Защитница +25

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Noblesse

Основные персонажи:
Кадис Этрама Ди Рейзел (Рей, Мастер, Noblesse)
Пэйринг:
Рейзел/Феникс, Джемело и Стессо Дорас
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Юмор, Экшн (action), POV, AU, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
OOC, ОМП, ОЖП
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Феникс - мастер попадать в неприятные ситуации. Вот и сейчас, узнав, что братья Дорас являются предателями, она ввязалась в бой с ними.

Посвящение:
Фениксу

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Еще одна бонус-глава, так как пока есть только она.
Бой рекомендую читать под песню Peter Hollens - Skyrim, а романтику под Sia - My love.
Приятного чтения)
5 июля 2013, 23:39
- Феникс, ты меня убить хочешь?! - я перекрикивала шум ветра, обращаясь к птице, которая несла меня в Лукидонию. Феникс резко взлетел вверх, заставляя меня покрепче ухватиться за огненные перья. Да, он иногда бывает вредным, но все же я не могу не любить эту птицу.
Феникс прекрасен. Я видела его очень много раз, но всегда будто вижу впервые. Его тонкий ярко-оранжевый клюв, чуть-чуть изогнут вниз, плавно переходит в голову. Глаза у Феникса, словно горящие угольки, черные с золотистыми искорками. С высоты кажется, что это не птица, а пламя. Перья Феникса отливают всеми цветами огня. Летает он изящно, делая медленные взмахи крыльями.
Даже не верится, что это сказочное существо - моя душа.
В этой жизни я еще ни разу не была в Лукидонии. Не из-за того, что не хотела. В горах на востоке развелось большое количество мутантов. Мы с охотниками едва успевали уничтожать их. А поскольку мне удалось пробудить намного больше защитников, чем в прошлой жизни, проблему с мутантами мы почти решили.
Теперь я спешила к ноблесс. Нет, не так. Я спешила к господину Рейзелу. Не видеть его столь длительный промежуток времени - что может быть хуже для меня? Да и, кроме того, господин Рейзел одинок. Если не считать Франкенштейна, ему не с кем поговорить. Так что я должна навестить его.
Господин Рейзел, мне очень грустно без вас. Вы ведь знаете это. И вы знаете, что я люблю вас, хоть я до сих пор не сказала вам этого.
Ну как можно выразить все свои чувства с помощью одних только слов? И молчать невыносимо, ведь душа поет от счастья. Феникс мне не советчик в этом вопросе. Моей душе также немного известно о любви, как и мне.
Пролетая над одним из островов, я заметила двоих ноблесс. Странно, что они здесь делают? Тем более, этот остров считается безлюдным.
- Феникс, садись-ка вон туда, - я указала на противоположную сторону острова, - и постарайся, чтобы нас не заметили.
Я знала, что подслушивать нехорошо, да и чрезмерное любопытство может иметь нежелательные последствия, но Феникс почему-то одобрил мои действия.
Когда Феникс оказался на земле, я спрыгнула с его спины и осмотрелась. Ничего интересного на острове не было. Так почему же ноблесс выбрали его в качестве места встречи?
Феникс исчез, стоило мне попросить об этом, а я, хлопнув в ладони, переместилась поближе к объектам слежки. Увидев их лица, я удивилась и насторожилась. Это были братья-близнецы Джемело и Стессо из клана Дорас, сильные и опытные бойцы. Главой клана был Джемело, но оба ноблесс имели Оружие Духа. Их отец расщепил свое Оружие.
То, что я услышала от этих благородных, ввергло меня в состояние глубочайшего шока и ужаса.
- Джемело, а если не получится? - напряженно спросил Стессо, нервно оглядываясь.
- Ну и что может не получиться? - сурово оборвал его брат. - Мы ведь не сами пойдем избавляться от Истинного Ноблесс. Ты же знаешь, нам будут помогать другие.
Душа-Феникс встревоженно затрепетала. Я не могла поверить в услышанное. Как ноблесс могли опуститься до такого? Господин Рейзел ведь очень добр ко всем и я не помню, чтобы он когда-либо вмешивался в дела кланов.
Я не хочу, чтобы господина Рейзела не стало (слово "убить" не хотелось даже вспоминать). Нельзя, чтобы Джемело и Стессо ушли отсюда.
Это значит, что я должна сразиться с ними. И убить их. Мне очень жаль, ведь братья Дорас дружили со мной. Лорд даже хотел выдать меня замуж за Джемело. Видимо, не судьба.
Несомненно, братья Дорас сильней и опытней меня. Одной сети в битве с ними будет мало. Но одно преимущество у меня есть: Джемело и Стессо не знают об активной силе. Вот только использовать Песнь Феникса мне ни капли не хотелось. Слишком разрушающей была эта сила.
Но я не могу все так оставить. Я должна защитить господина Рейзела. Я использую Песнь Феникса. И будь что будет.
- Стессо, так ты согласен? - требовательно спросил Джемело.
- Хорошо, - ответил Стессо, - вот только...
- Не посмеете, - я, как всегда, явилась внезапно. Братья Дорас на несколько секунд растерялись, а я коснулась метки Феникса.
Земля вокруг меня буквально взорвалась, выпуская наружу столбы пламени. Феникс появился где-то в воздухе, и судя по содеянному, был зол не меньше меня.
Братья Дорас, к пребольшому моему огорчению, успели прикрыться щитами и теперь враждебно смотрели на меня.
- Феникс, - медленно произнес Джемело, - а ты становишься невоспитанной. Сказывается знакомство с Франкенштейном?
- Кто бы говорил? - сказала я, не скрывая презрения в голосе. - Благородные собираются избавиться от Истинного Ноблесс - поступок, за который можно сразу отправить в вечный сон.
- Так ты и это услышала? - Джемело покачал головой. - Феникс, тебе остается только присоединиться к нам. Иначе...
- Что иначе?! - я не позволила ему договорить, метнув в братьев огонь. Они снова прикрылись щитами. - Надеюсь, вы поняли, что означает этот жест.
- Мы поняли, Феникс, - Джемело протянул руку, - я призываю тебя, Лабрис.
- Я призываю тебя, Сагарис, - Стессо в точности повторил жест брата, видя, что бой неизбежен.
Оружие Духа клана Дорас - двуручная секира с серебристым лезвием, украшенным едва заметными рисунками голубоватого цвета и длинной черной рукоятью, на которой золотом нарисован герб клана - полумесяц, окружен листьями лавра.
Оружие у братьев Дорас одинаковое, разве что рукоять Сагариса на несколько дюймов короче, чем рукоять Лабриса.
Еще одна особенность их оружия - оно замораживает все, к чему прикоснется лезвие. Учитывая то, что Феникс - существо огненное, то это будет почти что битва стихий.
Джемело и Стессо одновременно бросились на меня. Сталь секир тускло сверкнула и оружие столкнулось с огненным щитом. Услышав неприятное шипение, я поспешила отогнать братьев от Феникса полосами огня. За эти пару секунд я осмотрела щит. Плохо. Места, куда ударили Лабрис и Сагарис, потускнели и покрылись тонкой корочкой льда.
Я не стала ожидать следующей атаки, а ударила первой. Взмах рукой - и с неба упала волна огня. Температура воздуха стала немыслимо высокой, хотя Джемело и Стессо мужественно переносили удушающую жару.
Волну огня они отразили, но я видела, что это стоило им усилий. Вот только дальше братья Дорас ждать не стали, поняв, что я не настолько слабая, насколько казалось. Правда, сражаться мне пришлось всего лишь с Джемело. Стессо отчего-то решил не вмешиваться.
Мы с Джемело методично атаковали друг друга, но особого урона ни я ни он не получили. Джемело больше полагался на Лабрис, в удары он вкладывал много силы. Я же в большинстве случаев успевала уклониться от ударов, поэтому и была относительно в порядке.
Увлекшись боем, я не заметила, когда Стессо оказался позади меня. Я только почувствовала обжигающий холод в спине и боль. Увидев ухмылку Джемело, я поняла, что проиграла.
Феникс замерз и рассыпался тысячей ледяных осколков. Замерзала и я. Медленней, чем моя душа, но тело уже не чувствовало ничего, кроме холода.
Джемело и Стессо наблюдали за моим превращением в ледяную статую, считая, что я уже ничего не смогу предпринять. Но я все еще могу говорить.
- Пой, Феникс, - онемевшими губами прошептала я.
Приятное тепло растеклось по телу, пробуждая меня и мою душу, превращая кровь в венах на огонь. Таял лед, ломались оковы холода, которые связывали меня. И Феникс вырвался наружу, не ожидая, когда я разрешу. Он и так знал, что бой еще не окончен.
Братья Дорас, похоже, навсегда лишились дара речи, увидев, что мы с Фениксом не замерзли и готовы убить их.
Я была очень зла. Не из-за того, что эти двое чуть не отправили меня к Одину. Братья Дорас покусились на самое дорогое, что есть у ноблесс - на жизнь господина Рейзела.
Взлетев высоко-высоко, Феникс запел. Решительная и непоколебимая, с нотками гнева и заботы - такой была песнь защиты, которую исполняла моя душа.
- Умрите! - мой голос был переполнен жестокостью. Огонь был всюду - на земле, в воздухе, в море. Братья Дорас яростно атаковали меня, Лабрис и Сагарис то и дело задевали меня, но в результате Оружие Духа Джемело и Стессо попросту растаяло, словно лед. Это заставило меня рассмеяться, отчего братья начали отступать. Вот только отпускать их я не собиралась.
В итоге я просто сожгла предателей. Я не Франкенштейн, который любит поиграть с жертвой прежде, чем убить.
- Хватит, Феникс, - устало сказала я. Когда моя птица исчезла, я все же почувствовала холод. Оно и не удивительно, Джемело и Стессо ударили меня очень много раз.
Вздохнув, я села на выжженную землю. Потом легла. Теперь можно и умереть. Ведь господин Рейзел в безопасности...
***
Просыпалась я очень долго, не в силах понять, где я. И первое, что я ощутила, был холод. Не такой обжигающий, как тогда, но все же вполне ощутимый. Даже теплое одеяло не грело... Стоп, какое еще одеяло? Я же находилась на острове.
Я медленно открыла глаза. Да, так и есть, я не на острове, а в доме, точнее, в поместье господина Рейзела.
Первым, кого я увидела, был, конечно же, господин Рейзел. Он сидел на кресле возле кровати, слегка опустив голову. Пряди волос скрывали его глаза. Я старалась не думать о том, что он сидит здесь уже не первый день. Но, похоже, так и есть.
Попытка подняться завершилась неудачей. Я была еще очень слаба.
- Господин... Рейзел... - оказывается, я еще и голос потеряла, ибо слова я произнесла шепотом.
Да уж, братья Дорас постарались на славу.
Ноблесс поднял голову и повернулся ко мне.
- Феникс, - он грустно покачал головой, словно я в чем-то провинилась, - я волновался за тебя.
Да, я провинилась. Причем, серьезно.
- Простите, - я закрыла глаза. Не могла видеть грустное лицо господина Рейзела, - я... вас хотели убить. Я не могла оставаться в стороне. Я...
- Не надо оправдываться, Феникс, - сказал господин Рейзел, - просто... иногда нужно подумать и о себе.
- Я постараюсь, - сказала я, сумев сесть на кровати. Но, случайно посмотрев на себя, я с ужасом обнаружила, что неодета. Вскрикнув, я мгновенно оказалась под одеялом.
- К-кто это сделал? - мое лицо было такого же красного цвета, как и перья Феникса.
- Я, - спокойно ответил ноблесс, глядя на меня, - твоя одежда все равно была разорвана.
Теперь под одеялом оказалось и мое лицо.
Всемогущий Один!.. Господин Рейзел... раздевал меня!..
Услышав его тихий мелодичный смех, я все же не удержалась и выглянула из-под одеяла.
- Здесь нет ничего смешного, - я попыталась придать лицу обиженный вид, но ничего не получилось.
- Я не понимаю, - сказал господин Рейзел, - почему ты прячешься, Феникс. Ты прекрасна. Здесь нечего стыдиться.
Надо будет как-то намекнуть ему, что женщинам (да и мужчинам тоже) быть без одежды неприлично. Похоже, Франкенштейн не успел об этом сказать.
- А где моя одежда? - спросила я, оглянувшись. Я, увы, не настолько наглая, чтобы уходить, закутавшись в одеяло.
- Тебе пока лучше остаться, Феникс, - сказал ноблесс, - ты еще не поправилась. Враги могут воспользоваться твоей слабостью и причинить тебе вред.
- Мне холодно, - призналась я.
Лучше бы я этого не говорила. Услышав это, господин Рейзел поднялся. Я подумала, что он уже уходит. Но тут я заметила, что он расстегивает пуговицы на рубашке.
- Г-господин Рейзел... что вы делаете? - мой голос дрожал не хуже, чем я. Если честно, то я уже не помню, когда так смущалась, краснела и бледнела одновременно.
А вот Феникс откровенно потешался. Вот же наглая птица!
Господин Рейзел посмотрел на меня, но ничего не сказал. Он уже был без рубашки, и я залюбовалась его стройным изящным телом, плавными изгибами, бледной кожей, с которой так контрастировали черные волосы.
И уже в который раз, едва сдерживая улыбку, я подумала, что господин Рейзел прекрасен.
Когда ноблесс потянулся к пряжке пояса, я побледнела еще больше и попросту закрыла глаза. Всемогущий Один, что здесь творится? Что это с господином Рейзелом? Почему, в имя Асгарда, он так себя ведет?
Душа-Феникс ехидно поинтересовалась, не хочу ли я исчезнуть. Нужно просто хлопнуть в ладони.
Вот только я этого почему-то не делала.
Почувствовав прикосновение к щеке, я вздрогнула, но не отстранилась. Приятно. И тепло.
А потом я оказалась в объятиях господина Рейзела. Вырываться не стала. Почему-то знала, что это бесполезно. Но вот пару минут боялась пошевелиться.
Какие только чувства я испытала! И страх, и смущение, и непонимание, и удивление, радость, нежность, любовь... Постепенно негативные эмоции исчезли. Я нежилась, ощущая прикосновения рук господина Рейзела.
- Лорд, - задумчиво произнес ноблесс. Я открыла глаза и недоуменно посмотрела на него, - Лорд сказал, что так лучше всего согреть человека.
Лорд... Ну попадется он мне. Не странно, что Франкенштейн не терпит повелителя ноблесс. Вот же хитрюга. Локи точно бы обзавидовался. Как все удачно спланировал.
Душа-Феникс смеялась и хвалила Лорда.
Ну и ладно с Лордом. Не до него сейчас.
Я отважилась и посмотрела в алые глаза господина Рейзела. Странно, но грусти в них не было. Только умиротворение и радость. А главное - ноблесс улыбался.
Улыбка господина Рейзела - воистину бесценный подарок.
Ноблесс нежно погладил мои волосы, а тогда осторожно прикоснулся губами к моим губам. Я даже не успела подарить ему ответный поцелуй, как он отстранился.
Ай-ай, Лорд. Как же так? В том, что господин Рейзел не научился целоваться, только ваша вина.
Я засмеялась и сама потянулась к желанным губам.
Люблю вас, господин Рейзел...

Прим. авт.
Джемело (порт. gemelo) - близнец
Стессо (итал. stesso) - одинаковый
Лабрис, Сагарис - виды двуручных секир

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.