Кто влюбился первым - проиграл

Слэш
R
Завершён
47
Размер:
115 страниц, 35 частей
Описание:
Любовь не болезнь. Но если хочешь выжить, нужно найти от неё "лекарство"
Примечания автора:
Я просто отдала героям свои чувства и эмоции, а всё остальное они сотворили сами.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
47 Нравится 28 Отзывы 12 В сборник Скачать

Часть 24

Настройки текста
      В общем потоке учеников, пришедших писать вступительные экзамены, незнакомый мальчишка выделялся спокойным и сдержанным взглядом, вместе с исходившей от него волной уверенности. Тогда Джено подумал: «Надо же, такой самоуверенный! Даже я, хотя вроде всё знаю, волнуюсь. А этот — нет». Подумал и забыл. У него и без того было на чем сосредоточиться.       Следующая встреча произошла позднее, когда были вывешены результаты экзаменов. Джемин, с которым они пришли их узнавать, едва ни кусал локти от волнения. И если свое имя Джено увидел сразу — самое первое в списке, то Джемин свое высматривал ещё пару минут, так как оно затесалось ближе к середине.       Ли не стал мешать другу, отойдя чуть в сторону — помимо них смотреть результаты пришло ещё несколько ребят. Но затем он заметил того самоуверенного парня, который встал как раз возле Джено. Ли стало любопытно посмотреть на его реакцию — будет ли он доволен своим результатом?       Парень сразу вскинул голову вверх, глядя в начало списка и растерянно распахнул глаза, тихо выдыхая: «Второе?!». По-детски обиженно выпятив нижнюю губу, парень нахмурился, а затем резко развернулся и с недовольным видом направился прочь. Проводив его любопытным взглядом, Джено повернулся обратно к списку, посмотрев в начало, на следующее за своим именем «Хуан Ренджун».       * * *       Ренджун отличался от остальных учеников, заметно выделяясь. Он выглядел не по годам взрослым, постоянно собранный и крайне серьезный. Если рядом с ним кто-то шумел или баловался, он смирял того человека суровым взглядом, полным неодобрения и безмолвного упрека. За глаза Хуана называли выскочкой, занудой, заучкой и ботаном. Но при этом в случае необходимости выпрашивали списать домашку или помочь с чем-то. Ренджун в этом чаще всего не отказывал, но прежде чем дать тетрадь или что-то «разжевать» для других, неизменно одаривал спрашивавшего своим фирменным взглядом «Нужно самим учиться, а не у других всё выпрашивать!» Поэтому, даже познакомившись со всеми, Хуан ни с кем не сближался, но и конфликтов с другими не имел — для остальных ссориться с ним банально было не выгодно.       Джено в отличие от остальных замечал в Ренджуне не только ворчливую сторону, но и теплые счастливы улыбки, если учителя хвалили его за хорошо выполненную работу, и некоторую гордую удовлетворенность, если кто-то из ребят, кому он объяснял на перемене тему, получал за ответ на неё высокую оценку. За фасадом суровой холодности было гораздо больше привлекательных деталей.       Но в какой-то момент любопытное наблюдение стало для Ли ежедневной потребностью следить за Хуаном. Джено радовался чужим успехам и переживал, если что-то у Ренджуна не получалось или злился, если слышал, как в отсутствие Хуана кто-то из ребят говорил о нем с пренебрежением.       Джемин, замечая взгляды друга, устремленные на другого парня, посмеивался и подначивал его, но Джено понимал — вряд ли он может быть интересен Ренджуну. Хуан был сам по себе, и остальным в его личную зону доступ был закрыт.       Вот только На не был бы самим собой, если бы не решился «помочь» другу. Когда они в очередной раз взяли в столовой обед, Джемин сказал Ли, что нашел им подходящий столик, а затем подсел к Ренджуну. Опускаясь рядом, Джено чувствовал, как у него мгновенно вспотели ладошки, а сердце принялось колотиться где-то под горлом. В голове не осталось ни единой связной мысли, только: «Он рядом!», «Такой красивый!», «Как же я люблю его!». Ли абсолютно не помнил, о чем разговаривали за столом Джемин с Ренджуном. Сам он не мог нормально говорить из-за отнявшегося от волнения языка.       В тот момент, несмотря на первое желание огреть На чем-нибудь, Джено посчитал случившееся возможностью сблизиться с Хуаном. Но вскоре его розовые очки разбились, поранив парня своими осколками.       Уже позднее, более детально вспоминая тот обед, Ли понимал, что Ренджун на него не смотрел, кроме одного единственного раза, когда они только опустились за стол. Всё внимание Хуана было захвачено На, а Джено досталась роль — какого-то парня за компанию.       Всё больше наблюдая за Ренджуном, теперь находясь ещё ближе, Джено сильнее влюблялся в него, вместе с тем замечая, с каким вниманием и интересом Хуан тянется к его другу. Ли ревновал, злился, пусть и понимал всю глупость и абсурдность этого, но ничего не мог с собой поделать. Иногда ему хотелось припечатать Ренджуна к стене и сказать: «Ты ему неинтересен! Хватит смотреть на него, когда вот он — я, перед тобой! Ведь я люблю тебя! Я, а не он!».       Не добавляли радужного состояния собственные сны и фантазии, в которых они ходили с Хуаном на свидания, целовались, обнимались или занимались сексом, упиваясь друг другом. Те другие Ренджун и Джено были взаимно влюблены и были счастливы. Просыпаясь после такого Ли хотелось плакать, потому что в его реальности это не могло быть правдой. Здесь и сейчас Хуан смотрел на Джено, как на раздражающее насекомое, а Ли молчал о своих чувствах, понимая, что в лучшем случае его признание ничего бы не изменило, а в худшем, Ренджун или высмеял бы его, или начал избегать.       Поэтому Джено любил тихо и молча, снося чужие насмешки о вечных играх в телефон — при том, что ни одной игры у Ли изначально не было, лишь позднее он установил парочку на всякий случай, чтобы его не заподозрили в «сталкерстве». Чтобы иметь возможность любоваться улыбками Ренджуна, так красившими его лицо, Джено тайком фотографировал возлюбленного, а после с мазохистским наслаждением зависал на экран. Всё же реши он в реальности любоваться Хуаном напрямую, его могли легко раскрыть. Да и если Ренджун порой замечал, что Джено смотрит на него, улыбка и радость тут же сходила с его лица — эти эмоции вызывал у него только Джемин. Ли же по итогу доставался раздраженный, полный неприязни взгляд, доходивший иногда почти до ненависти, и поджатые в отвращение губы.       Джено не нравился Ренджуну абсолютно всем, чем только мог. Даже его хорошие отметки бесили Хуана, заставляя порой на эмоциях не стесняться в выражениях. Ли от этого было больно, а Джемина забавляло — он будто не замечал этой неприязни, будучи уверенным, что между ними «дружеское состязание за лидерство». Пару раз во время тестов или экзаменов Джено даже нарочно делал ошибки, чтобы получить баллы ниже, но учителя всё равно ставили ему высшую отметку, отзывая позднее в сторону, говоря, что на уроках он давал правильные ответы, а значит, тему знает и ему просто нужно быть внимательнее.       В итоге руки Джено попросту опустились. Его любовь была глубокой и сильной, но беззвучной и безысходной. И даже когда у него появился странный кашель с цветами, Ли это не удивило, пусть в первый момент ему хотелось крушить и ломать всё подряд. Он даже сорвался и накричал на Джемина, пришедшего к нему в гости. Тогда-то На и пришла в голову «гениальная идея» устроить друзьям свидание с походом в кино, куда якобы они должны будут пойти вместе, но сам Джемин не пойдет, дав Ли возможность для признания. Джено с самого начала знал, что ничего толкового из этого не выйдет. Он достаточно хорошо изучил Ренджуна, чтобы понимать, что Хуану его компания будет неприятна. И всё же у него теплилась надежда, что в этот день у Ренджуна может быть хорошее настроение или звёзды сойдутся так, что он будет не против погулять вместе с Ли. Но надежды осыпались прахом очень быстро. Ренджун даже не стал ничего слушать, ему было достаточно узнать, что Джемина не будет, чтобы бросить Джено, развернуться и уйти.       Ли убеждал себя, что всё нормально и это было ожидаемо, но всё равно не мог перестать плакать, давясь цветами в туалете кинотеатра.       Оставшиеся дни каникул были для Джено одними из самых сложных. Разговор с родителями о болезни и ориентации, посещение врача и отказ от госпитализации — Ли знает, что его чувства слишком глубоки и серьезны, чтобы можно было всерьез думать, что от них можно избавиться. Не менее важный разговор происходит и между Джено и Джемином, когда На порывается самостоятельно рассказать Ренджуну правду, но Ли, едва ли не с угрозами, убеждает его это не делать.       Поскольку Джено общается только с Джемином и, в некотором роде, с Ренджуном, Ли удается оставить свою болезнь в тайне. Джемин присматривает за другом, все же веря, что ему станет лучше, а Хуану привычно всё равно. Но затем в их компании появляются новые участники, и все идет наперекосяк. Джемин начинает встречаться с Джисоном, а Ренджун, наконец, в полной мере осознает свои чувства к На, пусть и происходит это слишком поздно.       Признание Хуана заставляет Джемина открыть глаза и ощутить чувство вины, ведь по сути, два его друга больны ханахаки из-за него. А Джено думает только о том, что он хочет поддержать Ренджуна и помочь ему. Отправляясь следом за Хуаном в больницу, Ли стремится помочь выздороветь ему, заранее думая о том, что для него самого это будет дорогой в один конец.       Каждый день сближаясь с Ренджуном, больше узнавая его мягкие стороны, Джено окончательно растворялся в любви, стремительно ухудшая собственное состояние, и вместе с тем наслаждаясь их общими моментами. Даже зная, что Хуан не ответит на его чувства, Ли позволял себе немного фантазировать, что они встречаются, когда они лежали рядом, смотря фильмы, и Ренджун опускал голову ему на плечо. Или когда они гуляли, болтая обо всем подряд, и Хуан смеялся над его глупыми шутками. Ли упивался этими моментами.       И пусть говорят: «Перед смертью не надышишься», — Джено цеплялся за все эти мелочи, потому как они были лучшими в его жизни. И вместе с тем — худшими, особенно когда Ренджун из раза в раз спускал замечтавшегося Ли с небес на землю вечным «друг» или вспоминал Джемина, чья невидимая тень всегда стояла между ними непреодолимой преградой.       Не позволяла иллюзиям Джено заходить слишком далеко и сама болезнь. Даже употребляя кучу лекарств и препаратов, Ли чувствовал себя всё хуже и хуже. Ему приходилось прилагать все силы для того, чтобы Ренджун не догадался, насколько у Джено тяжелое состояние. Каждый раз глядя на синий браслет на своей руке, Ли знал, что совсем скоро его сменят на алый (врачи уже намекали ему на это пару раз) и тогда всё действительно будет кончено.       И хотя Джено убеждал себя, что он смирился со своей неизбежной гибелью, но порой он всё же не мог сдержаться, чтобы втихую не заплакать.       Потому что, несмотря на любые слова, главное оставалось неизменным — умирать было страшно.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты