Сенсация

Гет
NC-17
В процессе
81
Награды от читателей:
81 Нравится 125 Отзывы 20 В сборник Скачать

15. Глава, в которой я сильная и самостоятельная, но не долго.

Настройки текста
      Здание устояло.       А вот я еле удержалась на ногах.       Фолл говорил, что я считаю себя волком-одиночкой, и я не спорила, — это было похоже на правду.       Но, на самом деле, впервые по-настоящему одинокой, я почувствовала себя только в тот момент, когда за ним закрылась дверь, а я осталась в редакции, стоять посреди коридора и бессмысленно ловить ртом воздух.       Казалось, что вся моя жизнь была только подготовкой к этому моменту. Будто я в некой игре, постоянно выводящей меня на новые уровни одиночества. И на открывшемся этапе я была не просто одна, а даже меньше того. Верила бы в судьбу, посчитала бы, что Макс появился только для того, чтобы потом уйти, вырвав из меня кусок, сделав менее целой и куда более слабой.       Очень хотелось плакать, но слёз не было.       Зато, в голове с устрашающей скоростью проносились картинки, совсем недавно являвшиеся моей реальностью.       Как будто сам мозг хотел мне сделать ещё больнее. Хотя куда уж.       Залитый солнцем лес, стволы сосен, отражающие свет и будто окрашивающие сам воздух в тёплые тона. Фолл, тянущий меня за руку по каким-то, одному ему видимым, тропинкам, чтобы в итоге привести к лесному озеру. Красиво так, что дыхание замирает.       Он обнимает меня, стоя сзади, бесцеременно забирается теплыми ладонями под куртку и свитер.       — Давно хотел спросить, — его дыхание чуть шевелит волосы у меня на макушке, — Как ты относишься к сексу в воде?       — В декабре? — уточняю я, прислоняясь к нему, откидываю голову ему на грудь, так, чтобы видеть лицо.       Улыбается ехидно и чуть лукаво, неопределенно пожимает плечами:       — Я просто заранее строю планы на лето.       Гостевой домик стаи. Непроглядная темень за маленьким окном, занавешенным трогательными ситцевыми шторами в горошек. Воздух прохладный, но я вся горю от недавно пережитой близости. Кутаюсь в его объятия, утыкаюсь носом в ложбинку между плечом и шеей. Гладит меня по голове, шепчет какие-то глупости. Не слышу и половины. Снова говорит, что ему нравится мой запах. Машинально «угукаю», но потом решаю уточнить.       — И чем я пахну?       Ненадолго замолкает. Чувствую, как поднимается его грудная клетка, вбирая воздух.       — Морем. И ромашками.       — Странное сочетание, — отстраняюсь, чтобы посмотреть на него, — Ромашки не растут на морском берегу.       — Хм. Знаешь, кажется, есть ещё один оттенок запаха. Как я сразу не заметил… — он хмурится, пытаясь скрыть улыбку, но удается из рук вон плохо, — Маленькой зануды.       — Дед, опять потчуешь Эн сказками? — Макс заходит в магазин, стряхивая капли растаявшего снега с куртки. Он только вернулся из города и, не найдя меня дома, отправился сюда.       — С волками жить — знать волчий фольклор, — улыбается Конрад, подмигивая мне. Я хихикаю и делаю последний глоток душистого обжигающего чая.       — Может быть, — с видимым сомнением отвечает Макс, — Но, я всё равно её забираю.       Выходим вдвоём на улицу. Мелкие снежинки кружатся в свете ледяных далеких звезд. Отходим на пару шагов от магазина, и он останавливается, притягивает меня к себе.       — Ты холодный, — пытаюсь протестовать, когда подбородок касается его кожанки.       — Впервые слышу, — хмыкает оборотень и расстёгивает молнию. Под курткой — футболка и жар тела. Обнимаю его талию, поднимаю голову. Наклоняется, касается кончика моего носа мимолетным поцелуем, я фыркаю и приподнимаюсь на мысочки. Дотрагиваюсь губами до его губ, слегка прикусывая нижнюю. Он углубляет поцелуй, плавно прижимая меня к себе. Прерывается, чтобы с улыбкой тихо проговорить:       — Прекращай совращать меня. Я просто хотел поздороваться.       Улыбаюсь, поправляя прядку светлых волос, упавшую ему на лоб:       — Тогда, привет.       — Вы всегда были так дружны с Одри и Ральфом? — я рассматриваю снимок, изображающий всех троих в каком-то походе на фоне замшелой скалы.       — Ну… — Макс отрывается от планшета, кидает взгляд на фото в рамке на стене, — Когда выросли — да. А так, разное было. С Ральфом мы, вообще, не общались несколько лет.       — Как это? — я поворачиваюсь к нему, удивленно поднимаю брови, — Почему?       — Когда-нибудь расскажу, Львёнок. Не сейчас, — он возвращает внимание к девайсу, и я понимаю, что большего сегодня точно не добьюсь. Но это «когда-нибудь», звучащее как обещание будущего вместе, греет душу.       Последняя история случилась позавчера.       И от этого было просто невыносимо.       Сделав пару глубоких вдохов, я попыталась успокоиться. Поймала себя на мысли, что это всё выглядит как воспоминания об отпуске. Было круто, но я же изначально знала, что мы здесь не навсегда, верно?       Пальцы рук начали мелко подрагивать, внутренности скручивало тошнотой.       Я покачнулась и боком прислонилась к кирпичной стене коридора. Прижалась виском к холодной поверхности. Стали слышны приглушенные звуки из подвала — рычание и лязганье цепи.       Странная штука: то, что мой коллега превратился в серого волка — не смущало.       То, что меня бросил другой серый волк — очень.       На удивительные вещи, конечно, способна человеческая психика. Привыкнуть к оборотням и вампирам — да запросто. А вот…       Я одернула саму себя.       Сделала ещё несколько вдохов и выдохов.       В конце концов, это ненормально, что произошедшее меня практически уничтожило на месте.       Не здоро́во.       Так что, может, и к лучшему, что всё закончилось? И хорошо, что сейчас, а не позже, когда я, наверное, уже и дышать бы без него разучилась.       В первой редакции, где я работала, у меня был наставник. Фотограф Брюс Браун.       Позже я поняла, что снимки он делал очень посредственные, но тогда казался гуру. Небожителем от мира фотоискусства. Он увлекался восточными единоборствами, «Звездными воинами» и какой-то замысловатой философией. Я знала её название, но забыла.       Примечателен Брюс был тем, что ко всем поздравлениям с праздниками, неизменно добавлял: «И помни, кто ты».       Учитывая, что я, как раз, собиралась это хорошенечко забыть, его слова нервировали.       Потом он уволился, а я вскоре ушла в другое издание. Было много всего. Но эта фраза — «Помни, кто ты» — почему-то засела в голове. Перестала раздражать, обтесалась о собственные мысли, встала важным кусочком пазла в картину миру.       Я знала, кто я.       Но, благодаря появлению Макса, почему-то стала забывать. Стало не нужно быть сильной. Нелепо — самостоятельной. Совсем ни к чему — отстраненной, закрытой и колючей. Чёрт, я подпустила его так близко, что даже выдала эту историю десятилетней давности, — окончательно расклеилась.       Это действительно нужно было прекращать.       Думаю, и мой отъезд из стаи без предупреждения, помимо прочего, был отчаянной бессознательной попыткой вернуться к прежней себе. Свободной, той, кому никто не указ.       В конце концов, что может быть хуже потери самой себя?       Внутренний голос неуверенно предположил, что простое счастье и близкий человек рядом — неплохая награда за небольшие изменения.       Если бы он был материальным и мог выбраться из моей головы, ему бы не поздоровилось.       Я плавно отделилась от стены. Расправила плечи.       Вышла из здания.       И увидела Макса.

***

      На улице было предрассветно-сумрачно. Редкие машины проезжали по пустому шоссе рядом, мусор, ещё не убранный дворниками, шуршал и скрёбся о серый асфальт.       Фолл стоял в паре метров от входа в редакцию и разговаривал с какой-то блондинкой.       Я, конечно, знала, что один он не останется. Но не так же быстро! Посмотрела на часы.       Просто супер.       Десять минут назад пожелал мне всего хорошего, а теперь — вот. Метеор.       Дверь за спиной захлопнулась с мягким щелчком, и оба повернулись ко мне.       Глаза девушки полыхнули красноватым отсветом, и я поняла, что не так уж всё однозначно.       — Это она? — на мраморно-бледном лице заиграла хищная улыбка.       — Нет, — резко ответил Макс, пока я медленно спускалась с крыльца и пыталась понять, что там, вообще, происходит.       — Да брось, волчок, — блондинка проговорила это почти ласково, мурлычущим грудным голосом, — А, по-моему, очень похожа. Милая, — она обратилась ко мне, поймала взгляд, — Подойди, пожалуйста.       Я растерялась. Дамочка явно была вампиром. И, вероятно, гипнотизировала меня. Значит, надо было поддаться? Или нет?       Я сделала несколько шагов в их сторону, поравнялась с Максом.       — Ближе, — мягко улыбнулась она, склонив голову на бок и глядя мне прямо в глаза.       — Нет, — Макс вдруг жёстко ухватил меня за запястье пальцами и дёрнул за руку так, что я оказалась у него за спиной.       — Что ты… — я не успела ничего понять и чуть не впечаталась в него носом.       На фоне недавних размышлений о том, какая я теперь буду сильная, смелая и самостоятельная, это было просто максимально нелепо.       — Это не она, Моника, — в голос Макса просочилось предупреждающие низкие нотки. Я попыталась высвободить руку, но он только сильнее её сжал.       — Интересно, кто она тебе, раз ты так разнервничался, — вампирша снова улыбнулась, чуть обнажив заостренные края клыков, покосилась на светлеющее небо. Видимо, понимала, что при свете дня с оборотнем ей не справиться, — Но, думаю, скоро мы это выясним. Кстати, — снова обратилась ко мне, — Думаю, девочка, на которую не действует гипноз, это всё же ты, милашка. Заходи во «Вкус ночи», тебе там будут рады, — она подмигнула и, наградив Фолла последним неприязненным взглядом, исчезла. Я бы сказала, что растворилась в воздухе, но, судя по всему, просто воспользовалась своими вампирскими супер-быстрыми движениями.       — Тварь, — выплюнул Макс и, наконец, отпустил меня, — Спешит забиться в свой склеп до первых петухов.       — Эм-м… — я всё ещё была растеряна и ничего не понимала. Макс окинул меня суровым хмурым взглядом, задержал его на порозовевшем запястье, которое я машинально растирала. Недовольно выдохнул:       — Пойдем.       — Куда?.. — еле-еле склеившаяся картина мира, помогавшая не свихнуться пару минут назад, вновь рассыпалась на сотню, не подходящих друг к другу, осколков.       — В машину, — буркнул Макс и первым двинулся к обочине шоссе.       Я не собиралась, честно. Но всё равно пошла за ним.       — Что происходит? Ты разве не сказал мне отправляться на все четыре стороны? — я спросила это с вызовом, обидой и прочим положенными эмоциями в голосе. Немного портило ситуацию, что параллельно с вопросом, я уже пристегивалась, сидя в его машине.       — План поменялся, — Макс плавно выехал на дорогу, втопил педаль в пол, — Теперь не на все четыре, а в одну, — он выдержал паузу, скосил на меня взгляд, не предвещавший ничего хорошего. Но, вроде, и ничего плохого, — К Виктору.       — К Ви… Кому?! — я подпрыгнула на сидении, ремень дёрнулся и жёстко зафиксировал меня на месте, — Я не поеду к нему! Какого хрена, Макс? — сказать по правде, Виктора я боялась очень. Даже не могу подобрать приличествующее случаю выражение. Это была превосходная степень страха, какими словами её ни называй.       — Уже едешь, — бессовестно спокойно выдал Фолл, и я почти зашипела от бессилия.       — Зачем?       — Вампиры ищут девушку, на которую не действует гипноз, — ответил он после недолгой паузы, — И, как видишь, нашли.       — А Ван Арт-то тут причем?       Чтобы посмотреть на меня как на дуру, он оторвался ненадолго от дороги:       — Даже не знаю. Может, вспомнит подходящие случаю анекдоты.       — Макс… — я протянула его имя с усталой укоризной и откинула затылок на подголовник.       — Пусть разберется со своими сородичами и узнает, что они хотят, — снизошел он до пояснения.       — Подожди… — я резко повернула к оборотню голову, абсолютно неуместно отметив про себя красоту точеного профиля, — Тогда ему придется рассказать, что меня видел Эдгар. Там, в особняке.       — Значит, придется, — спокойно подтвердил он. Я тихонечко взвыла:       — Это какая-то мелочная месть? За то, что поехала с Тревором?       — Вообще-то, это единственный способ спасти твою несносную задницу. Но можешь думать, как хочешь. А ещё, — он побарабанил пальцами по рулю, вклиниваясь в затор, — То, что тебя ищут вампиры Итана Вуда, может иметь отношение и к Мие.       — Кто такой Итан Вуд? Какое отношение к Мие? — эти вопросы я выбросила в воздух просто для галочки, не слишком рассчитывая на ответ. Его и не последовало.       Через некоторое время попробовала ещё раз:       — А Моника эта? Кто она? Откуда взялась у редакции?       — Моника — вампир, — сквозь зубы поделился очевидным Фолл, — А вот откуда она взялась — отличный вопрос.       — Всё ещё злишься на меня? — спросила невпопад, но раз уж он готов отвечать на вопросы…       — Конечно, — твердо и категорично, я поёжилась.       — Тогда почему возишься со мной?       — Дурак потому что, — буркнул он, и мне показалось, что я ослышалась:       — Что?       — Эн, отстань, а?       — Ну уж нет. Ты опять куда-то везёшь меня против моей воли. Хотя только что рекомендовал «поступать, как знаю». Это не логично, Фолл. Я… — голос дрогнул, и я прикусила губу, — Я, вообще, тебя уже похоронить успела. Мысленно.       — Быстро, — безразлично констатировал Макс.       — А чего тянуть…       В салоне снова повисла тишина. Но у меня так и зудело продолжить разговор и добиться от него хоть чего-нибудь.       — Знаешь, я вот уверена, что Мия тоже часто делает что-то по своему усмотрению, что идет в разрез с вашими представлениями о том, как надо… И ей это явно сходит с рук.       Почему-то это вывело его из себя. Более-менее спокойный волк, внимательно разглядывающий красные огоньки машин в пробке перед собой, и слушавший меня в пол уха, неожиданно резко хлопнул ладонью по рулю и повернулся ко мне:       — Причем тут, на хрен, Мия?       Я слегка опешила и, на всякий случай, поближе придвинулась к окну. Его энергетика давила. Я буквально чувствовала, кипящую в жилах Макса, ярость.       — Мия, хотя бы, лезет на рожон ради всеобщего блага и из долбанного чувства справедливости, — он чуть понизил голос, но от этого тот стал ещё более устрашающим, — И враньё Мии — проблема Ван Арта. Если его это устраивает, или нравится играть в строгого учителя с нерадивой ученицей — мне плевать, это их дело.       Я поёжилась. Проговорила медленно, глядя в лобовое стекло перед собой и совершенно не видя, что за ним происходит:       — Ну, тогда хорошо, что мы выяснили, что не подходим друг другу.       — Очень хорошо, — бросил он вообще без паузы.       Я отвернулась к окну.       Если мы что-то в тот момент и выяснили, то явно не то, о чем говорили.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Клуб Романтики: Рожденная луной"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты