Насмешка судьбы

Слэш
NC-17
В процессе
27
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написана 31 страница, 6 частей
Описание:
Что делать если твой соулмейт- твой враг? И что делать, если сама судьба сводит вас вместе?
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
27 Нравится 30 Отзывы 8 В сборник Скачать

Часть 6

Настройки текста
Наполеон стоял перед огромным окном «своего» кабинета, запахнувшись в свой халат, и задумчиво смотрел на редких шатающихся по улицам солдат. Время уже приближалась к двум часам, и многие гуляки уже спали, как и свита, находившаяся в доме вместе с французским императором. Ночь полностью вступила в свою власть, обшарив своими руками каждый закоулок и даже маленькое тело Наполеона, который казалось и не чувствовал времени. Луна уже не светила так ярко как час назад и всё вокруг погрузилось во мрак и тишину. На минуту Бонапарт прикрыл глаза и прислушался к звукам скребка, которым Констан отдирал куски воска от расплавившихся свечей от лаковых поверхностей столешниц и комодов. -Констан! Принеси мне водки. - Желание избавиться от внутреннего холода, тянуло выпить что-то способное к горению. Именно сейчас он почувствовал этот мороз, которым веяло из его нутра, который пожирал его. Через секунду голос отразился от стен и осел на пол, и только тогда можно было различить тишину в соседней комнате и понять, что камердинер бросил своё дело и пошёл в столовую спрашивать водки для Сира. На самом деле Констан помнил только несколько случаев, которые можно было бы пересчитать на пальцах одной руки, когда Сир пил что-то кроме вина и воды. Должно быть русский чем-то расстроил. Констан в задумчивости налил из стеклянного графина прозрачную жидкость, от которой резко пахло спиртом. -Ты долго. - Наполеон резко развернулся, как только поднос коснулся письменного стола за его спиной, и схватил стакан. Он поднял жидкость на уровень глаз и посмотрел через неё на слугу. - У тебя голова сплющилась. И зажги свечи. Констан улыбнулся и секунду смотрел на полке одного из книжных шкафов свечи. Чиркнула спичка и огонёк поджёг фитиль. Мягкий желтоватый свет осветил мужские лица. -Ну. - Наполеон выдохнул и залпом выпил целый стакан, закашлялся и сел в кресло. - Чего стоишь? Иди! Комната перед ним уже расплывалась, а тело перестало знобить. Он с какой-то лёгкой тупостью смотрел на замершего Констана, который почему-то вызывал в нём раздражение. Слуга поклонился и вышел из кабинета, после он всё-таки решил приготовить постель для господина, который наверняка ляжет спать через несколько часов. Ему никогда не нравилось, когда Сир решал напиваться, тем более так беспричинно, в такие моменты ему становилось страшно. Ещё час и наступит рассвет. Наполеон чувствовал свежий холодный ветер, подувший со стороны окна, прошедший сквозь него и врезавшийся в один из шкафов. «Ветер свободы», по-другому это порождение зари назвать никак нельзя, которое так любил Наполеон, сейчас вызвал в нём раздражение. На него вдруг свалилась вся его жизнь, которую он, казалось, проскакивал, пролетал так стремительно, как пушечное ядро. То, что оставалось за плечами его мало волновало и он жил сегодняшним днём, не отягощённым плохими воспоминаниями, приносящим только счастье. Он бы и продолжил так жить, если бы не мальчишка. -И куда ты свалился? - спросил Наполеон у стакана, но посуда молчала, нагоняя на него мрачность. Когда-то давно, когда он сам был молод, когда он был готов на прекрасные порывы души, эти проблемы не казались такими масштабными. Он ехал в Россию будто чувствуя, что этот момент станет переломным, даже кажется смеялся перед поездкой с солдатами, провожавшими его в дорогу. Руки буквально чесались перед великим делом, казалось уже всё решено. -Господин первый консул, позвольте представить, мой средний сын Александр. - Павел, маленький и страшный человек, как ты смог породить его? Юноша, в нём, казалось, отразилась вся красота русского народа. Наполеон превратился на мгновение в соленой столб и только после этой паузы поклонился наследнику царской фамилии. Может быть он и был поражён, но он и не думал о глубоких чувствах, тем более о таких как любовь. А мальчику он, кажется, понравился, смотрел на приезжего весь приём не отрываясь, даже пытался заговорить, но это у него плохо получалось. Вечером, сидя в выделенной комнате, Бонапарт не сразу заметил знаки на запястье. Кто бы знал, что какие-то буквы могут сломать человеку жизнь? Вот и Наполеон не думал тогда, что всё повернётся к нему боком. У него тогда не было не истерик, не печали, он с честью выстоял ещё одно испытание жизни и решил просто наплевать на эту глупую надпись. У него была любимая супруга и преданные ему друзья, ему больше ничего было не нужно. - Мне всё равно, что там и как написано. Я сказал, что мне не нужен русский сопляк и он мне не нужен. - говорил Наполеон, когда приезжал в гости к Ланну, единственному кому он мог рассказать о случившемся. -Ты хочешь сказать, что будешь продолжать жить как раньше? - Ланн нахмурился, а потом засмеялся. - У тебя не получится мой друг. Ни у кого не выходило на моей памяти, а таких как ты, поверь, много. -Посмотрим. - Наполеон улыбнулся небу над его головой, бросая новый вызов судьбе. Он решил прятать метку под бинтами, оправдываясь перед женой тем, что порезался или получил перелом. Женщина верила или догадывалась и не говорила и Наполеона это устраивало. Жизнь шла как обычно, пока не наступил «голод», всепожирающий и необратимый. Как и у Александр, Наполеон стал просыпаться в холодном поту от ярких снов, от которых он ещё долго не мог уснуть. Мысли о Романове уже стали навязчивыми и никакое внушение того, что рядом любимая женщина ему уже не помогали. Жена стала раздражать, и он решил переехать в другую спальню, чтобы не срываться на неё, но кипение внутри от этого не уменьшалось. Он теперь почти не спал, стал всё больше времени проводить не в духе, срываясь на подчинённых. Многие в то время запомнили страшные глаза Наполеона с пронизанными красными ниточками сосудов белками и чёрными тенями под ними. Лицо и так худое ещё сильнее заострилось, он постарел, столько ему пришлось заплатить. -У мальчишки тоже проступила метка. - вынес приговор Ланн, но Наполеон это и сам понял, он уже неделю не мог встать с кровати, всё что творилось с ним почти десять лет подряд вдруг усилилось в несколько раз. Приезд Румянцева подкрепил догадки. -От этого можно как-то избавиться? -Твой торг здесь неуместен. -И что же мне делать? Сходится с русским императором? - Бонапарт вдруг взбесился и собрав все свои силы сжал кулаки. - Предпочитаешь умирать здесь? - Ланн приподнял бровь и снова всмотрелся в лицо друга. Уже который раз за полчаса. -Выйди. - прохрипел Наполеон и закрыл глаза. Он слышал, как Ланн сделал ровно восемь шагов, открыл дверь, что-то сказал часовым и ушёл по коридору. Кажется, он сказал: «Не пускайте…» или «Упускаете…», но было не разобрать. Именно сейчас смерть была к нему невыносимо близко, её холодное дыхание, словно утренний ветер, обдувало его измождённое лицо, а коса изрезала его лоб морщинами. «Я принимаю свою участь.»- Сказал сам себе Бонапарт и уснул, думая уже никогда не просыпаться. Он всё-таки пошёл на поправку, сам переступил через себя и встал, снова стал работать как проклятый и боль перестала быть такой значимой, хоть и каждую ночь он думал о том, что уже не проснётся. Его жизнь теперь перетекала из дня в новый день, который не был похож не на один предыдущий. Новые ощущения заглушали ноющую руку, усталость не оставляла места на сны, и он приспособился выживать. -Шах и мат! - Наполеон стоял на Аустерлицком поле и всю его душу выворачивало от забытого детского восторга. Война уже стала для него привычкой, и он давно не испытывал чего-то подобного. Он переговаривался с маршалами, когда его будто облили ледяной водой и он резко повернул голову в сторону тумана, в который уже спускались русские солдаты. Лицо Наполеон растянулось в улыбке, и он отдал команду. Ему никогда не было так хорошо, как когда он осознал, что мир с Россией будет подписан. Наполеон сидел за столом, как сейчас, и моргал, пытаясь осознать реальность. Как же долго он шёл к этому. Он даже не сразу вспомнил, что для этого мира ему придётся встретится со своим соулмейтом. -Я договорюсь с ним. - говорил один голос. -Не сможешь. - говорил другой. Наполеон хватался за голову. Сейчас он сидел и обдумывал всё что с ним произошло. Свои чувства к Александру: возможна ли тут любовь? Или это был жестокий голод. Он всё никак не мог понять, где проходит это грань, где бытие переходит в небытие. За столько лет встреч по ночам в нём горела, как керосин, похоть. Любил ли он когда-нибудь его? -Люблю ли я? - стакан снова молчал. - А если и люблю, то что? Всё равно вместе не будем. Я не герой романа, чтобы тайно ездить к нему на свидания и лелеять мечту быть когда-нибудь вместе. Я уже стар… -А как же мальчик? Он же тебя любит.- Говорил ещё один в его голове. Наполеон потёр переносицу и облизал губы. Вдруг всё тело охватил жар, в воспоминаниях начали всплывать сюжеты нынешней ночи, он понял, что он в ловушке.
Примечания:
Тут ещё кто-нибудь остался? Да, я знаю, что я запоздала с этим фф где-то месяца на 2...
Всем кто ждал, презентую вам новую часть и надеюсь теперь продолжить писать всё в таком же режиме (раз в неделю по части, скорее всего по воскресеньям) Надеюсь никого не расстроила этой задержкой(

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Исторические личности"

Ещё по фэндому "Napoléon Bonaparte"

Ещё по фэндому "Александр I (Первый)"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты