Dollhouse made of blood

Слэш
NC-17
В процессе
182
автор
Размер:
планируется Макси, написано 438 страниц, 27 частей
Описание:
Cередина 20-го столетия. Вернувшись в город после полученной травмы, Мин Юнги устраивается на тихую работу в мастерскую известного мастера механических говорящих кукол. Там он находит искалеченного сломанного кукольного юношу. Юнги решает реставрировать и починить находку, даже не догадываясь, что это не просто игрушка, а кукла с прошлым и со своей историей.
Примечания автора:
✨🗝️ Внимание! 🗝️✨
❗ Это история не о том, как отыметь куклу, а о защите любимых и чувствах! Все пары прописаны с чувствами и нцой, поэтому работа длинная.

💟 Прода регулярна 💟

Обложки к фику от чудесного автора itsphoenix (https://ficbook.net/authors/1648088)
1. https://i.ibb.co/Khctmcz/01.jpg
2. https://i.ibb.co/c1qMT2M/02.jpg
3. https://i.ibb.co/hfChmXR/03.jpg
4. https://i.ibb.co/pdG8byf/04.jpg
5. https://i.ibb.co/C2Nv1jj/05.jpg
6. https://i.ibb.co/k3r9CF7/06.jpg
7. https://i.ibb.co/jLWrx9C/07.jpg

И спасибо за подарочек-рисуночек, мва:
https://twitter.com/itsphbtch/status/1318974557257158657

🎶 Ещё я собираю всю музыку сюда:
https://www.youtube.com/watch?v=32kYH6XZrIo&list=PLOviNgEfzAP8KhBmgQYa1YpiHrIzeVEm9
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
182 Нравится 120 Отзывы 44 В сборник Скачать

15. F.

Настройки текста
Примечания:
Lewis Blissett – Killing Butterflies
      – Ты как?       – Меня сейчас стошнит, – руки Сокджина дрожали, он пытался плотнее закутаться в одеяло.       – Только выйди из машины, – фыркнул Намджун, открыв дверцу.       Джин поднял на него болезненный испуганный взгляд. Его тело так дрожало, что приходилось до скрипа зубов сжимать челюсти, чтобы зубы не стучали.       – Джун, я серьёзно, это какой-то кошмар. Я думал, этот Юнги или умрёт на месте, или опрокинет стол.       – Идём в дом, ты же замёрзнешь, – Намджун протянул ему руку с раскрытой ладонью вверх. – Солнце, если ты будешь всех жалеть, то сам знаешь, чем это закончится. Мы и так слишком долго были добры.       – О-о, ты даже не представляешь, что это за кукла. Увидишь – сразу поймёшь, почему Юнги так далеко посылал тебя и не боялся, – Сокджин рвано выдохнул, а затем выбрался из машины, так и не взявшись за руку, что должна была помочь встать на ноги. – Это всё возможно. Юнги врал нам. Идём, – тёмное шерстяное и колючее одеяло волоклось по земле, что была укрыта тонким слоем снега. – Пусть отнесут его в мою комнату, что ли...       – Его? – Намджун опустил ладони на плечи парня, чтобы одеяло не упало.       – Это всё же мальчик.       – М-м, нет. Не к тебе пусть отнесут. Ты и так уже устал.       Намджун выбрал четырёх младших офицеров, которые помогали Сокджину во всём. Двое обязательно крутились рядом, словно личная охрана, на смену им были следующие два. Сегодня рядом были все четверо, и Намджун подозвал их к себе. Он приставил некоторых к Джину в первый месяц его появления, и те стоили любых денег. Парни владели боевыми искусствами и могли защитить даже от стрелы, что нацелена в сердце. А самое главное – у них не было родителей и близкой родни, что больше привязывало к работе. Намджун был бы рад даже превратить их в евнухов, лишив мужского достоинства, чтобы те уж наверняка были самыми безупречными и верными.       – Из машины, а затем в гостевую на первом этаже.       Среди них был любимчик Намджуна Джинён и новенький наёмник Чонгук. Когда багажник открыли, то Чонгук впервые за полгода увидел куклу, что принадлежала Юнги, и ужаснулся. Он уже давно напрочь забыл, как шокирующе человечно выглядел этот кукольный парень. Казалось, в багажнике лежал свежий труп.       Никто из них не знал подробностей, но все были предупреждены в общих чертах.       Сокджин перенервничал до такой степени, что привычная дрожь от холода вдруг встряхнула его сильнее. Он отвернулся и, уронив одеяло на землю, отошёл на несколько шагов, а затем упал на колени, низко наклонившись к земле. Чёрные пятна перед глазами обещали, что его сейчас вырвет, но Джин вдохнул поглубже холодный воздух, от чего стало немного легче. Намджун не подошёл к нему, чтобы не мешать отдышаться. Джин, зачерпнув побольше снега в ладони, провёл руками по шее и громко выдохнул. Когда он поднялся на ноги, то перед ним, запустив руки в карманы прямых чёрных брюк, возвышался Намджун.       – Не смотри так. Это был трудный день.       – Идём, – Намджун снова протянул руку.       Джин отмахнулся, направившись к входной двери:       – Не трогай, пожалуйста.       Намджун всё же поднял одеяло и, встряхнув, накинул на плечи парня. Тот лишь плотнее закутался.       – Ты так быстро вернулся.       – Джинён просто быстро ехал, – выдохнул Джин, переступая порог.       В гостевой на кровати уже лежала кукла. Намджун и Сокджин вошли в комнату, шагая нога в ногу.       – Лучше уйдите, – махнул рукой Намджун парням, что ждали приказа, те тут же послушно покинули комнату.       Сокджин некоторое время смотрел на куклу, даже не моргал и дышал едва слышно. А Намджун, стоя вплотную, так и застыл, уставившись на неожиданно красивого кукольного парня, шокирующе неотличимого от человека.       – Я… – начал Джин. – Когда я увидел его… – одеяло снова упало с его плеч, парень затолкал его ногой под кровать, чтобы не мешалось. – Джун, клянусь, я так испугался. Я не мог поверить. И сейчас я не могу собраться с мыслями.       – Да вот тоже смотрю… И не осознаю, если честно, – Намджун едва мог сдержать удивление – такого он себе даже представить не мог.       – Если хоть один из этих засранцев проболтается, то… – Джин указал пальцем на дверь, за которой скрылись офицеры.       – Не волнуйся об этом. Ты же знаешь…       – И что делать? – Джин начал дрожать.       – Вот же… Блядство, – Намджун не мог отвести взгляд от куклы.       На Чимине была тонкая блуза, расшитая блестящими побрякушками, чёрные брюки и чёрные ботинки, из-под которых выглядывали кружевные тонкие ободки белых носочков. Он выглядел так аккуратно, словно с иголочки, и лишь помятые волосы слегка портили картинку.       Намджуну хотелось курить. Он курил лишь тогда, когда нервы действительно сдавали. Но на этот раз не хотел показывать Сокджину, что немного сходит с ума, поэтому пачка сигарет, что лежала в ящике стола в его комнате, так и должна остаться нетронутой сегодня.       – И где он был?       – В этот раз на чердаке, – Сокджин ходил вокруг кровати, – чёрт, Юнги действительно хорошо спрятал его.       – Я не ожидал, что с виду это действительно человек, – Намджун мысленно пытался прикинуть рост куклы. – Блять. Как Юнги вообще умудрился? Мать вашу, чтобы настолько…       Сокджин сделал шаг к кровати. Он хотел коснуться щеки куклы, но его дрожащие тонкие пальцы так и замерли в сантиметре.       – Мы что, рехнулись?       – Джин, – Намджун выдохнул, пытаясь сделать голос мягче. – Если ты думаешь сейчас о том же, о чём и я, то мы сделали всё правильно.       – Я ошибся, Джун? Нужно было делать, как ты и говорил? С самого начала прижать пистолет к его виску – он бы всё сделал и объяснил бы всё это, – парень указал рукой на куклу. – Да? А что делать сейчас? Я не могу прийти в себя. И не могу смотреть спокойно на эту куклу.       – М-м, – протянул Намджун, задумавшись. – Нет. Мы изначально делали всё правильно, ты был прав, что не нужно на него давить с порога, но… Но, чёрт, я вот смотрю на куклу… И понимаю… – Намджун потёр виски, что уже начали болезненно неметь. – Нихрена бы он не сделал, Джин, даже если бы мы с самого начала прижали его. Он так долго упирался, что будет упираться и дальше. Я предлагал ему деньги – он отказался. Куклу показать нам он не захотел. Мы действовали по твоему добродушному плану, я был добр. Но сейчас мы будем действовать по моему плану – если ничего не получится, то, я клянусь тебе, он будет перед тобой на коленях не через два дня, а через пятнадцать минут.       – Юнги. Он нужен нам здесь сейчас, – Джин снял пиджак, бросил его куда-то в другой конец комнаты. – Я не представляю, что делать.       – М-м, твоя любимая фраза.       – Джун, прекрати. Не будь мерзким, – Сокджин готов был закричать от того, как невовремя пошло прозвучала фраза Намджуна. – Сосредоточься не на мне. Чёрт, перед тобой лежит кукла, которая с виду и не кукла вовсе! Он всё же нужен нам здесь. Я действительно не представляю, что делать.       – Сначала попробуем сами включить куклу. Может, он не врал, и она не работает.       – Работает. Мне не послышалось, как он шуршал за шкафом, – Джин от нервов хватался за локоть Намджуна. – Наверное, ничего не получится. Нужно было купить Юнги с потрохами, может, если бы ты предложил больше… Просто он был таким бледным, когда сидел за столом, когда речь шла о кукле… Мы его довели.       – Джин! Он просто подхватил простуду. Успокойся, пожалуйста, – мужчина не сдержал смех. – Так нам нужно было его прижать или купить? – он пожал плечами. – Ну, мы пытались и так, и так. Просили даже просто показать, возможно ли, – он покосился на куклу, – такое. Да и он не продал бы нам куклу даже под прицелом.       – Да почему ты уверен, что он бы не продал его нам и не рассказал бы? Может, просто нужно больше денег.       – Взгляни на куклу.       – Ну… – Джин нахмурился, обернувшись к Намджуну. – Я и смотрю. Но это всё равно просто кукла, её всё ещё реально купить. Даже людей продают.       – Просто взгляни. Эта кукла чёртов шедевр. Уверен, что это работа всей его жизни. Эта игрушка красива и, быть может, и не так уж глупа, как обычные куклы. Он совсем как человек. От него даже приятно пахнет букетом каких-то цветов.       – И что?       – Для Юнги это явно не просто вещь, иначе он бы уже поговорил с нами. Я даже готов поспорить на то, что он время от времени трахает эту куклу.       – Ох, Джун, – парень скривился. – Так и знал, что ты это скажешь. И лучше бы я этого не слышал.       – Будь Юнги здесь – не помог бы. Он не разрешит нам так просто увидеть всё. А мы просто теряем время, упрашивая. Давай сначала попробуем, а после будем дальше говорить с Юнги или с тем другим мастером.       – Юнги уже тебя так ненавидеть должен, что придушит на месте, – Джин покачал головой, его взгляд был прикован к тонким ресницам куклы. – Теперь мы от него вообще ничего не…       – Но у нас всё ещё есть пистолеты. Джин, – Намджун аккуратно обнял парня, словно тот был самым хрупким, что только есть в этом мире, – ты хотел, чтобы было по-хорошему, и я всё сделал. Но не вышло. Поэтому сейчас мы попробуем так, как я привык. Потому что мы и так потратили слишком много времени.       – Хорошо, – Сокджин вынырнул из объятий, не дав прижать себя покрепче. – Хорошо…       Ключ, который больше года то болтался на золотой цепочке на шее Джина, то лежал в ящике стола в кабинете Намджуна, сейчас был в кармане брюк. Парень достал его, сжав в ладони покрепче.       – Если ключ не подойдёт? Мы сломаем его? Что будет?       – Я вообще уверен только на один процент, что этот ключ подойдёт, – Намджун отошёл от парня, чтобы получше рассмотреть куклу.       Мужчина интуитивно оттянул белый тонкий ворот от шеи куклы, предположив, что, может, под шеей… Но сразу же заметил, что замок в груди.       – Может, он не такой хрупкий, чтобы сломаться от не того ключа? – предположил Сокджин, тоже взглянув на грудь куклы.       – Может, – мужчина пожал плечами. – А ещё… Давай привяжем его руки и ноги к кровати?       Сокджин покосился на Намджуна, задумавшись, и после недолгих раздумий он ответил:       – Не смей никого связывать. Я не думаю, что он… Будет драться? Убегать? Может, он просто очнётся и поздоровается? А если он умнее, то, очнувшись связанным, явно испугается и не станет с нами говорить. А если не сработает...       – Если не сработает, то Юнги будет здесь. Он и так скоро будет здесь, наверняка уже знает о пропаже, – Намджун провёл ладонью вдоль спины парня, а затем отступил на шаг.       Сокджин смотрел на ключ, всё больше сомневаясь. Его руки всё ещё дрожали из-за встречи с Юнги, на котором лица не было, а в горле неприятно жгло – то чувство, когда он увидел Чимина на чердаке, запечатлелось в его памяти слишком ярко и слишком пугающе.       – Сейчас?       – Тянуть больше некуда. Сейчас, – Намджун скрестил руки на груди. – Я здесь, а значит, тебе не о чём волноваться.       Когда ключ оказался в груди Чимина, Сокджин замер, боясь повернуть его.       У него не было никаких гарантий. Казалось, это единственная попытка, а неудача сотрёт в прах все старания. Намджун смотрел в спину – Джин всегда чувствовал его взгляд. Он слегка повернул голову, чтобы взглянуть, но выражение лица Джуна показалось слегка пугающим и подавленным, даже расстроенным.       Парень медленно повернул ключ, почувствовав, как что-то внутри куклы шорохнулось.       Когда Юнги чинил куклу, то замок был полностью испорчен. Тогда он думал, что создаёт уникальный новый замок и уникальный ключ, но на деле всё было проще – механизм отреагирует на единственный в мире ключ, который сможет потянуть за правильные тонкие струны в правильном порядке. В меру того, как Юнги выстраивал струны по телу Чимина, выстраивался и замок, что казался мастеру неповторимым. Но это был тот же замок, который создал Чон Хосок, под который и создался после ключ. Юнги хватило ума восстановить всё в той же последовательности, сделать всё правильно, но не хватило ума догадаться, что он просто точь-в-точь повторил то, что уже было.       Вот только был ещё один ключ, на стержне которого было аккуратно выведено имя куклы.       Сокджин с опаской прокрутил несколько раз. Намджун, понимая, что ключ подошёл, сделал шаг ближе не из интереса, а чтобы уберечь Джина от любой мелочи, если понадобится, но парень снова отмахнулся от помощи, не разрешая подходить. Сокджин не стал прокручивать слишком часто, а остановился, когда почувствовал боль в пальцах, побоявшись сломать куклу.       Когда рука куклы дрогнула, Сокджин пошатнулся и, достав ключ, отскочил на два шага назад.       Открыв глаза, первое, что подумал Чимин, когда перед ним возникли чужие люди, это: «Хосок был неправ».       Хосок был так чертовски неправ. Что бы Чимин ни делал… Обними своего мастера – он продаст тебя. Стань на четвереньки – всё равно будешь убит. Смотри на убийство незнакомца – потом посмотришь и на то, как Хозяин всадит пулю в твоего создателя. Расстегни его пояс – он всё равно отдаст тебя, не убережёт. Моли его не бросать тебя – и вот на тебя уже смотрят чужаки.       Сколько их ещё будет? Трое это всё? Пятеро? Десятеро? Сколько ещё новой боли?       Он закричал. Он испугался так сильно, что его тело подбросило в судороге. Чимин упал на пол. Он взвыл не своим голосом и, задыхаясь от всхлипов, спросил:       – Где?!       Сокджин опустился на колени, пытаясь поймать за руки, и выдал первое, что могло бы по его мнению немного угомонить куклу:       – Ты вернёшься домой, когда придёт время!       От этих слов Джин почувствовал себя абсолютно безумным. Всё происходящее вдруг стало для него ещё более нереальным. Ни он, ни Намджун и подумать не могли, что просто кукла так отреагирует на них.       Чимин застыл, он уставился на красивое взволнованное лицо Сокджина, что почти навалился на него. Это длилось лишь несколько секунд, а после Джин получил по лицу, боль резко прожгла уже набитый синяк и ссадину. Намджун оттянул парня от куклы, обвив его талию руками, и поставил на ноги.       Все замерли. Чимин смотрел на людей, что разбудили его, и пытался понять, что произошло.       – Сколько я спал?       Мужчины не знали, что ответить. Проморгавшись и сделав шаг назад, Джин упёрся спиной в торс Намджуна, ответив:       – Один день?       Чимин ждал объяснений. На этот раз он не собирался покорно отдаваться в руки любого, кто разбудит его в своём доме. Чимин почувствовал, что он слишком уставший, видимо, ключ не прокрутили до конца. Он и так не мог нормально прийти в себя после долгого глубокого сна, так ещё и очнулся на короткое время.       – Поговори с ним, – совсем тихо прошептал на ухо Намджун, – как ты и планировал, давай.       – Ох, – Джин дёрнулся. – Я… Я Сокджин. А ты?       Чимин покосился на ключик, что на цепочке покачивался на запястьи парня. Ужас, который сложно было контролировать, заставил Чимина дрожать всем телом. Он отполз в угол комнаты у кровати, а после медленно поднялся, цепляясь руками за стенку, лишь бы те двое не возвышались над ним. Чимин был ниже, поэтому даже стать на ноги не помогло избавиться от чувства, что те, кто разбудил, сломают его в своих руках.       – Ты! – слегка резко выпалил Чимин. – Ты знаешь моё имя – оно написано на ключе, что ты держишь.       Сокджин резко схватил Намджуна за руку, сжав со всей силы, а это значило, что он услышал частичку того, что хотел услышать. По этому жесту до Чимина дошло, что всё в самом деле хуже, чем просто плохо, что зря он обратил внимание на ключ, а эти люди не просто те, кому его самого могли продать – эти двое отголоски прошлого, которые знают больше, чем знал Юнги. Юнги был на нервах в последний раз, когда парень его видел, значит, он его продал? Отдал? Что произошло? Но Юнги явно знал о них, но не сказал Чимину и слова.       – Чимин? – спросил Сокджин.       Когда-то Чимин уже спрашивал Юнги о ключе и можно ли сделать такой же.       «Сначала нужно было сделать замок», – это ответил мастер, Чимин хорошо запомнил эти слова.       «Значит, замок тот же? Это никак нельзя изменить? Неужели Хосок так оплошал, и теперь всем чужим людям будет достаточно сделать копию ключа? И Юнги не смог это исправить?» – парень испугался ещё больше.       – Мой мастер жив?       Мужчины переглянулись, Джин медленно отцепился от руки Намджуна, ответив:       – Конечно же. Мы просто поговорим с тобой, а потом ты вернёшься домой.       – О чём говорить? – однажды Чимин уже слышал что-то похожее, мол, просто сделай это, тогда увидишь своего мастера, а в итоге стал марионеткой в чужих руках.       Как только Сокджин сделал шаг вперёд, то Чимин почти впечатался спиной в стену.       – О том человеке, что создал тебя, – начал Джин, замерев. – О том, что происходило с тобой после.       Чимин задумался. Он испугался так сильно, что понадеялся, что снова упадёт на пол, как случилось, когда он прятался за шкафом, но Юнги позаботился о том, чтобы такого больше не повторилось. Казалось, ещё никогда за свою короткую жизнь Чимин не был так зол. И теперь кукле оставалось только молча смотреть на незнакомцев, обдумывая, что сказать. Ему самому ещё ничего не сказали. Чимин услышал одно имя, а от него самого требовали то, что он не смог рассказать даже Юнги.       – Мой мастер отдал меня вам? – прошипел Чимин сквозь зубы.       Сокджин побоялся ответить, что это они сами его забрали. Он едва мог поверить в происходящее, едва мог собраться с мыслями, но кукла всё для него оставалась куклой, вот только теперь нужно было тщательнее подбирать давно заученные слова. Чимин выглядел, как щенок, которого долго били палкой, а теперь, забившись в угол, тот готов был наброситься на любого, лишь бы глотку перегрызть.       – Да, – с опасением ответил Джин, услышав, как Намджун вздохнул у него за спиной.       Если бы они знали чуть больше, чем то, что был человек, который создал такую куклу, которую после продали, то спросили бы об этом у Юнги прямо. Но мастер противился и водил их вокруг пальца, а его кукла оказалась не менее строптивой.       – Чимин, – снова начал Сокджин. – Кого ты знал в то время, когда тебя только создали?       Одно напоминание о прошлом ещё больше вывело Чимина из себя. Он не рассказывал ничего лишнего для Юнги, чтобы не пугать его. А рассказывать что-то людям, которых видит впервые, так и вовсе не собирался.       – Мой отец отдал моему брату этот ключ с твоим именем, – Джин протараторил.       Чимин даже слышать не хотел. Если тот ненормальный – отец этого парня, то Чимин был бы рад убить себя на месте сейчас же.       – Мой отец – Ким Ён.       – Я не знаю, кто это, – выпалил Чимин.       Пусть он и не знал полного имени своего мучителя, но эти два слова уж точно были ему незнакомы. И хватило того, что Джин сказал, что получил ключ от своего отца, нашёл Чимина и смог разбудить, чтобы кукольный потерял и каплю доверия к происходящему.       – Юнги научил будить меня?       – Да, – Джин снова взглянул на Намджуна, словно ожидая одобрения своим словам и действиям, но тот в упор смотрел на Чимина.       Чимин взглянул на светловолосого мужчину, который стоял за спиной парня, что дрожал и чьё враньё было слишком очевидным, ведь Чимин чувствовал себя совсем разбитым, может, сил ему хватило бы ещё на несколько минут. Тот был выше и придерживал Сокджина за талию одной рукой, а на его лице вырисовывалось какое-то траурное и слегка сердитое выражение, которое понять было ещё сложнее.       – Ты уверен, что не знаешь? – в надежде переспросил Сокджин, начиная задыхаться. – Он был вот такого роста, – парень поднял руку чуть выше своей головы. – Он…       – Нет, – перебил Чимин, даже толком не взглянув.       Он ещё никогда не был так зол. За всё то короткое время своей жизни он был разбит, обижен, брошен и даже, может быть, влюблён, но ещё никогда не был настолько зол. Вокруг были чужие стены, чужая кровать, чужие руки коснулись его без спроса.       Юнги так часто спрашивал, можно ли прикоснуться.       А эти люди...       «Если Юнги продал меня этим людям, у которых есть этот ключ… – Чимин давился собственными мыслями. – А если они забрали меня силой, как когда-то случилось подобное… Почему ты не предупредил меня? Ты же знал, – мысленно бесновался Чимин, не контролирую вспышки злости, что резко переросли в ненависть ко всему вокруг. – Хосок хотя бы предупредил меня, он успел попрощаться!»       Невольно Чимин вспомнил, как крепко его целовали в последний раз, а после это воспоминание утянул кошмарный сон, в котором он снова падал в темноту, понимая, что больше может не проснуться.       «Целовал и знал, что меня заберут? И ничего не сказал? Он ведь был так встревожен утром...»       Намджун смотрел, как взгляд Чимина замер в какой-то точке на ковре, а пухлые губы слегка приоткрылись. Он чувствовал, как дрожит Джин, и чувствовал, как в нём самом подымается буря, что так долго пряталась в сердце.       То, что эта кукла действительно существовала, значило для Намджуна, что…       – Ты не знаешь? – снова повторил Джин, старая ссадина на его лице начала желтеть после удара Чимина, слишком быстро разрастаясь синяком у переносицы и под глазом.       – У меня только один знакомый человек – Юнги, – отчётливо сказал Чимин, продолжая запутываться в сердитых и ядовитых мыслях.       Кукольный парень вцепился слегка длинными ноготками в стену, заметно поцарапав обои, и сполз, сев на колени в углу. Его голова затуманилась быстрее, чем ожидалось. Он закрыл глаза, прижавшись головой к стене, а дыхание стало сбивчивым и громким.       Джин изменился в лице, став ещё больше растерянным, когда понял, что кукла дышит. Крепкие руки обвили его талию, покрепче прижав к себе со спины, а шепот на ухо был непривычно успокаивающим:       – Иди отсюда, солнце, не стой.       – Нет, – Джин опустил ладонь поверх руки Намджуна, пытаясь убрать её от своего живота.       Чимин проскулил, упав на пол. Он пытался не уснуть, но совершенно не мог это контролировать. Ещё несколько мгновений он чувствовал, что его подняли на руки и уложили на кровать. Намджун просто не мог больше выносить смотреть, как тот корчится, поэтому поднял его с пола. Сокджин так и застыл, пытаясь обдумать поведение куклы.       Это всего лишь кукла. Как кукла может так испугаться?       – Иди в свою комнату, Джин.       – Ох, – тот вздохнул, в уголках его глаз уже скопилась влага, – сейчас.       Джин даже не понял, когда Намджун оказался возле него и провёл ладонью по его щеке.       – Так твоё лицо ещё нескоро заживёт… – голос мужчины был мягким и спокойным, с короткими нотками боли. – Почему ты не дал мне подойти? Так бы ты не получил по лицу.       Только голос Намджуна, который умел держать себя в руках, привёл Сокджина в сознание. Парень смутился своей беспомощности, ведь ему в самом деле залепил по лицу кукольный парень. Но он об этом беспокоился в последнюю очередь.       – Джун, и что дальше? Он сломался?       – Думаю, что нет.       – Наверное, это уже совсем не та кукла… Юнги наверняка его переделал, а теперь тот не знает ничего из того, что нам нужно.       – Позже попробуем ещё раз, – Намджун опустил руку, и с жалостью в глазах уставился на кровоподтёк возле глаза Сокджина.       – Ничего не выйдет.       – Встряхну Юнги. Встряхну Донука. Не волнуйся.       Джин стёр рукавом горячие слёзы, что почти упали с его ресниц, и рвано выдохнул. Ему явно нужно было хотя бы несколько часов, чтобы отдохнуть и всё обдумать.       – Наверное, всё зря…       – Нет, – Намджун притянул парня к себе, чтобы обнять. – Я всё исправлю, Джин.       Парень пресёк его руки в очередной раз, тем самым снова уколов мужчину куда-то в сердце. Он кивал, смотря то в пол, то на Чимина, что почти ровно лежал на кровати, словно спящий человек.       – Как думаешь, он действительно такой умный?       – Не знаю, – Намджун пожал плечами. – Зато теперь мы точно знаем, что это возможно. Может, те сплетни и вовсе не сплетни…       – Запрём его здесь?       – Да, – кивнул Намджун. – Окна здесь закрыты снаружи. Здесь безопасно.       Джину было больно даже вдохнуть, он боялся дать волю эмоциям перед Намджуном. Парень боялся показать, что расстроен и разочарован настолько, что готов глупо расплакаться. Ведь Намджун приложил столько усилий, столько боли было пережито за всё это время, что дать слабину казалось чем-то греховным.       – Хорошо, я пойду, – Джин провёл ладонью по плечу мужчины. – Идём.       Они покинули комнату, попав под заинтересованные взгляды парней, что так и стояли за дверью, слушая едва разборчивые вопли. Джин, поднимаясь по лестнице, сказал Намджуну, что шёл за ним, слегка повернувшись боком:       – Спасибо.       – Ты сделал всё сам, – Намджун улыбнулся лишь уголком губ, но так и не поднял взгляд, – не за что.       Когда Сокджин закрыл дверь своей комнаты, то Намджун ещё несколько минут стоял в коридоре, не решаясь зайти к нему и не в силах уйти в свою спальню.       Джинён и Чонгук шли следом, но мужчина не слышал их шагов, в его ушах поднялся такой гул, что аж глаза начинали болеть.       – Что дальше? – спросил Джинён.       Намджун дёрнулся, но не обернулся.       – Дальше будем ждать гостей.       Пока для Сокджина эта кукла оставалась лишь испуганной куклой, а голова была занята вопросами, которые он хотел озвучить, то Намджун успел присмотреться. Он не ожидал, что эта игрушка окажется именно такой, и уже примерно представлял, какой ненавистью вспыхнет Юнги. Это не просто кукла, это даже не просто домашний зверёк, а нечто большее. Плевать, сделай Юнги эту куклу с девичьим телом или с телом парня – это было нечто, созданное или восстановленное им из пепла, а значит, бесконечно любимое. Мастер никогда бы не отдал его добровольно, не показал бы и не разрешил бы кому-то поговорить с Чимином, а тем более не разрешил бы самому Чимину показывать характер и умения полностью. Может, кукольный парень действительно ничего не помнил или не знал, но Юнги будет защищать его в любом случае. И Намджун случайно силой отнял это, не догадываясь, что гнилой ящик, который он собирался украсть, на деле оказался полным золота хрустальным сундуком. Он думал, что это будет что-то с замедленными движениями, пустым искусственным взглядом, которое поздоровается и послушно кивнёт. Но никак не ожидал, что это будет красивый и нежный, любовно разодетый в дорогие вещи юноша, ресницы которого дрожат, а ноги подкашиваются. Но было ещё кое-что, что не давало покоя, и Намджун поглубже спрятал этот яд в сердце, надеясь, что никогда не выльется наружу.       – Он, наверное, в ванной. Пните кого-то из прислуги, чтобы принесли ему поесть, – мужчина в упор смотрел на дверь комнаты Сокджина. – Если ему плохо, то пусть дадут снотворного.       – А что с куклой?       – Не трогайте, – Намджун начал расстёгивать рубашку прямо в коридоре, потому что ему становилось слишком жарко. – Заприте.       Когда мужчина закрыл за собой дверь комнаты, что была через стенку с комнатой Сокджина, то парни также застыли в коридоре, пока спустя минуту растерянно не сбежали по лестнице, чтобы найти прислугу.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты