Утонуть в твоих глазах

Слэш
NC-17
В процессе
27
автор
Размер:
планируется Макси, написана 131 страница, 18 частей
Описание:
— Господин, —обратился он к Чонгуку, — Можете наполнить мой бокал? Тогда я прощу Вас.
Услышав о прощение, Чонгук поднялся с места и подойдя к Тэ, протянул руку, чтобы взять бокал, однако коснувшись прохладного стекла, его руку вдруг накрыла чужая ладонь.
—Вы так заинтересованы в моём прощении, что готовы выполнить любую мою просьбу? —Поинтересовался Тэхён, глядя на взволнованного парня перед ним.
—Только если задача будет мне по силам.
Примечания автора:
Визуализация https://vk.com/topic-198636058_41807866
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
27 Нравится 29 Отзывы 11 В сборник Скачать

Part 14

Настройки текста
Примечания:
П/А: Ит(х)эвон – район с ночными заведениями, элитными бистро, скромными кебабными, работающими допоздна, и ресторанами, в которых подают корейское барбекю и другие блюда разных стран мира. На улицах района есть простые пивные, гей-пабы и модные танцевальные клубы, где диджеи играют хип-хоп и хаус.

В главе присутствуют несколько фраз на английском, надеюсь, это никого не поставит в затруднительное положение.

Приятного чтения∠( ᐛ 」∠)_

Тэхен резко открыл дверь машины и сел на пассажирское, устремив взгляд на друга, на устах его была улыбка, но она тут же исчезла, когда вместо привычного Хосока, Тэ увидел взлохмаченные волосы, красные, опухшие, полные слез глаза и царапины на руках, не говоря об искусанных до крови губах. —Т-Тэхён? —Осипшим голосом, который было почти не слышно, произнёс Хо. —Хоби… Что с тобой? —Со мной…всё нормально. —Глупо, неестественно глупо пытался соврать Хосок. Это выглядело до боли жалко и ничтожно, но Тэ не тот человек, который отнесется к этому плохо, скорее с пониманием и волнением, попытается поддержать и исправить, помочь справиться со всеми проблемами и развеять тревоги. Тэхён ничего не отвечает, он протягивает руки к другу, цепляется за его пальто и притягивает к себе, позволяя Хо устроиться на своей груди и открыто заплакать. Больше не было смысла что-либо скрывать. Тэхён, как никто другой, знал, что сдерживать эмоции, чувства, не иметь возможности открыто заплакать — смерти подобно. Руки младшего легли на спину хёна успокаивающе поглаживая, а сам Тэ вслушивался в всхлипы и тихие стоны, от которых было так больно, но в тоже время так спокойно, ведь Тэхёна всегда волновало поведение Хо, его маска безразличия с вечной улыбкой, за которой скрывалась невыносимая боль. —Тэ-Тэ, —Всхлипы прекратились, а хриплый голос звучал в грудь Тэхёна. —я монстр, я самый ужасный на свете человек. Юнги прав, всегда был прав. Мне стоило умереть в той аварии, стоило исчезнуть из этого мира, унести всё это дерьмо с собой в могилу. —Hoseok, you are my hope. I don't want you to die…—Прошептал Тэхён в макушку друга. —Please, stay with me…—Тэ не выдержал и заплакал, Хосок всегда был для него самым сильным, всегда был опорой и поддержкой, а теперь он слабый, такой беззащитный и стало ясно лишь одно: теперь они оба два беззащитных человека, которым негде прятаться и не на кого положиться. —Тэ, твой английский стал лучше. —Хосок едва заметно улыбнулся, выбравшись из объятий друга и принялся утирать слёзы. —Хоби, —Тэ замялся и невольно бросил взгляд на панель, заметив время. —черт! Мне же на работу нужно…— Он уже собирался выйти из машины, но его остановила рука, ухватившая его за плечо, усаживая на место. —Я отвезу тебя. —Хо улыбнулся, а Тэ расслабился, в воздухе больше не витало напряжение и не было той тяжести, что давила на тело, вдавливая в кожаное покрытие салона. Ехать предстояло не долго, всё время пути друзья говори об абсолютно обыденных вещах, словно ничего не произошло. Вновь пошёл снег, опускаясь с небес короткими снежинками, что затевали чарующие танцы в свете солнца, которому непосильно было растопить эти маленькие сверкающие кристаллики. Их уже не сравнить с белой пеленой, что навевала грусть и безнадёжность, что словно дымка накрывала собой всё, что имело температуру ниже нуля. Эти кристаллики являли собой свет, тот блеск, что был утерян в душах этих людей, что жили от срыва до срыва, в окружении напряженности, осуждения и боли, окутывавших их сознания, заставляю думать лишь об одном — безысходности, и желать лишь одного — свободы. Ничего нового. К зданию не подобраться, вокруг толпы людей, почти все эти люди: туристы, зарубежные фанаты, что прибыли в Корею и не желают упускать возможность сделать снимки рядом с плакатами на аллее, где есть портреты всех айдолов этого агентства. Обычно это радует не так, как сейчас. Все эти люди улыбаются, они прибыли из разных точек мира, чтобы сделать фото или уловить момент и пообщаться с айдолами, или трейни, что были не менее популярны. —Тэ, снаружи столько людей, может стоит заехать на парковку? —Я хочу выйти здесь. —Как-то завороженно ответил Тэхён, с улыбкой наблюдая за действиями людей. —Но ты без охраны, а я не могу появиться рядом с тобой в таком виде. —Но…ты прав, сделаю это в другой раз. Хосок нахмурился и заглушил двигатель, не обращая внимания на ничего непонимающего друга, он вытащил телефон и, напечатав что-то, положил его на панель. Улыбка не сходила с его лица, а пальцы отбивали ритм на руле. Спустя пару минут о стекло постучали, Тэ вздрогнул, а повернувшись на звук, застыл. Менеджер и четверо охранников стояли у машины. Тэхён тут же обернулся к Хо, и он, Хоби готов поклясться, улыбался словно самый счастливый ребёнок на свете, его прямоугольная улыбка заставила сердце Хо трепетать, он видел в глазах, напротив себя, неподдельное счастье, они горели живым огоньком, что, казалось, давным-давно погас, но вот он вновь зажегся. Мимолетные, но крепкие и такие тёплые объятия, и вот Хосок опять один в машине, наблюдает за удаляющимся другом и вслушивается в крики людей, которые уже успели заметить появившегося вдруг Ким Тэхёна. Хосок уже начал погружаться в уныние, как услышал скуление и порядком испугался. —Боже, Тан-и, я совсем забыл о тебе. —Хо улыбнулся и потянулся за переноской, в которой всё это время спал Ёнтан. —Малыш, а ты не слишком ли спокойный? Столько всего произошло, а ты только сейчас дал о себе знать. —Устроив переноску на переднем сидении, Хоби завёл двигатель и двинулся в направлении своего дома. —Тан-и, твой дядя такой глупый. Твой папочка и его любимый страдают из-за меня. Ты сегодня видел так много слёз и истерик, но даже не отреагировал, неужели привык к такому? В ответ Ёнтан лишь поскуливал, а когда слышал имя своего хозяина, то реагировал лаем. —Мой милый Тан-и, как думаешь, они простят меня? Знаешь, я бы очень хотел, чтобы всё это закончилось. Не хочу больше засыпать в слезах и просыпаться от истошного вопля, потому что вновь увидел во сне весь тот ужас, что так упорно пытался забыть. —Минутная тишина, Хосок смотрит на дорогу, о чем-то задумавшись, а потом улыбается. —А знаешь, мой дорогой друг, да пошло оно всё! Не хочу больше об этом думать, сейчас заедем в ресторан и поедим как следует. Ты голоден? —Ёнтан недоумевающе моргал, но потом подал голос. —Отлично, малыш, я тоже чертовски голоден.

***

—Тэ-э, —тянул Чимин обнимая своего друга, но тут же отпрянул, когда обнаженной кожи коснулись остатки подтаявшего снега. —холодно! Тэ, где ты был? —Чимин-и, —С улыбкой отвечал Тэхён, снимая верхнюю одежду. —мы с Хоби были у Юнги-хёна. —Чонгук вернулся к работе? —Бросил Пак, скорее с подтверждением факта, чем вопросом. —Да, его здоровье в норме, у хёна теперь больше времени на отдых. —Тэхён хитро улыбнулся, на что Чимин лишь фыркнул и устроился на диване, наблюдая за переодевающимся другом. «Чонгук выздоровел, а Тэ так и источает счастье. Лучшее совпадение.» —Думал Чимин рассматривая бледное тело перед собой, бледное тело, покрытое алыми бутонами. Решив сделать вид, будто он ничего не заметил, Чимин уткнулся в телефон. Ему было обидно, хотелось кричать и плакать, но он не мог, он решил для себя, что если Тэ так хочется, то пусть хоть замуж за Чонгука выходит, главное, чтобы он рассказал всё, сам рассказал.

***

Время уже за полночь, а Чонгук всё так же сидит в своём кресле и читает отчеты, мозг уже отказывается работать, а глаза закрываются. Юнги всё ещё спал, а будить его не хотелось, совесть не позволяла. Гук еле справлялся с желанием бросить всё и поехать к Тэхёну, но всё только начало налаживаться, так что приди он сейчас к любимому, и Принцесса убьёт их обоих. И если Чонгук был готов терпеть истерику Чимина, то вот с Тэ ситуация иная, ему не хотелось вносить раздор в дружбу этой необычной парочки. —О чём задумался? —Юнги-хён? Давно ты здесь? —Удивился Гук. —Только зашёл. —Пожал плечами Мин. —Я принёс кофе. Юнги вернулся к прежнему облику, узкие рваные джинсы и свободная нежно-розовая рубашка, вот только волосы казались слишком темными, для такого человека как Мин Юнги. —Хён, почему ты сменил цвет волос? —Готовлюсь к туру. —Если ты решил стать айдолом, то готов тебя разочаровать, им необходимы яркие и необычные волосы. —Ещё слово и в тур не поедешь…—Прошипел Мин, заняв одно из кресел напротив Гука. —Что? —Чонгук сразу оживился, а Юнги усмехнулся. —Ты хочешь взять меня в тур? —Хотел, но уже планирую передумать. —Нет! Хён, я хочу поехать и у меня к тебе очень важный разговор. —Хитрость в глазах Гука даже пугала Юнги. —Ну, выкладывай, надеюсь, никого убивать не надо? —Не смешно, хён, мне нужно, чтобы ты занимал Принцессу, а я мог проводить время со своим парнем. —Шутишь? Я не хочу. —Юнги заметно напрягся. —Почему? Это же не сложно, просто забирай Чимина в номер, а с остальным я сам разберу… —Нет! —Юнги повысил голос, впервые за долгое время. —Я не собираюсь этого делать, и ты не смей! Он не заслужил лжи и предательства… —Хён…извини… —Вам не следует скрывать ваши отношения, это… —Хён, давай поговорим о чём-нибудь другом. Вот, например, как вы с Чимином познакомились? —Юнги недоумевая поднял бровь и скептически отнёсся к вопросу, но всё же согласился со сменой темы. —Мы с Намджуном повздорили, он сломал мне немного костей, и я попал в больницу. —Намджун-хён избил тебя? Да он же лапочка, как он мог? —Чонгук-и, он лапочка только рядом с Сокджином. —Любовь меняет людей… Может быть и мне удастся изменить Тэхёна. Хочу, чтобы он был счастлив. —Мечтательно произносил Чонгук, улыбаясь образу счастливого Тэ, вдруг появившемуся в его мыслях. —Гуки, надеюсь, у тебя получится… На счет Намджуна, он хороший человек, просто однажды любовь уничтожила его. —А Сокджин спас его? —В глазах Гука читался интерес, он был увлечен и надеялся услышать о чудесах, что творит любовь и Юнги больше всего не хотел говорить ему правду, не хотел разрушать этот огонёк и надежду в глазах, но ложь — не выход. —Сокджин был тем, кто разрушил душу, разбил сердце и втоптал его в грязь, словно так и нужно было, —Он наблюдал за эмоциями на лице Чонгука. Они меркли. — Джин полная противоположность Джуна, один создаёт, а другой разрушает. —Юнги горько усмехнулся. —А это и вправду забавно, Сокджин творец материального, но разрушитель душевного, а Намджун крушит всё, здорово так ломает кости, а вот душу способен излечить, вне зависимости от степени разрушения. —Но на самого себя это не распространяется? —С толикой сожаления спросил Чонгук, хотя, скорее, уточнил, заставив Юнги задуматься. —Верно, это так. Подобно врачам, которые лечат зависимых людей, они могут спасать людям жизни, вылечивают от алкоголизма и наркомании, но при этом сами, возможно, страдают от того же. Себе они помочь не в силах. Неловкая пауза. Ночная тишина. Тяжелое дыхание. —И всё-таки, Юнги-хён, давай вернемся к вашей с Чимином истории. —Точно…тогда я попал в больницу, и на протяжении всего периода лечения и реабилитации Тэхён приходил ко мне. Первое время он был один, а потом Чимину надоело ждать его в машине. В один прекрасный день они пришли вместе… —Любовь с первого взгляда? Не слишком ли слащаво для тебя? —На то я и сладкий…—С недовольством пробурчал Юнги, даже не подумав о том, что Чонгук может услышать. —Принцесса и Сладкий…—Улыбнулся Чонгук, — А Тэ тогда кто? —Мишка, вишенка… —Серьёзно? —Усмехнулся Чонгук. Уведомление о сообщение отвлекло мужчин от разговора. Юнги достал из кармана телефон и улыбнулся. —Чонгук-а, поздравляю, теперь у нас есть Принцесса, Сладкий, Мишка и Кроль. —Что, блять? Юнги лишь пожал плечами и протянул ему свой телефон. Гук открыл входящие и неловко улыбнулся, закусив нижнюю губы. Alien: «Юнги-хён, мой Кроль с тобой? Я не могу до него дозвониться.» Огни ночного Сеула завораживали, хотелось прямо сейчас сорваться в Итхэвон, но Мин слишком сильно хотел увидеть своего парня, поэтому именно к нему и поехал, а Чонгук обещал вернуться домой. На этом они и разошлись.

***

Такой прекрасный день близился к концу. Днём Сокджину удалось купить билеты на первый концерт тура, потом сообщили о возвращении Чонгука, а следом и несколько часов наслаждения в руках любимого человека, и в завершении дня Джин уснул в объятиях своего будущего мужа. Всё было слишком идеально, поэтому он совсем не удивился, когда в два часа ночи раздался звон. Кто-то очень хотел попасть к ним домой, не жалея спящих хозяев. Спустя несколько минут у Намджуна сдали нервы, и он пошёл встречать незваного гостя, накинув на себя плед, а Сокджин поплёлся следом, не потрудившись ничего надеть вовсе. Спать хотелось безумно, зевая, Джин не рассчитал и врезался в спину Джуна, который молча стоял перед открытой дверью. —Чонгук? —Не скрывал своего удивления Джин, выглядывая из-за спины Намджуна. —Хён, я… Хосок сказал, что ты хотел поговорить со мной… —Виновато начал Гук, осознав, что сейчас ночь и он разбудил старших. —И ты решил, что лучшее время для разговоров ночью? —Если не сейчас, то никогда. —Гук-и, а ты не меняешься. Проходи. —Пожал плечами Джун, отходя в сторону и открывая вид на Джина, что совсем забыл о своём внешнем виде. Лицо Чонгука тут же залилось киноварью, его взгляд опустился, а к горлу подобрался рвотный позыв. Закрыв ладонью рот, он вбежал в квартиру, отведя взгляд в сторону, и скрылся за дверью туалета, откуда вскоре послышались характерные звуки, а после кашель. —Что с ним? —Намджун перевёл взгляд на Джина и прищурившись, тяжело вздохнул, он осмотрел старшего с головы до ног и в мыслях всплыли слова Юнги о прошлом Чонгука. —Джини, оденься. Всего пара секунд и дверь в спальню хлопнула. Намджун вновь тяжело вздохнул и отправился на кухню, кофе бы не помешал, но хотелось чего-то покрепче. На столе стоят три кружки, из которых поднимается пар и исходит нежный фруктовый аромат. Джун сидит на полу у окна и наблюдает за проезжающими машинами, Сеул сияет, живёт яркой насыщенной жизнью. —Намджун-хён, —Зовёт Чонгук, вошедший в кухню. —С тобой всё хорошо? Почему тебя тошнило? —Я просто устал, возможно, съел что-то не то…—Попытка оправдаться, страх недопонимания… Смешно ведь. Гей, который не переносит обнаженные мужские тела. Кто вообще поверит в этот бред? Кто сможет принять? —Знаешь, Юнги вечно кричит на меня…—Джун поднялся на ноги и подошёл к столу, подавая Чонгуку одну из кружек. —Юнги-хён? А…ну, почему? —Чонгук растерялся, уставившись на протянутую кружку, возможно, если бы не случившийся казус, то он мог бы чувствовать себя более уверенным, он привык жить за рубежом и ему никогда не приходилось испытывать подобное, он всегда был уверенным, никогда не стеснялся, а про стыд и говорить не стоит, но всё изменилось, хватило лишь раз пообщаться с тем самым человеком, и весь его мир перевернулся. Тэхён его мир перевернул. —Он из тех людей, которые всегда и всем недовольны. —На губах Намджуна расцвела улыбка, а на щеках проявились ямочки, от которых Чонгук не мог отвести взгляд. Джун сдался и поставил кружку с кофе обратно на стол. —Чонгук, я не хочу копаться в твоём прошлом или твоей душе… Я просто хочу, чтобы ты знал… Не стоит рушить себя, скрывать то, что съедает тебя изнутри — глупо. Да, так логично, мало кто захочет грузить других своими проблемами, но саморазрушение ни к чему не приведёт… Я сам прошёл через это, и… —Джун! А ну хватит грузить ребенка! —На кухню вошел Джин. —Джини, о чем ты? Мы просто разговаривали. Да и где ты ребенка увидел? Он уже совершеннолетний. —Джин проигнорировал слова Намджуна, бросив на него недовольный взгляд, и подошёл к Чонгуку. —Гуки, хочешь чего-нибудь? Может спать, пить или есть? —Начал наседать Джин, усаживая Чонгука за стол, а сам отправляясь к холодильнику. —Сейчас разогрею тебе суп, или может рамён приготовить? —Нет, я не голоден, всё в порядке. —Начал отказываться Гук, но Джин словно не слышал его, через несколько минут на столе было полно еды, Чонгук сжимался и пытался отказаться, но старший был непреклонен, а Намджун стоял в стороне, пил кофе и наблюдал, с едва заметной улыбкой. —Джини, прекращай, он столько не съест…—Всё-таки вмешался Джун, заметив мольбы о помощи в глазах Чонгука. —Но… —Всё хорошо, —Оживился Чонгук, заметив, что Джин расстроился и растерялся. —Я съем, да и вы ведь тоже, наверное, проголодались… —Хорошо…—Намджун сел напротив Гука, а Джин занял место рядом с гостем. Неловко было всем, хоть Сокджин и хотел поговорить с Гуком, помочь ему, выслушать и стать ближе, но он и подготовиться то не успел, всё случилось слишком внезапно, все вопросы, что он хотел задать, забылись. —Хён, так…о чем ты хотел со мной поговорить? —Чонгук посмотрел на Джина, взял палочки и принялся за еду, стараясь скрыть свою смущение. —О, точно…я…—Вдох, выдох. — Я волнуюсь за тебя, Чонгук. Пусть я никогда не был для тебя близким человеком, но я правда волнуюсь. Ты сбежал, тебе было плохо, больно… Я хочу помочь, но не знаю, как это сделать… —И это ты говорил мне не грузить его? —Хмыкнув, Намджун сделал глоток кофе и, подавившись, начал кашлять. Джин гладил его ногу своей, при этом усмехаясь. Кнут и пряник? Сначала ударил, заставив подавиться, а теперь поглаживает, издеваясь… —Джин-хён, я благодарен, но мне не нужна твоя помощь… Старшие обратили на Чонгука внимание. —Но Гуки, тебя ведь по-прежнему тошнит… —Не совсем… Есть человек, на которого я способен смотреть. Его тело меня не отталкивает, с ним мне хорошо, и я чувствую себя нормальным, когда он рядом… —Произнося эти слова Чонгук расцвёл, на его губах появилась улыбка, а в глазах огонёк. Он всем своим видом говорил, кричал: «Я влюблён».

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты