Маверикс

Слэш
NC-17
В процессе
179
«Горячие работы» 493
Размер:
планируется Макси, написано 406 страниц, 30 частей
Описание:
Билли всегда думал, что за поддержкой — это не к нему, а помощь — не для него. Но после драки у Байерсов к нему с помощью явился Харрингтон. «Квиты» — на этом и стоило закончить, у каждого свой путь, своя цель: свалить в Сан-Диего к океану, поступить в крутой колледж Индианы. Так какого черта Стив продолжил лезть в дела Билли, словно это самые охуенные волны в его жизни? Какого черта Билли повелся на это?
Но когда пришла реально гигантская волна, стало ясно: им обоим не покорить ее в одиночку.
Примечания автора:
Работа дописана, выкладывается по мере редактуры по воскресеньям-понедельникам.

Изумительно запечатленный момент из 22й главы от замечательной ShiwDen: https://vk.com/shi_o?w=wall-49804196_2531
Спасибо, я счастлива до кончиков пальцев)

Настроенческое, гиф-визуал: https://vk.com/doc403256911_565028199?hash=b4dfcf91b837ee20aa&dl=6e536dd5a1a2a59151
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
179 Нравится 493 Отзывы 67 В сборник Скачать

Часть 28

Настройки текста

Romeo is bleeding As he gives the man his ticket, He climbs the balcony at the movies. And he’ll die without a whimper Like every heroes dream¹. Скоро Ромео крышка, Дал свой билет парнишке И в кино присел на балконе. Уйдет без лишних стонов — Героев всех мечта. Том Уэйтс

Стив не мог сдвинуться с места. Он так напряженно всматривался вперед, куда минуту назад уверенно направлялся Билли, что уже не понимал, это серые хлопья мельтешат в воздухе или просто точки в глазах. Стив не представлял, что должен был увидеть. Торнадо среди деревьев? Монстра, как в плавильне? Но ничего подозрительного или нового не было, все тот же глухой изнаночный лес. Его освещали участившиеся вспышки молний, сотрясал гром, но ни единого движения или мелькнувшей тени. — Вовремя ты, — Стив развернулся, напряженно оглядываясь, собираясь с мыслями. — Давай обломаем его, пусть сам побегает. Он торопливо зашагал в противоположную сторону. Стив храбрился. Старался звучать непринужденно, словно Билли вспомнил, что забыл вернуть ему кассету Queen и принесет завтра. Досадно, но всякое случается. Однако за шиворот будто натрясли снега — он противно кололся и жалил холодом. Все это время они добровольно шли к Истязателю, а тот, как паук, преспокойно ждал, раскинув черные лапы-отростки и сплетя паутину в глубине леса. Стива передернуло. Билли вяло плелся за ним, и казалось, все еще был в шоке. — Вот же блядство, надо было раньше… — Забей, все нормально. Стив был уверен: Билли вел в засаду не специально и сам не знал, что творил. Это лишь очередная подстава Истязателя. И поэтому выяснять, кто виноват и как это произошло, не было смысла. Главное — Билли успел вскрыть план до того, как стало слишком поздно. Впереди замаячил непролазный бурелом. Стив собирался его обойти, но что-то в уже привычных звуках Изнанки вдруг напрягло. Как фальшивая нота, царапина на пластинке, выбивалось из ее постоянных хрустов и шорохов. Треск ломаемых веток, который слышался все отчетливее и ближе. — Что за… Стив вскинул руку и остановился, прислушиваясь. В небе громыхнуло. Оно точно прет на них? Стив вспомнил дарта и даже пожалел, что это явно не он, не выдержав расставания с Билли, нашел того в сраном лесу. То, что пробиралось через бурелом, было таким же упорным, но намного тяжелее. И когда на вершине из-за веток показалась каплевидная безглазая голова, Стив не удивился: рано или поздно они должны были встретиться с демопсами, это же чертова Изнанка! — Вот уродец. Для такого у меня даже названия нет. Билли отступил назад и потянул за собой, но Стив лишь пихнул ему мешающийся капюшон: — Подержи. Стив перехватил биту обеими руками, переступил с ноги на ногу, примериваясь. Одна псина. Раз плюнуть. — Стив, — с нажимом позвал его Билли, будто хотел отговорить от стычки. Или он про скафандр? — Что? Это тот самый случай? Стив не спускал с твари глаз: та теперь стояла на самом верху бурелома. И выглядела она как-то… растерянно по меньшей мере. Вертела головой, со свистом и хрипом принюхивалась сквозь щели между неплотно сжатыми лепестками. Казалось, тварь просто выбралась куда-то не туда. — Нет, но… — Тогда держись за мной, я его уделаю. Демопес, будто поняв, о чем речь, угрожающе зашипел, распахнув слюнявую морду, расцвел сотней клыков, припал на передние лапы. Стив невольно попятился вместе с Билли. Демопес спускался по наваленным веткам следом, аккуратно цеплялся за них когтистыми узловатыми пальцами. — Сти-ив, — Билли неуверенно нашарил его руку: тоже пристально следил за тварью, боялся проморгать бросок, — дай биту. Лучше я. — А давай хоть сейчас без этого, — Стив нервно огрызнулся: конечно же, демопес будет вежливо ждать, пока они определятся, кто из них надерет ему зад. Ни хрена подобного. Тот украдкой подбирался ближе, осторожно спускался под протяжный скрип и тихий треск, балансируя хвостом. Тварь, наконец, нашла, чем перекусить, — и явно отступать не собиралась. Стив чуть согнул ноги, медленно отвел назад биту для замаха. Он готов. Нельзя дать псине прыгнуть. Но та словно не решалась нападать, а ведь могла атаковать еще сверху. В ладонях стучало сердце, билось о деревянную ручку. Ударить первым и разрушить обманчивое затишье? Демопес соскочил на землю и гортанно взревел. К черту. Стив рванул вперед, вложил всю силу. Бита врезалась в землю: псина резво метнулась в сторону. Вспышка молнии — и Стив едва не пропустил, как тварь кинулась на него из темноты. Распахнутая пасть — он видел только ее. Дернулся назад, в панике отмахнулся. Тварь напоролась на удар прямо в прыжке. Смачно чавкнуло. Псину отбросило обратно в бурелом, она тяжело плюхнулась на ветки и тут же суетливо нырнула под завал, скрываясь в глубине. — Я же сказал, что крут! — Стив победно вскинул биту, с которой закапало что-то темное, но, поморщившись, сразу осторожно опустил. — Ауч. Адреналин схлынул, и отдача от удара теперь глухо пульсировала в ране, прошивала до пальцев. — Вот поэтому надо было дать мне, — Билли сочувствующе глянул на Стива: — Очень больно? — Ерунда, все ок, — Стив еле удержался от того, чтобы проверить повязку, и двинулся вдоль бурелома на достаточном расстоянии, чтобы успеть среагировать. — Надо убираться отсюда. Эти псы иногда стаями… Снова раздался треск. Стив остановился, переглянулся с Билли. Возвращается? Еще раз хочет по морде огрести? Что-то тихо заскреблось с другой стороны. Потом зашуршало — подальше. Но все вокруг, как назло, шумело и шелестело, и эхо пролетало над головой, смешивалось с громом. И Стиву было никак не разобрать, что именно и откуда он слышит. Мог это быть один демопес? Мог этот один демопес шуметь, отвлекая внимание, пока другие подбирались и окружали, скрываясь за стонущим лесом? Вздох с посвистыванием совсем рядом. В плечах появилось знакомое сковывающее напряжение. Стива прошибло холодным потом, поглотило ощущение панической загнанности. Он не знал, куда смотреть, метался взглядом по сраному бурелому, пытался угнаться за этими звуками, проследить, откуда они. Глаз не хватало. Гром оглушал. Стиву чертовски не нравилось все это. В голове звенели колокольчики, звенели об опасности — и сейчас даже не нужен был Синклер, орущий про приближающегося демопса. За спиной что-то хрустнуло, и Стив настороженно позвал: — Билли? Или еще одна тварь подкрадывалась сзади? — Что? — Билли застыл рядом, бегло осмотрелся, явно в поисках, чем бы отбиться. — Время очередного кунг-фу? Стив промолчал, продолжал вслушиваться. Сколько их там? Десяток? Несколько десятков, как в тоннелях? Стив на всякий случай отступил подальше от колыхнувшихся ветвей, потянул за собой Билли. Отчетливый треск раздался у самой границы бурелома, там только-только что-то перестало шевелиться. У демопсов не было глаз, но Стиву казалось, он видел их голодное мерцание в темноте среди деревьев и обломанных кустов. А может, это были зубы в раскрытой пасти. Глаза уже слезились от напряжения, Стив забывал дышать. Прямо над головой сверкнула молния, снова громыхнуло. Стив, наконец, заметил демопса, выбирающегося из кучи ветвей, тот медленно подступал, прижимаясь к земле. Темнота. Стив резко ослеп, остался в ужасающем неведении. Теперь был только хруст веток и давящие шорохи, кружащие, сводящие с ума. Господи, да сколько этих тварей там? Еще одна молния одномоментной вспышкой выхватила того же демопса — тот стал куда ближе. И отразилась на блестящих шкурах еще двоих псов слева. Снова матовая чернота в глазах, которую хотелось разорвать пальцами. Все плохо. Сердце тяжело бухало, до тошноты, до противной боли под ребрами. С каждой вспышкой Стиву издевательски подкидывали снимки, показывали мельком и отнимали. И он хотел и боялся увидеть, что же будет на следующем. Багровый свет окрасил медленно крадущихся к ним демопсов. Их полураскрытые, странно улыбающиеся разрезами лепестков морды. Стив насчитал пятерых. И все снова погасло. — Просто бежим, — прохрипев, он дернул Билли за руку, сглотнул ком в горле. — Сейчас. Билли не пришлось уговаривать: он тоже все видел. Они кинулись прочь от бурелома. Они ничего не успели. За спиной раздались тяжелые прыжки, сиплый рев — и слились с шумом собственного натужного дыхания и разрывающим перепонки громом. Стив знал без всяких оглядываний: демопсы не отставали, нагоняли длинными прыжками. Минимум пять. — Быстрей! — крикнул Стив. — Вправо! Они просто кролики, чертовы кролики, бегущие от стаи волков. И они сами себя так поставили. Но будто у них был выбор! В абсолютной неразберихе, в темноте, разрываемой молниями, с картинкой, прыгающей перед глазами, как бешеный калейдоскоп, Стив даже не мог понять, насколько демопсы близко. Мелькали ли они сбоку за деревьями, или ему показалось? От дикого ощущения преследования, ужаса, что вот-вот твари догонят, ноги становились ватными, неуклюже легкими. Подворачивались в лодыжках, цеплялись за лианы. Паника брала верх. Как Боб, как Барб. Он так не кончит. Ни за что, ни за что! Запнувшись, Стив чуть не полетел носом вперед, в последний момент ухватился за дерево. Нельзя отключаться, надо сжать страх в кулаках. Билли забирал вправо, Стив держался за ним, старался не выпускать из вида, не потерять в гребаном лесу. Бита у него, тылы прикрывать ему, но, черт, хотелось удрать от хищных тварей на другой конец света. Стив едва контролировал себя, горло саднило, в боку кололо, он забыл все, чему учили на баскетболе, — и задыхался. Билли вдруг резко тормознул. Стив налетел на него, едва не задев битой, и Билли поймал его за руку, удерживая на месте. Впереди, угрожающе припав к земле, стоял демопес, приглушенно рычал. Обогнал. На морде влажно блестели темные капли. Стив дернулся, шагнул к нему, хотел врезать еще раз, но услышал за спиной тихий шорох ступающих по земле лап. По загривку мазнуло холодом: то ли от скатившейся капли пота, то ли от порыва ветра. Стив оглянулся: двое подкрадывались сзади. Еще двое показались из-за деревьев сбоку. Их с Билли брали в кольцо. В рычащее, ощерившееся кольцо с когтистыми лапами, раздирающими железо, и акульими зубами. И это было охренеть как плохо. Одной битой тут не отмашешься. Стив часто, хрипло дышал, нервы сбоили. Судорожно перебирал в голове варианты. Прорываться через еще оставшуюся брешь между псами и ждать атаки со спины? Отвлечь на себя, дать Билли улизнуть из засады? Он не побежит один. Драться? Стив не хотел думать, что из этого выйдет. Билли, тоже запыхавшийся, продолжал держать его за руку, крепко сжимал сквозь куртку. Они в этом вместе, чем бы это ни кончилось. Билли судорожно огляделся и вдруг пытливо, внимательно посмотрел на ближайшего пса, будто пытался прочитать его мысли. Хотя Стив и так знал, что там. Рвать, жрать, убивать. — Они ничего нам не сделают. Стива будто по голове долбанули. Он едва не заорал: пять плотоядных, рычащих тварей ничего им не сделают?! Но сдержался. — Я не уверен, — прошипел Стив, боясь голосом спровоцировать тех напасть. Все предыдущие заявления Билли в духе «он не опасен» плохо заканчивались.  — Смотри. Стив даже не успел вцепиться в Билли, как тот шагнул к демопсу с раненой мордой. Рык стал громче, демопес заметно напрягся. — Не надо! У Стива от ужаса сел голос, Билли не слушал его. Он шуганул пса капюшоном, отгоняя, как бродячую мелкую шавку. Тот и правда отскочил в сторону, и Билли решительно пошел вперед. Стив почти поверил в чудо, когда только отступивший демопес напрыгнул на Билли. Все случилось быстрее, чем Стив моргнул. Тварь сшибла Билли с ног и, развернув лепестки, сотрясающее заревела в лицо. — Вот черт! Стив бросился к Билли. Сейчас демопес вцепится тому в шею — и все будет кончено. Замахнулся битой — тварь вскинула морду, зашипела недовольно и предупреждающе. — Я в порядке, — поморщившись, сдавленно выдохнул Билли. — Он просто пугает. Стив даже не думал воспринимать это всерьез. С какой стати твари только пугать их, когда можно сожрать живьем? Он хотел сбить ее с Билли, когда вспышка молнии ослепила на долгую секунду, громыхнуло так, что демопсы припали на все лапы. В спину ударил свет, словно они находились посреди оживленного шоссе. Тварь сама соскочила с Билли и ринулась в темноту вместе с остальными. В лесу посветлело, вырисовывались деревья, прожилки лиан, прямые тени от стволов расчерчивали землю, словно кто-то выкрутил контраст. Стив глазам не поверил, обернулся, щурясь с непривычки, прикрывая глаза рукой. Но в глубине леса и правда было что-то, похожее на линию мощных прожекторов. Стив, наконец, сообразил: фонари! Самые настоящие хоукинские фонари! Это их свет отпугнул демопсов? — Мы возле дороги, — Стив дернул Билли на себя, помогая подняться, тот тоже уставился в ту сторону. — Это же фонари, видишь? Нам туда! — Стив, мне это не нравится, — Билли тормозил, сомневался, будто не он только что дразнил демопсов дурацкой маской. — Мы не можем дальше здесь бродить, нам нужно спрятаться! Стив сорвался с места и почувствовал, как открылось второе дыхание. Они доберутся до дороги, выйдут по ней к какому-нибудь дому, магазину, да хоть к заправке. Укроются от демопсов. А может, они вообще в Хоукинсе? Может, их вот-вот выкинет: на Изнанке же нет электричества! Стив оглянулся на бегу: Билли гнался за ним, что-то кричал, но он не слышал. Черт, если их сейчас выкинет, тот Билли просто размажет его по асфальту! Стив даже спрятаться нигде не успеет. — Билли, стой! Стив выскочил из леса и попал под порыв ледяного ветра. Волосы бросило в глаза. Стив торопливо убрал их с лица и увидел. Увидел все. Билли догнал его, остановился рядом. Дорога, словно взлетная полоса, освещенная сигнальными огнями-фонарями, вела к близкому горизонту, где из него до алого грозового неба вырастали черные торнадо. Гул ветра сливался с грохотом грома. В ноги отдавало вибрацией. Стив никогда не видел торнадо, не знал, что эти огромные, ввинчивающиеся в землю столбы способны внушить ему такой ужас. Заставить чувствовать себя крошечным, ничтожным. Ни на что не способным. Казалось, даже отголоски стихии могут подхватить его и швырнуть вглубь роящейся черноты — и с этим ничего нельзя будет сделать. Потому что со стихией, как и с воздухом, невозможно бороться. Торнадо скользили по дороге, впадали в сверкающие молниями тучи и сливались над ними в единое целое. В нечто пугающе сознательное, имеющее свою форму, темное даже на фоне ночного неба. В монстра с рисунков. Стив чувствовал, как немеют сжатые губы, как по телу бьет крупная дрожь. Он словно смотрел в глаза неотвратимой смерти. И эта закручивающаяся чернота вытягивала душу, засасывала ее в свою воронку. Истязатель разума. Вот что это такое. До него было всего каких-то полмили, не больше. И поэтому Стив не сразу заметил его. Билли. Двойника. Он был намного ближе, неторопливо шел к ним по дороге, спокойный и уверенный, будто не у него за спиной надвигались адские торнадо, сливающиеся с грозой. Его не беспокоил ураганный ветер, хотя Стив думал, что его самого может просто унести, как Элли из Канзаса. Двойник был частью всего этого. Он был дома. — Сейчас! — Билли пихнул капюшон Стиву, и он, очнувшись, обернулся. Билли был бледным. Смертельно бледным. Взгляд метался между Стивом и двойником. Который непременно займет тело Билли в Хоукинсе, когда Стив его выманит. Чтобы бороться с ним там. — Надевай и бежим! Билли суетливо помог натянуть капюшон, хотя больше мешал, наспех заправил края под воротник. И уже сквозь защитное стекло Стив увидел, как Билли рванул через дорогу. «Но почему бы не здесь…». И бросился в другую сторону. К двойнику. Кровь колотила в висках, в руках. Стив почти не думал, двигался как во сне. — Что ты делаешь?! — заорал ему в спину Билли. — Стив, нет! Почему нет? Двойник же прямо перед ним. И это не махаться с торнадо, Стив может хорошенько вломить ему. Со всей дури. За все. Может избавиться от него — и освободить Билли. Разве нет? Этот вопрос еще отзывался эхом в голове, когда Стив подлетел к двойнику. Он не колебался, рука не дрогнула. Замах. Удар. Бита не встретила сопротивления. Стив, не ожидав этого, еле устоял на ногах, обмер от увиденного: голову двойника смазало, словно свежую краску — пальцем. Изуродованное лицо застыло — и спустя мгновение зарябило помехами, что-то в нем задвигалось, неестественно, рвано, будто видак зажевал пленку на перемотке, попыталось принять нужную форму. И рассыпалось чем-то похожим на черный песок. Стив сдавленно ругнулся, отпрянул назад. Тело двойника разваливалось на глазах, закручивалось в спираль, пока окончательно не распалось — на торнадо. Небольшую копию того, что было Истязателем. Он врезался в Стива, едва не сбил с ног. Стив застрял на периферии, где жалила и разбивалась о защитное стекло песчаная буря. Резко потемнело. Стив не видел ничего: ни спокойного ока, ни света фонарей, он попытался отступить, но торнадо следовал за ним. — Не убегай. Стив дернулся на искаженный голос Билли, как если бы кто-то пропустил его через радио, забил помехами. Впустую отмахнулся битой и тут же почувствовал, как что-то шарит по одежде. Стив мог поклясться, что холодная рука скользнула по бандажу на правом предплечье, исчезла — и тут же нырнула под куртку. Рука, а не блядский песок. Он искал, как забраться под капюшон. Стив судорожно стянул края, продолжил пятиться назад, молясь, чтобы тот продержался еще чуть-чуть. — Это конец. Мы знаем, что это конец. Голос расслоился — и Стиву показалось, он услышал Хизер. Отчаявшуюся, сдавшуюся Хизер, которая верила в это. И он на секунду тоже поверил. Его дернуло за куртку с такой силой, что воротник придушил в шее. Стив устоял на ногах только потому, что торнадо засасывал внутрь, цеплялся за руки и плечи. Но Стива упорно тянули наружу. Не отпускали. Билли. Стив очнулся. И подался назад всем весом, толкнулся от земли. Надо вырваться! Стив ухнул спиной вперед и буквально вынырнул из черной мглы под ослепляющий свет фонарей. Билли подхватил его под мышки, дернул за собой. — В лес! В этот раз Стив охотно послушался. Торнадо бросил в стекло капюшона пыль и песок, он был совсем рядом. Они кинулись через дорогу в темный лес, который теперь казался спасением, там можно было оторваться, затеряться. — Идиот! — заорал на него Билли. — Не давай ему подобраться к тебе! Стив даже ответить ничего не мог, задыхался от бега в дурацком скафандре, пот заливал глаза, но хрен он его теперь снимет! Конечно, он был идиотом! Стив не сразу увидел мелькнувших за деревьями демопсов. Он был уверен — тех же, что гнали их до этого! Сукины дети! Если бы не фонари — он бы вообще их не заметил! Стив хотел предупредить Билли, когда в него врезались, словно трак, швырнули на землю. Биту отбросило. Стив, оглушенный, едва успел перекатиться, выставить перед собой руки, защищаясь. Черт, в них же сейчас вцепятся, оторвут к хренам. Демопес прыгнул на грудь, придавливая, Стив едва кишки не выплюнул. Уставился на тварь во все глаза, и тут над головой раскрылась еще одна пасть. Стив думал, куда уж хуже — но хуже может быть всегда. И его разорвет не одна тварь, а две. Растащат в стороны по частям, еще живого. Лепестки резко опустились на капюшон, стискивая со всех сторон. Стив заорал. Он ни хрена не видел, кроме зубов, скребущихся о защитное стекло. Хруст. Треск. Оно стремительно покрывалось мелкой сеткой трещин. Стив будто был на дне в неисправном крошечном батискафе, вокруг чернота, все приглушено и размыто, а тонкие стенки неумолимо сминаются. Стива сильнее вжало в землю, словно толстенный канат перекинули через живот, грудь, вышибая последний воздух. Стив задыхался: что-то сдавило и горло, или ему только казалось. Он в ловушке, и сейчас… сейчас… Холодный ветер ударил в лицо: пес сорвал капюшон и метнулся с ним в темноту — Стив с хрипом вдохнул. Оставшаяся на нем тварь разинула пасть. Капюшон уже не спасет. Голова опустела. И ее было не поднять: холодное, склизкое удерживало за шею. Стив в панике вслепую зашарил по земле, ища биту, — все, что он еще мог. Нащупал что-то непонятное, толстое — и оно сразу обхватило запястье, приковало к земле. Попался в капкан. Демопес оглушительно взревел — и его снесло с влажным хрустом. На лицо брызнуло чем-то липким. Билли стоял рядом, взмахами биты отгонял еще одну тварь. — Вставай! Стив слышал, как раненый демопес засучил лапами, резво вскочил — и теперь около Билли сновали уже двое. Окружали его. Стив дернулся — безуспешно. Что-то опутало ноги, навалилось на грудь, не давало подняться. Шею стиснуло сильнее, болезненно продавило гортань. Стив вцепился свободной рукой в склизкое нечто, пытаясь ослабить. Черт, это же всего лишь сраные лианы! Голову распирало, как надутый шарик, кровь дико пульсировала в висках. Стив скосил глаза, судорожно ища Билли. Тот отшвырнул от себя нарвавшегося демопса. Тварь отлетела, проскользила по земле и с шипением кинулась в тень. Ветер усиливался, нарастал непонятный гул. — Билли, — еле прохрипел Стив. Сиплый голос потерялся в шуме, в шорохах. Но Билли оглянулся. И его тут же сбили с ног. — Блядь! Он отчаянно выставил биту, в последний момент, впихнул ее в распахнутую пасть, затыкая рев. Демопес, пойманный на крючок, изо всех сил дернулся, попытался отпрянуть. Билли с натужным криком скинул его с себя, вырывая биту из глотки, вмазал наотмашь по голове. Демопес отшатнулся, на заплетающихся лапах отбежал и вдруг ринулся в лес. Второй бросился следом. Билли продолжал сидеть на коленях, склонившись. Тяжело выдохнув, он вскинул голову и, весь измазанный в черной жиже, обернулся к Стиву. И Стив на секунду подумал, что он следующий. Он смотрел в глаза Билли — там ни хрена не было. Ни одной здравой мысли, ничего осознанного. Ни капли разума, как в доме Байерсов. Только затмившая все ярость, желание разбить, размозжить, стереть к херам. Билли вообще понимал, что сейчас перед ним Стив, а не демопес? Потому что Стив сомневался. В голове мелькнула пугающая мысль, что Билли уже подчинил Истязатель, ведь он совсем рядом. Билли с перекошенным от бешенства лицом резко навис над Стивом, и он беспомощно выставил свободную руку защититься от удара, забыл даже про душащую петлю. Билли грубо отбил ладонь — и вцепился в лиану на шее Стива. — Не мешай! Потянул на себя — дышать стало чуть легче. — Ебучие лианы! Билли рванул со всей силы и, едва не завалившись на спину, отодрал кусок, отбросил в сторону. — Порядок?! — Билли пихнул Стиву биту. — Давай помогай! В левой руке держать ее было непривычно. Стив неловко ударил по отросткам, которые успели опутать его до локтя. В стороны брызнуло чернотой. Они зашевелились, обвивая туже, и Стив стиснул зубы, застонал: рану настолько передавило, что хотелось выть. От боли, страха и злости Стив заколошматил так, словно его опять могло утащить в глубину котельной. Становилось светлее, фонари разгорались на периферии зрения. Стив отчетливее видел, куда бить, чувствовал, как Билли сдирает лианы с живота. — Блядь, как же они!.. Ты как?! — Еще нет! — Тогда не зашиби меня. Билли склонился над грудью, дернул скользкие петли. Снова ругнулся. И опустил голову, вцепился зубами, прокусывая. Губы, подбородок — все окрасилось в черное. Стив замер. Лианы испуганно зазмеились, будто Билли рвал нечто живое, способное испытывать боль. Он не останавливался. Не замечая ничего, перегрызал одну петлю за другой, заведенно, с дикой решимостью, как зверь — собственную лапу в капкане. Стив глянул на правую руку. Оставалось немного — сцепив зубы, он просто выдрал ее из тугого узла. Рану обожгло. Билли схватил его за воротник, помогая сесть. Оставалось лишь освободить ноги. Холодный шквал едва не опрокинул Стива обратно, несколько долгих секунд не давал вдохнуть, воздух буквально ускользал из-под носа. И гул. Он заставил Стива оглянуться, забыть о лианах, о боли. И вспомнить о капюшоне. В ярком свете фонарей на дороге вился гигантский черный рой. Деревья скрипели, ветки пригибались ему навстречу. Темнота и впрямь была живой. Она врезалась в лес и направилась к ним. И внутри этого торнадо, за завесой из кружащегося песка, шел Билли. Стив с трудом мог различить его расплывчатый силуэт, но знал, что он там. — О черт, о черт! — Ты не выберешься. Стив вздрогнул. Голос двойника звучал сразу в голове. Стив глянул на Билли: слышит ли он? Тот тоже завороженно уставился на приближающуюся тьму. — Не сопротивляйся. Не надо. Это единственный путь. Или все закончится здесь. — Не слушай его! Ноги! — Билли вдруг пихнул в плечо, с рыком дернул лианы на бедрах Стива. Стив встрепенулся. Вмазал с размаху, еще и еще, подгоняемый паникой, страхом и правда остаться здесь навсегда. Хотелось проверить, как близко двойник, но это лишь потерянное время, потерянные секунды. Лучше не знать, лучше думать, что пока есть шанс. — Давай! — внезапно крикнул ему Билли. Стив рванулся — и наконец освободился. Вскочил на ноги. — Есть! Бежим! Стив все же глянул на двойника — до него было не больше двадцати ярдов, но они успели! Успе… Билли оставался на месте, не пытался подняться. Стив тоже тормознул. — Что не так?! Лианы. Лианы опутали ноги Билли до колен. — Черт, я сейчас! — Стив подскочил к нему, склонился с битой, прицеливаясь. — Стив. Он застыл. Билли смотрел на него почти… спокойно. Решившись на что-то. Сорвал с шеи медальон и сунул Стиву в ладонь, сжал его пальцы на обжигающе горячем металле. Стив чувствовал, как так же сжимается сердце от дурного предчувствия. Он все понимал. Времени не было. И время пришло. Но отпустить руку было невозможно. — Мяч твой. Билли разжал руку сам. — Беги! И Стив побежал. Ноги были тяжелыми, налитыми свинцом, подгибались. Стиву никогда до этого не было так сложно — просто бежать. Он был еще близко, когда услышал, как хохочет Билли за спиной, и невольно обернулся. Билли ликовал. Стоял на коленях, чернота — брызгами на лице, жирной полосой от рта до распахнутого воротника. Будто и ее он вливал в себя на скорость. Билли весь был в этой черноте, мертвец, выкарабкавшийся из могилы, — и он ликовал. Свет фонарей вычерчивал его скалящееся лицо, когда он крикнул двойнику: — Обломись, ублюдок! И пропал в торнадо.
Примечания:
1 Том Уэйтс, «Romeo Is Bleeding».
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты