Stray cat

Джен
NC-17
В процессе
74
автор
Yumy-chan бета
Размер:
планируется Макси, написано 189 страниц, 17 частей
Описание:
Том Марволо Реддл - необычный мальчик с магическими способностями ...
Которого больше нет. И больше никогда не будет.
Не будет Волан де Морта, не будет крестражей и магии. Он станет обычным маглом, трудягой, возможно пойдёт воевать, а может станет врачом.

Примерно так складывалась его судьба в этом потоке времени... но что-то в этой истории явно пошло не так.
Посвящение:
Любителям Тома Реддла. 🐸


Примечания автора:
ВНИМАТЕЛЬНО ПРОЧТИТЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ ПЕРЕД ПРОЧТЕНИЕМ РАБОТЫ!

● Фанфик не сосредоточен на романтике и непосредственно отношениях. Здесь упор скорее на сюжет, а чувства и любовь идут вторым планом. Упомянутые отношения в направлении гет и слэш!

● Фанфик наполнен мрачной атмосферой, жестокостью, сценами физического и психологического насилия.

● Некоторые метки умышленно не добавляю, чтобы не было спойлеров.

● Если вы не готовы к жестокости и мрачности, слишком впечатлительны или вам нет еще хотя бы 14 лет, то прошу, ради здоровья вашей психики и души откройте другой мой фанфик и насладитесь хорошим чтивом))

● Обложка фф: https://sun9-33.userapi.com/UU536uEN5zmZ41mFcf6Mqxl6bXWPcLAUBQDqPw/AiNHNS8a4FE.jpg

А тем, кто готов ко всему, что будет тут происходить... милости прошу.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
74 Нравится 54 Отзывы 44 В сборник Скачать

Неожиданные знакомства. Часть 1

Настройки текста
Примечания:
Глава вышла чуток раньше, чем планировалось)
      Идеальная белая рубашка, черный с легким зеленым оттенком дорогой костюм, лакированные туфли, галстук с зажимом в виде серебряной змеи. Зачесанные на затылок слегка вьющиеся волосы, кольцо деда со странным камнем, магические часы на запястье.       Том смотрел на себя в зеркало и, кроме как «идеально», никак не мог описать свой внешний вид. Ему нравилось хорошо одеваться. Ему нравилась дорогая одежда и украшения. Пожалуй, стоило прикупить больше мантий, но обычный костюм нравился Тому не меньше.       — Ты в восторге от своего внешнего вида? — Лестрейндж подошел к нему со спины, помогая надеть мантию. Эта мантия не была школьной, не такой, которую носили другие студенты: более дорогая ткань, легкая, с зауженными ближе к запястью рукавами, с серебряной застежкой в виде черепка. Когда Том развернулся к Эмерсону, тот поправил мантию на плечах, застегнул черепок и наконец оправил ворот, который плотно прилегал к горлу.       — А с ним что-то не так? — Том усмехнулся, приподнимая голову.       — Нет, ты идеален, — с легким обожанием в голосе откликнулся Лестрейндж.       — Я подумал о том же.       — Я не только о твоей внешности.       — Знаю, — Мракс хмыкнул и вновь повернулся к зеркалу. Это был третий день его нахождения в школе. Осталось еще трое преподавателей, и все оставшееся время он мог посвятить прогулке по Хогвартсу и его изучению. — Как тебе вчерашний вечер?       — Ты о том, что мы все преклонили перед тобой колени? — Эмерсон фыркнул и отошел к своей постели, надевая школьную мантию. — Было весело.       — Я о моей речи.       — Ах, об этом… Мне показалось, что ты что-то не договорил. Хочешь еще устроить шоу?       — Да, — Том закрыл дверцу шкафа, а вместе с ней и зеркало. На сегодня нарциссизма было достаточно. — Хочу устроить небольшой… М, обряд посвящения в качестве назначения ближнего круга. Хочу знать каждого в лицо.       — Не доверяешь им?       — Скорее, хочу знать, для чего каждый из них пригодится нам.       Эмерсон вновь фыркнул, поправляя ворот рубашки и беря школьную сумку. Он всегда искренне восхищался тем, что делает Том, его безумными крайностями от ареста до прихода в школу для сдачи экзамена. Но порой эти крайности все же пугали.       Мракс, заметивший смятение в глазах старшекурсника, улыбнулся и, подхватив тетрадь и ручку, направился из спальни.       — Том, — окликнул его Лестрейндж, прежде чем тот вышел из комнаты. — Вальбурга, она… Ты действительно женишься на ней?       Змееуст удивленно оглянулся, глядя на лицо друга. Эмерсон смотрел на него все так же преданно, как и раньше, но тонкая, еле уловимая ревность все же проскакивала в его глазах.       — Конечно. Она ведь моя невеста.       Улыбнувшись Лестрейнджу, Том вышел из комнаты в общую гостиную Слизерина, где их уже ожидала компания «рыцарей». Эмерсон вышел следом, взмахом палочки запирая комнату. Настроение у него заметно упало.       — Чего вы там копаетесь? — Малфой закатил глаза. — Мы вас вечность ждем.       — Прошу прощения, — Том виновато улыбнулся друзьям. — А где Розье?       — На поле для квиддича. Проверяет все для завтрашнего матча, — Вальбурга взяла Тома под руку и пошла вместе с ним из гостиной. — Ты же пойдешь посмотреть игру?       — Я еще не решил. Спорт меня не очень привлекает, — Том покачал головой, а Нотт и Малфой дружно хмыкнули, что-то пробурчав про хлюпика.       — Если хочешь, я могла бы тебе показать школу, — Вальбурга кокетливо улыбнулась жениху, но тот лишь похлопал ее по руке:       — Я бы хотел сам изучить здесь все.       Они вышли из подземелья и направились в сторону кабинета зельеварения. Вальбурга и Лестрейндж попрощались по пути, уходя на свои уроки, и теперь их компания стала заметно меньше. Но ненадолго. Стоило Тому и оставшимся «рыцарям» подойти к кабинету, как все вчерашние участники «ближнего круга» тут же окружили их.       — Сегодня снова будет собрание, Том? — окликнул Мракса парень из дома Гриффиндор, со взъерошенными темными волосами и округлыми очками на лице. — Вчерашнее собрание было просто шикарным. А ваша дуэль с Лестрейнджем — что-то невероятное! Кстати, я Самюэль Поттер, можешь звать меня просто Сэм.       Улыбчивый энергичный парень того же возраста, что и Том, не очень опрятный; судя по внешнему виду, балагур и шутник. Он протянул Мраксу руку так, словно бы они уже давно были друзьями и просто встретились после долгой разлуки.       — Рад познакомиться, Сэм, — Мракс пожал протянутую ему руку и приветливо улыбнулся в ответ. — Да, сегодня тоже будет собрание. И я надеюсь, что ты придешь. Такие активные люди нам всегда нужны.       — Конечно, я не смею пропустить! — рассмеялся парень.       Продолжить разговор не удалось. Двери в класс открылись, и профессор Слагхорн пригласил всех войти.       Как и у других преподавателей, Том сел отдельно. Профессор выделил ему персональный котел и ингредиенты для будущего зелья. Конечно, здесь были и лишние, чтобы проверить, сможет ли ученик сделать все правильно. И, естественно, в учебник смотреть было нельзя.       Том не расстроился. Ему попался бодрящий напиток. Прикинув в голове его состав, змееуст поступил к работе, щелчком пальцев создавая огонь под днищем котла.       У остальных тоже была практическая, но с другим зельем, а потому в классе царило напряженное молчание, и лишь бульканье зельев и постукивание ножей наполняли помещение класса.       — Мистер Мракс, как успехи? — Слагхорн подошел к Тому, как обычно, покачиваясь на пятках.       — Все отлично, сэр. — Том улыбнулся, помешивая зелья в котелке.       — Простите мне мое любопытство, но где вы учились зельеварению?       — Сначала по книгам, сэр, потом миссис Малфой дала мне несколько уроков. А позже я создал небольшую лабораторию и начал там практиковаться в зельеварении и алхимии.       — А, Элиза Малфой, да, прекрасная чародейка, — Слагхорн закивал и оглянулся к Абраксасу. — Передайте привет вашей матушке, дорогой, и мою личную благодарность за обучение нашего нового Мерлина.       — Конечно, профессор, — блондин весело улыбнулся и толкнул Нотта в бок, отпуская какую-то шутку про Тома-Мерлина.       Мракс лишь покачал головой, покосившись на друзей. Альфард весело улыбнулся ему, как бы говоря: «Не волнуйся, они просто дурачатся». Том и не волновался. Просто потом надо будет дать обоим парням пару подзатыльников.       — Вы говорите, начали практиковаться, — Гораций наблюдал за стремительным постукиванием ножа в руках Тома, удивляясь, как ловко тот справлялся с ингредиентами. — А как вы проверяли получившиеся зелья?       — Смотря что за зелье. Иногда на предметах, иногда на мышах, иногда даже на себе.       — На себе? Ох, мальчик мой, это небезопасно.       — Да, я понимаю и оцениваю риски.       Зелье Тома изменило цвет на желтоватый, а затем потемнело до темно-оранжевого. Профессор вопросительно приподнял брови, но продолжал молча наблюдать на процессом. Юноша явно отклонился от рецепта, но любопытство Слагхорна было сильнее. Он хотел увидеть конечный результат, а потому не останавливал юного змееуста.       Спустя час, пока остальные ребята занимались приготовлением своих зелий, — поскольку у них было два урока, задание было особенно сложным, — Том закончил с бодрящим напитком и подозвал к себе профессора.       Зелье в его котле было яично-желтого цвета с легким перламутровым блеском. Оно было без запаха, и оттого появлялось чувство, будто зелье не жидкое, а состоит из какой-то твердой субстанции, помещенной в котел.       Профессор обошел котел, принюхиваясь и рассматривая необычную жидкость. Бодрящий напиток должен быть более бледным и прозрачным, кроме того, иметь явно выраженный сладковатый запах. Все это отсутствовало здесь. И либо Том приготовил зелье неправильно, либо…       — Где вы узнали этот рецепт, мистер Мракс?       — В книге по зельям. А потом усовершенствовал его. Более длительный и быстрый эффект.       — А побочные действия?       — В первых моих версиях оно вызывало привыкание и сильную усталость после окончания действия. Но буквально вчера я догадался, как можно этот эффект снизить.       — Правда? Как интересно, — профессор зачерпнул из котла зелье в небольшой стеклянный сосуд. Остальное зелье испарилось в котле по взмаху палочки. — Вы не против, если я его изучу в течение дня? Завтра дам вам свой ответ.       — Конечно, — Том кивнул. — Тогда я пойду к следующему преподавателю.       — Да-да, идите. Удачи, мистер Мракс, — преподаватель улыбнулся на прощание и понес сосуд к своему столу, где находился пустой котел.       Махнув друзьям на прощание, змееуст покинул кабинет. Следующим по списку была защита от темных искусств, а затем и трансфигурация у Дамблдора. Том остановился на лестнице и сжал ладонью перила.       Дамблдор… Почему Мраксу казалось, что этот волшебник не так прост? Что вся его доброта — часть какого-то дьявольского плана? Но он помог Тому вернуть магию. Может, это лишь разыгравшееся воображение? Очередной приступ паранойи?       Том помотал головой и пошел дальше, почти бегом поднимаясь на пятый этаж. Нужно было выбросить эти мысли из головы. До конца урока оставалось еще двадцать минут, а потому Мракс не спеша побрел по коридору, рассматривая висящие на стенах гобелены и картины. Из-за дверей классов слышались голоса преподавателей, гудение студентов, иногда мимо проплывали призраки, здороваясь с Томом, но в остальном было тихо. Ужасно тихо, так, что даже шаги отдавались по коридору глухим эхом.       Неожиданно тихий, почти неслышный голос заставил его вздрогнуть и остановиться. Он доносился издалека, и, как Тому казалось, слышать этот голос мог только он. Крадучись двинувшись вперед, юноша прислушивался, боясь спугнуть голос. Кто бы там ни был, он просил о помощи, и ему было больно.       Ближе к концу коридора голос становился громче, и, только подойдя к последней запертой двери, Том понял, что не так… Это был парселтанг — змеиный язык. Положив ладонь на ручку двери, Том попробовал открыть ее, но дверь не поддалась. Зато неизвестный с другой стороны двери быстро объяснил, в чем тут дело:       — Магический замок не открыть просто так…       — Кто вы? — прошелестел Том, пальцами водя по двери, словно бы пытаясь ощутить этот магический замок.       — Ты понимаешь меня? — удивился невидимый пленник.       — Да. Ты змея?       — Нет. Пока что — нет.       Том нахмурился и прикрыл глаза, приложив ладони к центру двери. Сильный магический импульс прокатился волной по всему его телу, через сердце, в руки и затем в дверь. Та задрожала под натиском юноши, но спустя секунду с щелчком отворилась.       Толкнув тяжелую деревянную дверь, Мракс медленно вошел в небольшое помещение. Комната была практически пустой, если не считать одинокой кровати, стоящей в самом углу. Солнечный свет, проникающий из небольшого окна под потолком, наполнял пространство, заставляя светиться все вокруг. И сначала из-за этого казалось, что комната пуста, пока слабое шевеление на кровати не привлекло к себе внимание.       Затворив дверь, юноша сделал несколько неуверенных шагов в сторону кровати, рассматривая ее обитателя.       Девушка, молодая, может, немного за двадцать. В ее лице узнавались явные азиатские черты, придающие ей некую схожесть с фарфоровой куклой. Девушка была очень бледной, худой, с растрепанными темными волосами. Она смотрела на Тома, с трудом находя силы просто дышать.       Подступив ближе, Мракс заметил блестящую, пока еще телесного цвета чешую, которой была покрыта девушка. Когда-то темные глаза частично изменились, приблизив свой цвет к золотистому и сузив округлый зрачок до тонкой змеиной полоски.       — Кто ты? — повторил вопрос Том, опускаясь перед кроватью на одно колено.       — Мое имя… На… Нагайна.       — Как ты тут оказалась? — Том осторожно ладонью коснулся руки девушки. Холодная чешуя, совсем как у змеи.       — Я пришла в Хогвартс за защитой, но… Они меня заперли здесь. Сказали, что я слишком опасна, — девушка закашляла и сжалась, словно пытаясь свернуться в клубок, как это делают змеи. Том сжал руку девушки в своей руке, наблюдая за ней. Было в Нагайне что-то необычное. — Он сказал, что мой яд может быть полезен ему в дальнейшем.       — Ты — маледиктус? Они хотят, чтобы ты стала окончательно змеей?       Ослабевшая девушка кивнула, сжимая руку Тома в ответ. Тот опустил взгляд, раздумывая над тем, как ему поступить. С одной стороны, это было не его дело. Нагайна была ему никто, и все, что с ней происходит, его не касалось. Но с другой… Она была маледиктусом, что могло быть полезным. Это могло быть чертовски полезным для его плана касательно Харриса. Она могла стать ключом ко всем дверям в его нынешнем положении. Нужно было принять решение… Довольно простое, но при этом сложное.       — Как тебя зовут, мальчик? — прошептала девушка, из последних сил приподнимаясь и ладонью касаясь щеки Тома.       — Том Мракс, — змееуст перехватил ослабевшую руку и коснулся губами тонких пальцев, не отрывая взгляда от гипнотизирующих желтых глаз почти обратившегося маледиктуса.       — Том… спаси меня.

***

      — О, Том, вы сейчас ко мне? — Альбус Дамблдор приветливо улыбнулся, подходя к кабинету и тепло хлопая парня по спине.       — Да, сэр. Остались только вы, — змееуст рассмеялся и показал преподавателю бланк прохождения преподавателей. — Ну, и профессор Слагхорн скажет результат проверки завтра или сегодня вечером.       — Отлично. Значит, у нас будет время поболтать с вами. Проходите за первую парту, — волшебник похлопал Тома по плечу и оглянулся к остальным ученикам. — Проходите в кабинет! Сегодня, как я и обещал, вас ожидает небольшая проверочная. Но я уверен, что вы отлично с ней справитесь. По крайней мере, те, кто готовился…       Он подмигнул студентам, и те, весело смеясь, проследовали в кабинет, шумно обсуждая подготовку к проверочной. Кажется, некоторые совершенно не готовились, а другие, наоборот, готовились слишком тщательно.       Пока класс рассаживался на места, Том сидел за первой партой, нервно постукивая пальцами по столешнице, размышляя о встрече с маледиктусом.       Та девушка действительно страдала. И он так легко согласился помочь ей. Было то сострадание? Вряд ли. Была то корысть? Определенно. Но все же ему было жаль девушку. Жаль из-за несправедливости, что ее заперли в маленькой комнатушке и оставили там, словно пленника.       Была ли на то веская причина? Или это было сделано из тех, что и у Тома, корыстных побуждений? Он точно видел в ее памяти Дамблдора, говорящего: «Ради общего блага». Но что именно значит это «общее благо»? К сожалению, из-за нестабильного психического состояния Нагайна не могла дать молодому змееусту полную картину происходящего. А значит, придется догадываться самому.       — Итак, мистер Мракс, — Дамблдор, закончив раздавать указания другим студентам, сел напротив, поставив на парту несколько предметов: диадему, кубок, медальон, книгу, похожую на дневник и небольшой террариум с ручной змеей, подобной той, что была у Тома, — что вы думаете об этом?       — Простите? — Том непонимающе изогнул брови, взглянув на преподавателя. Он искренне не видел связи между этими вещами и уроком трансфигурации.       Мужчина странно улыбнулся и всмотрелся в глаза Тома, однако, наткнувшись на первый же барьер его сознания, не стал пытаться пробираться дальше.       — Давайте попробуем их видоизменить, — вернулся к теме их встречи Дамблдор, решив не уточнять, что он имел в виду. — Начнем, пожалуй, с медальона. Кстати, хотел уточнить один момент: в нашей переписке вы говорили, что без палочки легко обходитесь в боевой, защитной, практической-домовой магии, а вот трансфигурация вызывает у вас некоторые трудности. Они остались?       — Знаете, да, — Том взглянул на собственные ладони. — Я легко управляюсь с защитными чарами, с, как вы сказали, боевой магией. Но касаемо изменения внешнего вида других предметов… Я не всегда точно могу направить магию в них. С палочкой это получается куда лучше.       — Вы, кажется, пользовались палочкой мисс Блэк?       — Да, она очень комфортна для меня. Однако только в трансфигурации. В остальном — без палочки.       — Что ж, тем не менее, давайте попробуем, — Дамблдор кивнул и убрал в сторону ненужные предметы, предоставив Тому свободу для работы с медальоном.       Однако уже спустя пятнадцать минут стало ясно, что Том значительно преуменьшает свои умения. Он и без палочки проделывал с предметами то, что многие студенты не могли сделать, даже имея волшебную палочку.       Но Дамблдор понимал, что подразумевал Том, говоря, что у него этот вид магии получается хуже остальных. Ранее он, не задумываясь, использовал свои способности — это получалось рефлекторно, как дыхание. Здесь же приходилось контролировать магические потоки, не только когда они находились внутри тела, но и в дальнейшем, когда они переходили в сторонний предмет, до самого завершения заклинания.       — Знаете, мистер Мракс, — Дамблдор взял получившийся браслет из змеи, — у вас огромный талант к магии. И не скажешь, что все эти годы вашими учителями были книги и несколько студентов.       — Спасибо, сэр, — Том кивнул, с удовольствием наблюдая за предпоследней подписью в бланке обхода преподавателей.       — Но есть кое-что, что меня действительно волнует, — профессор вернул обходной бланк Тому и, отодвинув вещи в сторону, слегка склонился над партой, чтобы другие студенты не подслушали их разговор. — Ваше движение, Том. Оно набирает активную популярность среди студентов. Однако, с вашего позволения, мне кажется, вы движетесь не совсем в верном направлении.       — Что вы имеете в виду, профессор? — неприятное чувство, возникшее в животе, заставило Мракса насторожиться и с опаской взглянуть на рыжеволосого мужчину, который смотрел в ответ с явным беспокойством.       — Мне кажется, то, что вы затеваете, может в будущем принести вам и другим студентам большие проблемы в жизни. Возможно, я не прав, но, мне кажется, вы сами до конца не определились с конечной целью вашей деятельности, Томас. Месть? Привести магическое общество «в порядок»? Вернуть величие Слизерину? Чего вы на самом деле желаете? Даже не так, чего ВЫ желаете, Том?       Голубые глаза смотрели пристально, как обычно родители смотрят на провинившихся детей, дожидаясь от них признания в содеянном. Красные глаза смотрели в ответ холодно, не выражая никаких эмоций, закрывая своего хозяина от непрошенного гостя в голове.       — У меня есть цель, профессор. Но пока что я не могу ее открыть. Никому.       — Что же… Понятно. Поступайте, как знаете. Но я прошу вас, перестаньте вербовать студентов. Это может плохо закончиться.       — Конечно, сэр, — холодная улыбка скользнула по тонким губам, создавая непроницаемую дружелюбную маску.       Теперь Том был уверен, что Дамблдор не на его стороне. Он помогал лишь потому, что думал, будто сможет управлять им, сможет извлечь выгоду. Но мужчина понял, что выгоды тут не добиться, и довольно быстро отказался от него, продолжая играть роль друга. Для чего это ему было нужно? Или для кого?       Том покидал кабинет трансфигурации с неприятным послевкусием после разговора. Кроме того, остался нерешенный вопрос с предметами, которые он видоизменял. Кубок, медальон и диадема — легендарные предметы основателей факультетов, кроме дома Гриффиндор. Но тогда при чем тут змея и книга?       И снова множество вопросов оставалось без ответов. Это начинало откровенно бесить потомка Слизерина, и он был готов буквально придушить любого, кто добавит ему ещё больше загадок.       Уже позже, через несколько часов, сидя в столовой, Том размышлял о том, что увидел в голове у Нагайны, когда разговаривал с ней. Дамблдор — именно он посадил девушку в заточение, именно ему нужен был ее яд в будущем. Для чего? Конечно, Мракс слышал, что яд подобных существ очень ценный и намного опаснее яда любых других змей. Против него нет противоядия, и даже безоар до конца не сможет спасти получившего укус такой змеи.       Юноша бросил взгляд на преподавательский стол, рассматривая рыжебородого мужчину. С виду — приличный волшебник. Но что он несет в себе? Какие тайны и скелеты скрывает? Голубые глаза неожиданно обратились в ответ, словно бы вопрошая: «В чем дело?» Том лишь улыбнулся и вернулся к созерцанию своей тарелки.       — У тебя все хорошо? — Кеннет, сидевший напротив, вопросительно взглянул на Мракса, который разложил овощи в тарелке в кучки по цветам.       — Хм. Нет. Есть кое-что, что меня беспокоит.       — И что же? — живо отозвался сидящий рядом Альфард.       Том не ответил. Он молча приступил к обеду, мысленно возвращаясь к комнате, к Нагайне и продумывая, как можно вывести ее незамеченной.

***

      — Самюэль Поттер, мой Лорд, — юноша преклонил колено перед Томом и поднял к нему лицо, позволяя лидеру проникнуть в его голову и узнать все, даже самые потаенные мысли и сокровенные желания.       В Выручай-комнате сегодня было все так же многолюдно, но значительно тише. Прежнюю пустоту и зал для дуэлей заменили диваны, столы и кресла, стеллажи с книгами и пуфы около каминов. Среди присутствующих ребят не было дискриминации ни по факультетам, ни по чистоте крови. Все были объединены общим делом, а потому общались на равных, словно старые друзья.       Единственной фигурой, что сидела отдельно от остальных, был Том. Он расположился у одного из каминов, в стороне. Одолжив палочку Вальбурги, Мракс ставил подходящим к нему ребятам татуировки — знак принадлежности к «рыцарям». Конечно, тату получали не все. Прежде всего он забирался к каждому в голову, проверяя, насколько предан этот человек его идеалам. Были и недовольные, считавшие, что они обязаны иметь татуировку, но Розье и Лестрейндж быстро убалтывали их, говоря, что нужно лишь проявить себя, доказать, что не подведешь.       Вот и сейчас настала очередь Поттера, с которым Том познакомился утром, перед зельеварением. Парень пришел, как и обещал.       — Я вижу, что ты искренен в своих чувствах и разделяешь мои взгляды, Сэм.       — Да, Том. Я тоже считаю, что система магического общества похожа на старый сломанный механизм, в котором давно пора заменить большую часть деталей.       — Чудесно, — Мракс взял парня за запястье и ткнул концом волшебной палочки тому в кожу на предплечье, зашептав заклинание. В тот же момент две змейки вырвались из палочки, переплетаясь и обвивая руку под локтем.       Поттер следил за появлением татуировки как завороженный. Том мог догадаться, какую эйфорию тот испытывал, получая от него этот знак отличия. Кто бы из студентов Хогвартса ни подходил к нему, каждый с таким благоговением получал татуировку, словно бы она была орденом Мерлина и уж никак не меньше.       — Хм, Сэм, — Том оглянулся на других «рыцарей» и, заметив, что никто не обращает на них внимания, наклонился к Поттеру, чтобы придать разговору еще большей секретности. — Мне нужно незаметно вывести из школы одного человека. Учителя не должны об этом узнать… Ты не мог бы мне помочь?       — Могу, — карие глаза озорно блеснули. Кажется, этот гриффиндорец только и ждал возможности устроить какую-либо пакость для учителей. — У меня есть мантия-невидимка. Мы можем вывести этого человека с помощью нее. Никто, даже директор, не сможет увидеть человека под ней. Это особая мантия. Поговаривают…       Сэм боязливо оглянулся и, поднявшись, присел на небольшой пуф около ручки кресла, на котором сидел Том. Склонившись к лидеру, парень тихо заговорил, почти зашептав:       — Поговаривают, если так называемые «Дары Смерти» существуют, то эта мантия — одна из них.       — Дары Смерти?       — Да. Древние артефакты. Ты никогда не читал эту историю? Думаю, среди книг, что есть здесь, должна быть хоть одна… — Поттер извлек палочку из мантии и взмахнул ею в сторону книжных шкафов, проговорив: «Accio, сказки барда Бидля». Одна из тонких книг на верхней полке с легкостью перелетела весь зал и приземлилась точно волшебнику в руки. Тот незамедлительно протянул ее Тому. — Конечно, это всего лишь сказка, быль, но кто знает, может…       Мракс согласно кивнул, осмотрев книгу и откладывая ее на столик возле себя, чтобы забрать с собой в комнату и прочитать перед сном. Он никогда особо не интересовался магическими артефактами, однако, если вспомнить Хепзибу Смит, у нее хранилось много всяких древностей. Нужно будет заглянуть к ней, когда история с Харрисом закончится, и послушать разные истории о ее безделушках.       — Кстати, моя семья всецело тебя поддерживает. Мой старший брат, Генри, как-то устроил переполох в министерстве подобно тому, который устроил ты.       — Тогда, может, познакомишь нас как-нибудь?       Отправив Поттера хвастаться друзьям татуировкой, Том сделал знак рукой следующему претенденту немного подождать, а сам позвал к себе Альфарда. Блэк незамедлительно оставил разговоры с сестрой и пришел к Тому, садясь на пуф, на котором ранее сидел Сэм.       — Ал, что ты знаешь о Поттерах?       — Поттеры… — Альфард задумался, покосившись на гриффиндорского заводилу. — Сэм особо ничем не выделяется. Разве что в спорте хорош. А вот его родители и старший брат очень даже неплохи. Генри Поттер поднял суматоху в министерстве, когда публично осудил прошлого министра магии из-за запрета того помогать маглам в Первой Мировой. Тогда был неплохой такой скандал: все же Генри был работником Визенгамота. Насколько я знаю, это очень сильно ударило по положению его семьи в обществе. Поттеров после этого исключили из священных чистокровных семей. Правда, я могу что-то путать. Лучше уточни это у Бурги.       — Вот как, — Том весело усмехнулся, покрутив в руке палочку Вальбурги. — Думаю, нам нужно будет посетить Поттеров и укрепить с ними связь. Они нам еще ой как пригодятся…       — Думаешь? — растерянно отозвался Ал и оглянулся на толпу ребят в мантиях с алым воротом. — Ну, ладно… Хотя я пока не понимаю, к чему ты клонишь.       — Увидишь. Всему свое время. А пока зови следующего. Хочу уже поскорее закончить с раздачей «змей».       — Кстати, я подумал, — Альфард поднялся, улыбнувшись, — надо бы «рыцарей» уже переименовать. А то у нас появляется уже целый полк солдат.       — Хорошо. Подумайте с ребятами над названием.

***

      — Я посмотрел ваше зелье, Томас. Оно невероятно! — Слагхорн обошел учительский стол и поспешил пожать Мраксу руку.       Профессор зельеварения пригласил его вечером того же дня после ужина. По его взбудораженному виду Том понял, что разговор пойдет о зелье, а потому поспешил на встречу. Ведь, кроме выслушивания похвал, у него тоже было к профессору одно дельце. Пока Гораций ходил взад-вперед, рассуждая о прорыве в такой великой науке как зельеварение, которое совершил его почти-ученик, Мракс присел за первую парту, с легкой улыбкой наблюдая за мужчиной, подперев голову рукой.       — В общем, Томас, мальчик мой, не хотели бы вы подать прошение на регистрацию вашего усовершенствованного «бодрящего зелья»? — наконец закончил свою тираду Слагхорн, развернувшись на пятках и посмотрев на юношу.       — Я не против, — улыбнулся парень, кивнув. — Вы можете сделать это от моего имени?       — Ох, почту за честь, Томас, почту за честь… Но мне кажется, ваши мысли сейчас далеки от «бодрящего зелья»?       — Вы правы, сэр, — парень хитро улыбнулся, тоже поднимаясь и отходя к камину, рассматривая стоящие на нем часы. — Профессор, подскажите, есть ли зелье, способное замедлить действие проклятия оборотня? Я говорю не о полноценных оборотнях, которые обращаются в полнолуние, а о ком-то вроде… Маледиктуса. Не знаете?       Слагхорн задумчиво нахмурился и завел руки за спину, покачиваясь на пятках. Несколько минут он думал, а потом все же заговорил, тоже взглянув на магические песочные часы:       — Хм, есть одно. Конечно, вылечить проклятие нельзя, но отсрочить примерно на полгода, думаю, зелье вполне способно. Но оно непростое в приготовлении, и его ингредиенты…       — А где я могу найти рецепт этого зелья?       — Вы хотите его приготовить для кого-то? — Слагхорн охнул и с подозрением взглянул на Тома.       Тот шкодливо улыбнулся, словно ребенок, задумавший какую-то маленькую, но милую пакость, и повернулся к профессору, не сводя с него красных огоньков-глаз, в которых отражалось пламя из камина.       — Мой друг попал в такое положение. И, прежде чем до конца обратиться, он хочет успеть сделать еще несколько дел. Я не могу отказать ему в просьбе. Поэтому и хотел попробовать изготовить зелье…       — Это очень сложное зелье, мальчик мой, очень… Его не каждый профессионал сможет приготовить…       — А вы, сэр?..       После разговора с преподавателем зелий Том спешил вернуться в гостиную факультета с предвкушающей усмешкой на лице. Если Слагхорн приготовит зелье и он, Том, сможет вывести Нагайну из школы, то план, который он составил в своей голове, должен был идеально сложиться. Хотя и оставались моменты, за которые он опасался. Все же та запланированная операция была чертовски опасна. Он рисковал буквально всем. Оставалось надеяться, что со стороны маглов Милена и Рубенс не подведут.       Быстро вернувшись через подземелье в гостиную Слизерина, Том обнаружил ее полупустой. Многие уже ушли спать, включая «рыцарей», а потому и он не стал задерживаться и отправился в комнату к Розье и Лестрейнджу.       — Не спите? — Том скинул плащ и стал снимать галстук и запонки с рубашки.       Розье, сидевший над докладом, молча покачал головой, а Лестрейндж лишь фыркнул, углубляясь в чтение учебника. У обоих парней был последний, выпускной год, а потому все чаще их можно было заметить за учебниками или конспектами, повторяющими тот или иной материал к уроку. Отвлекать их смысла не было, а потому, умывшись ко сну и переодевшись, Том забрался в постель, взяв сказки барда Бидля и погружаясь в чтение.       Открыв тонкую книжонку, он быстро пролистал ее до «Сказки о трех братьях» и, устроившись поудобнее, принялся читать. Сказка оказалась короткой. Намного короче, чем Том рассчитывал. И эти «Дары» казались просто частью истории, чем-то, что не может просто существовать, чем-то…       Парень замер, проводя пальцами по старым страницам книги. На фоне текста, еле видимо, проглядывался знак: треугольник, круг и черта. Мракс не обратил бы никогда на него внимания, если бы не последние новости о волшебнике Грин-де-Вальде, который, по слухам, также использовал этот знак.       «Так значит, он тоже верит в существование даров?» — Том закрыл книгу, откладывая ее на прикроватный столик, и принялся снимать часы и кольца с рук, как в очередной раз остановился, не донеся перстень до прикроватной тумбы. Он чувствовал, как сердце начинает бешено колотиться где-то в ушах, заставляя бешено соображать.       Его кольцо, точнее, кольцо деда, ничем не примечательное, из дешевого металла и с простым речным камнем. Но на нем высечен всё тот же символ — треугольник, круг, черта. Мог ли знать Марволо Мракс о существовании даров? Мог ли быть одним из тех, кто искал их? Как же Том раньше не заметил этого знака на перстне? А может, и заметил, да только не придал ему значения?       В очередной раз так много вопросов и так мало ответов.       Хорошо, что рисунок на перстне был почти не заметен, так что его не примут за сторонника Грин-де-Вальда. Однако с этих пор ему стоило быть осторожнее.       Тонущее чувство. Темнота, поглощающая тебя, словно бы погружаешься в холодную воду, задыхаешься. Вода пробирается в твои легкие, наполняет их, а затем и всего тебя. Свет над поверхностью водной глади становится все дальше, а ты опускаешься все ниже, пока с беззвучным стуком не касаешься дна, а света не остается вовсе. Мрак и холод царит на глубине. И ты — его часть.       Существуешь ли ты еще на этом холодном темном дне? Многие существуют, превращаясь в донных рыб, освещая себе путь тусклым светлячком-надеждой, даже не догадываясь, что зло притаилось где-то рядом, за этим светом, словно удильщик, ожидающий наивную добычу.       Лежа в этой давящей тишине, начинаешь невольно думать: «Кто я? Что я есть? Есть ли я вообще?»       И так продолжается до тех пор, пока твое «я» не исчезает вместе с тобой, не растворяется в этой тягучей тьме.       — Найди Тайную комнату… Там тебя ожидает подарок, наследник мой, — шепот, леденящий, хватающий по одной букве и медленно возвращающий имя, фамилию, само существование.       — Том! — резкий шлепок по лицу заставил Мракса со вскриком сесть. Вокруг уже не было темноты. Тусклый свет свечей наполнял комнату, по спине катился холодный пот, а напротив виднелись два бледных и не менее испуганных лица.       — Что с тобой? — Лестрейндж внимательно вгляделся в его лицо. Кажется, он был напуган, как и Розье, стоявший за его спиной. — Ты вдруг начал задыхаться во сне… Мы думали, что ты сейчас… Что ты…       — Ты весь мокрый, — Розье, стоявший за спиной Эмерсона, подошел к Тому, ладонью касаясь холодного лба. — Какой-то приступ? Раньше такое бывало?       — Не… Не трогай меня! — вскрикнул Том, но тут же почувствовал, что больше не может произнести ни слова. Сердце до сих пор нервно билось груди, до сих пор не хватало воздуха из-за несуществующей воды в легких. Он захлебывался в ней и не до конца осознавал, что все это лишь остатки сна. Вместо фигур друзей появились какие-то черные тени. Сердце сдавливало все сильнее, а легкие вновь тяжелели, утягивая его куда-то в глубину.       — Включи душ, Крокус, — Эмерс тряхнул Тома за плечи, вновь отвешивая ему пощечину, заставляя во второй раз очнуться от кошмара.       Розье кивнул и быстро покинул спальню, заходя в ванную и регулируя душ. Лестрейндж оглянулся на дверь, а затем повернулся к парню и мягко ладонью провел по щеке, по которой пару минут назад ударил. Он совершенно не понимал, что творится с Томом, но ни врачей, ни преподавателей звать нельзя. Ведь если они с ребятами правы, то где-то здесь бродит человек, желающий навредить Тому.       — Идем, тебе стоит освежиться, — Эмерс помог тому выбраться из-под одеяла и дойти до ванной. Мальчишку сильно трясло, а потому слизеринцу пришлось помочь ему с одеждой и буквально затолкнуть в душевую кабину.       Холодная вода была словно очередная пощечина, но на этот раз более действенная. Голова сразу протрезвела, а прежний страх, сковывающий сердце, пропал. Том уперся руками в стены душевой и судорожно вздохнул, подставляя лицо под струи воды. Что это был за кошмар? Впервые снилось что-то подобное, что-то настолько реальное.       Разве что было нечто похожее однажды… В момент встречи с Салазаром, когда Том возвращал магию и когда его разорвали предки.       Рефлекторно Мракс коснулся сердца, куда при возвращении магии входила магическая золотая нить. Но, как и ожидалось, ничего не обнаружил. Мог ли этот сон быть приветом от его предков? Кажется, перед самым пробуждением он слышал голос. Он что-то сказал. Но что?       Том выключил воду и, пошатнувшись, вышел из душа, обернув бедра полотенцем. Лестрейндж, что все это время сидел в ванной, обеспокоенно посмотрел на него. В любой другой бы ситуации он опустил бы шутку по поводу того, что наблюдал за ним в душе, но сейчас внешний вид друга его пугал.       Змееуст подошел к зеркалу и взглянул на себя. Бледный, худой, с ярким следом на щеке. Кажется, Эмерс слегка перестарался с ударом. Главное, чтобы наутро синяк не появился.       — Сколько сейчас времени?       — Одиннадцать… Двенадцатый час, — Лестрейндж поднялся, через отражение в зеркале наблюдая за сменившимся на удивление выражением лица Тома. — Ты положил книгу и лег спать. А через минуту начал задыхаться.       — Этого не может быть, — Мракс помотал головой и провел ладонями по лицу и волосам.       — Что тебе приснилось? — Лестрейндж подошел ближе, положив ладонь на спину Тому, но тот дернулся, словно ошпаренный, сначала посмотрев на него испуганно, а затем уже более осознанно. — Том?       — Эмерсон… — выдохнул лидер, медленно подходя и утыкаясь мокрым лицом в плечо старшекурсника. — У меня, кажется, начались галлюцинации.       — Галлюцинации? — Эмерсон осторожно обнял худые плечи, поднимая взгляд к зеркалу и замечая на спине Тома алые полосы, словно бы шрамы от когтей. Они медленно бледнели, растворяясь и сливаясь с кожей. — Тогда и у меня тоже. Том, что с тобой творится?       — Я не знаю, Эм. Я не знаю…
Примечания:
Небольшие пояснялки:

Сэм Поттер - ОС персонаж, двоюродный дед Джеймса Поттера (если брать за основу, что Генри Поттер - дед Джеймса)

Нагайна - т.к. пока неясно, что там по фильму, у меня девушку Дамблдор оставил в замке как пленницу

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

Ещё по фэндому "Гарри Поттер"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты