Пока стучит моё сердце

Гет
R
В процессе
78
автор
Размер:
16 страниц, 4 части
Описание:
О квартире номер двести двадцать два не зря шла дурная слава – ни один из владельцев не задерживался там надолго, а соседи по лестничной клетке привыкли к ужасному шуму и испуганным воплям. Но что будет, если в квартиру въедет вечно занятой человек, которому просто хочется спать?
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
78 Нравится 27 Отзывы 19 В сборник Скачать

Глава 4. По мне плачет психушка.

Настройки текста
Примечания:
Здравствуйте. Как видите я не сдох, почти. Ебанная сессия забрала все силы, но я победила. Я хочу сказать спасибо за такое количество лайков. Для кого-то 61 не такая и большая цифра, но не для меня. Я рада, что такому большому количеству человек понравилась моя работа. Поэтому постараюсь радовать вас чаще. Также ещё хочу поделиться ссылочкой на мой первый профиль, с которого началась моя жизнь на фикбуке. Из-за потери пароля, я была вынуждена создать новый, но произошло чудо. Теперь ваш автор работает на два фронта, и надеется, что вы полюбите ту работу также, как и эту. Всех целую. Цьмок.

https://ficbook.net/authors/1529203
       — Как дела с медальоном? — девушка поднимает голову, отвлекаясь от кучи бумажной волокиты, которую на неё свалил добрый преподаватель. Майя мысленно крыла его матами, из-за этого ей пришлось оставить интересную вещицу, а ведь её скоро должен забрать музей!        — Как видишь никак. — Ларссон откидывается на спинку стула, устало массируя виски. Девушка никогда не любила бумажную работу, все эти тонны бумажек мешающихся под руками, написание отчётов, и не дай бог ты ошибешься в букве или цифре… Всё персональный ад тебе обеспечен. А вот Станислав наоборот готов был тонуть в этой работе, главное не махать лопатой. Неожиданно запястье под напульсником зачесалось, что немного удивило девушку.       — Кстати, а где налог в виде кофе? — Ларссон щурится, осматривая друга. Стас всегда приносил кружку с волшебным эликсиром, когда заходил к ней. Некая дань за проход на кафедру, а тут ничего.       — Закончился. — мужчина скрещивает руки на груди, немного ухмыляясь. Майя прикусывает щёку изнутри. Кофе у него не заканчивается. Чай, коньяк, бальзам, конфеты, печенье, бумага для чертового принтера, ручки — да всё! Только не чёрный порошок. — Могу чай заварить. — Ларссон округляет глаза. Он ведь знает, что археолог ненавидит чай и считает его настоящей отравой. — Шучу. Так, что там с медальоном? — Майя хмыкает. Чего это он привязался к этой вещи?       — Позавчера я работала с ним, и единственное, что могу сказать на данный момент он очень странный. Впервые вижу такую вещицу. — мужчина обходит стол, вставая позади вечной подруги и соперника в одном лице. Тёплые, мужские ладони ложатся на хрупкие плечи, начиная разминать затёкшие мышцы. Ларссон благодарила небеса, что на кафедре никого нет, а то шуточек от других преподавателей не удалось бы избежать. Стас был для девушки другом и коллегой, с которым можно обсудить всякую ерунду и выпить одну или несколько чашечек кофе. Для мужчины же Майя приходилась, пожалуй, младшей сестрой, что всё время влипала в передряги, с ней легко и весело, в этом её суть. Но разве старшее поколение убедить, если они уже поверили в собственную придуманную ложь?       — Может, уйдёшь сегодня раньше? Ты неважно выглядишь. — Стас обжигает горячим дыханием ушную раковину девушки, попутно обнимая археолога со спины, прижимая её ближе к себе. Его мягкие, но сухие губы касаются макушки. Ларссон вздрагивает. Она выучила все его привычки в отношении её, он никогда не целовал в макушку. Стас всегда говорил, что такой поцелуй противен для него — «Мало ли где была твоя голова и сколько ты её не мыла». А с учётом выбранной профессии голова не мыться недели две точно. С ним что-то не так.       — Пожалуй сегодня я заберу его домой. — Майя встаёт с места, направляясь к сейфу. Девушку тянет к нему, неизученное, неведанное ранее, но почему-то знакомое. Где-то в закромах подсознания она понимает, что вещь знакомая, но откуда и почему не знает. Ей нужно понять, изучить, описать, найти хоть что-то похожее. Неужели за несколько сотен лет никто не нашёл ничего похожего? — Домой. — Ларссон замирает с ключами около сейфа. А возможно ли ей вернуться? Дома ждёт непонятная сущность, от воспоминаний о которой руку начинает неимоверно жечь, а страх застревает комом в горле. Что домовой выкинет на этот раз? Выбросит в окно с семнадцатого этажа? Ёбнет электричеством, пока она будет включать электроприборы? Нашлёт проклятье? А ведь может. Легко и просто. Ларссон отгоняет плохие мысли, зарекаясь зайти в церковь и купить святой воды, хотя понимает, что для неё это станет просто адским мучением. Последний раз, когда она ходила в храм окончился не лучшим образом. Запястье начало гореть, в горле пересохло, а сознание помутилось, вырисовывая странные картины и знаки. Но у неё нет выбора. Домовой тоже помучается.        Взяв вещицу, девушка оборачивается, но никого не находит. Почему она не услышала, как Стас покинул кафедру? Археолог хмыкает, отправляя медальон в сумку. Стоило ей вернутся на место, и вновь приняться за работу, как в дверь постучали. Кого это принесло к ней? Студенты на учёбе, преподы также на парах, репортёры звонят заранее, доставщика еды она не ждёт. Ну и что за чёрт?       — Зараза мелкая! — держа в одной руке две кружки горячего кофе, в помещение зашёл Стас. — Знаешь же, что руки всегда заняты. И че сидим? Кофе забирать не будешь? — мужчина по-детски нахмурил брови, продолжая стоять в проходе.       — Неожиданно кофе появился? — Ларссон сглотнула. Что за фигня происходит в университете? Он бы не успел сходить даже в столовую, не то, что дойти до магазина.       — Ты о чём? Знаешь же, что у меня стратегические запасы специально для тебя, мелочь. — Стас недоверчиво осматривает подругу. — У тебя температура? — большая, мозолистая ладонь дотрагивается до лба побелевшей девушки. — Вроде нет.       — Станислав! Прекрати шутить! Ты был у меня меньше десяти минут назад! Зашёл без кофе, ещё и в макушку полез целоваться! Может температура у тебя? — Майя резко встала с места, ударяя ладонями по столешнице. Её бесили его шуточки. Однако друг просто стоял на месте.       — Кхм. Прости конечно, но я только что приехал на работу, можешь посмотреть по системе у охраны. Кому-то нужен отпуск. Я поговорю с твоим начальником. А теперь, пошли отвезу тебя домой. — мужчина не на шутку перепугался состоянию подруги. Бледное лицо, синяки под глазами, красные капилляры — кто-то явно работал несколько дней без сна. Он постоянно твердит, чтобы археолог больше отдыхала. Отчёты никуда не денутся, а здоровье улетит в одночасье и хер ты его вернёшь. Стас взял вещи девушки, и поспешил на выход, прекрасная зная, что Майя последует за ним.       

***

       Ларссон стоит напротив квартиры, нервно сжимая ключ в руке. Замечательно! Она не смогла зайти в храм. И чем ей теперь обороняться от нелегального жителя? Запястье на удивление не болит и не зудит. Возможно домовой решил покинуть дом? Понял, что Майя просто ужасная хозяйка и слинял. Хочется верить, но верится с трудом.       — Ну, погнали нахер. — археолог проворачивает ключ, и толкает дверь. В помещении прохладно, видимо где-то открыто окно. Маммон, всё это время, теревшийся об ноги хозяйки, по-собственнически заходит в квартиру, мяукнув один раз. — Хэй. Я вернулась. Эм… У меня есть конфеты, надеюсь ты любишь шоколадные. — Майя прикрывает за собой дверь, скидывая обувь. Стас и интернет подсказывали задобрить чертову сущность, а эти двое врать не станут. По крайней мере интернет точно. Насчет друга появились большие сомнения.       В квартире тихо, даже слишком. Шурша пакетом, Ларссон молится, чтобы сработало. Положив конфеты в различные места квартиры, девушка побежала ставить чайник. А вдруг он конфеты только с чаем ест? Налив кружку ароматного напитка, археолог поставила его на подоконник около книжного шкафа. Интуиция подсказывала, что это то самое место, где обитает проказник. Закрывшись в комнате, Майя включила ноутбук, и достала медальон. Запястье неприятно заныло.       — Вернулся значит… Ты, это угощайся! — Ларссон крикнула последнюю фразу на всю квартиру. Если бы её увидели другие люди, посчитали сумасшедшей. Кто в пустой квартире станет кричать такое? Психи и одиночки. Ларссон не причисляла себя ни к тем, ни к другим. — Пока спокойно, надо работать.        За последние четыре часа девушка перебрала кучи археологических статей, связанных с древними амулетами, оберегами и другой различной хиромантией. Ничего даже близко похожего не нашлось. Ларссон конечно хотелось, чтобы они стали первыми, кто нашёл такую вещь, а с другой стороны это напрягало. Странно всё это. Амулет, найденный в земле. И ни могилы, ни строения, ни других вещей. Так не хоронили.       — Итак. Кто же тебя закопал? А закапывал ли? Что если кто-то просто выронил тебя, проходя там? — Майя устало потёрла глаза. Мысли ворохом крутились в голове. На данный момент со своими догадками она бы с лёгкостью переиграла всех знаменитых детективов мира. Археолог закатила глаза. — Лучше бы просто горшок отрыли, работы меньше было. Плюнул, склеил и пошёл.        Майя отложила медальон, вновь обращая свой взгляд к открытой на втором экране плану раскопа. Его нашли, как сказала сотрудница в отвале. Ларссон готова была придушить студента, который так неосмотрительно выбросил вместе с землёй столь ценный материал. Увидь это, закопала бы в той же яме. Но был один смущающий момент. Камеральщики в один голос утверждали, что даже не мыли его. Почему он тогда настолько чист, если его достали из ямы? А доставали вообще?       — Кто же его подкинул? Узнаю, убью суку. — девушка отхлебнула холодного кофе, и потянулась за телефоном. Сейчас археолог хочет выяснить кто именно из студентов нашёл его. Может он вспомнит какая хоть яма была. Неожиданно канцелярский нож лежавший на верхней полке, стремительно полетел вниз. Девушка схватила его крайне неудачно, вцепившись ладонью в лезвие. — Я же закрывала тебя! — шипя от боли, Майя убрала опасный предмет в тумбочку. Она уже хотела идти за аптечкой, как её взгляд привлёк медальон. От него исходило небольшое синее свечение. — По мне явно психушка плачет!        Яркая волна озарила квартиру, откидывая археолога на пол. Теперь у девушки не только порез, но и синяки от «удачного» падения, и запись на приём к психиатру. Поднявшись на ноги с помощью кровати, Майя выдохнула. Сегодня явно не её день. Сначала университет, теперь глюки. Пошатываясь из стороны в сторону, словно после тошнотворной карусели, археолог направился на кухню. Ларссон нужно обработать боевые ранение и выпить пива, ибо на трезвую голову вряд ли поймёшь, что произошло.       Маммон спокойно сидел на диване, когда почувствовал что-то иное. Кот побежал к комнате хозяйки, отчаянно царапая дверь и мяукая, но она не слышала питомца. Какая-то странная волна неизвестной энергии прошлась по квартире, привлекая внимание и домового. Они переглянулись, оставаясь на местах.       — Ну и, что твоя хозяйка натворила? — парень однозначно был не в восторге. — Один раз оставил её в покое, и что вышло? — домовой фыркнул. Ему совсем не по нраву пришлась энергия. Странная и не тёмная, и не светлая.       — Мне нужно выпить. — парень смотрел на шатающееся тело, вышедшее из комнаты. И что она там нахимичила? Домовой не терпел в доме алкоголь, поэтому заранее вылил все запасы в фаянсового друга. Будет ещё эта сумасшедшая пить в его доме, скорее археолог увидит бога. — И где мое пиво? Маммон, паскуда, ты выпил? Аль наш домовёночек любитель алкоголя?       — Вашу же душу. — Майя резко развернулась к коту, но вместо горячо любимого питомца смогла лицезреть симпатичного, высокого парня. Сглотнув вязкую слюну, она истерически засмеялась. — Охуительный день. Сначала в универе двойники гуляют, недавно амулет ебанулся, теперь грабитель в дом проник. Что ещё? Маммон заговорит? — Ларссон держалась руками за голову. Похоже отпуск пройдёт в смирительной рубашке и под присмотром врачей. Надо было слушать Стаса, надо было.       — Так-то я умею разговаривать. — некогда любимое животное на данный момент смотрелось, как приступ шизофрении. Майя закричала от страха. Археолог потянулась к напульснику, задрав его, она убедилась, что рисунок цел. Тогда почему она понимает кота?       — Итак, ты меня видишь? — парень как не в чём не бывало присел перед ней на корточки. Майя лишь кивнула. Эти золотые глаза, и этот голос, она знает их. В день покупки видела его. Значит, этот парень домовой. — Я защитник этой квартиры, проще говоря домовой.       — Ага. А я Майя, археолог и твой сожитель… — Ларссон хихикнула. мозг окончательно поплыл. — Офигенный у меня глюкан ловился… — девушка почувствовала слабость во всём теле, веки налились тяжестью и совсем не сопротивляясь, она отдалась Морфею. Домовой вовремя подставил руки, чтобы девушка не ударилась головой об пол.       — Всё как в первый день. Итак, кошак, нам придётся решить эту загадку, и постараться не отправить твою хозяйку в одно незавидное учреждение. — подхватив на руки тело, домовой направился в гостинную. В его голове уже сыграло пару догадок. Но что ему действительно хотелось узнать, так это про двойников. Что Майя имела в виду? Последний кто мог создавать их, погиб четыреста лет назад. Если они вернулись, то однозначно не к добру всё идёт.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты