным тоном, - Морган мог очистить маггловский район, распустив всех Авроров. Это объясняет их отсутствие в тот день. Поттер закрыл лицо ладонями, стараясь сдержать нахлынувшие эмоции. Но сгорбленная спина и напряженные плечи выдавали чувства парня. Ему было тяжело смириться с собственным промахом, ведь преступник, которого они так долго искали, все это время крутился под носом. Еще недавно они выстраивали новую тактику расстановки авроров, советуясь с Морганом. И теперь у него в руках все карты.       - Мистер Поттер, - подал голос Кингсли, обратив внимание на состояние сотрудника, - вам не стоит принимать все так близко к сердцу. Вашей вины в этом нет. Гарри сдержано кивнул, и стеклянными глазами уставился в окно. Чувство жалости и сочувствия по отношению к другу сдавило грудь Гермионы, но девушка отмахнула ненужные эмоции. Сейчас были вещи важнее этого.       - Что мы будем делать, Министр? – напрямую спросила Грейнджер.       - Полагаю, всем руководителям отделов следует провести укрепление охраны архивов и усилить собственную бдительность. Нельзя допустить новую утечку информации. В ближайшее время будет созвано экстренное собрание, где я оглашу полный список. Все трое дружно кивнули, напоминая игрушечных болванчиков, которые стояли почти на каждой панели управлении маггловского авто.       - Грейнджер, в поселении остались выжившие?       - Да, пятеро или около того, - ответила Гермиона, с недоверием глядя на Малфоя. – Зачем это тебе?       - Ждешь полный отчет о моих намерениях? – язвительно сказал Драко.       - Если это касается моего отдела – да, - Грейнджер выпрямила спину и твердым взглядом смотрела на блондина. Малфой закатил глаза, но решил, что спорить с Грейнджер прямо сейчас – не лучшая его идея, если он хочет жить дальше, имея при себе все конечности.       - Собираюсь отправиться к ним и расспросить о случившемся, - спокойно объяснил парень.       - Что ж, тогда я желаю тебе удачи. Хотя она тебе не поможет. Потому что это дохлый номер.       - И что же, позволь спросить, мне помешает, а?       - Закон, Малфой, - губы девушки растянулись в злорадной ухмылке. – Видишь ли, без моего разрешения у тебя едва ли получился хотя бы узнать о местонахождении поселения. Не говоря уже о визите.       - Тогда дай мне это разрешение, - настаивал Малфой, чувствуя, как внутри все кипит от вида насмехающейся над ним Грейнджер.       - Разумеется, - кивнула та, - но на моих условиях. «Твою мать» Злорадствующий вид победительницы поселился на лице миловидной девушки. И черта с два, если это не настораживало.       - Что за условия? - прищурившись, спросил он.       - Я отправлюсь с тобой.       - Уж лучше взять с собой дракона, чем тебя, Грейнджер. Улыбка на лице девушки стала шире, придавая ей более жуткий вид. Любой вошедший в кабинет мог бы посчитать Грейнджер сумасшедшей и, скорее всего, он бы не ошибся.       - Могу это устроить, - вполне серьезно произнесла Гермиона. – Малфой, без меня тебе не то что ничего не скажут, они просто убьют тебя. Кентавры спокойны лишь тогда, когда их не трогают. Сейчас же, после этого жуткого происшествия, они озлоблены на весь мир и будут мстить.       - Мисс Грейнджер, - встрял в их диалог Бруствер, до этого являвшийся лишь зрителем, - Вы совершенно уверены в том, что на вас кентавры не отреагируют… бурно?       - У меня есть опыт общения с этим народом, я знаю, как себя с ними вести. У Малфоя этих навыков нет. Я просто хочу помочь. «Ну, конечно»       - Мистер Малфой, полагаю, мисс Грейнджер действительно будет полезна в …       - Хорошо, - коротко бросил Малфой. Весь этот бред о «просто помощи» был очень плохой актерской игрой, но что конкретно было нужно Грейнджер от этой вылазки – ему не понятно. А значит, предстоит это выяснить. Бруствер держал их в своем кабинете еще пятнадцать минут, вещая о значимости визита к кентаврам и о том, что нужно держать это в строжайшем секрете. Будто они не были в курсе серьезности дела. Уже на выходе из кабинета Кингсли окликнул Поттера, тем самым заставив всех троих обернуться.       - Мистер Поттер, нам следует собирать Орден.

***

Новым штабом Ордена Феникса, вот уже несколько лет, был дом самого Гарри, где раз в полгода собирались оставшиеся после войны орденовцы. Дом на площади Гриммо так же принимал гостей, но все чаще встречи Ордена проводились именно у Поттеров. Количество участников возросло, но едва ли стало таким, каким было до войны. Теперь же в гостиной Гарри и Джинни было яблоку негде упасть. На экстренное собрание были приглашены новые лица, в число которых вошли Драко Малфой и Блейз Забини, которых во время войны наверняка назвали бы отступниками, перейди они от Пожирателей. Но теперь, когда была проведена скромная церемония вступления в ряды добра, парни могли почетно называть себя членами Ордена Феникса. Процесс «инициации» включал в себя «Непреложный обет» и вручение небольшой повязки оранжевого цвета, на которой изображен возрождающийся феникс. Быть может, для посторонних глаз это и могло показаться фарсом, но рисковать, особенно сейчас, было нельзя. Собрание Ордена проводилось, как и всегда, в воскресенье. Обеденное солнце освещало гостиную Поттеров, пытаясь подбодрить хмурых гостей дома. Но едва ли у него это получалось. Собравшиеся лишь молча переваривали информацию, только что полученную от Кингсли и Малфоя. Пару раз слово брал и Поттер, который за все время собрания ни разу не взглянул на подругу. Он обижался и Гермиона это знала. Она так же знала, что сильно задела его чувства своим недоверием и резкими словами, но гордость и знание собственной правоты не позволяло ей снизойти до извинений. Выйдя из кабинета Бруствера, Поттер, не глядя на подругу, стоявшую по правую руку от него, спросил:       - Значит, Аврорату многое сходит с рук, да?       - Я сказала то, что сказала, Гарри, - ровным голосом ответила Грейнджер, - не нужно осуждать меня за правду. И с этими словами Гермиона стремительно направилась в сторону лифта, оставив позади себя Поттера и Малфоя. Меньше, чем за час она успела довести их обоих до состояния злости, направленного в свою сторону, но девушке было наплевать. Спустя несколько дней Гермиона начала сомневаться в том, что она сделала и сказала все правильно, но отступать было некогда, да и некуда. Теперь ей предстояла холодная война с лучшим другом и вылазка с Малфоем, которая тоже не предвещала ничего хорошего. Сидящая рядом с Грейнджер Дафна тихо зевнула в ладошку и покачала головой.       - Неужели мы проведем здесь еще час? – пробубнила она. – Я же просто не выдержу!       - Успокойся, Даф, - ответила Гермиона и слабо улыбнулась, - нужно дождаться, когда начнется обсуждение.       - Ага, и тогда мы добьемся того же, что имеем сейчас – ничего!       - Не стоит быть такой категоричной, Гринграсс, - рыкнул на нее аврор, сидящий неподалеку.       - Категоричной? Я бы попросила, Томмерас. Ты и сам знаешь, что при наличии такой мизерной информации мы ничего не сможем сделать. Томмерас закатил глаза и покачал головой, словно не хотел спорить с девушкой, но и мнения ее не разделял.       - Именно поэтому, мы и созвали собрание, - громко произнес парень с другого конца гостиной, - А если ты сомневаешься в способностях Ордена, то какого хрена ты здесь забыла?       - Могу спросить тебя о том же. Всегда сдержанная Дафна вдруг сжала кулаки и говорила гораздо громче, нежели обычно. Голос ее был наполнен злостью. Она не любила, когда кто-то ставит под сомнения ее действия. И уж точно она не могла позволить делать это какому-то ушлепку из Отдела Тайн.       - Прекратить истерику, - хриплым голосом прикрикнул Кингсли, хмуря брови, - Все, что мы сейчас можем, - это усилить охрану архивов и самого Министерства. Нельзя допустить, чтобы кому-то удалось получить хоть каплю информации.       - В таком случае, нужно прекратить работу «Ежедневного Пророка», - невесело хохотнул Томмерас и его друг мрачно улыбнулся.       - Если мы сделаем это, народ почувствует неладное, - сказал Поттер, - а это будет только на руку Моргану.       - Теперь каждый входящий в Министерство будет обязан пройти проверку на личность, - продолжал Кингсли, - на случай использования «Оборотного».       - Считаете, Морган будет так рисковать ради добычи какой-то сверхважной информации? – поинтересовался Забини.       - Да, будь я на его месте, я бы использовала кого-то, кто имеет доступ к архивам, - продолжила Гермиона, не обращая внимания на смеющийся взгляд Малфоя. «Ну, конечно»       - Для этого и нужно усилить охрану и ограничить круг входящих в архивы лиц.       - Но разве мы сможем избежать утечки?       - Не было бы логичнее перенести архивы?       - Что прикажете делать с новой документацией? Галдеж поглотил гостиную. Каждый считал важным высказаться на этот счет, выказать свое мнение по поводу новых порядков. Гермиона посмотрела на Малфоя, который, как и она, молча наблюдал за руганью собравшихся. Их глаза столкнулись, и в груди девушки завязался узел тревоги. «Теперь все будет по-другому"

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты