Сказал

Слэш
NC-17
Закончен
136
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Миди, 82 страницы, 24 части
Описание:
— Я... — Рейх пару раз вздохнул-выдохнул, восстанавливая дыхание. — Я люблю тебя.
Союз замер и, кажется, перестал дышать. Сказал.
Посвящение:
Вам, мои читатели (ノ◕ヮ◕)ノ*:・゚✧
Примечания автора:
Я плохо знаю, как устроены университеты, все мои знания по ним только из сериала «Универ», так что если я что-то неправильно назову, не кидайте тапками
(*꒦ິ꒳꒦ີ)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
136 Нравится 142 Отзывы 28 В сборник Скачать

Выходные у ГИ (22)

Настройки текста
Ворота кирпичного цвета начали медленно открываться, когда Дитфрид нажал на специальный пульт. Через несколько секунд водитель завёл машину во двор, а потом и в гараж. Рейх судорожно выдохнул, нервно дёргая рукава толстовки, но когда Союз, заметивший волнение со стороны возлюбленного, положил на его руку свою ладонь и улыбнулся, стало как-то спокойнее. Выдохнув, Третий открыл дверь автомобиля, вышел из неё, после уже вместе с русским прошли из гаража во двор. Территория была достаточно большая, хотя чего ещё ожидать от людей, у которых есть собственный водитель? От ворот, через которые входят люди, шла серая, каменная и отчищенная от снега тропинка к входу в дом. Трёхэтажный особняк был выкрашен в белый цвет, а крыша в светло-серый. Рядом с самой дверью в дом расположили две настенных лампы бледно-голубого цвета, а под ними идеально ровная скамейка из белого дуба. Видимо, отец немца, как и отец Союза, какая-то важная шишка, раз имеет такой шикарный дом. В принципе, ни СССР, ни Рейх никогда не понимали этих закидонов на такие огромные особняки, если можно построить хотя бы обычный небольшой коттедж. Справа от особняка, рядом с гаражом для машины, Союз заметил вольер, в котором через минуту показались две немецкие овчарки и сразу же начали лаять на постороннего. — Место! — грозно прикрикнул Германская Империя, заставив Советского вздрогнуть, ведь он не заметил, как тот подошёл, потому что отвлёкся на собак. — Приветствую вас! — ГИ слегка улыбнулся и смерил взглядом русского. — Идёмте в дом, а то тут замёрзнуть можно. Как и снаружи, внутри дом выглядел не менее богато и современно. В основном всё было выполнено в светлых тонах, но и тёмные тоже преобладали в некоторых местах. Первым делом Германская Империя, не сказав ни слова и лишь позвав за собой жестом, провёл парней на кухню. Это было просторное помещение, где посередине стоял стол, тоже из белого дуба, на стенах висели картины, разные украшения и прочая ненужная, по мнению Рейха, хрень. Казалось, что парни находятся в каком-то средневековом замке. Ну, что тут сказать? Такие вот вкусы у ГИ. — Скоро принесут обед, — старший немец сел на стул с высокой спинкой. Его примеру последовали подростки. — Как доехали? — Нормально, — Рейх откинулся на спинку стула и проследил за взглядом отца, что сначало пару секунд смотрел на Третьего, потом метнул взгляд на Союза и снова установил зрительный контакт с сыном, как бы намекая на что-то. Национал-социалист мгновенно понял этот намёк и, мысленно стукнув себя по лбу, принялся представлять возлюбленного. — Это СССР, мой сосед по блоку. Ну, вы уже виделись, — слегка нахмурившись проговорил Тройка, решив пока не говорить про их отношения. — Можно просто Союз, — русский улыбнулся, надеясь, что сможет установить с отцом своего парня более-менее нормальные отношения. — Хм, где-то я слышал это имя, —Германская Империя призадумался, направив взгляд в сторону. Через минуту молчания страший немец произнёс следующие: — Ты случайно не сын Российской Империи? — Сын. А Вы его знаете? — честно сказать, коммуниста, как и Рейха, удивил такой поворот событий. — Да, знаю, он был моим, можно сказать, деловым партнёром в прошлом году, — ГИ говорил так, будто это что-то обыденное и словно каждый день встречает сыновей РИ. — Позже он был вынужден отъехать по делам по поводу какого-то договора, и мы прекратили наше общение, — безэмоционально закончил старший немец. — Понятно, — протянул русский. Вплоть до обеда атмосфера была напряженная, причём не только со стороны Рейха и Союза, но и со стороны Германской Империи. Позвал к себе сына, а что делать дальше не знает. За едой время пролетело быстрее, поэтому никто так сильно на данной атмосфере не зацикливался. Когда айнтопф* был съеден, снова воцарилось молчание. [*Айнтопф — мясной суп с овощами, который готовят в духовке в горшочке, и в этом же горшочке подают] Когда Германской Империи надоело это, он ушёл, сказав, что как только доделает жизнено важные дела, вернётся, а парни пока могут погулять по дому или по двору. Рейх решил показать русскому особняк, чтобы тот в случае чего не заблудился. При выходе из столовой, пройдя по коридору прямо, висели семейные портреты. Третий помнил, как ГИ испытывал интерес к нарисованным от руки картинам, больше, чем к сфотографированным, поэтому часто заказывал художников. Первым портретом, который увидел Союз, было запечатление маленького Рейха и Германской Империи. Здесь Тройке примерно шесть лет, а он уже серьёзный, как босс какой-то очень важной фирмы. Заприметив и остальные картины, где изображён маленький Рейх с отцом, Советский назвал его милым, за что наци его послал и свалил в другую сторону, заставив русского побегать и поискать себя. Когда парочка снова воссоединилась, немец продолжил экскурсию. Через некоторое время они попали в зал, где Третьему проводили занятия по игре на фортепиано. — Ты умеешь играть? — спросил коммунист, заметив музыкальный инструмент. Сам он играть не умел, но когда-то хотел научится. Только вот если бы СССР сказал это отцу, то, зная Российскую Империю, он не отстанет от своего чада, пока не сделает из того профессионального пианиста, ну или пока не забъёт на это дело сам. — Угу, — без особого интереса ответил национал-социалист, проведя по крышке инструмента. — О, сыграешь что-нибудь? — предвкушающе улыбнувшись, попросил русский. — Ммм, — протянул наци, садясь на стул. — Не. — Ну почему? — словно ребёнок, состроив обиженные глазки, нахмурился СССР. — Да я уже наверное и забыл всё. — Всё вспоминается в процессе, — коммунист наклонился к уху наци, и, опалив горячим дыханием, прошептал: — Хотя бы одну мелодию? Рейх слегка покрылся румянцем и отвернулся, уставившись в стену и пытаясь не смотреть на довольную реакцией моську возлюбленного. — Агх, ладно! — прошипел Третий, открывая крышку. Он еле касаясь провёл по клавишам, стряхнув пыль, после чего задумался над тем, что играть. В итоге выбор пал на «Лунная соната»* – единственное, что помнил Рейх, так как её пришлось учить дольше остальных. [*Лунная соната — произведение , написанное немецким композитором Людвигом ван Бетховеном.] Наци аккуратно надавил на первые нужные клавиши, мысленно отметив, что настраивать пианино не нужно, и начал плавно перебирать пальцами, попутно вспоминая комбинации. СССР опёрся о стену, слушая мелодию и следя за ловкими движениями рук возлюбленного. Комната наполнилась созвучным слиянием нот, от которых становилось даже немного грустно, так как «Лунная соната» была основана на низких тонах. Рейх одновременно нажимал разными руками на разные клавиши, практически даже не смотря на них и играя всё без единой запинки. Союза всегда удивляло, как пианисты так делают. Зная данное произведение, что сейчас играет Рейх, коммунист определил, что он начал где-то с конца, скорее всего, чтобы не растягивать игру на слишком долгое время. Мелодия приятно била по барабанным перепонкам, заставив с наслаждением закрыть глаза и уперев голову в стенку. Казалось, что эта соната добирается до самой души, прививая таким спокойствием любовь к классической музыке. Спустя где-то десять минут Рейх закончил и закрыл фортепиано, поднявшись со стула. — Ты прекрасно играешь, — прошептал Союз. В ответ наци улыбнулся и кивнул головой в знак «спасибо», не зная, что нужно ответить. Хвалили его редко, поэтому он понятия не имеет, что нужно делать в таких ситуациях. — И вправду хорошо сыграл, — весьма довольно сказал Германская Империя, стоя возле открытой в помещении двери. — Несколько лет тренировок дают о себе знать? — Да, — нахмурившись, ответил Наци. Снова появилось то напряжение, которое не давало и слова выловить. Первым тишину прервал старший немец. — Рейх, идём, я хочу поговорить с тобой, — вздохнул он. Третий, не бросив ни единого взгляда на возлюбленного, неуверенно кивнул и пошёл за отцом, оставив Советского одного.

***

Немцы зашли в комнату, что находилась ближе всех, но и достаточно далеко, чтобы разговор никто не подслушал – в кабинет ГИ. — Что ты хотел? — усевшись на кресло, поинтересовался нацист. — Извиниться, — еле слышно ответил старший немец, понимая, что лучше сразу перейти ближе к делу. Третий шокированно вскинул брови и уж было собрался переспросить, думая, что послышалось, но его перебили. — Ты правильно услышал, — словно читая мысли, произнёс Германская Империя. — Когда ты мне позвонил, мы смогли впервые нормально поговорить, по крайней мере, лучше, чем раньше. После того звонка я думал, почему же мы с тобой так не ладили всё это время и, вспомнив твоё детство, как я тебя воспитывал, как относился, понял почему. Прости меня за это... Я был ужасным отцом. Рейх продолжал неверящим взглядом сверлить спокойного отца и пытался переварить полученную информацию, не упуская из внимания ни одной детали. — Меня воспитывали точно также, ну, может, мой отец чуточку добрее был, но я решил, что если не буду проявлять к тебе всей этой отцовской любви, то из тебя вырастет настоящий мужчина, — вздохнул Германская Империя. — А в итоге сделал только хуже... Ещё раз, прости меня. — Я постараюсь, — вымолвил ошарашенный Тройка. В голове постепенно созревал вариант, что он умер и попал в рай. — Я постараюсь улучшить наши отношения. Звонить почаще буду, навещать, например, — старший немец улыбнулся. Всё-таки он понимал, что Рейх не сможет простить его за всё своё "счастливое" детство так сразу, но он не отказал, а это уже прогресс. — Ладно, я сказал, что хотел, а теперь пошли, пока твой друг не потерялся нигде. Тройка всеми силами выдавил из себя ответную улыбку, стараясь переосмыслить сказанное. Отец извинился перед ним, только вот нужно ли ему это извинение сейчас, так поздно?
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты