Притворись бабочкой

Гет
R
Закончен
6
автор
AlanaPiterson бета
Размер:
Макси, 277 страниц, 49 частей
Описание:
Что значила для Джитты эта поездка? Всего-то шанс оторваться от суровых реалий, возможность обрести себя и расставить все точки над «и». Только получила она в итоге совсем не то, чего ожидала: знакомство с харизматичным Лэйном Кеннетом вовсе не входило в её блестящие планы. Да и как Джи вообще могла предвидеть дружбу с парнем, который привык показывать своих демонов сразу, если сама она - простая девушка, разбившаяся когда-то о собственные мечты? Непонятно.

Ясно одно...
Посвящение:
Посвящается всем, кто не верит в себя и потерял надежду на лучшее
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
6 Нравится 0 Отзывы 3 В сборник Скачать

41. Я – в твоей голове

Настройки текста
Этот час пробил. Кто бы мог подумать, что так быстро? Я не успела оглянуться, как последний день в лагере оказался уже перед носом. Разочарование пришло вместе с сожалением. Я провела прекрасное время здесь, поистине чарующее. Люди, с которыми я познакомилась, оказались чудесными. Побеги со склонов, секреты, плавание в море, игра на музыкальных инструментах, философия Маккоя, шуточки Ванессы и мое становление личности — всё это происходило здесь и сейчас. Дрожащей рукой записываю свои мысли в заметки телефона, стараясь запомнить каждый миг. И даже воздух тут отличается от того, что в Марилебоне. Он легкий, свежий, и легкие наполняются им, как воздушные шары, взлетающие в небо один за другим. Я не забуду наших моментов с Лэйном, ведь он радовал меня, смешил и поддерживал. Он — тот человек, благодаря которому моя поездка сюда обрела смысл. И, конечно, без помощи Королевы не обошлось — я бы вернулась к Брук и надрала бы задницу Питеру Грину, если бы не она. Однако всё сложилось в идеальную картинку, что позволило отпустить себя и набрести на длинный путь преодоления внутренних загонов и комплексов. Чувствую ли я изменения? Определенно! Во мне уже нет той неуверенности, я перестала ловить взгляды окружающих и переваривать в голове: «А не подумали ли они что-то нехорошее обо мне?». А все потому, что Лэйн просто-напросто не давал мне времени на это. Он занимал мои мысли, постоянно уводил куда-то, разговаривал. То же самое касается и Ванессы. В нашу с ней первую встречу я попрощалась со спокойной жизнью и настроилась на постоянную ругань, слёзы и рок. Кто знал, что в ней на самом деле таится такая чуткая, хрупкая натура, которая жаждет счастья? Ещё отдельное слово необходимо сказать про Маккоя. Эванс превращал скучные дни в глубокие, наполненные смыслом, ведь каждая наша беседа переходила в философию, залезала в психологию, и мы не ограничивались одними темами: на смену всегда приходила новая, ещё более таинственная.  О мисс Астер я узнала многое. Во-первых, историю про то, какой она была в детстве. Признаться, слышать о нем из уст учителя было неожиданным, ведь она приоткрыла для меня завесу прошлого, причём не очень светлого. Во-вторых, она преобразилась за время пребывания здесь. И, похоже, встретила мужчину… Я крайне рада за неё, ведь она всегда грезила об этом, утопая в мечтах о мужественном, сильном герое. Не знаю, такой ли мистер Джонсон внутри, но снаружи точно нет. Судить по обложке — глупо, поэтому я верю в правильность её выбора.  Остается самый важный шаг. Представление проекта большой аудитории. Как давно я не открывала его, даже не вспомню. Из-за этого прямо сейчас, сидя в маленькой библиотеке в главном здании, втыкаю флешку в компьютер и томительно ожидаю загрузки. Я должна быть готова к показу не на сто, а на сто двадцать процентов. Никаких неточностей, остановок и мандража. Я не могу оплошать не только на глазах у незнакомых мне людей, учителей, но и на глазах Лэйна, Маккоя и Несс. Они — мои главные критики, ведь только к их мнению я готова прислушаться. — Ну что, снова здравствуйте, Бабочки, — шепчу, медленно открывая документ. Пальцы дрожат в предвкушении. Мои любимые Бабочки. Уже с первой картинки вспоминаю, с какой любовь готовила информацию для проекта. По-другому быть не могло, эти создания слишком прекрасны. И о них стоит говорить, как о произведении искусства. Эти таинственные насекомые похожи на нас, или мы на них. Кто на самом деле знает ответ на этот вопрос? Целью моего проекта было показать сходства между человеком и бабочками. А я отчетливо их видела, поэтому и провела параллели. Бегло просматриваю файл глазами и нахожу несколько новых слайдов в презентации. Я точно помню, что их не вставляла ранее. Раскрываю рот! ЧТО ЗДЕСЬ ПРОИСХОДИТ? Именно те слайды, которые я скрыла от людских глаз, светились на виду и занимали видные места с горящими заголовками! КАК. БРУК. МОГЛА! Она оторвала от сердца мои самые душевные наблюдения о бабочках и добавила их в проект без разрешения автора! Все встаёт на свои места. Так вот почему мисс Астер приглянулась работа… Так вот почему мама с Брук хитро переглядывались на кухне, узнав о моей победе. Это был их план, и они успешно выполнили его. Мне нечего сказать, потому что вырвать из черновика мои потайные мысли и добавить их в проект, чтобы показать на всеобщее подозрение — совершенно не входило в мои планы. Более того, я даже не подозревала, что Брук может пойти на такой шаг. Что мне теперь делать? Конечно, первое желание — позвонить домой и поставить всех на свои места. Но я понимаю, что это не принесёт пользы. Они попытаются оправдать свои действия, наговорят кучу слов по поводу того, как мне нужна была эта победа и так далее. Делу словами не поможешь. Надо выкручиваться действиями. Из-за «новостей», свалившихся на голову, я сижу в библиотеке ещё несколько часов. Забывая обо всем, кроме проекта, я работаю над моральной подготовкой и уверяю себя, что ничего не случится, если я приоткрою часть души на публике. От усиленной работы меня отвлекает Маккой, который появляется неожиданно, со стаканчиком молочного коктейля в руках. Эванс пылает загаром. Его кожа приобрела блеск, а и без того светлые волосы совсем выгорели на солнце. Видимо, он старательно валялся на пляже в свободное время. Иначе как объяснить прилипший к телу оттенок настоящего мулата? — Сколько ты уже здесь сидишь? — он морщит нос, располагаясь напротив меня. Мне повезло, что в библиотеке никого нет. Я могу спокойно посидеть здесь наедине с мыслями. Маккой, похоже, распознал, что я здесь уже битый час работаю над мыслями и проектом, по моим телодвижениям — стараниями вытянуть спину, размять шею и избавиться от отёка пальцев. Сидеть, согнувшись в одном положении, было крайне неверным решением. — Пару часов, — отвечаю Эвансу, наконец отвлекаясь от монитора ноутбука. — Одна. — Ну да, а кто в лагере проводит время в библиотеках? — самой смешно. Если бы не презентация «бабочек» сегодня вечером, я бы нежилась в тени с Лэйном и болтала обо всем на свете. Маккой пододвигает стул ко мне и решается подглядеть в экран, но я легонько отталкиваю его грудь назад. — Не время, Маккой. Придёшь вечером в зал на мое выступление? — задаю вопрос с сомнением, хотя в душе чувствую, что Эванс просто не в силах мне отказать. — Конечно! — отзывается он, из-за чего вмиг становится в разы волнительнее. — Там и увидишь! — «Бабочки», так ведь? — Маккой сгибает локти и кладёт голову на свои руки, опираясь на стол. Так, что теперь я гляжу на половину его головы. — Я помню, ты рассказывала о них в автобусе. — Они самые, — с полуулыбкой киваю. — Приятно, что ты помнишь. А то тогда твои якори затмили всё на свете. — Не глупи. Якори точно не интереснее бабочек, — Эванс поддерживает меня, и я ценю его веру. — Не буду спорить, потому что якори занимают отдельное место в голове, — скромно делаю ему комплимент, немного отстраняясь. — Ты веришь, что наша поездка подошла к концу? Уже завтра мы рассядемся по автобусам и вернёмся в Марилебон... В голове не укладывается. Время пролетело незаметно. Секунды утекают, и остаются считанные часы до конца пребывания здесь. А я ведь только задышала полной грудью… — Не верю, Джит, — Эванс качает головой, — но одно знаю точно: по приезде скучать не придётся. В его глазах мелькает загадочная радость. Эвансу понравилось быть здесь, но в Марилебоне его ждёт жизнь куда интереснее. — Признавайся: позвал Одри на свидание? — спрашиваю шёпотом, чтобы вытащить из Эванса самое щепетильное. — С тобой трудно разговаривать, — признаётся Маккой, — ты читаешь по глазам? — И мысли тоже читаю, но это между нами. — Значит, ты должна была узнать, что Лэйн бормочет твоё имя во сне. Что? Замираю, расплываясь в одно большое пятно. Мне кажется, Маккой выдумывает. — Откуда у тебя такие сведения, Маккой? — я смущаюсь, поэтому начинаю говорить намного тише. — Зачем придумываешь? Эванс откидывается на спинку стула и расставляет ноги. Он ведёт себя очень открыто, и по его позе можно сказать, что он вообще не скован, а жизнь у парня течёт максимально гладко. Интерес в моих глазах Эванс наверняка успел заметить, и от этого и тянет резину, заставляя меня нервничать. А я действительно нервничаю! Откуда Маккой может знать, как спит Лэйн? — Сандра поделилась, — я морщусь, когда слышу ее имя, — она частенько следит за Лэйном. Видимо, он ей неравнодушен. — И каким образом она оказалась у него дома ночью? — мне не нравится всё это. — Тебе не понравится эта информация, — предупреждает Эванс, и я ощущаю легкое головокружение. — Если ты сейчас не скажешь, я откинусь на этом самом месте, — беру тетрадь в руки и машу ей, чтобы ветер немного охладил разгоряченную кожу. Эванс смеётся, но мне совершенно не до смеха. Я сконцентрирована на получении информации и дальнейшей ее обработке. Словно робот, которому необходимы факты. Я не готова принять удар от Кеннета. Если такое случится — меня нужно будет собирать по осколкам. Да и вряд ли получится склеить. — Она пробралась к нему домой, чтобы позвать на ночную прогулку, — видимо, решила стать мной на мгновение, — но, зайдя, услышала, как Кеннет произносит твоё имя во сне. Естественно, все намерения пропали. Девочка обломалась. Ох уж этот Лэйн Кеннет и его сны… Мне тяжело дышать только от одних лишь фантазий. Рассказ Маккоя как бальзам на душу, и я даже не спрашиваю его о подробностях. Мне все понятно: на деле нужно было защищать тогда не Сандру, а Филиппа, которого она бы поймала в свои сети и не выпустила бы до конца жизни. Иначе я не могу объяснить такое стремление к подчинению людей. Ее поведение в пещерах только чего стоит, не говоря уже о ночном похождении в дом Лэйна! Как она только решилась ворваться в личное пространство Кеннета и повести себя подобным образом? Единственное, что успокаивает — так это исчерпывающий ответ Лэйна, а именно мое имя во сне. Уголки губ приподнимаются сами собой. Не сдерживаю широченную улыбку, которая накатывает вместе с гордостью за Лэйна и наши отношения. — Вижу, тебя не разочаровал рассказ, — подмечает Маккой, вызывающе радуясь. Он постукивает пальцами по столешнице и искоса поглядывает на меня с прищуром. Отвечаю ему тем же. Кажется, мы думаем об одном, ведь оба счастливы… — Ни капельки. После библиотеки я прощаюсь с Эвансом и направляюсь домой: там меня ждёт Несс. Мы договорились, что она поможет с выбором одежды на презентацию. Я хочу выглядеть эффектно, произвести впечатление на Лэйна, который привык видеть меня в широких бесформенных вещах. Возможность привести себя в порядок и превратиться в красивую девушку — я не упущу! Тем более, рядом будет Ванесса, которая точно накрасит меня так, что глаз не оторвать. Иногда необходимо примерить на себя роль привлекательной девушки. Бывает, внутри ломается собственная уверенность и чувствуешь себя отвратительно. Чтобы исправить это, на помощь приходят косметика и красивые наряды. Мечта многих девочек — почувствовать себя красивой, и я не исключение. Мысленно благодарю Брук за то, что она тайно положила ко мне в чемодан мое синее платье, доходящее почти до колена. Оно потрясающе обтягивает талию и добавляет телу изгибы, которые скрываются за футболками. — Что скажешь? — выхожу к Несс из ванной и кручусь так, чтобы она получше разглядела и вынесла свой вердикт. Несс осматривает меня с ухмылкой и скрытым восхищением. Ее губы еле сдерживаются, чтобы не изогнуться в счастливой улыбке. У неё не выходит это скрыть, я понимаю всё по глазам. — Окей, — сдаётся она, — правда, круто! Переживаю только об одном. Я в замешательстве смотрю на Несс и непонимающе хлопаю накрашенными ресницами. Что не так? — О чем? — Мой братец может потерять челюсть. Мне приятно слышать комплименты от Ванессы и ее догадки по поводу поведения Кеннета. Сейчас, глядя на Аддерли немного по-другому, уже будучи близким для неё человеком, я осознаю, насколько сильно люблю эту девушку. Моей мечтой отныне станет обретение её личного счастья. — Я хочу сказать тебе «спасибо», Джит, — Несс приближается ко мне и зажимает в крепких объятиях. От неё вновь веет ароматом востока, сладким и одурманивающим. — А я тебе, — абсолютно искренне, без сомнений отвечаю. — Ты не сочла меня за кусок дерьма, — говорит Несс, — хотя могла, я вела себя именно так в первый день. Вспоминая рок на полную громкость и Ванессу, спорящую с учителями, становится смешно. Она действительно преобразилась. Сняла все маски и обнажила свою истинную натуру. За это ее можно только поблагодарить. — Ты очень скоро обретёшь своё счастье, Несс, — дарю ей веру, — и мы будем вспоминать эти трудности лишь с улыбкой. — Обрету, — четко проговаривает Аддерли, лишая всяких сомнений саму себя, — и стану сильнее. Она не выпускает меня из своих объятий, и в груди непонятно из-за чего разливается тревога. — Не будем грустить, — шепчу ей на ухо. — Мы же не расстаёмся навсегда. — Ты справишься, Джи. А сейчас соберись. Иди и уложи всех на лопатки, — Несс хлопает меня по спине. Она произносит подбадривающую речь, и во мне рождается уверенность, которой не было ранее. В глазах Аддерли стоят малозаметные слёзы, но она быстро смахивает их и выдыхает. — Ты же придёшь послушать о бабочках? Молчание Аддерли разбивает спокойную обстановку комнаты. И только тогда, когда она делает кивок головой, я облегченно расправляю грудную клетку и вбираю побольше кислорода. Откладывать некуда. Это — мое время. И мой черёд показать миру, что бабочки — произведение искусства!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты