И нарциссы расцветут в феврале

Гет
NC-21
В процессе
176
Размер:
планируется Макси, написана 151 страница, 14 частей
Описание:
Станцуй мне под дулом пистолета.

AU, где две истории переплетутся в едином криминальном мире.
Примечания автора:
Я же обещала, что с Лапулей мы скоро встретимся

Трейлер: https://vk.com/writersrc?z=video-187702777_456239031%2Fvideos-187702777%2Fpl_-187702777_-2
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
176 Нравится 87 Отзывы 40 В сборник Скачать

Глава 8

Настройки текста
Я его совершенно не знала. Не обращая внимания на дорогу, Мишель шла к автомобилю Дженнис. Блондинка была права, её заявление шокировало хореографа. Как? Зачем? Почему? Уйма глупых, неуместных вопросов крутились в голове девушки и врезались в насмешливую стену очевидных ответов. Как? Как все здоровые взрослые люди. Зачем? Его цели могли уходить не дальше элементарного получения удовольствия. Почему? Слишком много философии для последствий одного необдуманного поступка. Или обдуманного? Ревность, словно капризы избалованного ребёнка, у которого отобрали любимую игрушку, сдавила горло девушки. В своё время она легко ушла к Орландо, потом с такой же лёгкостью изменила ему, а сейчас поджимает губы от обиды: свободный мужчина завёл отношения и позволил себе родить ребёнка. В отличии от онемевшей Мишель, Зак с любопытством вцепился в новые подробности жизни бывшего участника «Горячих гладиаторов» и засыпал его кузину вопросами. Хореограф вполуха слушала рассказ Дженнис, пока их Audi выехала из узких, разгоряченных улочек исторического центра на автомагистраль вдоль побережья. Девушка опустила окно и вдохнула пропитанный солью и влагой воздух, а клубящийся над проливом Золотые ворота туман постепенно охладил её эмоции. Четыре года назад у Мартина окончательно закончились задания для Брэндона в Европе, и танцора перенаправили обратно в Штаты. Всё стало менее прозаично, очередным заданием стало незамысловатое возвращение власти итальянской мафии над наркооборотом в Вашингтоне. В столице блондин быстро нашёл себе надёжного осведомителя — молодую сотрудницу ФБР Виван Марич. — Марич? — Зак даже наклонился вперед, чтобы лучше слышать Джен с заднего сидения. — Какая странная фамилия. — Насколько я знаю, — Уайт небрежно помахала в воздухе рукой в знак неопределённости, — её бабушка и дедушка — эмигранты с Балканского полуострова. — И между ними вспыхнула страсть? — темноволосый мужчина восторженно хлопнул в ладоши. — Как это романтично. Дженнис покосилась на хореографа, однако Мишель продолжала равнодушно смотреть на вялое танго вод Тихого океана с туманом. Она была морально выжата и лишь чудом продолжала находиться в сознании. Её мысли запутались в своих собственных повествованиях и больше походили на рябь телевизора в час профилактики. Белый, монотонный шум, сквозь который доносились обрывки рассказа Уайт. Кузина Брэндона отрицала какие-то высокие чувства между её братом и агентом ФБР, всё до боли в скулах банально: удачно завершённое дело, алкоголь, полуночный пустой номер отеля. Возможно, их встреча в Вашингтоне была последней, если бы не две полоски на тесте и стойкое желание Виван оставить ребёнка. — Брэндон взял на себя ответственность стать отцом? — впервые за всю поездку Чарльз вступил в диалог. Уайт притормозила около автобусной остановки Спортивной подземной автостоянки на улице Мейсон и сказала: — Парни, нам с Мишель нужно в Саусалито. Мой помощник доставил мне материалы дела, Мишель нужно просто отдохнуть, а вам будет просто проблемно вернуться в город без автомобиля, — она закусила губу, побарабанила пальцами по рулю. — Да, Чарльз, признал. — Ты предлагаешь нам сейчас поехать в отель, пока сама будешь читать дело по «Волкам»? — морщинка между бровей Чарли стала глубже. — Мы едем с вами. — Я не планирую ближайшие сутки возвращаться в город. — А у нас дел, кроме репетиций в Сан-Франциско нет. Поехали, Анаконда, ты ещё не рассказала нам конец истории, — для убедительности Зак заблокировал пассажирские двери и удобнее разместился на своём месте. — И почему я должна вам это рассказывать? — проворчала Дженнис, но всё же выехала с парковки в сторону красных арок знаменитого моста. — Когда Джерри было полгода, Виван застрелили во время очередного задержания. Решался вопрос о том, чтобы отдать мальчика под опеку её родителям в Валево, но вмешался Мартин. Долг Брэндона перед ним был почти исчерпан, а терять такого ценного помощника Скварчалупи не хотел. — И он нашёл новую верёвочку, за которую бы смог дергать Брэндона, — закончил за девушку Чарльз. В салоне Audi повисла тишина, разбавленная тихим диалогом между ведущими на местном радио. Каждый думал о своём, учился смотреть на мир через призму новых подробностей. Никто из присутствующих не носил розовые очки, однако по улицам привычной реальности пополз вязкий дёготь преступного мира, затапливая в своей жиже абсолютно всё. То, что было лишь на экранах телевизора, вдруг магическим образом стало частью их жизни: продажные федералы, мафия и дорожка к успеху, выстланная трупами. Мишель попыталась вспомнить того парнишку, чьи заботы, как ей казалось, крутились вокруг поисков качественной выпивки и симпатичной спутницы на ночь. Тогда он уже был тем самым Брэндоном? Разумеется, был. Его напускная беззаботность и безответственность были маской, которую хореограф смогла сорвать только спустя пять лет, с одним нюансом. Под этой маской таилась ещё одна. «Смогу ли я когда-нибудь увидеть его истинное лицо, и надо ли мне это?» — подумала девушка и посмотрела на «Тёмных волков» в зеркало заднего вида. Их осунувшиеся лица будто старели с каждым мелькнувшим за окном столбом. Чарльз и Зак так же, как и она, пытались примерить новые подробности на свои судьбы, вот только «наряды» были уродливыми, грязными и не по размеру. Под колёсами зашуршал гравий, и только сейчас Мишель заметила, что они подъехали к небольшому особняку в бежевых тонах. Второй этаж, обшитый деревянными панелями, ютился под покатой крышей, широкие окна прятались от любопытных глаз под покровом густого насаждения кустарников и прибрежной мглы. Холмистый рельеф местности не позволял сходу определить их местонахождение, но недалеко кричащие чайки, запах океана говорили о непосредственной близости к заливу. — Это дом моей матери, — сказала Дженнис на немой вопрос танцоров, — одно из безопасных мест на этом проклятом побережье. Без лишних слов Уайт проводила Мишель в небольшую комнатку на втором этаже и уложила её на кровать. Запах хвои и миндаля успокаивал, напоминал о Рождестве и каникулах с родителями. Ей впервые захотелось заплакать, горько, с надрывом, на плече у мамы, как в тот день, когда впервые провалила прослушивание в театр. Через год родители погибли, и девушка забыла, что такое слёзы. Её груз ответственности и статус не позволяли быть слабой. — Какой из Брэндона отец? — неожиданно спросила Мишель. Джен удивлённо приподняла бровь, но с улыбкой ответила: — Ты бы хотела услышать «никудышный»? Он очень тщательно скрывает их отношения с Джерри, но, думаю, тебе он их покажет. Хореограф хотела ещё что-то спросить, но мягкие подушки в один миг окунули её сознание в мир сновидений. Она так резко заснула, что Дженнис невольно подумала об обмороке своей подопечной, однако равномерное дыхание развеяли её сомнения. Блондинка задёрнула шторы, прикрыла за собой дверь и спустилась в гостиную, где вокруг коробки с материалами дела сидели Чарльз и Зак. — Что ж, — девушка разрезала ножом скотч, открыла посылку и присвистнула, — нас ждёт бессонная ночь, однако не так я себе её представляла с двумя симпатичными мужчинами. На стол посыпались папки, аудиокассеты, фотографии, блокноты, какие-то обрывки записок. — Вишня хорошо обработал местный отдел полиции, что занимался делом сгоревшего микроавтобуса, — ухмыльнулась Дженнис, — все мелочи нарыл, благо, мусор с тех времен не привёз. Девушка взяла из всей вакханалии вещественных доказательств помятый снимок с испуганным смуглым парнишкой, внизу которого размашистым почерком было написано «Исса Элнади 18.10.1998». — Этот тот парень, которого обвинили в аварии, — кивнул Чарльз в сторону фотографии. — Вы видели его на суде? — Суда не было, — ответил Зак, раскладывая содержимое коробки по кучкам. — Его депортировали в Египет, а нам пришло письмо, что этот Исса получил семь лет заключения. — Маловато для массового убийства, — Джен почесала подбородок, интуиция до хрипотцы кричала, что в этом деле неровностей больше, чем на всём периметре Большого каньона. — Убийства по неосторожности, — поправил её Чарльз. Стрелка настенных часов бескомпромиссно бегала по кругу, наматывая течение времени на невидимую спираль. Дженнис захлопнула папку с подробной биографией Иссы Элнади и сделала внушительный глоток из кружки с кофе и коньяком. У парня не было и планов для переезда в США: хорошая работа в Каире, большая семья, собственная квартира. Все родственники и близкие в один голос твердили, что Элнади и дальше собирался развивать свой бизнес на Родине, но неожиданно некий дальний родственник пригласил его в Сан-Франциско с предложением открыть точку по продажам египетских деликатесов. Блондинка скрипнула зубами: она прекрасно понимала, что это за «родственник». Настойчивые телефонные звонки, щедрые предложения всё же сломили сомнения молодого человека, и юношеский максимализм взял верх — Исса отправился первым классом в Штаты. Всё шло прекрасно, документация была на этапе завершения, пока всего через два месяца пребывания в Новом свете старенький седан египтянина не врезался в Фольксваген «Волков» с катастрофичным летальным исходом. — Дядюшка богатый, а любимому племяннику даёт ведро на колесах? — бросила вопрос в тишину Дженнис и закурила прямо в комнате. — Дело сшито не то что белыми нитями, тут целые канаты. — На записях допроса, — Чарльз снял наушники, — Элнади утверждает, что познакомился с компанией, они отдыхали в особняке неподалеку, машину одолжил новый приятель. — Я видел где-то допрос этих приятелей, — Зак стянул волосы в пучок и начал быстро листать одну из папок: — Вот. Студенты по обмену из Египта познакомились с Иссой на презентации ресторанчика обвиняемого. Жили весело, скромно, максимум — привлекались за распитие алкоголя в общественном месте. После суда над Элнади почти все были по тем или иным причинам насильно возвращены на Родину. — Очень интересно: единственный, кого не выслали в Египет — владелец того самого седана, — задумчиво пробормотала Джен, — и теперь он управляющий в одном из самых известных ресторанов египетской кухни в районе Ричмонд. Парень хорошо помог мафии, мафия хорошо помогла ему, остальных участников дисквалифицировали за ненадобностью. — Погоди, — Чарльз тряхнул головой, — ты говорила, что всё это дело рук какого-то маньяка, что пытается подставить итальянскую мафию. Теперь ты говоришь, что это дело рук мафии. Блондинка поморщилась: — Чарли, чтобы убить одновременно пять человек, потом депортировать столько же в Египет и поднести это общественности под соусом несчастного случая, нужно быть либо гением, либо иметь обширные связи среди преступников в законе. Другой вопрос, делает он это для своего клана или преследует личные мотивы. — И с чего вы вообще взяли, что это один человек? Девушка замолчала, её плечи понуро опустились, и она тихо прошептала: — Мартин сказал. — Так, где факт, что ваш ненаглядный Мартин всё это не подстроил? А остальных танцоров сейчас заманит в ловушки, и… — разгорячённый блондин хлопнул по столу, отчего стоящая с краю стопка бумаг посыпалась на пол. Дженнис ощутила полную беспомощность. Их отношения с Мартином строились на недоверии и шантаже, однако все поручения они выполняли беспрекословно. У каждой прихоти Скварчалупи был волне объяснимый исход, как в изначальных намерениях вывести их строя того, кто портит «честное» лицо итальянской мафии. Но, что если Чарльз прав, и все эти хитросплетения приведут к самому зачинщику заварушки? — Ай, к чёрту, — блондинка раздражённо отцепила портупею и бросила её вместе с пистолетом на столик рядом с досье Элнади. — Я готова сыграть против обеих сторон, в шахматах два противника, но пора уже пешкам устроить бунт и создать третью команду. Вы со мной? Мужчины переглянулись, они немного посидели в полной тишине, пока Зак её не нарушил: — Моя интуиция крайне редко меня подводит, не дай мне усомниться в ней и в тебе, — он развернул к Джен свой смартфон с открытым сайтом интересующего их ресторана, — им требуются танцовщицы. Понимаешь, что это значит? — То, что нам с Мишель пора подыскать новую работу, — Уайт отпила прямо из бутылки с надписью на этикетке «Bache-Gabrielsen» и слегка поморщилась. *** Теневые шторы и пасмурная погода не позволили Мишель определить точное время пробуждения, в спальне царил полумрак. Где-то вдали проехал автомобиль, но более каких-либо звуков девушка не слышала. Хореограф потянулась и умиротворённо прикрыла глаза, наконец, хотя бы телом она чувствовала себя отдохнувшей. Ситуацию мог испортить только мирно спящий около неё обнажённый Брэндон Уайт, но даже этому повороту событий Мишель бы не удивилась. Однако вопреки всем чакрам плохого предчувствия, вторая половина кровати пустовала. Девушка сбросила остатки крепкого сна и, наслаждаясь прохладой напольного покрытия из лиственницы, вышла из спальни. Уже на лестничной площадке девушка хихикнула от открывшейся ей картины, будто она случайно увидела стоп-кадр из бюджетного ситкома про полицейских. На двух небольших диванчиках чудом уместились Дженнис, Чарльз и Зак. По столу были разбросаны бумаги, старые кассетные плееры, наушники, недоеденная пицца и пустая бутылка из-под коньяка. Джен по-хозяйски лежала на животе у Чарли, а тот в свою очередь заботливо прикрывал её обнажённые плечи своей широкой рукой, словно защищал от несуществующих сквозняков. Хореограф лёгкой поступью прошмыгнула мимо сонного царства на кухню и к своему счастью обнаружила ещё одну бутылку, но уже с вином. Она от души налила себе кружку до краёв и отхлебнула терпкой алой жидкости. Красное полусухое приятно стянуло рецепторы языка в тугой узел. Девушка привстала на цыпочки и потянулась, это было непривычно размеренное и спокойное утро, словно она попала в вакуум, где время остановилось, а проблемы благородно дали ей возможность свободно дышать. Стараясь не шуметь, Мишель вышла на крыльцо и села на влажные от тумана ступеньки. Где-то вдали ссылалась пульсация жизни «Золотых ворот» Хореограф всегда искренне удивлялась контрасту этого моста: с одной стороны он никогда не спал, перенося сотню тысяч судьб через свои арки, с другой — утаскивал не меньше людей в неспокойные воды пролива. Банальное, но такое трагичное равновесие. Неожиданно послышалась вибрация телефона, девушка похлопала руками по заблаговременно накинутой куртке Дженнис, и нащупала в кармане источник шума. На экране высветилось «Брэндон», она судорожно вздохнула, но ответила на звонок. После секундного молчания из динамика донеслось удивлённое: — Мишель? Почему ты отвечаешь на звонки Джен? — Она спит. — Вы, — мужчина медленно и с подозрением протягивал каждое слово, — ночевали вместе? — Да, — Мишель спустилась к изгороди и небрежно смахнула росу с неухоженного кустарника, — у нас была пижамная вечеринка. Знаешь, педикюр, драка подушками, откровения. Например, Джен рассказала про своего замечательного племянника Джерри. Они оба замолчали, девушка слышала, как участилось дыхание собеседника. — Значит, ты знаешь. — Знаю. Как Джен проснётся, я скажу, что ты звонил. Хореограф нажала отбой. Она не хотела портить своё мнимое умиротворенное утро очередной перепалкой с Брэндоном, за плечами их было неимоверное количество, и впереди ждало столько же. — Что он хотел? — Мишель обернулась и увидела Джен, стоящую на крыльце. Её светлые волосы спутались и неряшливо спускались на плечи, она провела пальцем по синякам под глазами, будто пыталась их стереть, и зевнула. — Я не спросила, — хореограф нервно пожала плечами и отвернулась к дороге. Сзади послышались шаги, Дженнис, почему-то прихрамывая, подошла к ней и встала рядом. В сером пейзаже пасмурного пригорода Сан-Франциско сверкнул излишне яркий огонёк зажигалки, блондинка сделала глубокую затяжку, выдохнула дым с ароматом крепкого никотина: — Я не оправдываю его. Но, поверь мне, Мишель, мы бы хотели жить иначе. Я рыдала навзрыд и до крови тёрла мочалкой свои руки, я чувствовала запах пороха и свинца всегда, каждую секунду. Но каждый раз, когда мы находили лазейку, Мартин находил новые рычаги давления. Наши родители, дети, — щека Уайт дёрнулась, — все те, кого мы любим или любили. И он будет находить всегда, понимаешь, Ардженто? Единственный способ облегчить свои страдания и спасти жизни нашего окружения — отстраниться, создать иллюзию. Мы все из себя такие свободолюбивые, ветреные и самовлюблённые. В жизни нас не интересует ничего кроме собственного эго. Тогда… Тогда у Мартина не останется точек соприкосновения. От столь неожиданного откровения от практически чужого человека Мишель била крупная дрожь. Ей казалось, что всю жизнь тугоухость была её недугом и, наконец, на неё надели слуховой аппарат. Она услышала. — Так значит его уход из команды, его уход от меня — это не банальная месть? Дженнис взяла из рук девушки кружку и сделала большой глоток вина: — Не банальная.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты