Маска, кто ты? +56

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Noblesse

Основные персонажи:
Раджек Кертье, Сейра Дж. Роярд
Пэйринг:
Раджек/Сейра, Раэль, дети
Рейтинг:
G
Жанры:
Романтика, Повседневность, Hurt/comfort
Предупреждения:
OOC
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Самокопание всегда порождает больше вопросов, чем ответов.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Работа с Ноблесс-феста
6 июля 2013, 12:09
Тишину громадной зеркальной комнаты изредка нарушает негромкий резкий свист воздуха, как будто вспарываемый тонким, но смертоносным клинком. Причудливые тени пляшут по стенам, рождая в своих переплетениях фантастические образы и видения.
Быстрее, еще быстрее.
Незаметная для обычного глаза смертоносная тень в одно мгновение замирает между стыками двух зеркал, давая себе возможность отразиться в бездушной поверхности стекла и создать иллюзию своей мощнейшей боевой техники. Сотнями зеркальных копий из зеркал одинаковыми алыми глазами устало смотрит молодой светловолосый мужчина, немо укоряя себя за слабость в обращении с оружием духа, излишнюю мягкость и никому не нужную трусость.
Одна за другой, негромко стуча, осыпаются на пол пуговицы от рубашки, не прошедшей испытания скоростью и тяжелой физической нагрузкой. Человеческая одежда столь разнообразна и красива, но до ужаса непрактична, когда дело касается драк или тренировок. Он вытащил полы рубашки из брюк и облокотился на зеркальную стену, разглядывая мелко подрагивающий в своей руке Картас.
Его двойники в зеркалах были заняты точно тем же, но в то же время, как будто специально напоказ, демонстририровали тонкие нити шрамов на подтянутом животе. Пусть он и благородный, и пусть Франкенштейн оказал необходимую помощь, эти полоски светлой кожи будут всегда напоминать ему о том, что он был слишком беспечен и слаб.
Клинок его руках как будто живет своей собственной жизнью: рвется в бой, изо всех сил желая показать, что даже неполный он не заслуживает жалости и может многое. Отражение мрачно усмехнулось. А, может, просто не стоит так много об этом всем думать и переносить свои желания на духовное оружие?
Огромная усталость преследует его еще с той битвы с предателями, в которой основательно потрепало Франкенштейна, опять ослаб Рейзел-ним, и сильно пострадала леди Сейра. Негромкий сдавленный рык вырвался из его горла – пусть они оба главы кланов, в полной мере принимающие и понимающие, какую ответственность возложили на их плечи, по меркам ноблесс они были еще несмышлеными подростками. Подростками, которые оказались втянутыми в те же события, что стали когда-то причиной смерти их родителей и едва не стоили жизней других каджу и самого Лорда.
Однако в последние недели его мысли занимала отнюдь не разработка новых стратегий и способов улучшить свое единение с Картасом , а воспоминания о хрупкой белокурой девушке в изрядно потрепанной и изодранной одежде, которая безропотно взвалила на свои плечи бремя защитника людей. Тогда он смог прикрыть ее собой, защитить от сиюминутной опасности, но в скором времени ему придется отправиться домой и оставить ее, быть может, в практически такой же ситуации.
Постоянные мысли о главе клана Роярд не хотели выветриваться из его головы ни под каким предлогом. Их не могли вытеснить ни постоянные капризы Раэля, ни ядовитые пререкания Региса и М-21, и даже понимающий взгляд Рейзела, чьи мысли были понятны и без слов.
Нынешнее лето привнесло в его жизнь немало новых, опасных и интересных событий. Размеренная жизни в Лукидонии не шла ни в какое сравнение с бурлящим круговоротом событий в мире людей. Конечно, капризы Раэля отравляли жизнь всем, но после разговора с Рейзелом в нем малость поубавилось спеси и для того, чтобы закрепить результат, Раджек решил отправить его домой.
- Сегодня вечером ты отправляешься назад в Лукидонию. – Голос, как и положено главе клана, ровный, спокойный и холодный. Маска сурового каджу плотно легла на личину заботливого брата.
- Но, брат! Твое оружие духа! Я бы мог…
- Не спорь. Ты должен защитить нашу семью, если возникнет такая необходимость.
- Но они мне не повинуются и абсолютно не боятся! – Голос дрожит от практически незаметной для постороннего обиды.
- Они и не должны тебя бояться, они должны чувствовать твои покровительство и защиту.
- Но…
- Ты же мечтаешь жениться на леди Сейре и стать таким образом главой клана? Учись принимать решения, руководствуясь не только собственными капризами.
Внезапно холодный и отчужденный голос приобретает непривычные переливы, в которых, если тщательно вслушаться, можно заметить нотки соперничества, недовольства и ревности. Новая, еще не полностью сформировавшаяся, маска соперника ложится поверх давно знакомых и привычных масок. Она будет самой уродливой из всех, потому что отражает его невозможность быть рядом с желанной девушкой и вызывает едва заметное неприятие к родному брату, который изо всех сил хочет жениться не на самой Сейре, а на ее положении, облекая свои подлые мотивы в громкие слова о любви. Это самая неприятная маска, которая только могла появиться в его арсенале, потому что ставить на чаши весов любимого брата и возлюбленную - воистину глупо, потому что выбрать можно только что-то одно, но этот выбор будет до невозможности болезненным.
Тяжелые раздумия прервал негромкий, но весьма неожиданный, скрип двери. На пороге тренировочного зала появился человек, которого Кертье меньше всего ожидал сейчас увидеть – Сейра. Ее пристальный и излишне внимательный взгляд отозвался приятной дрожью, волной пробежавшей по телу, и Раджек поспешил запахнуть рубашку, скрывая вполне заметные шрамы от ее глаз. Ей ни к чему волноваться о подобной ерунде, хотя по мимолетному выражению, появившемся на ее лице буквально на несколько секунд, было понятно, что Сейра прекрасно помнит тот момент, когда он получил эти раны. Она прекрасно помнит, что Раджек закрыл ее собой, что он, по меньшей мере, волнуется о ней, а это что-то да значит. Однако ее голос как всегда бесстрастен: десятилетия работы над собой не прошли даром, Сейра тоже умеет носить маску сурового и равнодушного каджу.
- Рейзел-ним хочет видеть вас. – Подчеркнутая вежливость и никаких отхождений от этикета.
- Что-то случилось? – Беспокойство в голосе совершенно искренне.
- Можно и так сказать, - голос становится немного теплее, а губы трогает едва заметная улыбка, - к нам пришли дети и зовут нас на пляж.
- На пляж?
- Ну да, к морю. Что бы отдохнуть и развлечься.
- Не думаю, что мне стоит идти вместе с вами.
- Рейзел-ним хочет, чтобы вы пошли, а директор Ли просил не волноваться о том, что все увидят ваше лицо и просил сначала зайти к нему.
- Хорошо. Я скоро спущусь.

Дети оказались шумными и веселыми, немного невоспитанными, но ничего смертельного в этом не было. Они периодически дергали модифицированных и задавали им различные смущающие вопросы, особенно в этом преуспели девочки. Регис попеременно бесился от того, что сначала ему не уделяют внимания вообще, а потом не дают прохода со своими дурацкими расспросами, а Сейра просто шла рядом и периодически опускала взгляд в пол, немного неловко чувствуя себя в новеньком ярком сарафане. Только вот было непонятно от чего ей больше неловко: от непривычной одежды, или от его неотрывно следующего за ней взгляда? Сам же Раджек, по просьбе Франкенштейна, надел легкую светлую рубашку и светлые брюки, а дополнила анасамбль белая марлевая повязка, скрывающая большую часть его лица. На все вопросы детей по этому поводу неожиданно строго и емко ответила Сейра:
- Аллергия на пыльцу.
И все повышенное внимание к его персоне практически мгновенно исчезло, лишь только рыжий мальчишка с пластырем на носу то и дело косился в его сторону.
Сам пляж производил впечатление только количеством людей и невообразимым шумом, а так берег как берег. Раджек внимательно рассматривал пеструю толпу, пока ребята расстилали покрывала и устанавливали зонтики. От этого занятия его отвлек весьма неожиданный вопрос от рыжего мальчишки:
- Сейра, а он твой родственник?
Что-то неопределенное всколыхнулось в нем после этого вопроса. Проснувшийся собственник требовал прямо сейчас сказать этому маленькому наглецу, что он не родственник, нет, он – один из претендентов на руку Сейры Дж. Роярд, ноблесс и главы клана Роярд, но он не имел права разглашать свои и чужие тайны, поэтому маски собственника и ревнивца тесно переплелись с маской мнимого равнодушия, оставляя последнее слово за Сейрой.
- Нет, он кузен Региса.
От ее ответа, произнесенного ровным безэмоциональным голосом, веселье и надежда в глазах мальчишки сменяются некой задумчивостью и тоской.
- Раджек, - нежные руки касаются его лица, поправляя слой марли, - пожалуйста, будь осторожен с маской.
Ее ответ двусмыленный и многогранный, Сейра понимает его лучше, чем кто-либо из здесь присутствующих, поэтому игнорируя удивленный взгляд Региса и заинтересованный Франкенштейна, присаживается рядом с Раджеком под зонтик, чинно расправляя складки на юбке. Давая тем самым пищу для сплетен девочкам, а ему вопрос о его сущности, который он так долго не мог сформулировать, но теперь смог обличить его в слова: маска, кто ты?

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.