Неправильное пророчество

Джен
PG-13
Закончен
2
Размер:
Миди, 38 страниц, 10 частей
Описание:
В мире, полном магии, живет бог Алиот. Каждую сотню лет он дарует людям Пророчество - предсказание об Избранном, которому суждено спасти мир от очередной напасти. Избранными уже было побеждено три злых колдуна, два дракона, Король-лич и мстительный бог, а это даже не полный список! Неизвестно, были бы достигнуты такие успехи, если бы не Избранный Комитет - организация, где поиск и воспитание будущих Героев поставлены на поток. В 1500 году, однако, в День Пророчества случилось непредвиденное...
Посвящение:
Любимому мейтсприту и замечательному мойралу, которым пришлось терпеть
непрекращающийся щитпост по этой писанине!
Примечания автора:
Моя первая более-менее серьезная оригинальная работа qwq
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Глава 7. Разговор в коморке

Настройки текста
      Ну и мерзкий же трактир.       А также единственный, где хозяину, не замешанному в делах Круга, было наплевать на личность Фелима, покуда он платил за комнату втридорога и тонко намекал на возможность поджога здания в случае отказа. Впервые темный маг возненавидел себя за былое позерство: невозможно нигде спокойно укрыться, когда у тебя чуть ли не на лбу написано “разыскивается”! Члены Круга уже несколько раз находили (но не ловили) Фелима, и ему приходилось менять свое убежище. Впрочем, настолько известен в лицо он только в Лидбурге. Завтра он наконец-то покинет этот чертов город и никогда здесь больше не появится. Было странно уезжать, так и не встретившись с ней, но Фелим это переживет, а уж она тем более. Вообще, юноша мог бы исчезнуть и раньше, не рискуя лишний раз встретиться с Кругом или властями, но его задержала эта Избранная...       И зачем он только полез с ней беседовать? Она ему не поверила, да Фелим и сам знал, что не поверит. И все же он чувствовал необходимость сказать Эвелии правду: не столько для нее, сколько для себя самого. Какой бы нудной храмовницей эта девушка не была, она, как и Фелим, стала жертвой всей это избранной чепухи.       Нет, он отказывается думать об этом еще больше. Алиот может лично поцеловать Фелима в зад, потому что этот маг не собирается играть в божественные игрища. Юноша захлопнул за собой шаткую дверь и сбросил плащ на кровать. Ему не нужно было особенно прицеливаться, чтобы попасть, потому что эта кровать занимала почти всю площадь его комнатушки. Около окна еще стоял угловой столик, но на этом все убранство и заканчивалось. Что ж, Фелим видал условия и похуже: хотя бы нет больших тараканов. Тараканы обычных размеров, впрочем, присутствовали.       Юноша открыл окно, впуская свежий холодный воздух, и не очень элегантно плюхнулся на кровать. Уже вечерело, и очень хотелось, чтобы этот день поскорее закончился, чему мог бы помочь ранний поход ко сну. Стянув сапоги с водолазкой, Фелим устроился на своем ложе настолько удобно, насколько позволяли торчащие пружины, и медленно провалился в сон.

---

      Разбудил его грохот и последовавший за этим вскрик. Вскрик означал, что Фелим снова напортачил с защитными рунами, и удар не попал по пытавшемуся проникнуть в комнату — по крайней мере не задел незнакомца моментально и смертельно, как планировалось изначально. Маг, конечно, был талантлив в заклинаниях, но для ритуалов ему никогда не хватало усидчивости. Фелим моментально вскочил с кровати, схватил свои вещички и, не разбираясь в том, кто к нему пожаловал, кинулся к открытому окну.       — Фелим! Постой!       Юноша остановился, но не из-за того, что его попросили, а потому что он узнал этот голос. Эвелия? Что, ради всего греховного, она здесь забыла? Ее прислал Комитет? Укутанная в плащ девушка неуверенно стояла в проходе, видимо, сама поражаясь тому, что она тут делает. От нее все еще исходило слабое желтое свечение, которое причудливо сочеталось с падавшим на нее лунным светом. Значит, магесса среагировала быстрее, чем сработали руны, и прикрылась солнечным щитом. Половицы под ней, правда, все равно пострадали, однако наш постоялец за это доплачивать не собирался. Эвелия пристально глядела на Фелима, пока ее взгляд не скользнул ниже, на его оголенную, подтянутую, быстро опускающуюся и поднима... кхм, на грудь, отчего девушка неловко отвернулась.       — Я здесь не для того, чтобы навредить тебе, маг, так что прикройся. И не убегай.       — Ох, прощу прощения, — Фелим учтиво поклонился. — Как я посмел быть неглиже посреди ночи? А как мог неверно понять намерения ломящейся ко мне, темному магу и преступнику, Избранной?       Когда Фелим произнес последнее слово, Эвелия одарила его таким взглядом, полным расстройства, растерянности и злобы, что он сразу понял, что что-то не так. Она действительно здесь по своей воле? От удивления и интереса парень перестал паясничать и натянул водолазку.       — Мне стало известно, что я… — было видно, что магессе трудно говорить. — Что ты действительно не врал мне. По крайней мере, твои подозрения насчет моей избранности подтвердились. Так что мне хотелось бы получить ответы на некоторые вопросы.       Фелим сомневался, что Эвелия смогла бы сыграть такую досаду и растерянность. Невероятно, но ему стало действительно ее жаль. Пожалуй, он как никто другой понимал ее чувства сейчас. Обманута, использована самыми близкими людьми. Потеряна. Что делать теперь, когда знаешь, что ты не тот, кем себя считал? Когда знаешь, что должен совершить ужасное, когда ты боишься самого се...       Н-да, это становится слишком личным, а Фелиму сейчас не время размякать. Он знаком пригласил Эвелию войти в комнату и сам взгромоздился на угловой столик. Девушка с плохо скрываемой брезгливостью присела на кровать. Темный маг и светлая магесса устроились в разных углах крохотной трактирной комнатки — ну и странная же картина.       — Слушай, Эви, — услышав это обращение, девушка вздрогнула, но Фелим решил не обращать на это внимания, — мне жаль, что с тобой все это произошло, и я бы с радостью поделился всем, что знаю. Однако правда в том, что я разбираюсь в ситуации не лучше тебя! Более того: завтра я покидаю этот город, чего и тебе бы посоветовал, но есть одна загвоздка. Мои преследователи — кучка магов-неудачников и, очевидно, правительство. Неприятно, конечно, но я вполне смогу укрыться за морем. Твои же — профессиональные ищейки, которые могут найти человека из любого конца света за считанные недели. Что тут говорить про тебя, служительский цветочек, которая не только раньше не была в бегах, но и вряд ли одна покидала храм до этого дня?       — Зачем им меня преследовать? Ведь я знаю, что я не Избранная.       — Разве это что-то меняет? Комитету все равно нужна героиня, даже если поддельная. Они просто перестанут сюсюкаться с тобой как с Избранной, и из элитной пленницы храма ты превратишься во вполне обыкновенную.       Эвелия слушала Фелима с ужасом и неверием в глазах, но не стала возражать. Сказанное магом явно не вписывалось в ее картину прекрасного жречества, но, видимо, подделка ее Избранности уже стала веской причиной засомневаться в этой картинке. Девушка тихо поникла.       — А как ты меня нашла-то? — темный маг почувствовал необходимость сменить тему.       Только сейчас Фелим обратил внимание на то, как неуместно в этой грязной комнатушке выглядит светлая фигура Эвелии. Девушка не была рада такому вопросу, но спокойно ответила. Ах, вот они, прелести храмового воспитания!       — Такие районы правда мне незнакомы, но у моего статуса есть влияние даже в самых темных уголках... — Фелим недоверчиво сощурился, приподняв бровь, и девушка тяжело вздохнула. — Я прошлась по гнусным местам и заплатила трактирщику больше, чем ты.       — Больше похоже на правду, — хмыкнул юноша.       — Но постой, — Эвелия наконец-то заговорила сама, — от чего ты бежишь? От Круга темных магов?       — От него самого, — Фелим улыбнулся, но кривовато. — У нас выявились моральные разногласия насчет моего Пророчества, так что мы разошлись как в море корабли.       — Разногласия? Что ты имеешь в виду?       — Я имею в виду, — юноша стал непривычно серьезен, — что мое Пророчество кусок дерьма, и, как бы сильно того не хотел Круг, я не собираюсь ему следовать. Поверь, в твоих же интересах, чтобы мое мнение на этот счет не менялось.       — Не надо меня пугать, маг. Что бы там ни было, это твоя судьба! От нее нельзя просто отказаться, — Эвелия грозно нахмурилась и нервно всплеснула руками. Ага, вот и ужасы храмового воспитания. Фелим страдальчески простонал и спрыгнул со стола.       — Значит я буду новатором в этом направлении. Но сейчас важно то, что за тобой наверняка есть хвост, и я не хочу, чтобы он привел Комитет ко мне. Понимаешь, к чему я клоню, Эви?       Фелим выжидающе уставился на девушку. Эвелия тоже встала с кровати и умудрилась одарить мага взглядом снизу-вверх, даже не будучи выше. Она заговорила тихо, но властно:       — Я никуда не пойду.       — Замечательно! Тогда удалюсь я. Приятного времяпровождения...       — Ты не захочешь оставлять меня одну, — Фелим удивленно приподнял бровь, но магесса продолжила говорить, хоть и со слабой дрожью — Как ты сам сказал, я не умею скрываться от преследования: рано или поздно Комитет меня найдет. И, полагаю, ты лучше меня понимаешь, что он с тобой сделает, если узнает о существовании второго Избранного.       Чего-чего, а шантажа от доброй светлой магессы Фелим не ожидал. Юноша прыснул.       — Как будто они поверят в то, что Алиот избрал темного мага.       — В таких вопросах лучше перестраховаться, а ты не самый уважаемый член общества. Комитету не нужно искать оправдание, чтобы начать портить тебе жизнь.       Молодые люди ненадолго замолчали. Колдун оценивающе осмотрел свою собеседницу: настроена ли она серьезно?       — Знаешь, Эви, ведь наше разногласие необязательно решать мирно, — наконец-то сказал Фелим и поднял руку, вокруг которой начала сгущаться темная энергия. Девушка не дрогнула.       — Как минимум один высокопоставленный жрец сможет догадаться, что я направилась к тебе. Убийство Избранной Комитет тебе никогда не простит.       Что за важная надоедливая...! Темный маг зарычал от раздражения, но тьму отозвал и устало потер висок.       — Что тебе нужно?       — Как я и сказала вначале, ответы, — почувствовав победу, Эвелия позволила себе совсем чуть-чуть расслабиться. — В чем твоя судьба?       Темный маг глубоко вдохнул. Она хочет знать? Пожалуйста. Может хотя бы это знание испугает ее достаточно, чтобы она сбежала и больше никогда не говорила о том-Избранном-темном-маге. Или она попытается его убить. В любом случае, Фелим справится.       — Я уничтожу мир. Это моя судьба, — ах, чего стоило шокированное выражение лица Эвелии, — но следовать ей я не собираюсь. Залягу на дно, начну жить более... мирно, и ничего не произойдет.       Фелим с трудом представлял себя в виде законопослушного гражданина, и навряд ли он действительно начнет тихо выращивать кукурузу и платить налоги. Однако завязать с особо опасными преступлениями на всякий случай придется. Мало ли, что может случиться по чистой случайности... Эвелия, тем временем, опустошенно смотрела на Фелима. Ему даже стало за нее тревожно: может, за плечо потрясти, чтоб в себя пришла? Девушка взяла себя в руки самостоятельно раньше, чем маг таки сдвинулся с места. Выражение у нее, правда, было нервное.       — Это неправильное Пророчество. Такого просто не может быть!       — Мне тоже хотелось бы в это верить, знаешь ли, но я предпочитаю перестраховаться.       Магесса вновь мрачно замолчала, и Фелим ждал, пока она соберется с силами.       — Если это правда твоя судьба, то никакое изменение образа жизни не поможет, — Эвелия говорила тихо и безжизненно. — Алиот всезнающ...       — И что ты мне предлагаешь? Радостно напялить на себя оружие смерти Круга и пойти все громить?       — Воз... — Эвелия замолчала и несколько тягостных секунд что-то обдумывала. — Какое оружие смерти?       — Фигура речи, — Фелим сделал неопределенный жест рукой, как бы отмахиваясь от сказанного. Эви не стоит знать про то изобретение.       — Из-за этой “фигуры речи” ты не только избегаешь Круга, но и, очевидно, напуган достаточно, чтобы делать попытки защищать свое жилище неумелыми рунами, верно?       Юношу начинала злить эта допытывающаяся до всего особа. Разве в храмах учат лезть в чужие дела? Впрочем, она все же служительница божества знаний... В любом случае, Фелиму этот разговор окончательно надоел.       — Даже если так, это тебя не касается.       — Мне кажется, что способное уничтожить мир оружие касается каждого живущего в данный момент, — хоть Фелим оценил остроумие, он все равно хотел возразить, однако Эвелия не дала ему вставить ни слова. — Я помогу тебе избавиться от этого устройства, чем бы оно ни было, и ты не только поквитаешься с Кругом, но и хотя бы ненадолго освободишься от судьбы. А за это ты научишь меня уходить от преследований, и мы никогда больше не увидимся, а Комитет тебя не потревожит. Честная сделка?       Девушка протянула свою белую ручку для рукопожатия. Нервный, озорной огонек в глазах Эвелии настолько же настораживал, насколько интриговал и заводил Фелима. Разумная сторона юноши все еще рассматривала вероятность того, что это все какая-то странная ловушка Комитета, но Эви выглядела уж слишком искренней и, возможно, слегка ментально нестабильной. Разумная сторона также настаивала на том, что у Фелима из-за этой авантюры наверняка будут проблемы. Но отомстить Кругу вместе со светлой магессой? Это самое абсурдное, что темный маг мог бы сделать за всю свою жизнь.       Фелим нахально ухмыльнулся и пожал ее руку.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net