И нарциссы расцветут в феврале

Гет
NC-21
В процессе
178
Размер:
планируется Макси, написана 151 страница, 14 частей
Описание:
Станцуй мне под дулом пистолета.

AU, где две истории переплетутся в едином криминальном мире.
Примечания автора:
Я же обещала, что с Лапулей мы скоро встретимся

Трейлер: https://vk.com/writersrc?z=video-187702777_456239031%2Fvideos-187702777%2Fpl_-187702777_-2
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
178 Нравится 87 Отзывы 37 В сборник Скачать

Глава 7

Настройки текста
«Что я наделала?» — адреналин разрывал барабанные перепонки болезненными вибрациями, прожигая артерии на каждом сантиметре своего пути. Страсть отступила, и пришедшая ей на замену совесть начала тут же плести свою паутину самобичевания. Покачиваясь, девушка встала и дрожащими руками натянула на себя боди. Как опрометчиво, по-детски с её стороны — легко поддаться эмоциям из-за накопившегося стресса и обиды на Орландо. Он не заслужил такого наказания. Заботливый, внимательный, спокойный. Даже когда они находились по разные стороны танцевального конкурса, девушка знала, что лидер команды-соперника на её стороне. Она посмотрела на Брэндона, который приглаживал растрепавшиеся волосы. Блондин был подобен наркотику, и в этом не было ни грамма романтики. Кокаин, героин, их незаконные собратья и производные без малейших усилий провоцируют фееричный выброс эндорфина в кровоток. Зрачки расширяются, возбуждение сменяется угнетением, но одна константа будет заставлять тебя безудержно и звонко смеяться — чувство беспочвенного блаженства. Рано или поздно организм, как любой человек, откажется самостоятельно вырабатывать знаменитый гормон счастья. Зачем? Ведь всегда извне поступит мощнейший стимулятор. И без того серая рутина обесцветится до омерзительного опустошения, принуждая начинающего или закоренелого наркомана искать источник горьковатого привкуса на дёснах. Зависимость от временной имитации удовольствия застилает глаза, пока искусственное эндорфиновое цунами постепенно уничтожает всё вокруг. — Хорошо, — выдохнула Мишель. — Раз ты такой откровенный, может, расскажешь мне? — Что? — Всё. Куда пропал, кто ты на самом деле? — Ты знаешь, кто я, — мужчина провёл кончиком пальца по её скуле. — Мишель, каково это — любить убийцу? Хореограф вздрогнула. Это не иллюзия. Та мёртвая девушка, Скварчалупи, что с кузенами Уайт на короткой ноге, вооружённая до зубов смазливая блондинка, парочка моложавых преступников. Она совершенно не знала того язвительного участника «Горячих гладиаторов». — Брэндон, — внутренняя стервозность, как механизм защиты, заговорила раньше разума, — а каково это — любить наркоманку и шлюху? Брэндон зажал ей рот, смесь осуждения и злости в мгновение остудили его взгляд до абсолютного нуля. — Настоятельно советую подбирать слова, — процедил мужчина. Но отвращение к собственному нутру подобно ядерному взрыву разносилось по телу Мишель. Девушка укусила блондина за ладонь, заставив его от неожиданности отпустить её, и зашипела: — Оставь свои фокусы с наказанием для наивных богатеньких девиц или студенток кулинарных курсов, я не маленькая девочка, чтобы ты меня воспитывал. — А кусаться — это, конечно, по-взрослому, — Брэндон всё ещё с недоумением рассматривал след от зубов хореографа. — Орландо не заслужил такого, — девушка закусила губу, чтобы сдержать слёзы. Знающая боль предательства, она даже не споткнулась, когда свернула в тернистый, непроходимый лес измен. Но только снаружи он казался сказочным и даже волшебным, тонкие, сухие ветки раскаяния, иглы совести до невыносимой боли царапали изнанку души Мишель. — Орьляндо ни заслюзиль тякого, — передразнил её блондин, однако его лицо было максимально сосредоточенным. Мишель раскрыла рот, чтобы запустить заезженную мелодию их препирательств, но из зала донёсся знакомый голос Дженнис: — Мишель, ты здесь? — Как всегда вовремя, — буркнул Брэндон, распахивая дверь в комнату с инвентарем, — я так несколько раз обломился с девчонками в колледже. — Знакомое ворчание, — Джен отставила ногу вбок и сложила руки на груди. Хореограф не без зависти отметила совершенство точёной фигуры девушки: в сапогах на внушительной шпильке её рост был выше ста девяноста сантиметров, а татуировка анаконды отчётливо виднелась через глубокий разрез платья. От испуганной перепачканной девушки в лесу ни осталось и следа. — Какого чёрта ты здесь делаешь? — Знаешь, сколько раз я слышал этот вопрос? — Тогда стоит задуматься над своими поступками, — холодно отрезала Дженнис и выжидающе посмотрела на Мишель. — Мы искали гантели, — промямлила девушка. Уайт старшая провела пальцем по губам, прикрывая ухмылку: — И, судя по всему, вы их там не нашли. Смотрите, кто приехал к нам в гости из холодного Торонто. Хореограф уловила забавную особенность приспешников Скварчалупи. Приводя людей, они так помпезно акцентируют на этом внимание, будто все присутствующие — участники какого-то шоу. По спине Мишель пробежал холодок: они действительно участники шоу на выживание. Только вместо необитаемого острова — танцевальная площадка, вместо полосы испытаний из бамбуковых стеблей и грязи — реальный убийца, а съёмочная группа состоит из мафии. Ночами напролёт девушка крутила в лапах разума эту головоломку, но в очередной раз детали собирались в нечто уродливое, неказистое и пугающее. Она боялась. Боялась даже просто спросить Брэндона или его сестру об одной простой вещи: что здесь происходит? «А прыгать в постель к нему и плыть по течению ты не боишься», — язвительно зашептал внутренний голос. В зал вошли двое мужчин, и радость от встречи сквозняком утянула за собой весь негатив. В дверях остановились Чарльз и Зак и с любопытством оглядывались по сторонам. — Мартышка, — светловолосый мужчина приветственно раскинул руки, — прекрасно выглядишь! — Прекрасно для мартышки? — хихикнула Мишель и нырнула в его тёплые медвежьи объятья. В отражении за спиной бывшего лидера «Тёмных волков» она не без удовольствия отметила кислую физиономию Брэндона. Чарльз отодвинул от себя хореографа, по-отечески сжал её плечи и легонько встряхнул; в его доброй, беззаботной улыбке, ряби морщин в уголках глаз было такое огромное количество уюта и тепла, что хотелось навсегда остаться в этой обители. Старый друг практически не изменился с их последней встречи в аэропорту Сан-Франциско год назад. Мужчина забросил танцы на профессиональном уровне ещё во времена первого конкурса в Штатах. Конечно, они собирались старой командой для редких тренировок и праздничных встреч, но дерзкие ритмы хип-хопа растворялись в плавном течении рутины. — Ты в порядке? — спросил Чарли. — Эта страшная женщина рассказала, что на тебя дважды покушались и, — парень запнулся и опустил глаза в пол: — И это связано с ребятами. — Не в порядке, — печально ответила хореограф. Совершенно не в порядке. Удивительно, как все они умудряются сохранять титаническое спокойствие. Чарльз и Зак так легко оставили свою новую карьеру, чтобы прилететь через всю страну к ней. Боль от потери товарищей обволакивала слизистую носа металлическим запахом запёкшейся крови. Время заставит раны затянуться вторичным натяжением, но тёмной ночью под печальную песнь вьюги, казалось бы, забытый рубец обязательно заноет с новой силой. Однако последние события не то что разбередили старые ссадины, они вскрыли нарыв. — Ты почему не в Детройте? — неожиданно Дженнис развернулась к брату. — Я сейчас была у Мартина, он сказал, что ты ещё не вернулся. — Я и не улетал, — пожал плечами Брэндон. Мишель не знала, кто сейчас разозлился больше: она или её телохранительница. Подчёркнутые румянами скулы девушки заострились до состояния катаны, на пропитанном филлерами лбу умудрилась проступить морщина, длинные тёмно-бордовые ногти вонзились в ладони. Джен с шумом втянула воздух и злобно затараторила: — Что за ребячество, Брэндон? Тебе давно было сказано собрать всех «Гладиаторов», один из которых, на минуточку, в Японии. Это тебе не Пёрл-Харбор наоборот. — Мне нужно было поговорить с Мишель, — хореограф вновь увидела перед собой того вечно закусывающегося с Джастином паренька, только теперь он препирался с сестрой, — и я не буду бегать по первому свисту Мартина. — Да? — блондинка удивлённо вскинула брови вверх. — А я думала, тебя мотивирует сохранность жизни Мишель, или я ошибаюсь? — Хватит, — Мишель топнула ногой, её окончательно взбесило, как они бесстрастно обсуждали её и её жизнь в третьем лице. — Если вы закончили, прошу покинуть мою студию, у меня начинается репетиция. Все обескуражено замерли, однако хореограф с профессиональным хладнокровием поправила пучок и добавила: — Зак, Чарльз, жду вас на разминке через пятнадцать минут, раздевалка прямо по коридору и налево. Неожиданный выпад девушки заставил малочисленный состав «Тёмных волков» покорно покинуть зал в поисках раздевалки, но Уайты продолжали стоять на своих местах. Дженнис словно ждала Брэндона, он же, в свою очередь, приоткрыл рот в попытках подобрать нужные слова. Нужную ложь. Новую красивую сказку, что резко оборвётся на заезженной концовке — он в любом случае уйдёт. Надеяться на то, что блондин станет неким основательным бизнесменом, который сделает ей предложение где-нибудь на побережье в Майами, было столь же наивно, как вера в искренность Густава. «Кстати, куда подевался этот кусок престарелого сахара?» — подумала девушка, поправляя гетры, и добавила вслух: — Вам особое приглашение нужно? — Мишель, это я буду решать, когда буду тебя сопровождать, а когда нет, — Джен наклонилась к девушке и шепнула: — Кстати, не знаю, какие гантели вы искали, но у тебя засос над ключицей. Мишель инстинктивно прикрыла плечо, однако блондинка с лёгким одобрением улыбнулась, подмигнула ей и под руку вывела из зала несопротивляющегося Брэндона. Хореограф повернулась к зеркалу и с горечью рассмотрела багровое пятно, как назло, расположенное с открытой стороны боди. Они с бывшим подопечным ходят друг за другом по тонкому льду. Там, на берегу, их ждёт безопасность и надёжность, но они вновь под угрожающий треск ступают на прозрачную корку. Неверный шаг, и тёмные воды на веки закроют их в своём плену вечного холода. — Вы не изменились, — девушка не услышала, как вернулись Чарльз и Зак. — Что, прости? — Вы с Брэндоном не изменились, — Чарли кивком указал на то место, где несколько минут назад стоял блондин. — Я будто вернулся в ночной клуб на верхнем этаже отеля Нью-Йорка, когда все узнали, что вы переспали. Эта атмосфера трещащих по швам флюидов. Ты только с ним такая. — Ты очень внимательный, — с досадой ответила Мишель, начав растягивать дельтовидные мышцы. Приятель ничего не ответил, и их спонтанная тренировка протекала так, будто они работают вместе уже много лет. Стандартная растяжка, проработка восьмёрок, взаимные колкости в отношении стилей, в которых танцуют. Чарльз рассказал, что после возвращения в Канаду вернулся к истокам — стал тренером по плаванию, Зак же решил попробовать себя в модельном бизнесе. Это были самые распространённые способы замещения стресса. — Отличная тренировка, — лидер «Волков» вытер пот со лба. — Но мы потеряли сноровку, что скажешь, Зак? — Признаю, моя поясница не была готова к таким нагрузкам, но давайте обсудим более важные вопросы, нежели наши задеревеневшие мышцы. Что происходит, Мишель? — Я бы сама хотела знать, — хореограф села рядом с парнями и обняла колени. — Всё было хорошо, всё было обычно. Потом меня неожиданно кто-то пытается убить один раз с помощью передозировки, второй раз с помощью подрыва автомобиля Дженнис. Как чёрт из табакерки появляется Брэндон и тащит за собой целую свиту итальянской мафии, на которую он, кстати, работает. Они рассказывают мне о том, что уже на протяжении нескольких лет погибают при странных обстоятельствах танцоры, а у каждого из них находят записки с религиозными мотивами. Я тоже нашла такую записку. Господи, это звучит так бредово. — Мы тоже, — тихо сказал Чарльз, прижав девушку к себе. — Мартышка, мы тоже получили эти сообщения. Я удостоился чести: мне пришла записка непосредственно на бумаге, ребята получили её копию в электронном варианте. Тогда я расценил это как рекламу каких-то местных сектантов, Зак принял рассылку за спам. На похоронах мать Майка, — Мишель слышала, как бешено колотится его сердце, — одного из «Волков», упомянула о таком же письме, назвав его неким знаком свыше. — Тогда-то мы и задумались, что авария не случайность, — продолжил сдавленным голосом Зак. — В этот злополучный день я опоздал на автобус, а Чарльз был у дантиста. Если бы не эти глупые случайности, мы бы были там… — Но мы здесь. Когда эта бескомпромиссная бестия, способная придушить одним взглядом, рассказала нам о других записках и, в том числе, о недавних покушениях на тебя, мы решили, что хватит прятаться от реальности. Некогда весёлые, беззаботные парни, что с таким задором танцевали хип-хоп и брейк, ссутулившись, сидели на краю тренировочного класса, будто старались превратиться в незаметную для жестоких реалий молекулу. — Мне понравилась аллегория со способностью придушить взглядом, красавчик, — стоящая в дверях Дженнис успела сменить экстравагантный наряд на простые чёрные джинсы и водолазку, она помахала в воздухе увесистой папкой и указала на выход: — Я вовремя. Как раз собиралась вас пригласить съездить на место трагедии, по пути расскажу детали официального расследования по «Волкам». Чарльз со стоном встал, протянул Мишель руку и буркнул: — Не много ли событий для одного дня? Я провёл в воздухе около восьми часов вместе с ночной пересадкой в Чикаго. — Ну вот, время на «поспать» у тебя было, — Джен постучала пальцем по делу, — а сейчас события не требуют отлагательств. Вам нужно победить в конкурсе и умудриться выжить. *** Пересечение Черч-стрит и 17-й улицы не могло похвастаться агрессивным потоком автомобилей, да и в принципе служило местом для инертного паломничества туристов в Мишен Дистрикт, старейший район Сан-Франциско. Мишель вышла из новенькой Audi Дженнис и надела солнцезащитные очки, полуденное пекло властвовало между ярких двухэтажных коттеджей. Она вдруг вспомнила об их с Орландо отпуске в Мексике: улыбчивые прохожие самых разнообразных наций: от китайцев до украинцев с ломаным акцентом, — шумные торговцы едой, звуки живой музыки вдали, граффити на стенах и вальяжные, пышные хозяйки домов, что лениво провожали взглядом прохожих. Атмосфера вечно тлеющего праздника, когда уже все расходятся домой, но задор веселья всё ещё себя не израсходовал, скромно разрезалась чёрной атласной лентой, повязанной на фонарном столбе у перекрёстка. Чарльз подошёл к нему и похлопал по чугунной поверхности, как по плечу старого приятеля. Для него это было последнее место, связывающее его реальное тело с душами погибших товарищей. Хореограф сглотнула ком в горле: научно-техническая революция позволила человеку с комфортом оказаться как на другом конце земного шара, так и на том свете. — По официальным данным, в микроавтобус с танцорами врезался старенький Ford. Седан, конечно, хорошо помяло, но второй автомобиль загорелся. За рулём был нелегал из Египта, с ним даже разбираться особо не стали, депортировали на Родину, и всё, — сухо отрапортовала блондинка, — очень удобная кандидатура для грязной работы. — Но почему он согласился на такой кошмарный поступок? — Мишель не могла отвести взгляд от траурной ленточки. Только что просмотренные фотографии сгоревшего автомобиля позволяли ей до ощущения запаха жжёной резины увидеть на перекрёстке страшную картину. Сейчас на потрескавшемся асфальте не было даже следов тормозного пути. — Очень просто, — Уайт пожала плечами, — либо его в Каире ждал счёт с баснословными суммами денег, что позволит ему откупиться от любого суда, либо ему пообещали такой исход. Всё зависит от честности заказчика, но, поверь, их не особо интересуют судьбы шестёрок. Главное — скрыть его личность от американского правосудия. У хореографа закружилась голова, она взяла под руку Чарльза, чтобы не упасть на раскалённый тротуар. Игровое поле вокруг неё разворачивалось до невероятных размеров, а она до сих пор не могла разобраться ни в правилах игры, ни в том, кто играет за неё, а кто против. Лишь иерархия фигур смутно вырисовывалась среди бескрайней мглы. Какой исход? Что получает победитель? Да и есть ли он? — Я тебя помню, — кто-то проскрипел снизу, и девушки одновременно обернулись. Около них стоял скрюченный старикашка и тыкал пальцем в Зака: — Ты приходишь к этому столбу и меняешь ленту. Зак смущённо потёр шею, а пожилой мужчина продолжил. Он говорил монотонно, его вопросы будто не подразумевали ответов, да и вообще казалось, что он разговаривает сам с собой: — Страшная авария была, да? Я тогда не спал, колени крутило. Погода менялась. Слышу удар, выглянул в окно. Машины столкнулись. Ба! В нашем-то районе! А потом подавно диво дивное произошло. Автомобиль, что побольше, загорелся, да сразу весь, как соляркой облитый. А люди внутри кричат, дверь дёргают, а выбраться не могут. Ад, настоящий ад на земле. Лица Чарльза и Зака перекосились от боли. Каждый мускул мужчин застыл в восковой выдержке. В ровной, гладкой, но готовой рассыпаться на сотню мелких кусочков от малейшего давления. В эту секунду мысленно они были там, вместе со своей командой, словно пытались забрать у них хотя бы крупицу той боли и ужаса, что их друзья испытали перед смертью. Мишель обняла что есть силы лидера «Тёмных волков», по щекам потекли слёзы. Никто из них не заслужил этого. — Мартышка, — Чарли провёл ладонью по волосам хореографа и поцеловал её в макушку, — не плачь, от этого только хуже. — Через сколько после столкновения загорелась машина? — но Дженнис мёртвой хваткой вцепилась в свидетеля. Старик попытался сфокусировать плавающий взгляд водянистых, почти прозрачных глаз на блондинке, а затем испуганно залепетал: — Какая машина? Вы кто? Если хотите отобрать мою комнату, то только через мой труп. Уайт злобно плюнула себе под ноги: — Поэтому его показания не восприняли всерьёз, да и опрашивали ли его. В любом случае не зря я решила лично посмотреть это место. Здесь, действительно, так не разгонишься, чтобы угробить пятерых человек, да ещё и в пожаре. — Откуда такая сноровка? — спросил Зак. — Ты кажешься въедливей любого каноничного федерала. — Опыт, — Дженнис с разочарованием посмотрела плетущемуся безумцу вслед, — и я закончила полицейскую академию. Правда, оказалась по ту сторону закона. Поневоле, но оказалась. — Кстати, — Мишель вдруг вспомнила заинтересовавший момент их диалога с Мартином, заставивший кузенов Уайт моментально подчиниться его прихоти, — кто такой Джерри? Вы с Брэндоном, скажем так, остро отреагировали на его упоминание. Порыв ветра растрепал волосы Джен, скрывая от хореографа лицо собеседницы, однако она успела заметить, как блондинка прикусила щёку. — То, что я сейчас скажу, тебе не понравится, — медленно проговорила Уайт, — впрочем, как и любая правда. Джерри — это сын Брэндона. Мартин убил мать Джерри и теперь по факту шантажирует нас жизнью мальчишки.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты