Маугли - перезагрузка +20

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Камша Вера «Отблески Этерны»

Пэйринг или персонажи:
Селина, Лионель и др.
Рейтинг:
R
Жанры:
Стёб
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Недавно на территории Талига была найдена девочка, воспитанная отрядом кавалеристов ))))

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
По заявке: Грубые солдафоны/Айрис , Селина, Лионель.
Чтоб совсем ужас-ужас, больстрадать, насилие со стороны солдафонов, Ли выручает, но после насилия. Ангст!

На буквальное воплощение этой прелести меня, конечно, в принципе не хватит, но что могла я сделала )))) Солдафоны есть, Селина есть, Лионель есть - и даже помогает)))) И вообще, это почти канон ))))
2 июля 2013, 18:03
Вместо эпиграфа:
««Мама, я уехала в Западную армию к графу Савиньяку. Ты не волнуйся, со мной капитан Уилер, он знает, почему я еду. Маршала я беру с собой, потому что тут собаки, и, потом, он чувствует Зою, а значит, почувствует и других выходцев, если они захотят прийти.
Мама, ты не сердись, пожалуйста, но так надо. Мы воюем, и будет очень нехорошо, если в армии окажутся такие, как господин Кнуд и капитан Оксхолл. Я тебе говорила, что я чувствую «бесноватых», а они – меня, и начинают ругаться. Со мной их переловят быстрее, а времени у нас мало. Капитан Уилер считает, что я очень хорошо придумала, и монсеньор будет доволен. Я тоже так думаю, потому что маршалу Савиньяку нравится делать все быстро и хорошо.
Со мной ничего не случится, мне Айри рассказывала, что путешествовать с солдатами очень приятно, а ведь с ней не было даже офицера. Кроме того, в Гёрле должен быть Герард, так что я окажусь под покровительством брата, а это прилично, ты говорила об этом, когда мы познакомились с Айри.
Я на всякий случай взяла двадцать таллов и три платья, одно траурное и два синих, но путешествовать буду в мужской одежде. Ее не нужно шнуровать со спины, а Зоя говорит, что так удобнее, и капитан Уилер с ней согласен. Пожалуйста, не волнуйся и береги себя, а если придут Зоя и папенька, передавай им привет.
Твоя дочь Селина»»

(с) В.В.Камша "Полночь".

Пролог

- Мой маршал!.. – Ввалившийся в комнату гонец был бледен, по уши заляпан грязью и крайне взволнован. – Мой маршал!.. Капитан Уи…
Савиньяк взглянул прямо в покрасневшие от недосыпа глаза теньента и молча приложил палец к губам. Сообразительный теньент моментально заткнулся.
- Дверь. – Очень тихо произнес маршал. Посыльный метнулся ко входу и крепко зафиксировал хлипкую дверцу в объятиях скрипучих рассохшихся косяков.
Савиньяк всё так же молча поманил гонца пальцем – и парень, на цыпочках, почти не дыша, приблизился к маршальскому столу.
- Слушаю, - полушепотом произнес Лионель и углубился в изучение расстеленной на столе карты.
Посыльный нервно сглотнул.
- Я от капитана Уилера, мой маршал. Он выехал два дня назад. С ним еще десять человек. Везут девицу Арамона. Верхами. Направляются к вам. Я опередил их на трое суток – вот лошадь загнал…
- Имя? – не отрывая взгляда от карты, поинтересовался маршал.
- Задира… - промямлил гонец.
- Да не лошади – ваше, - поморщился Савиньяк.
- А… Дэвид… Теньент Блэкстоун, мой маршал!
- Уже лучше.
Лионель не глядя запустил руку в ящик стола, выудил оттуда небольшой туго набитый кошель и положил его перед остолбеневшим посланцем.
- Рекомендую взять. – Посоветовал он обомлевшему парню. – И кое-что запомнить: отныне продолжительность вашей жизни, теньент, обратно пропорциональна длине вашего языка. А сейчас отдохните – и возвращайтесь к Уилеру. Свободны.
- Так а…капитан Уилер, мой маршал… - забормотал гонец, пристраивая золото за пазухой поудобнее, - ему что-нибудь… Он спрашивает: с девицей-то что делать?..
Лионель Савиньяк поднял голову и встретился взглядом с Дэвидом Блэкстоуном. Дэвид Блэкстоун поежился и инстинктивно сделал шаг назад.
- Как – что делать? – Улыбнулся Проэмперадор Севера. – Везти, конечно. Не довезёт – голову ему оторву. Довезёт – тем более. Так ему и передайте. Дословно.
Теньент отдал честь и в панике ретировался к двери. В одном спасительном шаге от свободы маршальский оклик настиг его подобно удару кавалерийского палаша.
- Блэкстоун, - негромко позвал Лионель, - еще кое-что. Если она будет писать письма – кому угодно – вы знаете, на чьем столе они должны оказаться. – Широкая ладонь легла на бескрайние бумажные равнины Северной Марагоны.
- Да, мой маршал! – обреченно выдохнул гонец, в полуобморочном состоянии выпадая за дверь кабинета.


***

***
«Мама, здравствуй. Сегодня пятый день, как мы в пути. Я немного устала, но ты не волнуйся. Ехать верхом так долго, конечно, непривычно, но мы часто делаем привалы. Мои спутники такие милые и внимательные – всегда мне помогают сесть в седло, всё время смеются. Капитан Уилер очень заботливый – так обо мне беспокоится, только какой-то хмурый. Я спрашивала – он сказал, что у него уже неделю сильная головная боль и он не знает, что с ней делать. Мы до сих пор останавливались в городах только на ночлег, и вообще нам нужно торопиться – чем скорее мы приедем в Западную армию, тем лучше, но… Мама, мне его очень жалко и хочется ему помочь – говорят, есть какие-то травы, спроси, пожалуйста, и если что-то узнаешь – напиши мне. Сегодня к вечеру должен вернуться теньент Блэкстоун – его посылали вперед, разведать нам путь. Я отправлю письмо с ним.
«Бесноватых» мы пока не встречали, я думаю, что самое позднее послезавтра мы будем в Гёрле, я так соскучилась по Герарду. А оттуда по Западной армии почти рукой подать. Надеюсь, что мы в пути не задержимся, и монсеньор будет доволен – он не любит, когда опаздывают.
Появлялись ли Зоя и папенька?
Мама, береги себя, пожалуйста. Ответ можно передать с теньентом Блэкстоуном.
Твоя дочь Селина»

***
«Мама, у меня всё хорошо. Мы всё еще в дороге, я очень по тебе соскучилась. Ты не волнуйся, мы задерживаемся потому, что нам пришлось «делать крюк» - так сказал капитан Уилер. Вчера приехал теньент Блэкстоун и сообщил, что дороги впереди нет – там взбунтовались «бесноватые», а нас слишком мало, и мы не можем рисковать. Напрямую до Гёрле нам не добраться, а ждать, пока их там всех обезвредят – слишком долго, поэтому мы свернули с тракта и попробуем использовать обходной путь. Настроение у всех по-прежнему хорошее, только капитан Уилер стал еще мрачнее – кажется, ему хуже. Я вчера случайно услышала, как он сказал теньенту Блэкстоуну, что теперь у него еще и геморрой впридачу к головной боли. Мама, я не знаю, что такое «геморрой», а спрашивать постеснялась, но если ты знаешь какое-нибудь средство и от этого – напиши мне, пожалуйста. Я так хочу ему помочь, он очень хороший. На ночь мы остановились в какой-то маленькой деревушке – лекарей здесь нет. Так что я очень буду ждать твоего ответа. Да! Мама, ту травку, про которую ты писала в прошлом письме, мы не достали – про Securis Normalis здесь никто ничего не знает. Я капитану Уилеру сказала – он ответил, что слышал про такую, но это очень редкая вещь и у неё какой-то сильный неприятный побочный эффект, однако на будущее он учтет. Он благодарил тебя за заботу и просил не беспокоиться – он справится сам. Я ему верю, но всё равно волнуюсь – какой-то он слишком бледный стал, наверное, это из-за «геморроя».
Мамочка, я напишу, когда доберусь в Гёрле, а ты пока отправь ответ с теньентом Блэкстоуном… И еще, мама, ты только не сердись на меня, я не виновата – когда мы свернули с дороги в лес, моя лошадь понесла и заехала в речку. Со мной всё хорошо, только деньги и вещи пропали – когда меня и Звездочку вытаскивали, седельная сумка отстегнулась и всё утонуло. Если сможешь, передай мне, пожалуйста, моё голубое платье с кружевами и еще что-нибудь, только не много, потому что мы скоро приедем к маршалу Савиньяку, и всё будет хорошо.
Как ты там, как папенька и Зоя?
Твоя дочь Селина»
***
«Мамочка, здравствуй! У меня всё хорошо. Мы всё еще «делаем крюк». Я очень устала, но так надо – мы во что бы то ни стало должны добраться до Западной армии и помочь монсеньору. Теньент Блэкстоун вернулся и привез новости, Правда, они не очень хорошие – кругом опасно, соседние города взбунтовались, так что вперед нам нельзя, а назад мы не пойдем – монсеньор не любит тех, кто отступает. Так капитан Уилер сказал. Капитану Уилеру, кажется, стало полегче – по крайней мере, он теперь не такой бледный и даже чуть-чуть повеселел. Он так благодарен тебе за ту щетку, которую ты прислала ему от «геморроя» - оказывается, это называется «банник». Правда, он не объяснил, как именно ей лечат этот загадочный «геморрой» - а ты не написала, но я думаю, это и не так важно. Главное, чтобы помогло. А еще он был очень польщен, что ты предложила приехать и лично ему в этом помочь. Он даже весь покраснел от смущения и удовольствия – такой застенчивый! Просил передать, что не стоит так беспокоиться и что он все-таки справится сам. Вот я и передаю.
Мама, теньент Блэкстоун привез мне твоё письмо – я так рада, что у тебя всё хорошо! Платье он тоже привез, правда, надеть я его уже не смогу – на обратном пути он столкнулся с «бесноватыми», они его обстреляли и ранили, так что платьем он перевязывал рану. Я думаю, самое главное, что он жив, а без платья я как-нибудь обойдусь. Тем более, что в лесу в штанах намного удобнее.
Настроение у всех бодрое – особенно все обрадовались, когда теньент Блэкстоун вернулся: все за него так переживали, а теперь ходят довольные, шутят, смеются всё время. Мамочка, пришли, пожалуйста, в следующий раз что-нибудь от укусов – здесь болото и комары. И теньенту Блэкстоуну – чтобы раны быстрее заживали, а то мне кажется, у него лихорадка – его часто трясёт и лицо у него при этом красное, и дыхание затруднено.
Любящая тебя дочь Селина»
***
«Мам, прости, что я долго не писала – мы всё еще плутаем по лесу. Ночами иногда слышно «бесноватых», так что последние четверо суток мы толком не спим. Комары совсем озверели, я вся чешусь. Припасы у нас кончились – наши ходят на охоту, приносят кроликов, змей и еще каких-то птиц. Хотят, чтобы я готовила. Я не умею. Мам, напиши, пожалуйста, хотя бы что делать с кроликами – их больше всего. И еще мыла пришли, пожалуйста – побольше. Они просят меня постирать рубашки. Вода в речке холодная, но они такие милые, что отказать я им не могу. Когда страна в беде, рубашки – не главное. Я не знаю, когда мы доберемся в Гёрле – но надеюсь, что скоро. Очень устала спать на земле и прятаться за кустами. Но я терплю, я же сильная – монсеньор слабых не любит.
Получила средство от укусов – я так счастлива! Остальные тоже счастливы – те десять бутылок ранозаживляющей настойки, которые ты передала с теньентом Блэкстоуном для нашего отряда, на глазах воодушевили людей. Мне попробовать не дали – сказали, это сильное лекарство, просто так его пить нельзя – можно отравиться. Я верю – некоторым, кто попробовал, к утру действительно было плохо.
Капитан Уилер передает тебе сердечную благодарность. Он очень тепло ко мне относится, правда, его рубашки – самые грязные.
Как ты сама?
Жду ответа. И мыла.
Селина»
***
«Мам, прости, что пишу мало – времени совсем нет. Время к обеду, а мне еще уток потрошить и кроликов разделывать. Спасибо за рецепты и мыло. Мы еще в лесу – тут какая-то заброшенная деревня, дома старые, но хоть крыша над головой есть. И кровать. И отхожее место. Это счастье. Понятия не имею, где мы, но верю, что всё будет хорошо и как только «бесноватые» из окрестностей уберутся, мы сразу поедем к маршалу Савиньяку. Надеюсь, он до этого времени продержится без моей помощи. Мам, если можешь, пришли мне пару рубашек – моя вся в дырках, я ношу пока рубашку капитана Уилера, но она мне до колен. Настойку больше не присылай. Пришли крем для рук – эта кошачья стирка!.. Не могу больше – руки болят и кожа шелушится. И от загара что-нибудь – весь нос облез, я не смогу в таком виде монсеньору на глаза показаться.
Селина»
***
«Мама! Ну я же просила настойку больше не присылать!! Они тут совсем сдурели все! Спасибо за крем. Селина»
***
«МАААААААМА МАМУЛЕЧКА ЗАБЕРИ МЕНЯ ОТСЮДА ТЫ ЗНАЕШЬ ЧТО ОНИ ВЧЕРА ПЫТАЛИСЬ… ИХ ЧЕТВЕРО БЫЛО Я ВЫРВАЛАСЬ И УБЕЖАЛА К КАПИТАНУ УИЛЕРУ ОН МЕНЯ СПАС НО МАМА Я БОЛЬШЕ НЕ МОГУ ЗАБЕРИ МЕНЯ ПОСКОРЕЕ»
***
«Мам, я уже в порядке. Ты не волнуйся и не ругайся – я знаю, что два месяца не писала, но было не до того. Сейчас всё уже хорошо, так что то, что ты не смогла приехать – не страшно, капитан Уилер сам со всем разобрался.
Пришли что-нибудь от синяков – тут кое-кто вчера попытался ко мне пристать, я ему глаз подбила. И чтобы кости срастались – капитан Уилер ему руку сломал, когда об этом узнал. Капитан Уилер счастлив и передает тебе поклон. Он очень хороший человек, только храпит по ночам, а я из-за этого не сплю. Так что пришли что-нибудь – либо мне для сна, либо ему от храпа. Сэль»
***
«Мам, снотворное получила. Письмо прочитала. Ты извини, но мне сейчас вот ей-богу не до «бесноватых» и вообще ни до чего. Я всё понимаю, но в седло сейчас не сяду – кажется, я заболела. Меня всё время тошнит, хочется торта и соленых огурцов. Пришли хоть что-то. Поскорее. И лекарство от живота»
***
«Ма, спасибо за огурцы. Торт этот мерзавец Блэкстоун сожрал по дороге. Зачем мне такое количество отрезов полотна? Я ничего шить не собираюсь»
***
«МАМ!!! Ты это серьёзно?!!!.. Нет, ну …ему в… через…под…три раза. А говорил – поправилась, поправилась… Я еще подумала – на чём тут поправляться? На этих тощих ….ных кроликах, что ли? И что теперь делать???»
***
«Мальчик. Светленький. Всё время орёт – утром, днём, вечером, ночью. Пришли пистолет – я застрелюсь. Или верёвку – нашу я взять не могу, на ней пеленки сохнут»
***
«Мам, спасибо за веревку, но лучше всё-таки пистолет. Веревку надо на потолочную балку закидывать, а для этого надо на стол залезать. Мне на седьмом месяце это сложно. Лионель растет. Наши его нянчат. Лучше тебе не знать, каким было его первое слово. Обнимаю. Твоя дочь»
***
«Мам, я рада, что война кончилась, и у вас всё хорошо. У нас тоже всё хорошо. Капитану Уилеру дали орден – за особые заслуги, и очередное звание присвоили. Остальных наградили медалями. У Эмиля режутся зубки. Если увидишь монсеньора – извинись за меня, что я так задержалась. Я не знаю, когда теперь смогу все-таки доехать.
Мам, я очень по тебе соскучилась и так тебе благодарна – если бы не твоя помощь, я бы, наверное…»

Эпилог

- Ну вот, - Лионель, успевший за последние годы не только выиграть войну, но и досконально изучить кулинарию, акушерство, а также почерк Луизы Арамона, отложил в сторону последнее письмо и с удовольствием потянулся в кресле. – Дурак ты, братец. Надо было и с твоей так же сделать, а ты… Ходил бы сейчас свободный, счастливый…- Мрачный Эмиль в кресле напротив обиженно засопел. – Я ж тебе говорил: надёжные люди повезут – исполнительные, ответственные … Правильно, Блэкстоун?
- Так точно, мой маршал! – весело отчеканил тот, на лету перехватывая очередной кошелек.
- Ну, а когда её таки привезут – ты что будешь делать? Она же всё поймёт и вообще… - Буркнул давно и безнадежно женатый граф Лэкдеми, безуспешно душа в себе лютую зависть по отношению к холостому старшему брату.
- А когда её привезут? – Развел руками сияющий Савиньяк и перевел заинтересованный взгляд с близнеца на Блэкстоуна. – Действительно, Дэвид, когда её уже, наконец, привезут?
- Ну, монсеньор… - Задумчиво протянул теньент, научившийся с лету ловить не только кошельки, но и ход маршальских мыслей. – Это смотря как повезёт… А точнее, кто повезёт и куда, я так понимаю…