Громоотвод

Смешанная
NC-17
Завершён
7522
Размер:
690 страниц, 33 части
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
7522 Нравится 3591 Отзывы 3061 В сборник Скачать

Глава 22

Настройки текста
13 февраля 1999 год       Гермиона поправила галстук и в сто пятидесятый раз пригладила волосы. Если бы зеркало могло, оно бы уже отправило Грейнджер куда подальше. Гермиона переживала. Странно, они с Драко давно перешагнули все барьеры интимности, но именно сегодня она нервничала, будто должна была увидеться с ним впервые. Возможно, дело было в том, что Гермиона классифицировала сегодняшнюю встречу как свидание.       После того как парни выразили своё желание состоять в эксклюзивных отношениях, тревожность Гермионы касательно серьёзности их намерений поутихла. Не до конца, но стало легче. Однако теперь рождалось много новых вопросов. Как строить отношения втроём? Какое у них будущее? Как уделять одинаковое количество внимания парням? Неужели ей придётся распланировать график индивидуальных и групповых встреч?       Гермиона выходила из комнаты, на ходу наматывая шарф, и едва не врезалась носом в дверь, когда та неожиданно распахнулась, впуская Джинни. Уизли суетливо вбежала в комнату и, перекинувшись через кровать, стала что-то искать.       — У тебя разве сегодня тренировка? — удивилась Гермиона, глядя на красно-золотую форму. — Я думала, вы с Гарри пойдёте… А… вы решили вместе полетать?       — Нет.       Джинни вынырнула из-под кровати и обернулась. В руках она держала новые спортивные перчатки, которые берегла «для особого случая». Гермиона заметила, что у подруги были накрашены глаза.       — Мы перенесли встречу с Гарри на вечер. Я иду тренироваться с Забини.       — Что? С Блейзом Забини? Из Слизерина?       — А что ты так удивляешься? — хохотнула Уизли. — Ты думаешь, только тебе можно общаться со слизеринцами?       Гермиона закусила щеку. Её общение со слизеринцами не закончилось на светских беседах и прогулках у озера. Что, если это общеслизеринская черта — совращать гриффиндорок?       — Гарри знает?       — Знает о чём? — недовольно цокнула Джинни.       — Ну… — Гермиона замялась.       Может Джинни и правда просто хотела потренироваться. Но странное предчувствие стягивало спазмом желудок.       — Гермиона, я буду просто играть в квиддич. Мне что теперь нельзя общаться с представителями мужского пола? Откуда столько недоверия в мой адрес?       — Просто… Это же Забини.       — Да. И именно он хвастался на вечеринке, что «никогда не изменял своей девушке». Так что не переживай, — она слишком резко натянула перчатки, — я в безопасности.       — Мгм… — нахмурилась Гермиона, чувствуя, как подкатывало раздражение. — И на той самой вечеринке он уделял тебе необычно много внимания.       — Он просто был гостеприимным.       — Джинни…       — Гермиона… — Уизли тоже начинала злиться. — Почему когда ты страдала то из-за Нотта, то из-за Малфоя, я была твоей неоспоримой поддержкой, а меня ты только осуждаешь?       — Так всё-таки в наших историях со слизеринцами есть что-то общее? — ухватилась за ниточку Гермиона.       — Я не это хотела сказать, — фыркнула Уизли и поспешила к двери.       — Джинни. Я доверяю тебе! Но я не доверяю Забини! Пожалуйста, не делай глупостей! Я не хочу, чтобы из-за него ваши с Гарри отношения разрушились.       — Да о чём ты говоришь?! Ты думаешь, он меня совратит, как невинную овечку? У меня, значит, нет своей головы на плечах? — Джинни почти кричала. — Спасибо за поддержку, подруга!       Гермиона резко дёрнулась, когда Джинни яростно хлопнула дверью. Поговорили.

***

      — С тобой всё в порядке? — Драко, обернувшись по сторонам, нежно разгладил хмурую морщинку меж бровей Гермионы.       Они встретились в коридоре и шли к выходу из школы.       — Мы повздорили с Джинни.       — Оу… и в чём причина гражданской войны? — Драко довольно улыбнулся.       — В слизеринцах.       Представитель обвиняемого факультета удивлённо поднял бровь.       — Мне кажется, Забини подбивает к ней клинья, а она этого не видит. Я не хочу, чтобы их «общение» испортило отношения Джинни и Гарри.       — Ну…— Драко пожал плечами, — ты меня прости, но Забини по многим фронтам превосходит Поттера. Я бы на твоём месте радовался за подругу.       — Драко! — воскликнула Гермиона и тут же осеклась. Оглянулась вокруг. Убедившись, что их никто не видит, она едва ощутимо коснулась его руки. — Ты бы мог с ним поговорить?       — Я? О чём? Чтобы он не портил рыженькую? — веселился слизеринец.       — Я серьёзно.       — Ладно, — Драко провёл рукой по волосам. — Но что бы я ни говорил, он вряд ли передумает делать то, что задумал.       Гермиона метнула гневный взгляд.       — Если задумал, — уточнил Драко в надежде, что ему удастся немного успокоить спутницу.       — Милый, я везде тебя ищу!       Гермиона машинально отдёрнула руку и увеличила дистанцию. Пэнси засеменила ножками в сторону парочки старост, отправляющихся по легенде на парное дежурство.       — Что ты здесь делаешь? — Драко заметно напрягся.       — Хотела сказать, чтобы ты ничего не планировал на завтра.       — А что завтра? — раздражённо спросил Малфой.       — Ты что, забыл, глупыш? Завтра же день всех влюблённых. Я кое-что приготовила для нас.       После якобы признания Драко в своей влюблённости во время игры «Я никогда не» Пэнси активизировалась. Она приняла его слова на свой счёт. Расцвела. Снова стала уверенной. Она то и дело искала повод провести время с любимым, порадовать его, ублажить.       — Тебе понравится, — промурлыкала Пэнси на ухо Драко, совершенно не стесняясь присутствия гриффиндорки.       Гермиона до побелевших костяшек стиснула кулаки в карманах мантии.       — Нет, — отрезал Драко и отодвинул Пэнси на расстояние вытянутой руки. — Меня не будет завтра в школе. Другие планы.       — Но… — замешкалась Паркинсон. — Разве ты не можешь отложить?       — Нет.       — Тогда… может быть, сегодня?       — Нет. У меня дежурство, — Драко кивнул в сторону Гермионы, которая нервно постукивала ногой.       — Пусть Грейнджер тебя прикроет, — Паркинсон заглянула за плечо Малфоя и притворно-ангельским тоном пролепетала. — Ты ведь можешь, правда? Мы в долгу не останемся и однажды прикроем вас с Тео.       Только Гермиона вдохнула, чтобы ответить, как Драко прогремел:       — Нет, Паркинсон. Найди себе другое занятие на выходные. Нам пора.       Он развернулся перед ней и, поравнявшись с Гермионой, кивнул, призывая двигаться к выходу.       — То есть ты предпочтёшь мне компанию этой лохматой… зубрилы-грязнокровки?! — вырвалось у Пэнси. Её едкий острый голосок отскочил эхом от каменных стен.       — Что ты сказала? — огрызнулась Гермиона.       Драко остановился. Медленно, словно устрашающая грозовая волна, развернулся на Пэнси. Та, завидев знакомое выражение гнева, в секунду побледнела.       — Паркинсон, следи за выражениями, — сцепив зубы, произнёс Драко.       — Ты что, её защищаешь? — отчаяние толкало слизеринку на истерику.       Казалось, Драко готов был разорвать её, но вместо этого спокойно произнёс:       — Ты ведёшь себя глупо. Мы не будем проводить время вместе ни сегодня, ни завтра. Вернись в замок и займись чем-то, кроме чтения журналов и перемывания костей.       От стального голоса в глазах Пэнси блеснула слеза. Она застыла на месте.       — Разговор окончен.       Драко догнал Гермиону и, позабыв о формальностях, коснулся её спины у выхода.       Когда они спускались по ступенькам в сторону моста, девушка наконец сказала:       — Ты слишком жесток с ней, — облачко пара унёс ветерок.       — Иначе она не отстанет.       — Ты поступаешь несправедливо. Она ведь не знает, в чём причина твоего отношения.       — Что ты предлагаешь?! — Драко резко остановился. Солнечный луч пронзил его сетчатку, делая зрачок крохотным. — Хочешь, чтобы я рассказал, что не пойду с ней, потому что задумал провести выходные с тобой? Чтобы об этом узнала вся школа, пресса и весь чёртов мир?!       Гермиона оторопела. То ли от его агрессивного тона, то ли от неожиданного сообщения…       — Все выходные? Но…       — Да. Мы отправляемся в Лондон, — Драко нервно вздохнул. — Сюрприз.       — Но… — Гермиона расплылась в улыбке, — у меня нет с собой вещей, и я не готова… Что сказать в школе? Нужно же было оповестить…       — Вещи тебе не понадобятся, — Малфой смягчился. — Я обо всём позаботился.       — Драко, — улыбка стала ещё шире. Гермиона шагнула навстречу.       Драко отступил, увидев кого-то на мосту.       — Не так быстро, юная леди, — подмигнул слизеринец и жестом показал на непрошенного свидетеля.       Стук каблуков о камень усилился. Ребята зашагали вперёд, пока не столкнулись…       — Тео? — удивилась Гермиона.       — Э-э-э, привет! Я думал, вы уже ушли, — он казался встревоженным и растерянным.       — Почему ты раздет? Такой мороз! Ты же заболеешь!       Гермиона по-хозяйски запахнула свитер Теодора и наколдовала согревающие чары. Она случайно коснулась его руки и отметила, что пальцы были горячими и почерневшими.       — Я выскочил на секунду. Отправлял сову.       — С моста? — спросил Драко.       — Да… тут, э-э-э… лучше думается.       — Окей… — Драко прищурился.       — Ладно. Я побегу, — Тео обнял Гермиону и поцеловал. Затем накинулся на Драко и шепнул на ухо. — Я уже обо всём договорился. Думаю, пасхальные каникулы будут идеальным вариантом. Ещё обсудим, — он похлопал друга по спине и во весь голос сказал: — Хорошо вам провести время! И помните, я буду ждать рассказ во всех подробностях! Во всех!

***

      — Что это? — спросила Гермиона, глядя на бронзовую фигурку трёхглавого дракона.       Драко развернул платок, бережно придерживая статуэтку.       — Это порт-ключ. Ты думала, мы в Лондон на Хогвартс-экспрессе поедем? — хохотнул Драко и протянул ладонь.       — Но как? Откуда? — Гермиона округлила глаза. Только учителям было позволено зачаровывать предметы в порт-ключи.       — Джентльмены не выдают свои источники.       Гермиона закатила глаза и шагнула поближе к Драко. Ветер, ворвавшийся в переулок Хогсмида, в котором они прятались, подбросил её кудряшки, и они хлестнули Малфоя по лицу. Он приподнял край шапки и запрятал локон ей за ухо. Драко хмыкнул и улыбнулся.       — По моей команде.       Гермиона кивнула.       — Один. Два. Три!       Они взялись за руки и синхронно дотронулись до бронзовой статуэтки. Пространство вокруг резко затянулось и сжалось до размера горошины. Сила давления стискивала каждую клеточку организма. Волшебный водоворот закружил тела в безумном вихре, и в следующую секунду Гермиона и Драко оказались в заснеженном парке Лондона. Девушка едва не упала в сугроб, но Малфой успел её поймать.       — Никогда не любила порт-ключи, — пробормотала Гермиона, сглатывая тошноту.       — Тебе просто нужно больше практиковаться, — улыбнулся Драко и заботливо погладил её по румяной щеке.       — Куда мы пойдём? — поинтересовалась гриффиндорка, когда они вышли на людную улицу. — Какой у нас план?       — А плана нет, — пожал плечами Драко. — Я просто хочу провести день с тобой.       Он скользнул замёрзшими пальцами по её ладони. Гермиона инстинктивно вырвалась и обернулась. Укоризненно взглянула в серые глаза. Драко остановился. Настойчиво взял её за руку и, склонившись, поцеловал прямо в губы. Их никто не знал вне магического мира. Они никому не были интересны. Просто воркующая парочка в странных нарядах. Не знаменитости, не враждующие факультеты, не участники войны. Просто подростки.       Ощущение свободы пьянило. Гермиона почувствовала губами улыбку Драко.       — Расслабься, Грейнджер.       — Ладно… — она переплела пальцы с его, — но нам нужна нормальная одежда. Для магглов мы выглядим как безумцы, — Гермиона показательно взмахнула полой мантии.

***

      Гермиона стояла у начала празднично украшенной аллеи и переминалась с ноги на ногу. Драко, увидев что-то в глубине ярмарки, ускользнул со словами: «Жди меня здесь, я на секунду». Гермиона потирала руки от холода, кутаясь в высокое горло вязаного свитера. Драко выбрал его, уверяя, что она зря недооценивает цвет «вражеского клана», ведь зелёный ей к лицу.       Он появился из-за деревянной будки, где продавали жареный сыр. Гермиона снова улыбнулась необычному амплуа слизеринца. Он был в светлых плотных джинсах, грубых ботинках и большой дутой чёрной куртке. Она показалась ему нелепой, смешной и «только магглы могли додуматься такое носить». Поэтому Гермиона настояла, чтобы он купил именно её. В обычной одежде Драко выглядел как… обычный парень. Статный, безумно привлекательный, но земной. Только природная надменность во взгляде выражала его происхождение.       Драко протянул Гермионе стаканчик с горячим напитком.       — Надеюсь, теперь ты не будешь проверять содержимое на наличие заговоров и ядов?       Гермиона показательно шепнула что-то над стаканчиком, и, убедившись, что напиток безвреден, сделала небольшой глоток.       — С вами, слизеринцами, всегда нужно быть начеку.       Драко резко сжал её бок и дёрнул девушку на себя. Гермиона расхохоталась, едва не расплескав глинтвейн на новую светлую куртку.       Они прогуливались вдоль аллеи, болтали, смеялись. Иногда просто молчали. Непривычная неловкость напоминала, что Гермиона и Драко очень редко бывали по-настоящему наедине. Им ещё предстояло познакомиться. К счастью, у них было всё время мира для этого.       Прохожие улыбались незнакомой влюблённой парочке. Город согревал уютом украшенных улиц. Драко скупил почти каждую сладость в деревянных лотках. Сам не ел. Он с коварной улыбочкой потешался, наблюдая за тем, как в одного мелкого кудрявого человека могло поместиться столько сахара.       Гермиона облизывала палочку от яблока в карамели, когда они вышли к площади. Небольшая площадь, ограждённая домами со всех сторон, превратилась в каток. Драко остановился и с удивлением рассматривал детишек, которые, взявшись за руки впятером, обгоняли других катающихся лихой змейкой.       — Что это? — спросил он.       — В смысле? — Гермиона облизала губы и спрятала палочку в бумажный пакет, чтобы потом выбросить.       — Это, — Драко очертил пальцем площадь. — Как это называется? Что они делают?       Гермиона тихонько хохотнула. Забавно, теперь она была в позиции «я знаю об этом мире всё».       — Это каток. Такой вид развлечения. Люди надевают на ноги обувь с лезвиями — коньки. И веселятся.       Она вгляделась в его слишком серьёзное лицо. Драко пытался разобраться.       — Пойдём попробуем! Это весело!       — Что? Я? Нет…       Но Гермиона уже потащила его в очередь за коньками.       Особое удовольствие ей доставило наблюдение за тем, как Драко, чинно отстояв пятнадцать минут в толпе, натягивал ношеные до него коньки. Мало того, что они были не первой свежести, так ещё и невозможность помочь себе магией удручала наследника аристократического рода. Он старался скрыть отвращение и раздражение, но у него не особо получалось.       Гермиона искоса поглядывала на него и сдерживала улыбку. Малфою хотелось стать частью мира, в котором выросла Грейнджер. Но, судя по его реакции, это была одноразовая акция.       Но сдерживаться стало невозможно, когда маленькая девочка попросила Драко о помощи. Друзья малышки уже унеслись на лёд, бросив её одну. Драко обернулся и помог девочке завязать шнурки, хотя сам не отличался мастерством, ведь привык делать это взмахом волшебной палочки. Но он старался. Драко бережно подтянул и зашнуровал белый ботинок. Обвил шнурки вокруг крохотной щиколотки и завязал плотный бантик.       — Спасибо, — пролепетала малышка. — Ты похож на снежного рыцаря!       Драко усмехнулся и что-то тихонько ответил. Девочка смутилась и тут же побежала к друзьям.       Сердце Гермионы едва не разорвалось от умиления. Драко сделал вид, что ничего необычного не произошло.       Несмотря на то, что Малфой впервые стоял на коньках, у него здорово получалось. Вероятно, отличная спортивная форма, наработанная многочасовыми тренировками по квиддичу, пришлась кстати. А вот Гермиона то и дело теряла равновесие, падала, хохотала, позволяла Драко её поднять и снова падала.       — Грейнджер, если ты хотела повисеть на мне, могла бы придумать менее изощрённый способ, — сказал Драко, в сотый раз поднимая неумеху.       Они катались по кругу, держась за руки. Подростки, у которых не было нормального детства, впервые почувствовали беззаботность на вкус. Этому свиданию суждено было случиться гораздо раньше, если бы не предрассудки, классовое неравенство и чёртова война.       Разноцветные лампочки разукрашивали серый зимний день. Заводная музыка хрипела из замёрзших динамиков и разносилась по всему периметру катка. Люди, словно стаи снежинок, кружили в потоке. Розовощёкие, улыбающиеся, счастливые. Лезвия рассекали лёд с характерным звуком. Отовсюду слышались хохот и восклицания.       Драко по-прежнему считал, что они занимаются абсолютно бесполезной глупостью, но не мог перестать улыбаться. Ощущение свободы, тёплая ладонь в его руке, озорные глаза Гермионы, запах персика на волосах… Драко постепенно нащупывал, словно запуганный зверь, что ему приносило удовольствие, чего он на самом деле хотел от жизни. Малфой хотел начать писать свой сценарий. Жить так, как нравилось бы ему, а не так, как гласили возложенные ожидания отца, статус или родословная.       И он хотел её. Он хотел быть с Грейнджер.       Драко, опершись о стойку аренды коньков, пытался разобраться с маггловскими деньгами. И кто только придумал эти бумажки? Галлеонами платить гораздо удобнее. Работница катка подумала, что перед ней иностранец, и добродушно помогла отсчитать нужную сумму.       Когда Малфою, наконец, удалось сразиться с бестолковой денежной системой, он обернулся и тут же нахмурился. Рядом с Грейнджер нарисовался какой-то тип. Смуглый коренастый парень с приторно-широкой улыбкой и щербинкой между зубов. Он был одет в ярко-лимонную куртку с фиолетовым капюшоном. И в довершение уродливая полосатая шапка. Полный придурок.       — Вы заблудились, молодой человек? — тоном палача поинтересовался Драко.       Парень, не ожидая компании, встрепенулся от вида широкоплечего незнакомца.       — О, Драко, это Энтони, он здесь с младшей сестрой, — защебетала Гермиона. — Я потеряла перчатку, он мне помог. Энтони, это Драко, мой… — она запнулась, ища поддержки в серых глазах.       — Её муж, — твёрдо и невозмутимо сообщил Малфой и протянул руку. — Уже помог, Энтони? — Драко смерил парня ледяным взглядом. Ноздри раздулись. В голосе сочился яд.       — Да. Что за имя такое странное? Драко… — безумцу хватило смелости дерзить. — Твои родители что, любят книги про волшебников и эльфов?       Малфой фыркнул.       — Драко назвали в честь созвездия Дракона, — Гермиона, которую уже несколько секунд не отпускала улыбка, находила ситуацию ужасно комичной.       — Оригинально…       — Спасибо за помощь, Энтони, — протянул Драко и по-хозяйски взял Гермиону за руку. — Мне кажется, твоя сестра тебя заждалась.       Бедняга пожелал парочке хорошего вечера и исчез в толпе. Малфой и Грейнджер выходили с катка в тишине.       — Значит, ты мой муж, Драко Малфой? — Гермиона не могла сдержать насмешки в голосе. Ей не верилось, что Малфой произнёс что-то подобное.       — Да, один из множества, судя по всему.       Гермиона захихикала.       — Множества? Разве ты и Тео — это много? — она невинно посмотрела на него снизу вверх, Драко не отрывал глаз от дороги.       — Иногда бывает очень много, — он замолчал. Задумался. Потом усмехнулся и взглянул на Грейнджер. — Но, видимо, тебе мало. Тебя ни на секунду нельзя оставить одну. Команда кавалеров пополняется.       — Смирись, Малфой. Ты же не будешь следить за мной двадцать четыре на семь.       — Придётся нам с Теодором установить график дежурств.       — Иногда даже самые умелые вахтёры теряют бдительность…       — Ты нарываешься, Грейнджер, — Драко чуть сильнее сдавил её руку.       — И что ты сделаешь? Посадишь меня на цепь? — Гермиона дерзила, широко улыбаясь.       — Кхм… — Драко поправил ворот свитера, чтобы вдохнуть. — Я знаю пару эффективных сковывающих заклинаний.       — М-м-м…       Гермиона почувствовала, как в животе защекотало волнение. Она непроизвольно закусила губу. Малфой коварно усмехнулся и отвёл взгляд на дорогу.

***

      — Ты не голодна? Это заведение кажется приятным, — Драко кивнул в сторону ресторанчика в нише дома. С виду неприметный, с аккуратной деревянной вывеской. В окнах виднелся по-особенному уютный интерьер.       — О, это хороший ресторан, — Гермиона слышала о нём ещё от родителей. — Всегда мечтала здесь побывать. Говорят, паста — просто пальчики оближешь. Этот ресторан держит семья итальянцев.       — По фамилии Забини? — хохотнул Драко.       — Это единственные итальянцы, которых ты знаешь?       — Пойдём, — Драко взял Гермиону за локоть и задал направление.       — Не думаю, что нам удастся туда попасть, — застопорилась Грейнджер. — Насколько я знаю, люди записываются в очередь за месяц. К тому же он не из дешёвых.       Драко показательно оскорблённо закатил глаза.       — Что-то мне подсказывает, что нам сегодня повезёт, — косая улыбка иллюстрировала мысли. — Пойдём, Грейнджер.       — Но…       — Не спорь со мной.       На входе их встретил невысокий мужчина в вельветовом костюме. Перед ним лежал увесистый журнал брони, где ровным каллиграфическим почерком были записаны фамилии счастливчиков, что будут ужинать сегодня. После излишне вежливого приветствия метрдотель попросил пару представиться. Драко с невозмутимым лицом назвал свою фамилию, и… сработало. Мужчина сверился со списком и, выровнявшись, словно вышколенный вояка, предложил паре пройти к их столику.       — Ты что, применил магию? — шепнула Гермиона, ткнув Драко в рёбра.       — А ты хотела, чтобы я дал взятку?       Гермиона осуждающе покачала головой.       Они устроились за уютным столиком в дальнем углу ресторана. Окно выходило во внутренний дворик. Занесённые снегом столики освещались уличными гирляндами. Они сверкали таким же золотым светом, что и лампы внутри. И хоть Драко и Гермиона привыкли к волшебству, атмосфера в ресторанчике казалась им особенно волшебной. В воздухе витал аромат печёного теста, сыра и дорогого вина. По стене, касаясь столика, вились неизвестные растения с тонкими листьями.       Гермиона провела пальцем по переплетению красных и белых клеток на скатерти. Драко с интересом повертел в руках меню.       — Через пару минут к нам подойдёт официант и примет заказ, — объяснила Гермиона, глядя поверх меню.       — Я догадался.       — А затем сам принесет нам блюда. В руках, — Грейнджер явно потешалась над Драко, зная, что он никогда не был в маггловском ресторане.       — Какая пустая трата человеческого ресурса.       Когда официант откупоривал бутылку вина, Драко с неподдельным интересом наблюдал за действом. Ловкость пальцев этого маггла завораживала похлеще магии. Драко озадачился: сумел ли бы он повторить весь процесс самостоятельно?       — Тебе Гарри прислал вопросы на собеседование? — спросила Гермиона, поедая пасту с морепродуктами.       — Прислал, — Драко забавлялся, разливая вино по бокалам.       — Ты правда думаешь пойти в авроры?       — Не знаю.       Он слишком громко поставил бутылку на стол. Люди в глубине зала обернулись на звук.       Гермиона заметила мимолетный проблеск тревоги в его глазах. Ему неловко? Стыдно?       — Я думаю, ты будешь прекрасным аврором, Драко, — она произносила каждое слово с аккуратностью сапёра. — С твоими способностями…       — Я ещё ничего не решил, Грейнджер.       — Ладно, — Гермиона сдержанно улыбнулась. Драко ещё был не готов говорить об этом. Но ей хотелось как-то его подбодрить. — Просто знай, я в тебя верю.       Драко отпил вино, глядя на заснеженный дворик, и наградил Гермиону лёгкой улыбкой. Вместо сотни бесполезных слов.       — Грейнджер, могу я тебя попросить об одолжении? — спросил Драко, когда официант подал десерт.       — Конечно, — Гермиона проломила корочку шоколадного фондана. Тёплая вязкая начинка растеклась по белоснежной тарелке.       — Ты можешь отказаться. Я не настаиваю.       Гермиона подняла глаза на Драко. Он был напряжён. Челюсти сомкнуты, глаза бегали из стороны в сторону, кулаки сжаты. Грейнджер отложила десертную ложку и нагнулась вперёд.       — Может ты мне сперва расскажешь, в чём дело? — мягко настояла она.       — Речь о моём отце и наследстве.       Гермиона не заметила, как пропустила вдох. Она сглотнула ком.       — Так?..       — Мне нужно с ним встретиться, чтобы он подписал документы отказа от всего имущества.       Гермиона кивнула. Кажется, её реакция немного успокоила Драко, и он, глубоко вздохнув, обрисовал суть дела:       — Ну так вот, юрист, который работал на отца, прислал документы. Мы с Забини переработали их в мою пользу. Но мне требуется трезвый взгляд со стороны. Нужно перепроверить договор, чтобы у Люциуса не оказалось ни одной лазейки всё обернуть вспять.       Драко приковал взгляд к своим пальцам. Его голос вдруг стал устрашающе низким, словно Малфой повзрослел на десяток лет.       — Я заберу у него всё. Как он забрал у меня, — Драко сделал глоток вина, чтобы перевести дух. — Я не хочу вовлекать в этот процесс новых юристов, потому что уверен, пресса обо всём разнюхает. Мне это не нужно. Я хочу, чтобы ты и Тео проверили документы. Потому что доверяю вам. Я доверяю тебе.       Гермиона прокашлялась, пытаясь переварить услышанное.       — Я не уверена, что настолько сильна в юридических вопросах наследства… — она бережно взяла Драко за руку. — Но я сделаю максимум из того, что могу.       — Проси взамен, что хочешь, — слишком серьёзно сказал Малфой. Его взгляд был переполнен злобой и обидой. Стал тяжёлым, словно налился свинцом.       — Я бы хотела, чтобы ты почаще улыбался, — Гермиона нежно погладила пальцы Драко. Он прикрыл глаза и горестно зажмурился. — Хочешь, я поеду с тобой в Азкабан?       — Нет.       — Я буду рядом, чтобы поддержать тебя.       — Нет, Грейнджер. Тебе не место в той жуткой дыре, — Драко отдёрнул руку.       Гермиона съёжилась и опустила взгляд.       — Но, я думаю… я буду рад увидеться после всего в кабинете Тео, — суровый взгляд смягчился. Драко снова положил руку на стол ладонью вверх.       — Конечно, — просияла Грейнджер и вложила свою руку в его.

***

      Ранний зимний вечер накрыл город вязкими сумерками. Сытые и довольные Гермиона и Драко брели по мостовой. Ребята разговаривали обо всём на свете, перебивали друг друга от переизбытка эмоций, одна тема перетекала в другую. Они вспоминали детство, сравнивали как же по-разному выросли.       Гермиона поделилась тем, что ей было ужасно обидно одиннадцать лет жизни не подозревать о магическом мире. Она столько могла узнать и попробовать! А Драко с пелёнок летал на метле и неосознанно учил заклинания, которыми пользовались родители, гувернантки и обслуживающий персонал. Он с друзьями устраивал магические шалости, в то время как Гермиона считала себя фриком из-за неконтролируемых вспышек стихийной магии.       Рассказ Грейнджер о детстве помог Драко понять её нездоровое рвение знать всё на свете. Она просто хотела стать своей в новом мире, хотела нагнать то, что упустила. Малфой посмотрел на раздражающую, вечно поднимающую руку заучку Грейнджер под другим углом. Гермионе нравилось открываться Драко, но ещё больше ей нравилось, что он открывался ей.       Драко рассказал, как впервые понял, что мнение его родителей показалось ему ошибочным. Как он почувствовал себя сумасшедшим в собственной семье, как захотел сбежать, но оказалось слишком поздно. Увидев печальный взгляд Гермионы, Драко разразился тирадой о том, как ему противно сожаление в свой адрес. Грейнджер сказала, пусть думает что хочет, но он не сможет заставить её отказаться от сопереживания.       Несмотря на романтическое и милое настроение, они не переставали язвить и подкалывать друг друга. Взаимные издёвки стали их традицией. И это нравилось обоим.       Драко нравилось, что с ним Грейнджер не превращалась в покорную кошечку, а оставалась собой. Но он замечал, что с ним и Тео она была мягче, заботливее, а взгляд становился особенным. Расфокусированным и тёмным. Драко давно заметил, что в их присутствии зрачки Грейнджер расширялись, словно её организм сражался с наркотическим веществом.       Ребята гуляли уже с полтора часа и не заметили, как забрели в восточную часть города, где было необычно тихо.       — Почему ты не спросишь меня, где мы будем ночевать? — сказал Малфой, переминая пальчики Гермионы в кармане своей куртки.       — Потому что я доверяю тебе.       — Ох, как опрометчиво, Грейнджер, — хохотнул Драко. — Что, если я скажу, что мы будем ночевать под мостом?       — Я удивлюсь твоим экзотическим пристрастиям и постараюсь вспомнить, как наколдовать двенадцатичасовое усиленное согревающее.       — С тобой не пропадёшь.       — Да-да, поэтому держись крепче, — Гермиона легонько толкнула Драко бедром.       Малфой одним махом обхватил её за плечи и, резко прижав к себе, поцеловал в висок.

***

      Драко произнёс заклинание, и замок в деревянной двери щёлкнул. Гермиона перешагнула через порог и улыбнулась знакомому паркету ёлочкой. Драко помог ей снять верхнюю одежду и жестом пригласил пройти за ним. Он толкнул тёмно-синюю облупленную дверь, и тёплый свет десятка свечей пролился жидким золотом на его точеное лицо.       Гермиона зашла в спальню и от восторга прикрыла рот руками. Неприметная пустая комната превратилась в сказочный шатёр. По периметру стояли золотистые подсвечники с длинными тонкими свечами. Воск плавился и стекал на пол. Букеты белых пионов сверкали нежными лепестками, словно перистые облака. Потолок был зачарован волшебными огнями. Тысячи светлячков тускло мерцали над головами, напоминая июльский звездопад. Балкон был распахнут настежь, белые прозрачные шторы трепыхались на ветру. Но в комнате оказалось тепло. Согревающие чары. У балкона лежал тот самый матрас, на котором недавно спал Малфой. На котором так хотела бы спать рядом с ним Грейнджер.       — Признаюсь, я ожидала от тебя чего-то более… — Гермиона подняла глаза на угол, подбирая нужное слово, — пафосного.       Она с вызовом посмотрела на удивлённое лицо Малфоя. Драко вопросительно поднял брови.       — Я думала, будет пентхаус, дорогой отель или… замок на худой конец, — Гермиона цокнула языком.       Драко обнял её сзади, прижал к себе и положил голову на плечо.       — Это было бы слишком предсказуемо. К тому же я знаю, как вам с Тео нравится эта дыра.       — Тебе ведь тоже нравится.       — О, нет, ни в коем случае, — он крепче обвил её руками.       — Тогда ты так самозабвенно пожертвовал собой ради меня? — Гермиона обернулась и коснулась носом его скулы.       — Да, так всё и было.       — Какой ты бескорыстный, Драко Малфой, — она легонько чмокнула его в щёку.       — Нет, ну некоторую выгоду я всё же преследовал, — Драко прижался бёдрами к заднице и подтолкнул её шагать вперёд.       Они сели на матрас. Свет уличных фонарей смешивался с золотом огня в комнате. Гермиона взглянула на балкон и улыбнулась воспоминаниям. В прошлый раз, когда они сидели с Драко на пороге этого балкона, он впервые открылся ей. Казалось, с тех пор прошла целая вечность. Словно они уже успели прожить несколько жизней. Всё так сильно поменялось…       — У тебя совершенно ледяные пальцы! — воскликнул Драко. — Ты замёрзла?       Гермиона заморгала, пытаясь найти ответ на неожиданный вопрос.       — Да, наверное, немного.       На самом деле ей не было холодно. Просто вся кровь отлила от конечностей к сердцу, которое переполняли чувства.       — Я сейчас, — подскочил Малфой и скрылся в дверном проёме.       Он вернулся через мгновение, держа что-то в руках. Драко опустился перед ней на колени и протянул горячий чай. В чёрной с созвездиями и золотой каёмочкой кружке. Ветер занёс несколько снежинок, и они зацепились за белоснежные волосы. Крохотные бриллиантики.       — Мне правда здесь очень нравится, — прошептала Гермиона.       Она чувствовала, как внутренности согревались от напитка. Гермиона провела пальцем по его голове и подцепила снежинку. Глядя ему в глаза, она нежно облизала палец.       — Спасибо, Драко.       Пар от чая затуманивал янтарный взгляд. Ресницы намокли. Каждый раз, когда Гермиона называла Драко по имени, в его душе разливался горячий мёд. Он положил свою ладонь поверх её руки, которой она держала кружку, отпил чаю и обыденным тоном сообщил:       — Мы смогли бы жить здесь во время стажировок.       — Что? — Гермиона не поняла, о чём он.       — Квартира находится совсем рядом с министерством. Если ты попадёшь на свою стажировку, я в аврорат, а Тео не уедет в чёртову Германию, то разумно будет поселиться здесь на некоторое время. Из соображений удобства… конечно же.       Гермиона едва не подавилась чаем. Воздух покинул лёгкие. Она не могла ничего сказать.       — Мы обсудили это с Тео. Он не против, — добавил Драко и снова отпил чаю с совершенно невозмутимым лицом.       — Ж-жить втроём? — наконец выдавила из себя Гермиона. — Но… ты уверен?       — Абсолютно. Почему нет? Мы и так почти всё время торчим у Нотта в кабинете. Здесь, по крайней мере, попросторнее, — Драко с пренебрежением окинул взглядом комнату.       Гермиона почувствовала, как в глазах защипало, картинка мира помутнела. Она вдруг ощутила, как громко стучало её сердце.       — Это прекрасная идея, Драко! — Гермиона подвесила в воздухе чашку и бросилась на него с объятиями.       Это казалось таким закономерным и логичным решением. Но Гермиона не думала, что именно Драко предложит ей… Что он так быстро примет их отношения втроём. Значило ли это, что они всё прояснили с Тео, и Драко признал… или они оставят всё как есть…       В голове жужжал рой вопросов. Гермиона хотела поговорить обо всём, обсудить все малейшие детали, но Драко уже целовал её, лишая возможности говорить. Он водил по телу Грейнджер руками, прижимался, кусал губы и врывался языком в рот.       — У нас есть одно незаконченное дело, Грейнджер, — прорычал Драко, крепко схватив её за затылок.       — Да? Какое?       Драко потянулся за сумкой и достал из неё слизеринский галстук.       — Однажды я пообещал тебе, что оставлю в одном только галстуке, — он склонился и провёл носом по её щеке. — С тех пор эта картинка не даёт мне покоя.       — Плохо спишь по ночам? — хмыкнула Гермиона. Температура тела повышалась, когда Драко переходил на шёпот.       — Точно, — Малфой прикусил мочку её уха, урвав протяжный выдох в ответ. — Но у меня появилась идея поинтереснее.       Он ловко поддел её свитер и футболку и стянул через голову. Наэлектризованные волосы потрескивали в такт сердцебиению.       Гермиона с интересом подняла взгляд на Драко. Он чуть привстал на коленях и завёл её руки над головой. Скользящая прохладная ткань галстука обвила запястья. Не отрывая потемневшего взгляда, Драко дёрнул рукой, потом ещё раз, и тугой узел сковал гриффиндорку. Она поймала себя на мысли, что Тео бы точно спросил сейчас не против ли она, не давит ли ей. Драко же просто делал то, чего желал. Но всё же он провёл пальцем между тканью и кожей, чтобы убедиться, не слишком ли сильно затянул.       Пока Драко орудовал руками над её головой, Гермиона нежно целовала его шею над краем свитера. Здесь особенно чётко ощущался мускусный аромат тела в сочетании с древесными нотками и восточными пряностями. Гермиона наслаждалась его силой. Ей хотелось провести пальцами по мышцам, соединяющим плечи и шею, подняться выше, коснуться кожи за ухом, провести ладонью по бритому виску и откинуть длинные пряди волос назад. Но руки были связаны. Ощущение отсутствия контроля будоражило. Привыкшая всё на свете контролировать, Гермиона не могла до конца расслабиться и довериться. Драко это чувствовал. От этого его азарт только разгорался.       Она дёрнула рукой, чтобы проверить, насколько крепким был узел. Не вырваться. Малфой не шутил. Предвкушение пульсировало между ног.       Драко провёл губами по плавной линии ключиц и задержался на впадинке между ними. Он нежно коснулся горячим языком кожи и резко отстранился. Снова заглянул в сумку и достал красно-золотой галстук.       — Что ты задумал, Малфой? — с наигранным опасением спросила Гермиона.       — Знаешь, Грейнджер… — Драко вернулся к ней и угрожающее навис. — Иногда случаются такие дни, когда Слизерин и Гриффиндор… — он растянул галстук у её лица, — работают сообща.       Драко плотоядно усмехнулся, и это было последнее, что Гермиона увидела. Он завязал ей глаза гриффиндорским галстуком.       Чувства обострились. Слух и обоняние усилились. Осязание вышло на новый уровень. Стоило Драко прикоснуться к коже декольте, как всё тело Гермионы покрылось тысячами мурашек. Он, не разрывая тактильного контакта, опустился пальцами ниже, стянул сеточку белья и коснулся губами соска. Гермиона выгнулась и сдавленно простонала. Второй рукой Драко расстегнул пуговицы на её штанах.       Обнажив грудь полностью, он медленно опустил Гермиону на спину. Она держала руки над головой, не смея перечить затее Драко. Секунду он просто наслаждался видом. В моменты, когда Драко не прикасался, Гермиона чувствовала себя беззащитной. Темнота. Неизвестность. Она глубоко дышала и вслушивалась. Зашуршала ткань, что-то мягкое упало на пол, щёлкнула застёжка на ремне. В следующий миг она ощутила прикосновение твёрдой горячей груди. Драко поцеловал Гермиону и снова оторвался. Он потянул её джинсы и, сопровождая поцелуями, медленно снял их.       Гермиона почувствовала, как на уровне головы просел матрас, — Драко упёрся одной рукой, второй вжал связанные запястья. Его дыхание едва коснулось её приоткрытых губ. Перед глазами в кромешной темноте сверкнули разноцветные узоры. Драко прижался оголённым пахом к её трусикам, и Гермиона ахнула от неожиданности. Ей хотелось обхватить его за спину и прижаться сильнее, но чёртовы руки были связаны. Гермиона толкнулась бёдрами навстречу твёрдому члену и вытянула шею, ища возможности прикусить губу мерзавца.       Драко отстранился. Гермиона поёжилась от неожиданного холода. Под повязку прорвался луч серебряного света. Раздался знакомый мужской баритон. Гермиона испугалась, невербальной магией скинула галстук с глаз и увидела патронус перед Драко. Первой эмоцией была тревога. Что-то случилось.       — Я понимаю, что у вас время наедине, — говорил голос Теодора. — Но, пожалуйста, займитесь со мной сексом. Это не для меня. Чисто в интересах науки. Мне позарез нужен новый эмоциональный всплеск, чтобы запустить маховик дальше в прошлое. А лучше вас никто не справится. Мы можем трахнуться разок-другой, и я вас снова оставлю. Или нет. Ну, в общем, подумайте. Молю!       Серебряный зверь растворился под сдавленный хохот Гермионы.       — Что думаешь? — наконец спросила она Драко, который, обнаженный, сидел на краю матраса и, посмеиваясь, переваривал услышанное.       Он придвинулся к ней вплотную. Гермионе снова стало тепло и уютно. Драко обхватил её лицо руками и прошептал:       — Я тебе кое-что скажу, но не вздумай рассказать Нотту.       — Обещаю.       — Я… — Драко сделал паузу, чтобы дать фору признанию, — люблю, когда нас трое…       Гермиона ничего не ответила, она потянулась к Драко и оставила на его губах сладкий поцелуй. Благодарность за доверие. Её руки всё ещё были связаны.       — Ты что думаешь? — спросил Драко, облизывая губы.       — Только если ради науки… — Гермиона хитро изогнула бровь.       — Какой же ты чудесный зверь, — рассмеялся Драко. — Ни у кого такого нет… — сказал он и взмахнул палочкой, чтобы послать ответ другу.

***

15 сентября, 2020 год.       Назойливый стук по стеклу заставил Теодора открыть правый глаз. Пока мутная синева привыкала к свету, Тео пытался вспомнить, какой сегодня день. Во сколько он вчера лёг спать? Стук не унимался. Тео потянулся к тумбочке, взял очки в тёмной оправе. Стук раздражал сильнее. Оторвав затёкшее тело от несвежей постели, Теодор накинул одеяло на плечи и поплёлся к окну.       — Да иду я! — сонная хрипотца скрипела в голосе.       По дороге он спотыкался о горы бумаг и грязных чашек. Закусив сигарету, Тео открыл тяжёлую занавеску и увидел в окне ворона. Дневной свет безжалостно слепил. В груди волнительно зашипело. Птица бросила чёрный конверт на стопку корреспонденции.       Тео втянул дым и взял конверт. Его внимание привлекла статья в «Ежедневном пророке», лежащем снизу, — «Новоиспечённый министр магии Грейнджер торжественно закрывает музыкальный фестиваль». Облако сигаретного тумана скользнуло по движущемуся фото. Тео улыбнулся. Не так, как раньше. Устало и печально. Он аккуратно провёл пальцем по бронзовым кудрям, собранным в высокой причёске, острой улыбке, изгибу плеча. Она пригласила его на свой день рождения, который будет через пару дней. Как и каждый год до этого. И как и каждый год до этого, Тео не осмелится прийти. Найдёт отговорку. Придумает что-то.       Но, может, всё-таки стоит? Увидеться, как старые друзья. Может быть, Драко будет у неё. Точно будет. Они ведь дружат семьями… Просто поздравить и уйти. Подарок давно готов и ждёт на полке у выхода…       Тео не заметил, как на несколько секунд замер, рассматривая снимок. В сотый раз представлял, как могло бы быть. И гладил. Бронзовые кудри, острую улыбку, изгиб плеча.       Пепел упал на газету. Тео оторвал взгляд и распечатал письмо.       С первой строчки могильный ужас пронзил внутренности. Этот почерк снился Теодору в кошмарах. Министерство ликвидировано. Власть в наших руках. Восстанию быть. Благодарю за содействие, Нотт.       

***

      — Малфой, подожди! — кричал Поттер вслед.       Но Драко его не слышал. Он бежал. Ощущение тёмной магии отдавало гнилью на кончике языка. Ужас пульсировал в ушах.       Серебряная вспышка поискового заклинания постепенно угасала. Драко побежал ещё быстрее. Он яростно размахивал палочкой, откидывая со своего пути остатки разрушенной филармонии. Огромные глыбы бетона разлетались, словно перьевые подушки. Драко задыхался. Пыль мешала смотреть. Паника пробивала внутренние барьеры. Контролировать себя становилось сложнее с каждой секундой.       Она там. Она там. Она там.       Осколок стены. Кровь. Разорванные ошмётки металлических конструкций. Серебряный огонёк сверху освещал глыбы, которые врезались одна в другую, как два свирепых бизона, и застыли, зажав между собой… Пальчики. Крохотные изящные пальчики, которыми она когда-то перебирала его волосы, которыми гладила шрам, которыми… Ноготки. Прозрачный лак. Кровь. Глаза скользнули выше. Кость изогнута в неестественной кривой. Бронзовый локон. Кровь. Драко выпустил поток воздуха, чтобы разогнать пыль.       — Не-е-ет! — отчаянный крик вырвался из горла.       Напряжение вздулось венами на шее. Драко упал на колени. Острые камни разрезали штанину.       Два пальца. Сонная артерия. Пульс… Пожалуйста, хоть один удар. Пожалуйста! Пульс. Пожалуйста!       Холодная безжизненная тишина прорвала дамбу ужаса в груди.       — Грейнджер! Нет!       Он судорожно потянулся. Подполз. Схватил огромный камень, врезающийся в хрупкий череп. Что-то пугающе хрустнуло. Он поднял на руки изуродованное тело. Серый, идеально скроенный костюм, под стать самому прекрасному министру магии, весь разорван, в грязи и пыли. Кудри кровавыми липкими змеями скрывали глаза. Губы приоткрыты.       Драко вжал палочку в солнечное сплетение Гермионы и судорожно стал выкрикивать лечебные заклинания. Он едва не проткнул ей грудную клетку. Но ничего не происходило.       Он рывком отбросил бесполезное древко и припал губами к её рту. Выдох, массаж сердца. Выдох, выдох. Рёбра сломаны. Губы холодные. Выдох, массаж сердца. Выдох, выдох.       — Живи! Живи! Грейнджер! Ты же сильная!       Выдох, массаж сердца. Выдох, выдох. Привкус крови. Она не могла так просто сдаться.       — Принцесса, дыши! Пожалуйста, дыши! — крик сорвался на хриплый шепот.       — Гермиона! — Поттер подлетел и упал рядом. — Что с ней?! Гермиона! Малфой, что с ней?       Но Драко так сильно вцепился руками в изломанное безжизненное тело, что Гарри не мог подобраться. Он покачивался и шептал.       — Живи… Живи… Принцесса… Пожалуйста…       Боль осознания разрывала сердце изнутри. Драко зажмурился, прижался к ней лбом. По щекам потекли горячие слёзы. Первые слёзы за столько лет. Капли скользили по заломам морщин и падали на пыльный министерский костюм.       Она мертва.       — Не-е-е-ет! — неистовый душераздирающий крик пронзил воздух.       Драко трясло, лицо покраснело, вены исполосовали шею. Боль. Невыносимая боль. Крик. Но он не слышал больше себя. Весь мир исчез. Это конец.       Хлопья пепла и пыли медленно оседали на трясущихся плечах Драко. Словно снег, который укрывал его когда-то на балконе. А она плакала у него на груди и легонько сжимала крохотными пальчиками промокшую рубашку.       Может, всё это сон? Он откроет глаза и окажется на матрасе в квартире Теодора. На улице утихнет вьюга. Звёзды зажгут Кассиопею, которая тогда ещё ничего не значила. А Драко встанет и подойдёт к двоим, что спят в обнимку. Без него. Пускай без него. Пускай он будет всего лишь наблюдателем со стороны. Лишь бы она была счастлива. Лишь бы любила… Лишь бы была жива. Драко обнимал её тогда на балконе, обещал уберечь… Но не смог.       Как он мог её отпустить?!       Как много времени они потратили впустую! Как много несказанных слов он сохранил внутри! Как много не решился сделать!       — Грейнджер! Не-е-ет! — кричал Драко, прижавшись лбом к её лбу. — Гермиона…       Яростный крик, судороги. И слёзы. Слёзы. Слёзы. Которые она никогда не видела. Которые никогда не увидит.
Примечания:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.