Художник

Слэш
NC-17
Закончен
637
Размер:
Макси, 201 страница, 43 части
Метки:
Описание:
Исая Грановского трижды подставляли женщины, поэтому он решил, что больше женщин в его окружении не будет. Один раз он смог пережить, но... Два и три — это не просто совпадение или статистика. Это уже клиника...
И ни отец, ни братья не смогли его убедить в обратном.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
637 Нравится 259 Отзывы 97 В сборник Скачать

Глава 38

Настройки текста
Если бы Ауди была конем, Егор, наверное, загнал бы ее. Он останавливался в придорожных кафе, чтобы отдохнуть не более двадцати минут и выпить кофе. А потом снова садился за руль и гнал, и гнал машину вперед. В банке на следующий день Егор оказался первым посетителем. Его обслужили довольно быстро и провели за бронированную дверь. Он ссыпал пачки денег в рюкзак, надеясь все же на дне ящика найти еще и бриллианты. Надежда, как известно, умирает последней. Нашел… Только не бриллианты, а бархатный мешочек из-под них. Бриллианты все-таки были. И один из них, похоже, был довольно крупный, в мешочке сохранилась коробочка из-под него… Но денег из ящика оказалось катастрофически мало. За них у психа с пистолетом получится выкупить лишь одну чью-то жизнь. Выйдя из банка, Егор устало плюхнулся на сиденье Ауди, рядом кинул рюкзак, набитый валютой. Только одна мысль крутилась в голове — где взять денег… И никакого просвета… Куда бежать, за что хвататься? Будь у него больше времени, но его не было. Совсем. Егор набрал номер охранника Тита Грановского. — Я хотел бы переговорить с твоим хозяином. — Приезжай, он в офисе, — просто ответил тот… — Ну? — Тит Грановский выразительно посмотрел на взъерошенного Егора с красными от недосыпания глазами. — Что на этот раз стряслось? Егор на секундочку задумался — стоит спрашивать у старика или все же не ворошить старое? — Стряслось, — кивнул он, устало опускаясь на стул для посетителей. — Хорошим людям угрожает смертельная опасность, и среди них ваш сын. И… спасти их могут только… — Егор судорожно сглотнул прежде, чем произнести слово, — бриллианты. — Приятно слышать, что мой сын хороший человек, — усмехнулся Тит. — Обычно о нем я слышу совсем другое. — Наверное, от его женщин, — вздохнул Егор. Похоже то, за чем он пришел, у старика не было. Иначе он бы поинтересовался, сколько ему надо, есть ли у него деньги. Тит скрипуче по-стариковски рассмеялся. — Это все та же старая история, — обреченно покачал головой Егор. — Кто бы мог подумать? Помогите, пожалуйста… Я не думаю, что человек, захвативший заложников, знал, сколько было бриллиантов в грузе и их размеры. — Он может и не знает, — согласно покачал головой Тит, — но я-то помню. Камней было пятнадцать. Весом от пяти до девяти карат. Таких больших камней у меня нет, но пятнадцать похожих бриллиантов я подберу. Так и быть Так просто? Егор не знал верить старику или нет. Или у того опять все смешалось в голове? Но выбора, по большому счету, у него все равно не было. Таких больших денег быстро не собрать. Пусть слова Тита на этот раз окажутся правдой! Тит Грановский открыл сейф, стоявший у него в кабинете. Большой сейф, Егор только сейчас его заметил, обычно в таких хранят охотничьи ружья — его и вынести трудно, потому что неподъемный, и не сгорит во время пожара, потому что железный. Извлек с одной из полок обычную деревянную шкатулку, без изысков, открыл ее. — Как может один и тот же камень, совершенно непонятно, не поддается никакому логическому объяснению, вызывать светлые эмоции, заставлять восхищаться им, и в то же самое время порождать темные мысли, желать единолично обладать сокровищем? На это способен только бриллиант. И чем он крупнее, тем сильнее чувства и эмоции, вызываемые камнем. Ведь это только камень? Почему за бриллианты испокон века велась… и ведется по сей день нечестная борьба? — Не знаю, — пожал плечами Егор, вслушиваясь в негромкий голос. — Я тоже этого не понимаю, — согласился с ним Тит. — Это просто камень, — повторил он. — Пусть и отнесенный к лику драгоценных. Мне больше по душе изумруд, рубин или тот же самый сапфир. Он вытряхнул прямо на стол содержимое шкатулки — бриллианты раскатились по полированной черной поверхности стола. Переливались, искрили, околдовывали… Тит отсчитал пятнадцать самых крупных бриллиантов и придвинул их к Егору, остальные просто сгреб назад в шкатулку и запер в сейфе. Егор, не отрывая завороженного взгляда, он даже забыл, как моргать, следил за действиями Тита. — Забирай! — приказал Тит. — Это все, что у меня осталось от родителей. — Мне написать расписку? — растерянно спросил Егор. — Это же целое состояние! — Забирай! — снова резко произнес Тит. — У тебя все равно нет таких денег, хоть пиши расписку, хоть нет. И никогда не будет. Это всего лишь камни, молодой человек, — хмыкнул он. — Пусть кем-то и придумано, что стоят они состояние. Но ни один из них не может сравниться с человеческой жизнью, сколько бы он ни стоил. Ни один камень даже самый дорогой не способен зажечь в сердце любовь… Но если за бриллианты получится выкупить чьи-то жизни, пусть тогда они не лежат в сейфе, а послужат на благое дело. Так что, забирай и уходи. Хотя… Погоди… Он взял со стола один, не самый крупный, бриллиант в руку. Егор вздрогнул. А вдруг Тит передумал? — Огранка этого прямоугольного камня называется изумруд, а вот этот — капля, она же груша, прямоугольная — принцесса, — Тит перебирал камни на столе. — Ювелиры для оценки камней пользуются правилом четырех «си»: карат, колор, чистота и огранка. На буржуйском аглицком все эти слова начинаются с буквы «си». — Почему вы не стали ювелиром? — поинтересовался Егор, убирая бриллианты со стола в мешочек из ящика. — Не мое это, — по-доброму улыбнулся Тит. — Чтобы стать ювелиром, надо не просто разбираться в камнях, но и любить их всей душой. Благоговеть перед ними… Как, например, мои родители. А я не восторженный поклонник холодных камней. Мне больше по душе теплые кирпичи, или то же дерево. Именно поэтому я стал строителем… Обратную дорогу Егор проделал гораздо медленнее и спокойнее, несмотря на то что сердце оставалось не на месте. Он уговаривал себя не гнать. Не хватало только на скользкой дороге — опять прошел то ли дождь, то ли снег, и подморозило — попасть в аварию. А к назначенному Пашкой сроку успевал и без гонки на повышенных скоростях… Егор загнал Ауди во двор, бросил ее на нечищеной дорожке и, прижимая к груди только мешочек с камнями, спотыкаясь, скользя и падая, побежал в дом. В холле на этот раз никого не было — все сидели вокруг стола, привязанные к спинкам стула. Исай выглядел не лучшим образом, остальные более-менее держались. — Вот! Я нашел камни! — прокричал Егор и потряс мешочком над головой. — Выходи. Ты где? — Я здесь, — голос раздался из-за спины. Егор резко обернулся и почти сразу уткнулся в «глаз» наведенного на него пистолета. Он поднял руки вверх. — У меня нет оружия, — проговорил он как можно более спокойно, почти так, как учили на занятиях по психологии. Это было правдой — пистолет у него отобрал охранник Тита Грановского, когда провожал Егора в обратный путь. Мало ли что, на всякий случай. Егор был на таком взводе, что мужчина засомневался, что он не начнет стрелять, когда доберется до дома… — Только бриллианты… — добавил Егор. — Давай сюда! — Павел выдернул из рук Егора бархатный мешочек, высыпал камни на ладонь, а потом ссыпал обратно. — Ключи от машины, — потребовал он, довольно улыбаясь. — Остались в машине, — отозвался Егор, не опуская рук. — В машине еще деньги в рюкзаке… Доллары, евро, рубли… — Не делай резких движений, и никто не пострадает, — предупредил Павел, неспешно пятясь к двери. — Пять минут, всего пять минут так постой. Дай мне спокойно уехать, а потом делай, что хочешь. Егор кивнул. Он не кинется вслед — пусть Пашка уходит. Прав старик Грановский — камни того не стоят, чтобы из-за них рисковать жизнью. Хлопнула входная дверь, затем снова открылась, раздался противный писк охранной системы — неправильно набрали код. Теперь они заблокированы в доме на сорок минут… «Надо было хотя бы код сменить, тогда у Пашки не получилось бы в дом попасть», — запоздало подумал Егор. Дед ведь для него коды устанавливал, никак не ожидал, что кто-то тоже догадается о комбинации цифр. Впрочем, что теперь горевать от этом? — Отомри, — низкий голос Исая вернул Егора на грешную землю. — Он давно уже уехал. И развяжи нас. Мочи никакой уже нет — руки-ноги затекли. Егор схватил самый большой нож и принялся перепиливать веревки, но, когда освободил Исая от пут, понял, что сил довести того до дивана в гостиной у него уже нет. Ноги подкашивались и не держали, руки тряслись — из них постоянно выпадал нож. Нет, такие игры с жизнью и со смертью не для него. Ему бы картины рисовать! Еще раз прав Тит — у каждого должно быть что-то свое… Пришлось перепилить хлебным ножом веревки у сторожа и у садовника. Мужчины перенесли Исая на диван, а сами снова вернулись в столовую и уже без помощи Егора, которому самому требовалась помощь и поддержка, освободили от веревок Зинаиду. Женщина сразу привычно засуетилась на кухне, а мужчины чинно уселись за столом на те же самые стулья, к которым совсем недавно были привязаны. — Рассказывай! — пророкотал Исай из гостиной. — Как тебе удалось вернуться так быстро, да еще и с камешками? — А там на самом деле были бриллианты? — удивленно спросила Зинаида и внимательно посмотрела на Егора. — На самом деле, — кивнул он и улыбнулся, пожалуй, впервые с того момента, как увидел Исая с дулом возле виска. — И где ты их добыл? — ехидно поинтересовался Исай. — Ведь в депозитной ячейке их не было. Только деньги. Или я не прав? — Прав, — согласился Егор. Зинаида поставила перед ним большую чашку с травами. Он с удовольствием сделал осторожный глоток. — Чаек — это то, что мне сейчас нужно и спать. Я не спал нормально больше двух суток. — Отвечай! — потребовал Исай. — Не уходи в сторону от вопроса. — Я место знал, где взять камушки, и слово, — нехотя отозвался Егор. Исаю он, наверное, рассказал бы о встречах с его отцом, но вот всем остальным… — Я тоже знаю слово, — хмыкнул Исай. — И оно полностью тебя характеризует. Ты фартовый. Другого объяснения у меня просто нет — не сгореть ни разу, не попасть под пулю и выкупить четыре жизни. Мы твои должники… Но как бы там не было… Маленько очухиваемся, ты высыпаешься, и возвращаемся долечиваться домой. Нет, такие приключения не для меня. Стар я для них… Над последними словами Исая все дружно рассмеялись. Напряжение последних дней отпускало. — Не на чем ехать — машину у нас угнали, — горестно вздохнул Егор. — Не переживай, Ежик… — Егор подумал, что Исай скажет, что купит другую, но он продолжил: — На твоей ласточке установлена новая система слежения. И если ее не разберут на запчасти, то довольно скоро вернут владельцу… Но мы ждать не будем, а вызовем Володю. — А как же стены в больнице? — забеспокоился Егор. — Я обещал… — Нет, — упрямо повторил Исай. — Только домой. Мне дешевле нанять художника. Пусть он стены разрисовывает. — А дом, а хозяйство? — не унимался Егор. — Задорого дом не продать. Просто бросать не хочется… — Зинаида пусть приходит, проветривает, наводит порядок. Сторож, как ему и положено, сторожит. А садовник по-прежнему следит за участком, чтобы сорняками на зарастал, — в Исае неожиданно проснулся руководитель. — Ну а ты… будешь летом приезжать на рыбалку, на охоту, на… как его? Пленэры… И портрет мой дорисуй… Сколько викинг может оставаться незрячим? — А как там кот? — вдруг вспомнил Егор. Он хотел кота тоже немного дорисовать. — Продолжает висеть в тире, радовать народ и дожидается тебя, — весело отозвался Исай.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты