Джульетта ищет своего Ромео.

Гет
PG-13
В процессе
18
автор
Размер:
планируется Миди, написано 52 страницы, 9 частей
Описание:
Они любят друг друга наперекор всем, как Ромео и Джульетта.
Или же все не так, как кажется на первый взгляд? И все могут быть спокойны? До поры до времени.
Примечания автора:
События происходят после 7-й книги. Часть персонажей у меня осталась жива.
Приверженцам канона читать не рекомендую.
Поберегите свою и мою нервные системы.

Все персонажи принадлежат Дж. Роулинг.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
18 Нравится 25 Отзывы 8 В сборник Скачать

Глава 8.

Настройки текста
Профессор Снейп многое бы отдал, чтобы очередной визит Люциуса к нему не состоялся. Но увы, Малфой-старший появился в строго оговоренное время. Правда, в отличие от предыдущего визита, на этот раз Люциус находился в более приподнятом настроении, но слизеринского декана это вовсе не радовало, ведь не оставалось никакого сомнения, что Малфой прибыл для того, чтобы озвучить, какая именно роль отводится ему в плане по устранению Гермионы из жизни Драко.       – Друг мой, – приветливо произнес блондин, – как твои дела? Как успехи на поприще преподавания?       – Ближе к делу, – сухо отозвался Мастер зелий. – И я тебе не друг.       – Даже так? – по-хозяйски налив себе выпить и располагаясь в кресле, изобразил удивление Люциус.       – Итак?       – Мерлин, какой же ты нетерпеливый, – делая глоток, усмехнулся Малфой-старший. – Всему свое время, а пока скажи-ка, как дела у моего сына?       – Если бы ты не вел себя как надменная скотина, то мог бы сам спросить у Драко.       – Надменная скотина? Мерлин всемогущий, Снейп, где твои манеры? – укоризненно покачал головой Люциус. – Хотя учитывая, с кем ты общаешься… Так, может, все же расскажешь, как там мой наследник?       – У него все хорошо, – нехотя ответил Северус. – Он помогает Люпину, и насколько я могу судить – неплохо справляется со своими обязанностями.       – Обязанностями, – скривился Малфой. – Его обязанности должны быть в Министерстве, а не в этой… дыре. И не смотри на меня так уничижительно. То, что это твое место работы последние лет двадцать, – не делает из дыры нечто более… хм… значимое. Мой же сын, как и все Малфои, был рожден для большего, чем всю жизнь быть каким-нибудь никчемным учителишкой, – со стуком ставя стакан на стол, с нажимом произнес Люциус.       – Тогда смею предположить, – сквозь зубы процедил Мастер зелий, – ты сам справишься, без такого никчемного существа, как я.       – О, нет, – протянул Мафлой, не переставая снисходительно улыбаться, – в этом деле ты мне нужен.       – Боишься замараться. Хочешь, как всегда, остаться чистеньким, – выплюнул Северус. – Да пошел ты!       – А как же твое слово, Снейп? Что, кроме него, у тебя осталось?       – Честь. Достоинство.       – Северус, Северус, – хохотнул блондин, – о каких чести и достоинстве ты говоришь? Ты не кто иной, как бывший слуга двух господ. И если благосклонность Сам-Знаешь-Кого ты заслужил благодаря моим рекомендациям, то о твоем втором хозяине поговаривали, что он был неравнодушен к… парням. Ты так сыскал его расположение и покровительство? Снейп вскочил, и в его руке незамедлительно появилась волшебная палочка, направленная на Малфоя, но казалось, тот даже не заметил этого. Однако все это было лишь внешнее притворство, на самом деле сердце Люциуса учащенно забилось. Вопреки мнению некоторых Малфой-старший не был трусом, но и рисковать он особо не любил, а то, чем он сейчас занимался, – злил Снейпа – можно было в лучшем случае назвать риском, причем риском неоправданным. А уж это было совсем не в стиле Люциуса.       – Хочешь меня убить? – напустив на себя скучающий вид, наконец прервал немое противостояние и спросил Малфой. – Хочешь, я знаю. Но не убьешь. Потому что прекрасно понимаешь, что я не пришел бы к тебе, не предприняв заранее мер предосторожности. Так что убери палочку.       – Ублюдок! – все еще сжимая свой жезл, прорычал Снейп, понимая, что ничего сделать не сможет, по крайней мере сейчас.       – Хороший мальчик, – продолжая ходить по краю и все больше наслаждаясь этим, похвалил Северуса Малфой, наблюдая, как тот медленно, но все же опускает свою волшебную палочку. – Но знаешь, когда ты так смотришь, когда у тебя в глазах столько ярости, то… – перешел на шепот блондин, – то я могу забыть, для чего пришел, еще на пару недель, а быть может и на целый месяц. Хочешь заслужить отсрочку для мисс Грейнджер? От услышанного глаза Снейпа расширились, и увидев это, Люциус расхохотался.       – А помнишь тот день, когда я спас тебе от оборотней, – неожиданно откидываясь на спинку кресла, мечтательно, как показалось Северусу, пробормотал Малфой-старший. – Помнишь, как ты практически сдался? А я помню. Зря я тогда не воспользовался до конца твоей благодарностью, – многозначительно подмигнул он.       – Ты что-то подмешал мне в успокоительный отвар, – прохрипел слизеринский декан. – Ты всегда был…       – Да ничего я тебе не подмешивал, – отмахнулся Люциус. – Просто ты был менее закостенелым в своих суждениях. Что касается милейшего и ныне покойного Альбуса и тебя, меня ведь это вообще не должно касаться, так ведь? Северус ничего не ответил.       – А может, я просто ревную? – постукивая подушечкой изящного пальца по нижней губе, задумчиво произнес Малфой.       – Что ты?       – Ревную, – ничуть не смутился Люциус. – Особенно вспоминая, как старательно ты меня тогда благодарил, Северус…       – Я был сам не свой и не понимал, что творю, пусть даже ты мне ничего не подливал, – поспешно перебил блондина Мастер зелий. – Я действительно был благодарен тебе за то, что ты спас меня, а ты… Ты заставил меня поверить, что именно так и должна выражаться признательность, и тебе было все равно, что я не интересуюсь мужчинами. Ты знал об этом, но тебя это не остановило, ты всегда в итоге получал, что хотел.       – Да не оправдывайся, здесь кроме нас никого нет, – фыркнул Малфой. – И потом, у тебя до этого не то что мужчины, но и женщины не было. Думаешь, я не знал об этом?       – Уверен, что знал, – скривился Снейп.       – А кроме того, – подавшись вперед, произнес Люциус, – я тебя не заставлял, будь добр, признайся в этом хотя бы самому себе. Я всего лишь сказал, какие именно ласки давно мечтаю получить от тебя, и что это будет самым лучшим подарком на мою помолвку. Так и случилось. Твой подарок был самым лучшим. Да и вообще, ничего страшного тогда не произошло. Подумаешь, отблагодарил и заодно поздравил старшего товарища, сделал ему приятно. И вообще, в конце концов, я проявил благородство, ограничившись только тем, что получил. Мог бы меня и поблагодарить, ведь захоти я большего – и ты бы мне это тогда позволил.       – Спасибо тебе большое, – выплюнул слизеринский декан, понимая, что Малфой прав и ему не стоило бы никакого труда получить от него намного больше в тот вечер.       – Вот так-то лучше, – мило улыбнулся блондин, но всего лишь через мгновение улыбка исчезла, а серые глаза вновь стали холодными, словно льдинки. – Но знаешь, ты прав: не стоит ворошить те юношеские воспоминания. Так что я забираю свое предложение: никакой отсрочки.       – Ты никогда не был пай-мальчиком, Люциус, но и таким ты тоже не был, – с горечью пробормотал Снейп, старательно пытаясь подавить воспоминания о той ночи. Северус стыдился своей слабости и легкости, с которой поддался уговорам Люциуса и позволил тому его соблазнить. – Что же с тобой случилось?       – Много чего, – сквозь зубы процедил блондин. – Например Азкабан и немилость Лорда, а как результат – постоянное ожидание наказания и страх. Ты приходил и уходил, а я в этом был вынужден жить. Хотя жизнью то, что происходило тогда в Мэнор, не назовешь. Так, существование – в лучшем случае. А знаешь, он ведь подозревал тебя в предательстве, и именно я убеждал его, что это не может быть правдой, что ты-то верен ему, как никто другой. И это несмотря на то, что у меня самого были подозрения насчет твоей лояльности и преданности Лорду.       – Что, опасался, что он обвинит тебя в покровительстве мне и, как результат, жестоко накажет, окажись твой протеже предателем, – устало опускаясь в кресло, спросил слизеринский декан. Люциус покачал головой.       – Нет. Вернее – боялся, конечно. Но…       – Только не надо меня снова сравнивать с тем котенком, которого ты пожалел в детстве. Мне не нужна была твоя жалось ни тогда, не сейчас.       – Вот и замечательно, – скривив губы в презрительной усмешке, произнес Малфой. – Тогда никакой жалости и прямиком к делу. Ты достанешь мне кое-что из Министерства.       – Во-первых, как я туда попаду? – складывая руки на груди, спросил Мастер зелий, у которого практически не осталось сил и желания, чтобы продолжать сопротивляться. Он почти смирился с тем, что ему придется выполнить указание Малфоя, и поэтому хотел поскорее со всем покончить. – Насколько я знаю в Запретной секции в Министерстве каждых несколько дней меняют пароль для входа. И знает его не каждый там работающий.       – Как попадешь? А разве меня должно беспокоить, каким образом ты это сделаешь? – усмехнулся Люциус.       – Должно, если ты не хочешь, чтобы я попался, а авроры, проверив мои воспоминания, узнали, что я проник в Министерство по твоему заданию, – парировал Снейп. – Уж поверь мне, ради тебя я не стану молчать и дожидаться, пока они применят ко мне свои методы допроса с пристрастием.       – Верю, и аргумент у тебя весьма весомый. Что ж, у меня действительно есть кое-какой план. Ты должен будешь под каким-нибудь предлогом встретиться с Артуром Уизли и убедить его дать тебе пароль. Он его точно знает – достоверная информация.       – А Артур расскажет мне его, потому что?..       – У него есть свои маленькие слабости, – самодовольно заявил Малфой. – Одна из них: Артур еще со времен его учебы в Хогвартсе обожает играть в карты, причем это могут быть как Взрывающиеся карты, так и маггловские, которые, я не удивлюсь, он любит даже больше. Уизли мог бы часами просиживать с друзьями за игрой в Снап или любой другой, но его женушка, конечно же, внимательно следит за тем, чтобы недотепа муженек не играл. Однако нам повезло, ведь сейчас она гостит у сына с невесткой во Франции и не может контролировать мужа. Правда, она скоро возвращается, так что действовать тебе надо быстро.       – Допустим. Но как мне это поможет?       – Ты прекрасно играешь в карты, Снейп. Я знаю, в какие места маггловского Лондона ты захаживал, чтобы отвлечься, как оказалось, от двойной игры, что ты вел на протяжении стольких лет, – постукивая тростью по ноге, сказал Малфой. – Сыграй с ним в карты и в нужное время поставь на кон пароль против чего он там захочет. Ты его с легкостью обыграешь с твоим-то опытом.       – Может, Артур и игрок, но он не идиот, чтобы ставить на кон пароль, – пристально смотря на Люциуса, произнес Северус.       – А тут тебе должно помочь сочетание крепкого алкоголя и зелья, которое в данный момент Артур вынужден принимать по состоянию здоровья. От этого… хм… коктейля Уизли очень быстро опьянеет. А когда он пьян, он весьма дурно контролирует себя и в пылу азарта готов на любой риск.       – Предположим, – все еще искал лазейку Снейп. – Но как я заставлю Артура напиться? Он же наверняка знает, какое влияние оказывает на него выпивка, и откажется пить. Тем более – со мной.       – А тут тебе в помощь еще одна его слабость – маггловский торт “Павлова”. Не знаю почему, но Молли Уизли наотрез отказывается готовить мужу этот десерт. То ли у него был роман с какой-нибудь русской красоткой, то ли он подозревался в шашнях с маггловской балериной, но факт остается фактом: этот торт остается под запретом в доме Уизли и даже его название – табу. Вот в торт ты и добавишь алкоголь, а чтобы Артур не учуял его запах, польешь фрукты сладким сиропом с сильным ароматом. Конечно, тебе придется проследить, чтобы Уизли съел не один кусок, да и времени потребуется больше, чем если бы это рыжий поклонник магглов просто пил, но с другой стороны, ведь тебе терпения не занимать. Сам говорил. Вот и проверим.       – Люциус, я не стану заявляться к Уизли с тортом и картами. Артур сразу же начнет подозревать неладное.       – Конечно, наличию торта надо будет придумать какое-то оправдание, – милостиво согласился Малфой-старший. – Что касается карт, то уверен, у самого достопочтенного мистера Уизли они где-то припрятаны в доме. Ну а причина твоего появления в Норе… Например скажи, что тебе надо проконсультироваться со знатоком маггловских изобретений. Кстати, чем тебе не повод, почему ты пришел в Нору? Мол, ты сам уже давно разорвал практически все связи с тем миром, и вот теперь тебе нужна помощь. Ради Мерлина, мне ли учить тебя притворяться? Начни с того, что я тебе сказал, а дальше сам додумай, – с этими словами блондин поднялся и, сделав еще один глоток огневиски, покинул слизеринского декана, оставив того размышлять над тем, как претворить план Малфоя в жизнь.

***

Вечером следующего дня Снейп все еще не придумал правдоподобную причину своего появления в Норе. Предложение Люциуса как план было еще слишком сырым, но времени на более детальную проработку не хватало. Его всегда не хватает. Вот досада. Было бы у Северуса еще хотя бы пару дней, но из сообщения, присланного Малфоем-старшим, стало известно, что Молли Уизли решила вернуться раньше намеченного. Почувствовала ли женщина что-то неладное или это было простым совпадением, но действовать надо было незамедлительно. Однако прежде чем покинуть школу, Мастеру зелий нужно было срочно найти того, кто заменит его на сегодняшнем дежурстве после отбоя. И единственным кандидатом был Люпин. Ну в самом деле, не директора же Макгонагалл просить подежурить вместо него? К тому же она на правах главы Хогвартса наверняка начнет интересоваться, куда ему понадобилось неотложно отлучиться. А что касается остальных учителей, бывших более или менее одного ранга с ним – просить было бесполезно. Для них он по-прежнему убийца дорогого Альбуса, его место в Азкабане. А еще лучше – в могиле. Настроение у слизеринского декана от подобных мыслей окончательно испортилось, и он уже хотел выбросить торт в озеро (пусть водящиеся там твари повеселятся) или в крайнем случае скормить его какой-нибудь не менее мерзкой животинке Хагрида. Но подумав, что Люциус все равно не оставит его в покое, так что незачем оттягивать неизбежное, Снейп поплелся к личным покоям преподавателя ЗОТИ, надеясь, что тот не лег спать пораньше. Но Северусу не стоило беспокоиться по крайней мере по этому поводу: Ремус не спал – у него была гостья.       – Джинни, Гермиона права – идея предложить дружбу Северусу была ошибкой, – внимательно смотря на рыжеволосую ведьму, произнес Люпин. – Поэтому прошу тебя – не пытайся больше до него достучаться. Это бесполезно, и ты лишь навлечешь на себя неприятности. Да и мне от него достанется.       – Ремус, можешь не волноваться, – ответила Джиневра. – Одного раза мне с лихвой хватило. Обещаю, я и близко до конца года не приближусь к Снейпу. Терпеть его издевки ради сомнительной чести быть ему другом – не для меня. И потом, ты же знаешь – моя семья вряд ли одобрит дружбу с таким человеком, как он. И не только семья.       – Умница, Джинни, ты абсолютно права, и пока я не забыл – спасибо тебе за зелье, – искренне поблагодарил девушку Люпин, довольный тем, что та прислушалась к его просьбе. – У Тедди перестал болеть животик, и он заснул.       – Ну, – смутилась Джиневра, – вообще-то это не я, а мама. Я просто попросила ее прислать мне рецепт ее фирменного зелья, и всего-то и оставалось, что приготовить.       – Всего-то? – улыбнулся мужчина. – Правильно приготовить зелье может далеко не каждый. Мне, например, не особо давалась эта наука. Уизли удивленно посмотрела на Люпина. Ей казалось, что он должен был хорошо уметь все. Как Гермиона.       – А у меня с ними никогда не было проблем, – призналась она. – Но я никогда особо не уделяла им много внимания, так что я удивилась, когда профессор Слизнорт пригласил меня в свой клуб. Правда, потом я поняла, что он сделал это из-за Гарри. И мне стало обидно.       – Не обижайся на старика Горация, – попросил Ремус. – И я не соглашусь с тобой, что в клуб Слизней он позвал тебя только из-за Гарри. В тебе есть потенциал, Джинни. Девушка немного смущенно улыбнулась. Ей было приятно слышать, что кто-то видит в ней талантливую ведьму, а не просто девушку великого Гарри Поттера.       – А кстати, – тем временем поинтересовался преподаватель ЗОТИ, – как там Гарри? Я слышал, что он навещал тебя.       – У него все хорошо. Он рассказывал, что очень устает из-за постоянных тренировок, но доволен тем, что никаких поблажек ему не делают. К сожалению, Гарри смог вырваться лишь на пару часов, а ты как раз был на… Ой, прости.       – Все в порядке, – успокоил Джиневру Люпин. – Ты можешь произносить это вслух. Да, я был на могиле Тонкс.       – Ты очень по ней скучаешь? – все еще чувствуя себя виноватой в том, что затронула эту тему, спросила Джинни.       – Очень, – тяжело вздохнул Ремус. – Но знаешь, я пытаюсь следовать совету Северуса.       – Совету профессора Снейпа? – удивилась рыжеволосая ведьма.       – Его, – кивнул гриффиндорец. – Он сказал, что я обязан продолжать жить ради сына. И знаешь, иногда мне становится стыдно, что после гибели жены мне удается это намного легче, чем должно.       – Не говори так! – воскликнула Уизли. – Я же вижу, как ты страдаешь. И потом, мы все продолжаем жить. Даже Джордж и мама, – намного тише добавила она.       – Ох, Джинни, – выдохнул Люпин и, поддавшись порыву, подошел к девушке и обнял ее, нежно поглаживая по спине, чтобы успокоить. – Прости меня, и я буду надеяться, что Тонкс тоже меня простит, ведь она погибла частично и по моей вине. Я не прикрыл ее собой, да и вообще, если бы мы с ней не были вместе, вполне возможно, она не оказалась бы в Хогвартсе в день битвы.       – Нимфадора состояла в Ордене Феникса, – обнимая Ремуса в ответ и наслаждаясь спокойствием, которое охватывало ее, когда Люпин был рядом, напомнила Джиневра. – И не смогла бы остаться в стороне, так что не вини себя.       – Я стараюсь. Так они и стояли несколько минут, думая каждый о своем: Люпин о Нимфадоре, Джинни о Фреде, как вдруг…       – Что здесь происходит к гребаной Моргане?!? Джиневра отскочила от Ремуса и испуганно уставилась на стоящего на пороге слизеринского декана, который, казалось, был шокирован не меньше.       – Северус, – пришел в себя преподаватель ЗОТИ, – ты неправильно все понял. Мы…       – И что здесь можно было понять неправильно? – грубо перебил его Мастер зелий. – Ты со своей ученицей незадолго до отбоя обнимаешься посреди комнаты. Ты помнишь, сколько ей лет? А тебе? Что ты творишь, Люпин?!       – Нет, Северус, я бы никогда не позволил себе… – снова предпринял попытку объясниться Ремус. – Я… Но Снейп жестом приказал ему замолчать.       – Мисс Уизли, идемте со мной, – протягивая руку Джиневре, позвал слизеринский декан, но та даже не шелохнулась. – Мисс Уизли, – был вынужден повторить Северус.       – Нет.       – Что?       – Я никуда не пойду, – отозвалась рыжеволосая ведьма. – Вы на самом деле неправильно все поняли, профессор Снейп. Как Ремус и говорил…       – Ремус? Мерлин, замолчи, глупая девчонка! Ты понимаешь, что я должен доложить о вас директору Макгонагалл, а она – твоим родителям?       – Но ничего же не было, – пораженно и в тоже время испуганно воскликнула Джиневра. – Это было дружеское объятие. Поймите же вы – дружеское!       – Ты в личных покоях своего профессора поздно вечером, и неизвестно, чем бы закончилось это ваше дружеское объятие, если бы я не пришел, – процедил Мастер зелий, сжимая кулаки и не обращая внимания на то, что его руки трясутся.       – А как ты вошел? – понимая, что в данный момент это должно его заботить меньше всего, все же не удержался гриффиндорец.       – Ты не запер дверь, идиот!       – Вот видите, если бы мы с профессором Люпином хотели сделать что-нибудь предосудительное, – вновь заговорила Уизли, правда, покраснев при этом от смущения, – то проверили бы, что дверь закрыта. Но Снейпа не убедили эти ее доводы. Хотя что-то положительное в случившемся было: повод для визита к Артуру был найден и даже лгать не придется. А когда говоришь правду, то шанс попасться на обмане даже в какой-нибудь мелочи равен нулю. Главное – успокоиться до визита в Нору.       – Я в последний раз повторяю, мисс Уизли, пожалуйста, немедленно идите к себе.       – Но…       – Иди к себе, я сказал! – практически заорал Северус.       – Хорошо-хорошо, – бочком продвигаясь к выходу, закивала Джиневра, – но, пожалуйста, вы же ничего не сделаете с Рем… с профессором Люпином? Мастер зелий медленно повернул голову и посмотрел на девушку так, что та невольно поежилась.       – Я просто с ним поговорю, – пообещал слизеринец и, теряя терпение, практически выпихнул Уизли за дверь. А уже оставшись один, словно хищный зверь метнулся к преподавателю ЗОТИ, заставив того попятиться к стене.       – Я буду следить за тобой, Люпин, – прошипел Снейп. – В последний раз настоятельно тебе советую прислушаться к тому, что я говорю: держись подальше от Джиневры Уизли, а если ты нуждаешься в… утешении, то сходи к той, которая утешит тебя за деньги. Ты меня понял?       – Но я…– начал Ремус, но осекся. – Да, я понял.       – Будем на это надеяться, – похлопывая гриффиндорца по плечу, скривился Северус. – А сейчас вот тебе твое ликантропное зелье, и будь добр – замени меня сегодня на дежурстве. У меня есть неотложные дела, а тебе все равно нечем заняться, – ухмыльнулся Снейп. Преподаватель ЗОТИ открыл было рот, чтобы что-то сказать, но под взглядом Мастера зелий решил, что в данный момент будет намного благоразумнее промолчать. А объясниться можно будет и завтра, когда у Снейпа пройдет желание свернуть ему шею. Ну или по крайней мере оно будет не таким сильным, и слизеринский декан сможет его контролировать, если захочет, конечно.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты