Наследница дома Блэк

Гет
NC-17
В процессе
21
Размер:
планируется Миди, написано 35 страниц, 7 частей
Описание:
Представьте себе, что за год до своей смерти Регулус Блэк женился и обзавелся наследницей. Данный фанфик будет рассказывать про жизнь наследницы Блэк
Примечания автора:
Пишу в первый раз
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
21 Нравится 2 Отзывы 7 В сборник Скачать

7

Настройки текста
      Кто-то тряс Элладору за плечо, но она не понимала кто это и что ему надо. Но все это было до тех пор, пока она не услышала знакомое пищание над ухом.       -Хозяйке пора вставать! Пора! — Разносился писк домовушки.       «Кто вообще придумал, что утро должно так рано начинаться и вообще быть добрым?!» — ругалась про себя Элладора, протирая закрытые глаза. Блэк зевнула и потянулась так, что упала с кровати, и сразу же проснулась.       — Ах! Мерлин всемогущий, дай мне сил! — Пробубнила Элладора, одеваясь в черный костюм двойку и идя в ванную комнату, которая был заполнена девчачьим смехом и болтовней. Блэк выбрала самую крайнюю раковину, чтобы ее не трогали с пустыми разговорами, и начала приводить себя в порядок: расчесала и заплела в тугую косу черные как смоль волосы, умылась и почистила костюм.       — Элладора, как ты отрастила себе такие волосы? — Синхронно спросили сестры Кэрроу, чья внешность оставляла желать лучшего. Ведь у них были светлые брови и ресницы, которых совсем не было видно, и не волосы, а мышиные хвостики.       Взглянув на них, Блэк передернула плечами от отвращения и подумала, что смешение крови с близкими родственниками очень плохая идея. Элладора улыбнулась краешком рта, вспоминая, что такая участь ей не грозит, ведь род Блэк не занимается кровосмешением с родственниками, и в род могут попасть только знатные и старые фамилии.       — Простите, дамы, но это секрет семьи Блэк, а мне пора идти на завтрак. — Элладора быстро забрала свои вещи, покинув ванну комнату, и направляясь в спальню. По пути ей встретился Драко, который тоже возвращался после водных процедур и о что-то яро доказывал Блейзу. Блэк решила не мешать друзьям, пройдя мимо.       — Элл, куда-то спешишь? — Окликнул Элладору Забини, Блэк обернулась с натянутой улыбкой.       — Для тебя я Элладора. Не забывайся, Блейз. — И не дождавшись ответной реакции, пошла к себе в комнату.       «Великий Салазар! Как же я не могу терпеть этого Блейза. Как же раздражает его показное спокойствие. Забини — скользкий змей. Ну, я устрою тебе ровную и спокойную жизнь!» — с такими мыслями Элладора направилась в большой зал, который встретил ее ароматами еды и сонными бормотания с разных столов.       Сев за стол, Блэк положила себе на тарелку два кусочка бекона и яичницу, а в чашку налила чай. Перед тем как приступить к завтраку Элладора обвела зал взглядом и заметила, что слизеринцы, которые выглядят довольно бодро, скорее всего, из-за чар, и рэйвенкловцы находятся в полном составе, а вот грифы и барсуки решили все проспать в первый же день. Тихо цокнув языком, Блэк отпила чай и, найдя взглядом Кровавого Барон, наклоном головы указала на свободное место напротив — предлагая составить компанию. Призрак кивнул, принимая предложение, и сел за стол.       — Доброе утро, сэр. — Элладора одарила призрака добродушной улыбкой. — Прекрасная погода, не находите?       — Доброе утро, мисс Блэк. Погода и вправду чудесная.       Их беседа мирно текла параллельно с завтраком Элладоры, но эта идиллия была разрушена десятками криками сов, которые оповещали о новых посылках. Доставщики почты держали в своих лапках одинаковые свертки и неаккуратно бросали их на столы. Юные волшебники рьяно бросались распаковывать посылки, в которых, к несчастью, была лишь школьная форма. Элладора обвела потолок, взглядом пытаясь найти своего почтальона, и в это время как раз промелькнули два черных ворона, которые заметив хозяйку, приземлились ей на плечи и положили посылку на стол.       — Спасибо! — Блэк, накормив птиц печеньем, заметила на лапке Хугина письмо. — Это мне?       Одобрительное карканье, и Элладора отвязала пергамент. Вороны аккуратно щелкнули клювами правое и левое плечо Блэк, взмахнув крыльями, улетели из замка. Внутри довольно большой бумажной коробке лежали письмо, склянки с зельями и мешочек. Элладора решила начать с письма, может быть, оно объяснит, зачем столько зелий и что в мешочке.       «Дорогая Элладора,       С первым учебным днем тебя и поступление на Слизерин! Эта новость очень обрадовала меня и твоего отца. Конечно, мне бы хотелось, чтобы ты попала на Рэйвенклоу, как когда-то я. Но я все равно очень горжусь тобой и жду от тебя только отличных результатов. Надеюсь, все будет замечательно. Возможно, заберу тебя на ночь Самайна.       Теперь к делу. Во-первых, в коробке основной набор зелья для разных случаев (особенно с твоей любовь искать приключения и неприятности). Во-вторых, в мешочке лежит школьная форма с эмблемами Хогвартса и Слизерина. Ну и конечно галеоны — их должно хватить на весь учебный год. Также, пожалуйста, не участвуй в играх Дамблдора и присматривай за мальчиками.       Еще я подумала, что мы должны взять Гарольда на каникулы, чтобы обучить хотя бы малой части норм этикета и знаний рода. Что думаешь насчет этой идеи? Августа Блэк»       Плечи Элладоры поникли, потому что это письмо писала миссис Чендлер, экономка. Эта женщина жила в Блэк-мэноре с момента, когда Августа Блэк переехала туда с младенцем на руках, и когда началось разрушение семьи на площади Гриммо. Миссис Чендлер женщина в годах, но очень уважаема в этой семье даже, несмотря на свое происхождение — сквиб. Элладора очень любила экономку за ее умение выслушать, рассказывать сказки и конечно за то, что та постоянно выгораживала ее перед суровой матерью. Но ей всегда было обидно, когда у матери появлялись дела, и та совсем забывала про дочь. И тогда на себя обязанности примерной матери брала миссис Чендлер, как например, с этим письмом. Если бы его писала Августа, то она бы оставила только инициалы «А.Б.Б.», а так получалось, что она только дала точные пункты, которые должны присутствовать письме, а все остальное по желанию миссис Чендлер.       Тряхнув голов, чтобы прогнать дурные мысли, Элладора снова изучила содержимое картонной коробки. Она надела на плечи школьную мантию с нашивкой дома Слизерин и, наколдовав часы, поняла, что опаздывает, позвала домовика, чтобы тот отнес вещи в комнату. Блэк, распрощавшись с призраком, покинула зал и направилась в подземелья.       Кабинет зельеварения оказался самый мрачный и холодный во всем замке. Внутри пахло затхлостью, а вдоль стен были расставлены стеллажи, у которых все полки были заняты стеклянными банками с заспиртованными животными. Не было не парящих свечей, не нарисованных окон, но откуда-то поступал свет, который освещал рабочие столы. Сам хозяин подземелий, профессор Снейп, просто прекрасно вписывается столь мрачное рабочее место. Зельевар имел свои «отличительные» внешние черты — сальные черные волосы до плеч, длинный крючковатый нос и черного цвета одеяние. В общем, он был огромной ядовитой летучей мышью, но именно за это его любили слизеринцы. Им нравится, когда все трепещут и не знают куда прятаться при виде их декана.       Профессор Снейп влетел в кабинет, остановился за своим столом, развернувшись при этом на каблуках на сто восемьдесят градусов. И первое что он сделал, прежде чем взглянул на класс, достал журнал и прошелся по списку. На лице зельевара отобразилось не то удивление, не то любопытство.       — О, да, — негромко произнес он, смотря на Гарри. — Наша новая знаменитость — мистер Поттер.       По классу пробежал ропот голосов, который был сразу пресечен холодным взглядом профессора Снейпа.       — Что же, мистер Поттер, надеюсь на ваше благоразумие, ведь вы учитесь на Слизерине. Не стоит ходить с гордо поднятой головой как ваш папаша, так как здесь так не принято. Ведь никто не кричит на каждом углу, сколько у его отца ячеек с золотом в Гринготтсе или какие большие связи у его матери в М.М.       — Но сэр, я еще ничего не успел даже сделать.       — Не переживайте, это так наставление на будущее.       — Странно, Розье сказала мне, что Снейп так открыто не выясняет отношения со своим факультетом среди других. И плюсом, у Гарри только первый учебный день, а к нему уже прониклись «симпатией». — Прошептала Элладора на ухо Драко.       — Мисс Блэк, как я погляжу, пути неисповедимы, и вы решили повторить судьбу своего дядюшки. — Профессор криво усмехнулся.       — Ну что вы, мистер Снейп…       — Профессор.       — Профессор Снейп, — Элладора проговорила это обращение, словно пробовала его на вкус. — Я лучше сойду с ума и отсижу в Азкабане, чем стану бродячим псом.       На данную выходку зельевар ничего не ответил и лишь указал на доску, где был написан рецепт зелья от фурункулов. На все про все профессор Снейп дал два урока и в конце ждал идеальных результатов на своем столе. Такой расклад очень поразил первокурсников особенно маглорожденных, но все решили тактично промолчать.       Для Элладоры такая работа была просто, даже очень, ведь с семи лет она уже начала интересоваться такой областью как зельеварение. Ей очень хотелось быть такой же, как мать, такой же умной, красивой, статной и иметь влияние в узких кругах, и поэтому она всегда смотрела за работой матери, которая делала лекарства для своей маленькой подработки. Августа Блэк была известна в узких кругах как лекарь, и к ней обращались за помощью те, кто не доверял рабочему персоналу больницы св. Мунго и те, кто скрывался от Министерства Магии. Так что такое простое зелье от фурункулов Элладора приготовила довольно быстро не только из-за наработанного навыка, но и из-за маленьких хитростей, которые ускоряют время готовки.       Сдав работу и отсидев до конца урока, Элладора направилась на уроки истории магии. Она шла по шумным коридорам, поднималась по лестницам, которые жили своей жизнью. Они могли привести ее в понедельник туда, куда не приводили в среду, могли к ложным дверям, могли назло привести туда, куда она их не просила. Все это вызывало у Элладоры ужасное раздражение, ведь даже в поместье Малфоев она не путалась среди длинных коридоров, как в Хогвартсе. А двери? Двери тоже вытворяли разные пакости: у каких-то были кусачие ручки, какие-то при открытие оказывались сплошной стеной, а какие-то открывались, если с ними поговорить.       Дни бешено мчались в волоките исписанных пергаментов с домашним заданием, и к концу второй недели Элладора наконец-то запомнила, как зовут каждого преподавателя, какие они предметы ведут и как легко к ним попасть. Так, например, сейчас она точно знала, что нужно идти по лестнице из темного дерева, так как сегодня была пятница и значит можно попасть на второй этаж в кабинет трансфигурации.       Сегодня был сдвоенный урок Слизерина и Хаффлпаффа. Элладора пришла ровно к началу урока, оглядев класс и не найдя Драко и Гарри, решила сесть в конец ряда и занять им места. Профессор МакГонагалл была чопорной женщиной, обожающей порядок во время своих уроков, и любые шалости на своих занятиях она обрубала на корню. Таким образом, на ее уроках была такая же тишина и прекрасное послушание среди учеников, как на уроках Снейпа. Так на первом же уроке она дала понять, что трансфигурация это не просто махание палочкой, а один из самых сложных и опасных разделов магии. И любой, кто решит нарушить правила, может покинуть класс и больше не возвращаться.       Далее профессор МакГонагалл превратила свой стол в свинью и обратно. От такого чуда у первогодок зачесались руки от желания превращать вещи в живых существ, но профессор одним лишь своим взглядом дала понять, что до такого всем еще далеко. Тогда она продиктовала запутанные предложения, которые надо выучить к следующему уроку, а затем раздала спички и попросила превратить их в иголки. Элладора смогла посеребрить спичку и заострить ее кончик, за что получила десять баллов для Слизерина.       — Что же поразительно. Такой результат получился только у мисс Грэйнджер с Гриффиндора, но вы… Думаю вы сможете составить ей конкуренцию. — Элладора мило улыбалась, слушая профессора, хотя внутри просто кипела от ярости.       Как ее, чистокровную волшебницу, могли сравнить с какой-то жалкой грязнокровкой, которая и мизинца ее не стоит. Как же Элладору раздражала Грэйнджер не только своим происхождением, но и тем, что постоянно сует свой нос, куда не просят, и ведет себя как выскочка. Раз эта грязнокровка бросает ей вызов, то Элладора его принимает. Она докажет Грэйнджер, что та только паразитирует в обществе чистокровных волшебников и питается их магией и знаниями.       Но размышления Элладоры были прерваны стуком в дверь. На пороге стоял завхоз Филч, который за шкирку вел Драко и одного из Уизлей, а позади скромно стоял Гарри.       — Что это значит, Аргус? — Поинтересовалась профессор МакГонагалл, у которой взгляд метал молнии.       — Эти хулиганы устроили дуэль в коридоре.       — Отпусти меня, жалкий сквиб! — Вырываясь из цепких рук Филча, ругался Драко.       — Вы свободны, мистер Филч. — Выпроводив завхоза, МакГонагалл убивал мальчиков взглядом. — С каждого минус тридцать баллов. Мистер Поттер и мистер Малфой, я провожу вас к вашему декану для разъяснительных работ, а вы, мистер Уизли, заработали отработку на завтра. В десять утра жду вас здесь, а теперь запишите домашнее задание и урок окончен.       Профессор МакГонагалл дождалась, когда Драко и Гарри запишут задание и соберутся, и повела их в подземелья, в покои декана. Элладора кралась тенью за это компанией и осталась за дверью, чтобы подслушать. Все оказалась намного проще, чем Блэк нафантазировала: Уизли начал задирать парней за то, что те слизеринцы, а Драко хлебом не корми только дай отстоять свою честь. Ну и, завязалась потасовка с магией, конечно же, на уровне первокурсников. Пока Малфой и Уизли сражались, Поттер стоял на стороже и заодно был секундантом.       Профессор Снейп, выслушав объяснения, просто отпустил ребят, на что МакГонагалл отреагировала очень бурно и требовала добавить отработку. Но Снейп поставил МакКошку на место тем, что она и так сняла со Слизерина шестьдесят баллов, а с Гриффиндора только тридцать. Профессор МакГонагалл так быстро вышла из кабинета, что Элладора ели успела отойти от двери и спрятаться в тени. Драко и Гарри вышли спустя минут пять да такие грустные, словно в кабинете сидел дементор и высасывал из них радость. Блэк догнала ребят, дала им шоколад и ничего не спросила, за что те были ей благодарны. Так что-то весело обсуждая, компания направилась на остальные уроки.       День быль довольно трудный, поэтому сидя в Большом зале и ужиная, ребята совсем не переговаривались. За столом Слизерина стояла гробовая тишина, и было слышно, как школьники работают столовыми приборами. Элладора смотрела на песочные часы, у которых вместо песка были драгоценности, представляющие каждый дом и количество баллов, заработанных за год обучения.       Блэк смотрела на них и понимала, что за две недели обучения в Хогвартсе она поняла одну истину. Маглорожденные первогодки совсем не утруждают себя изучением волшебного мира и принимают все как должное. Они совсем не интересуются иерархией магов, историей магической Британии и вообще не делают больше, чем от них требуют преподаватели. Конечно, отсюда можно извлечь выгоду в виде высоких баллов для своего дома, что делали слизеринцы, ведь там были одни чистокровные волшебники и полукровки, чтущие традиции волшебного мира, и рэйвенкловцы, которые готовы ради книг и новых знаний даже душу продать.       От размышлений Блэк отвлекла чья-то теплая рука на плече. Подняв глаза, Элладора увидела Гарри.       — Что-то случилось? — Элладора молчала, вглядываясь в ярко-зеленые глаза за оправой очков. От такого внимательного взгляда Поттер напрягся. — Ужин уже закончился, пора идти.       — Что ты будешь делать, если он вернется? — В зеленых глазах промелькнул непонимание и испуг.       — Посмотрю по ситуации. — Помолчав, Гарри добавил. — Не хочу быть убийцей.       Кивнув головой, Элладора встала из-за стола и под руку с Поттером направилась в подземелья.       В гостиной Слизерина было довольно шумно, чем обычно. Прислушавшись, Элладора поняла, что все обсуждают нового преподавателя Защиты от Темных Искусств, профессора Квиррелла. Слизеринцам не нравилось, что какой год это место занимает не профессор Снейп, а в этом году и вовсе удивили, взяв заику, от которого несло чесноком за тысячу миль. Каждый его урок напоминал юмористическое шоу, чем что-то серьезное. Также каждый раз он вздрагивал от громких звуков или когда кто-нибудь обращался к нему, поэтому все на его уроках вначале создавали полную тишину, и потом кто-нибудь ронял учебник или громко чихал. Зрелище было завораживающее. Еще все поделились на два лагеря и ставили ставки, во-первых, как долго продержится Квиррелл на месте, а во-вторых, снимает ли он вообще свой тюрбан. Элладора поставила на то, что профессор не просидит и больше полугода, и что он спит в своем фиолетовом тюрбане. Ставки были приняты, осталось дождаться результатов.       На такой веселой ноте все разбрелись по своим комнатам. Зайдя к себе, Элладора оглядела придирчивым взглядом пространство и поняла, что скучает по Блэк-мэнору. Что-то внутри сжалось, а на глазах навернулись слезы. Пускать солённые ручьи было не в ее правилах, и Блэк принялась за чтение фолиантов. Но буквы не хотели складываться в слова, а слова в предложения — все плясало перед ее взором. Хлопнув книгой, Элладора решила найти гостиную Хаффлпаффа, ведь рядом с ней находится кухня, в которой можно отличной перекусить и послушать сплетни от домовиков. Элладора вспомнила, что Пинки упоминала кухню в подземельях, если Блэк проголодается, то может навестить ее. Кухня скрыта картиной с фруктами, и, чтобы попасть внутрь, надо пощекотать грушу. Та сразу начнет хохотать и превратится в ручку, с помощью которой можно открыть проход.       Побродив по темным коридорам подземелья, Элладора все-таки нашла эту картину и зашла внутрь. Кухня встретила ее запахами выпечки, теплом и десятками писклявых голосков, принадлежащих эльфам, снующих тут и там. Элладора хотела тихонечко сесть на ступеньку и понаблюдать за работой этих маленьких существ, но подол мантии зацепился за графин, стоящий на полу. Послышался звук разбитого стекла, все резко стихло, и десятки глаз с размером блюдце уставились на волшебницу.       — Здравствуйте, мисс Блэк. Что вас привело столь позднее время? — Спросил, судя по всему, самый главный эльф на кухне.       — Простите за разбитый графин, но мне бы чашечку чая с пирогом и Пинки, пожалуйста.       Элладору усадили за маленький самодельный столик, поставив на белую скатерть чашку чая и нарезанный яблочный пирог. Пинки села напротив хозяйки и начала рассказывать все сплетни и новости за последнее время. Блэк смотрела на своего домового эльфа и понимала, что та отличается от остальных ушастых существ, работающих вместе с ней на кухне. Пинки была для нее гувернанткой, слугой и болтливым другом одновременно, хотя обычно воспитание им этого не позволяло. И самое прекрасное было в том, что Пинки никогда не ворчала и не ругала ее, но должна была, ведь она была пожилой, и, плюсом, Элладора была ее воспитанница, за которой нужен глаз да глаз.       — Юная хозяйка, вы совсем меня не слушаете, а стоило бы.       — Повтори, пожалуйста.       — Что-то случилось с вашей матушкой. Она словно с цепи сорвалась — постоянно куда-то ходит, отправляет пачками письма, не спит ночами и к ней постоянно приходят разные люди. Она запирается с ними в своем кабинете и что-то бурно обсуждает, мисс.       Услышанное заставило Элладору напрячься. Она не понимала, что могло случиться, ведь письма с ужасными новостями к ней не поступали. Элладора отгоняла от себя дурные мысли, если бы что-то случилось, Люциус написал бы ей первым.       — Откуда ты это знаешь? — В голосе Блэк слышалась сталь, которая заставила Пинки поджать уши.       — Я бываю в мэноре, юная хозяйка. Иногда меня зовет госпожа, чтобы спросить про вас и мистера Дамблдора.       Элладора отпустила эльфа и задумалась, надевая и снимая кольцо со среднего пальца. Такое действие с фамильной ценностью помогало ей сосредоточиться и сложить картинку происходящего. Сначала Блэк хотела написать Люциусу и спросить напрямую, но понимала, что просто так он ее ничего не скажет. Тогда придется ждать новостей из газет — это ужасный вариант, ведь Элладора любила получать все из первых уст. Что ж в этот раз ей придется переступить через себя и самостоятельно собирать информацию по крупицам.       Задумавшись, Блэк не заметила как покинула кухню и шла по подземельям. В конце коридора было слышно приближающие шаги, Элладора быстро потушила палочку и юркнула за нишу. Шаги становились все ближе и ближе, но света Люмоса не было видно, что удивило Блэк. И когда человек проходил мимо нише, он, а точнее они засмеялись. Элладора вздрогнула и задержала дыхания, боясь выдать себя.       — Люмос. — Человек навел на нишу палочку. — Выходи, я вижу тебя.       Элладора вышла с гордо поднято головой и с палочкой наготове. И какого было ее удивления, когда она увидела перед собой близнецов Уизле с пергаментом в руках и улыбками на все лицо. Опустив палочку, Блэк подарила осуждающим взглядом парней.       — Фред Уизли, что вы тут делаете? — Промурлыкала Элладора, глядя на стоящего перед ней волшебника.       — Вообще-то я Фред, а это Джордж, — обратил на себя внимание другой близнец.       — Вранье! У Фреда голубые глаза с ели заметными крапинками, а у тебя они чисто голубые, как летнее небо.       — Ого! Первый человек, который с ходу смог нас различить.       — Все, хватит разговоров! Что вы тут делаете и как узнали, что я тут?       — Знаешь ли, у нас есть маленький секрет…       — С помощью которого мы узнали, что ты тут.       — А вообще, мы просто гуляем. Так ведь Джордж?!       — Так точно, брат!       — Что ж, с помощью вас теперь я дойду до гостиной, а если откажетесь, то сдам МакКошке. — Элладора хитро улыбнулась.       — А ведь она истинная змея, Джордж.       — Ты прав, Фред. Но нам придется мочь даме иначе, что мы за джентльмены.       Ребята достали свой пергамент, на котором появился план Хогвартса, где двигались точки с фамилиями. Элладора взяла себе на заметку, что стоит обзавестись таким же, чтобы не попасться Снейпу.       — Так-с, сейчас Снейп у себя, так что можешь спокойно идти до своего змеиного гнезда.       — Ну уж нет! Вы обещали, что доведете меня. А вдруг Снейп выйдет и поймает меня.       Близнецы тяжело вздохнули и, обогнув Элладору, направились вперед, освещая себе дорогу палочками. Уизли даже не смотрели, идет ли Блэк за ними или нет, поэтому когда они дошли до гостиной Слизерина, то Элладора не попрощалась с ними и оставила их за закрытой дверью. Как они с ней, так и она с ними.       В главной комнате ее встретил Драко, сидящий на диване и смотрящий в окно. На звук закрывающей двери, он повернул голову и одарил Элладору тяжелым взглядом.       — Почему не спишь? — Решила разрушить напряжение между ними Блэк.       — Поттер не дает мне спать своими криками и шипениями.       — Хочешь, постелю тебе у себя?       — Не стоит. Нас не правильно поймут. Посплю тут, а утром уйду. — Драко смотрел в серые глаза Элладоры, как будто пытался найти ответ на заданный вопрос. — У тебя все в порядке?       — Все отлично. — Элладора натянуто улыбнулась. — Пожалуй пойду спать, а то поздно уже. Спокойной ночи, Драко.       Малфой кивнул головой, а Блэк пошла к себе в комнату, в которой, дойдя до кровати не раздеваясь, упала на нее и уснула.

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты