Неправильное пророчество

Джен
PG-13
Закончен
2
Размер:
Миди, 38 страниц, 10 частей
Описание:
В мире, полном магии, живет бог Алиот. Каждую сотню лет он дарует людям Пророчество - предсказание об Избранном, которому суждено спасти мир от очередной напасти. Избранными уже было побеждено три злых колдуна, два дракона, Король-лич и мстительный бог, а это даже не полный список! Неизвестно, были бы достигнуты такие успехи, если бы не Избранный Комитет - организация, где поиск и воспитание будущих Героев поставлены на поток. В 1500 году, однако, в День Пророчества случилось непредвиденное...
Посвящение:
Любимому мейтсприту и замечательному мойралу, которым пришлось терпеть
непрекращающийся щитпост по этой писанине!
Примечания автора:
Моя первая более-менее серьезная оригинальная работа qwq
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Глава 5. Столкновение

18 сентября 2020, 12:24
Настройки текста
      Девочка бежала, бежала так быстро, как позволяли ей ее короткие ножки. Она тяжело дышала, у нее уже не оставалось сил, но она не могла остановиться. Монеты — жалкие гроши для многих, но несметные богатства для попрошайки — холодили ее крепко сжатую ладонь, и это чувство заставляло продолжать бороться. Еще один прыжок, еще один поворот. Тупик. Нет, только не это. Девочка прижалась к кирпичной стене и сильнее сжала кулачок, скорее инстинктивно, чем осознанно — последняя попытка защититься.       Толстый и Длинный. Девочка не знала, как зовут ее преследователей, поэтому обозвала их по внешнему виду. Они были старше и больше, а значит попрошайке бы повезло, если бы у нее просто забрали деньги. Но их не заберут просто так: не только потому, что уличные хулиганы любят насилие, но и потому что девочка сама бы не сдалась без боя. Это было глупо, но злость, обида за честно заработанные и за себя саму были сильнее здравого смысла.       И тут тупиковую улицу озарил свет. Яркий-яркий, будто солнышко вышло из ниоткуда. Ослепленная попрошайка прикрыла глаза рукой и услышала красивый, музыкальный женский голос:       — Разве так стоит обращаться с теми, кто слабее тебя?       Девочка не услышала ответа своих обидчиков, только быстро удаляющиеся шаги. Она открыла глаза, и перед ней престал ангел. Молодая девушка глядела на нее своими небесно-голубыми глазами из-под светлых ресниц. Такие же светлые волосы обрамляли ее милое личико и аккуратно спадали на плечи. Одета девушка была в красивое светлое платье, украшенное золотом, и оттого казалась девочке еще более сказочной. Прекрасная спасительница наклонилась к спасенной.       — Не волнуйся, дитя, со мной ты в безопасности.       Слова, в которые очень хотелось поверить голодной оборванной сироте. Но слова опасные — это девочка выучила давно.       — Как тебя зовут?       — Ника, — осторожно ответила девочка.       — Красивое имя. Ника, если тебе некуда идти, то я могу отвести тебя в храм. Там тебя накормят...       Дальше Ника не слушала. Храм звучит хорошо, а на деле плохо — это девочка тоже выучила давно. Там ей дадут еду и одежку получше, да только отработает она это несвободой. Многих бы устроила эта цена, но Нику мама растила по-другому. До того, как умерла.       Девочка резко сорвалась с места и, оттолкнув красивую спасительницу, скрылась. Незнакомка растерянно смотрела ей вслед.       — Не расстраивайтесь, Эвелия, — Изерфиль подошла к Избранной и положила руку ей на плечо. — Не всем по душе убежище храма, и мы не в силах уберечь каждого.       Эвелия с досадой покачала головой, но ничего не ответила. Ее всегда расстраивали картины жестокости и нищеты, которые она видела в городе. Изерфиль, заботливая подруга с ранних лет, всячески старалась защитить девушку от этих расстройств: Избранная почти не покидала храм, если никому нигде не требовалась ее помощь. И все же Эвелию тянуло к людям, рынкам, площадям... Глупая тяга, оставшаяся у нее из детства.       Избранная вновь накинула капюшон — иначе безобидная прогулка могла обернуться незапланированной встречей с поклонниками — и продолжила свой путь, тихо беседуя с Изерфиль. Одни светлые дома сменялись другими, и девушки вновь вернулись на рыночную площадь. Лидбург был одним из самых крупных городов в стране (во многом благодаря близости к храму Всезнающего), и красота его расцветала среди людей. Лавки, яркие навесы, удивительные товары со всего света, толпа из продавцов и покупатели в разноцветных одеждах — все это создавало захватывающую у Эвелии дух палитру. Ароматы дорогих духов смешивались с запахом свежей выпечки из соседней лавки, и такие забавные слияния происходили по всей площади. Прохожие, увлеченные своими заботами, редко оглядывались на странную пару в белых одеждах, хотя служительская ряса Изерфиль не могла не привлекать внимания.       — Сестра, смотрите, специи из-за моря, — Эвелина указала на прилавок, за которым стоял загорелый мужчина с темно-рыжим хвостиком. В его ассортименте были самые разные пахучие травы и смеси, больше половины которых девушка не узнавала.       — Хорошо было бы разнообразить еду в нашем храме, — мечтательно вздохнула Изерфиль. — Не в обиду кухаркам, но я ем одну и ту же кашу уже тридцать лет!       Эвелия понимающе рассмеялась. Когда девушки подошли к торговцу, он тут же начал на ломанном наречии, но не без своего шарма расхваливать товары и объяснять особенности каждой специи. Эвелия любила разговаривать с приезжими: они почти никогда не знали ее, Избранную, в лицо, к тому же рассказывали интересное. Торговец полностью завладел вниманием Изерфиль, которая уже смела надеяться на действительное разнообразие храмового рациона. Тогда Эвелия почувствовала, что проходящий мимо незнакомец взял ее под руку и уверено потащил за собой.       — Извиняюсь за мои отвратительные манеры, Избранная, но добиться с тобой аудиенции практически невозможно. Я столько дней ждал у храма, когда же ты наконец его покинешь! Они тебя там вообще когда-нибудь оставляют одну?       Сперва Эвелия растерялась от такой неслыханной наглости, но чем дольше говорил этот нахал, тем больше девушка овладевала собой. Она резко вырвала руку из хватки незнакомца и остановилась. Они оказались в толпе посреди площади, множество людей проходили мимо странной парочки, и девушка нигде не видела свою спутницу. Тогда Избранная оглядела невоспитанного незнакомца. Высокие сапоги на каблуках, черный плащ с высоким воротником, прикрывающим лицо, растрепанные угольно-черные волосы... и раскосые фиолетовые глаза.       Фиолетовые!       Эвелия взмахнула и призвала свет, но Фелим тут же схватил ее ладонь и накрыл своими руками, призывая тьму в ответ. Преступник скривился от боли, но своего добился: лучи его не ослепили и не озарили площадь, привлекая к парочке всеобщее внимание.       — Избранная... — прохрипел темный маг, чьи руки все еще обжигала светлая магия, — люди узнают тебя, меня, начнется давка, кого-нибудь затопчут... Кому это надо?       Это была низкая уловка, давление на жалость, но Эвелия отозвала свет и отдернула руку. Устраивать магическое сражение посреди многолюдной площади правда не лучшая идея: вдруг кого-то случайно заденет, или, что хуже, Фелим намеренно возьмет заложника. Почувствовав, что боль прошла, юноша тяжело выдохнул.       — Спасибо, — голос мага все еще звучал глухо, но он слабо улыбнулся. — Вижу, моя слава идет впереди меня.       Фелим, в отличие от многих преступников, не скрывал свою личность, а всячески привлекал к себе общественное внимание (его легко узнаваемая внешность играла в этом не последнюю роль). Таким занимались либо самоуверенные идиоты, либо мнящие себя Злодеями, а зачастую это явления-синонимы. Насколько Эвелия знала, Фелим ко второму типажу не относился, однако сам Избранный Комитет считал этого мага наиболее вероятным кандидатом на роль Злодея. Так что естественно, что Избранная уже имела представление о нем и его деяниях.       — Знай, я не позволю подвергнуть опасности мирных прохожих, а потому немедленно...       — Нет, подожди, — перебил Фелим неожиданно чувственно. — Я просто хочу с тобой поговорить. Один разговор, и, клянусь, никто не пострадает. После я исчезну, обо мне никто больше не услышит.       Разговор? Избранной не о чем говорить с безбожником! И все же... Фелим ведет себя очень странно. С чего он, самый известный темный маг последних лет, решил исчезнуть? Что такое он собирается сказать Избранной? Эвелию, стыдно признать, мучало любопытство. Разве будет что-то плохое от одного разговора?       — Хорошо, можешь объясниться, но быстро.       — Конечно, — лицо Фелима просияло надеждой. — Но можем ли мы для начала продолжить наш путь? Мы не уйдем с площади, просто скроемся от твоей подруги.       Юноша указал на мелькающую вдалеке рясу. Эвелии не хотелось заставлять Изерфиль волноваться, и все же этот диалог ей нужно было провести один на один. Девушка кивнула Фелиму. Странная пара, светлая магесса и темный маг, зашагали по рыночной площади. Когда ряса Изерфиль окончательно затерялась в толпе, юноша заговорил:       — Не сочти за дерзость, Избранная, но мы с тобой похожи намного больше, чем тебе кажется. Например, нас обоих воспитали ордены лживых ублюдков, — заканчивая фразу, Фелим как-то невесело улыбнулся.       — Следи за словами, маг. Я не потерплю оскорблений Комитета.       — Хорошо-хорошо, — темный маг примирительно поднял руки и выдержал паузу. — Я знаю, что сказанное мной прозвучит абсурдно, но это чистая правда.       Фелим замолчал, то ли вновь выдерживая драматичную паузу, то ли подбирая слова. Девушка нетерпеливо ждала, когда же он продолжит.       — Я Избранный.       Из всех нелепостей, которые этот преступник мог выдать, эта оказалась самой уморительной. До этого сохранявшая ледяное выражение лица, Эвелия не выдержала и хохотнула.       — И ты ожидаешь, что я в это поверю?       — Нет, даже не надеялся. Если бы ты мне поверила, я бы решил, что Комитет превратил твои мозги в кашу окончательно и бесповоротно, — Эвелия грозно нахмурилась и от ее рук начало исходить устрашающее свечение, что заставило Фелима говорить быстрее: — Но клянусь, я тебе не вру. Какой мне смысл? Выставить себя сумасшедшим? Поищи в этих ваших архивах, поспрашивай старших жрецов, и кто-нибудь из них занервничает. Должна же у них быть совесть.       — Все, с меня хватит этой нелепицы.       Эвелия схватила Фелима за руку и вывернула ее так, что юноша в следующий момент оказался у Избранной в захвате. Маг не ожидал такого развития событий и заметно опешил. Разве светлых магесс учат боевым приемам? Как-то это... не священно, что ли.       — Я держу твои руки, так что даже не пробуй что-нибудь выкину...       Фелим тут же кое-то выкинул. Но вместо того, чтобы призывать тьму, он легким движением пальца и большим усилием мысли сдвинул капюшон с головы Эвелии, а потом закричал на всю площадь:       — Смотрите, Избранная!       Девушка поспешила было натянуть капюшон обратно, но на нее уже устремились десятки глаз. Пока Эвелия отвлекалась, Фелим смог провернуть свой любимый трюк: площадь вокруг него и Избранной застелил дым. Девушка закашлялась, ослабляя хватку, и почувствовала, что уже никого не держит. Она тут же призвала свет, чтобы разогнать туман. Обзор правда очистился, и Эвелия смогла рассмотреть стремительно удаляющийся черный плащ. Она сразу бросилась за преступником, но дорогу ей перекрыло несколько дам в ярких платьях.       — Избранная, это правда вы! Помните, как вы благословляли наших с сестрой детей?       — Избранная! Я ваш верный поклонник!       — Это правда она? Совсем непохожа!       — Госпожа Эвелия! Распишитесь на моей руке!       Девушка тонула в толпе, а Фелим убегал все дальше.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net