Несостоявшийся курортный роман +79

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Noblesse

Основные персонажи:
М-21, Юрий
Пэйринг:
Юрий/М-21
Рейтинг:
G
Жанры:
Юмор, Повседневность
Размер:
Мини, 20 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Два нечеловека слишком любят играть словами, чтобы отказаться от стоящего противника, даже если это смертельный враг.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Постканон, вольное обращение с характерами, тасование фактов из реальной жизни.Немного мата. Обоснуй – помним, скорбим.
Написано на 2-й тур Ноблесс-феста
7 июля 2013, 11:14
Экран ноутбука мерцал в темноте жаркой июльской ночи. Заставка с песчаным пляжем и освежающим даже в электронном виде морем манила к себе. Так и хотелось, плюнув на все законы физики, нырнуть внутрь экрана и оказаться сразу в воде. Или хотя бы, вспомнив о реальности, снять с себя всё, что только можно, кожу в том числе. Хотя Юрий не был сторонником таких радикальных мер.
Побарабанив пальцами по столу, бывший сотрудник Союза, а ныне всего лишь офисный работник одного всемирного конгломерата решил, что ему пора в отпуск. В такую жару напрягать мозги для мелочей, как эта работа, не хотелось. Да и скучно уже, особенно после художественных заданий сначала доктора Айрис, потом доктора Кромбеля. Хотелось развлечений, хлеба и зрелищ. Желательно на берегу океана или хотя бы около бассейна с чистой водой.
Взяв телефон в руки, Юрий равнодушно пролистнул список контактов, решая, хочет ли он поехать с кем-нибудь из своих пассий. Ни одно имя не вызывало никакого положительного отголоска в душе, только глухое раздражение. Значит, он едет один.
Отложив сотовый в сторону, Юрий открыл окно браузера и забил в поиск лучшие курорты мира. Конечно, выбор перед ним был огромный, тем более за деньгами дело не стояло. Но не хотелось натолкнуться на кого-нибудь из бывших союзников, недобитых модифицированных или, тем паче, ноблесс.
Довольно прищурившись, Юрий начал неторопливо и с чувством выбирать место для отдыха, просматривая все предложения, которые хоть чем-то, но понравились. Следующим же вечером он садился в самолёт и прощался с опостылевшими местами на несколько недель вперёд.

***


Единственное, что не устраивало Юрия в перелётах на общественных самолётах – это соседство. Даже в первом классе рядом неизменно кто-то оказывался, а заказывать личный самолёт ради нескольких часов в воздухе? Юрий считал это чрезмерным снобизмом и предпочитал перетерпеть.
Впрочем, стоило ему зайти в самолёт, как настроение сначала резко скакнуло вниз, а затем, немного подумав, неторопливо поползло к отметке отлично. Кто бы мог предвидеть, что он полетит вместе с…
– Какая встреча, – приветливо улыбнулся Юрий, глядя прямо в расширившиеся от ярости и удивления серые глаза. – Честное слово, совершенно не ожидал тебя здесь увидеть.
– Какого чёрта ты здесь делаешь? – сдавленно прошипел М-21, не рискуя орать в полный голос. В округе находилось слишком много людей, ни к чему привлекать к себе излишнее внимание. А если он вдруг будет с руганью выталкивать из самолёта презентабельного мужчину, никто не поймёт.
Уж в чём в чём, а в том, что Юрий сумеет прикинуться ничего не понимающим человеком, М-21 был уверен.
– У меня отпуск, и я решил провести его на берегу моря, – невозмутимо отозвался Юрий, садясь рядом. Кейс – единственный багаж, который он удосужился взять – был положен на колени.
– И что, неужели тебя устроил столь дешёвый курорт? – издевательски протянул М-21, успевший справиться с первым изумлением. Машинально это отметив, Юрий мысленно улыбнулся. Отдых обещал быть гораздо более… интересным, чем он думал в начале. Кажется, он всё же нашёл себе приятную, хоть и опасную компанию на несколько недель.
– К твоему сведению, Хорватия считается элитным местом, и кто попало, – тут Юрий одарил М-21 насмешливым взглядом, – туда не ездит. Представления не имею, что забыл там ты.
– Да уж, попал я, так попал. Лечу невесть куда, да ещё и чёрт знает с кем, – бросил М-21, но тут же притих и выдавил из себя дежурную улыбку стюардессе, которая только что подошла. Та вежливо осведомилась, не желают ли господа чего-либо выпить, те, не сговариваясь, отказались. Оказалось, оба успели пропустить не только инструктаж, но и сам взлёт.
– Соблюдаешь обет трезвости? – поинтересовался М-21 насмешливо.
– А ты боишься ослабить контроль от одной рюмки чего-то, крепче воды? – в тон отозвался Юрий.
– Боюсь поперхнуться под твоим завистливым взглядом.
– С чего бы мне завидовать?
– Ну, как же, столько лет на Организацию работать, а так и пить не научился.
– Вообще-то мы говорили о тебе, – мягко заметил Юрий.
– Видишь ли, я слишком хорошо воспитан, чтобы с малознакомым человеком говорить исключительно о себе. Куда лучше узнать немного больше о собеседнике, ты так не считаешь?
– Ну что ты, мы с тобой неплохо знакомы с нашего прошлого места работы. И там именно вам не дозволялось отступать от некоторых правил.
– Хочешь сказать, – изобразил удивление М-21. – Ты отливал спирт у Кромбеля или Айрис, пока они не видели? Вот уж не знал, что ты мелкий воришка…
– А ты мальчишка, сидевший на наркотиках, – негромко произнёс Юрий, понизив тон и слегка наклонившись к уху модифицированного. Последние слова М-21 слегка задели его, и он решил, что может позволить себе в ответ пройтись по чему-нибудь больному.
М-21 замолчал и на мгновение стиснул зубы так, что скулы побелели. Впрочем, подлокотники кресла он сжимать не стал, как отметил про себя Юрий, видимо, боялся не рассчитать силы. Такая реакция на свои слова приятно порадовала. Юрий вообще не любил, когда его игнорируют, да ещё и хамят в ответ, поэтому не намерен был отступать.
– Зато я не был каннибалом, как некоторые. Ах да, прости… Это же у нас Айрис увлекалась такими вещами? – ухмылка М-21 напоминала оскал. – А ты же продукт Кромбеля, так что тоже, как и я, сидел на чём-то тяжёлом. Ты ведь как эксперимент появился раньше, чем я, а, значит, и опыта у нашего незабываемого доктора было меньше.
– Зато мною он занимался куда дольше и тщательнее, чем тобой. Неужели ревнуешь, что тебе, как «младшенькому братику», досталось куда меньше «отцовской любви»? – Юрий с интересом посмотрел на оторопевшего М-21, наслаждаясь только что придуманной шуткой.
– Не вижу смысла завидовать вниманию мужчины, – моментально нашёлся М-21, жалея, что не может начистить рожу Юрию прямо здесь. И так приходилось принижать голос, чтобы их никто не услышал.
– А вот это зря, – предвкушающее протянул Юрий, вставая. – Мужчины в некоторых вопросах гораздо интереснее женщин. Не так приедаются, если быть точнее, – наклонившись к самому уху М-21, добавил он.
– Извращенец, – процедил модифицированный, провожая взглядом удалившегося Юрия. Хотелось выпить. Но из-за одного ублюдка теперь это выглядело бы смешно, так что М-21 попросил себе хорошо прожаренный стейк и, распиливая его, представлял на этом месте Юрия. Становилось чуть легче.

***


Сходили с самолёта оба с некоторым облегчением. Всё же окружавшие их люди накладывали слишком много ограничений, а здесь, на земле, можно было бы даже ввязаться в драку. Впрочем, несмотря на всё своё желание, М-21 понял, что не сделает это. По-крайней мере пока они не уедут из Хорватии. Их чёртова словесная дуэль, продолжавшаяся почти всё время перелёта, дошла до точки, когда банальный мордобой будет проигрышем. Теперь модифицированному было просто необходимо победить Юрия словесно, не прибегая к аргументу кулаков.
Юрий же вообще не планировал драться с М-21. Если в начале, когда они увидели друг друга, планы только начали сформировываться, то теперь они приняли окончательный вид, и в нём не было пункта убийства или причинения тяжких телесных повреждений. М-21, сам о том не догадываясь, зародил куда более привлекательную идею.
– Море, это замечательно, ты так не считаешь? – жизнерадостно поинтересовался Юрий, вдыхая чистый воздух. Несмотря на аэропорт и машины, им всё равно дышалось легче, чем тем, что был в мегаполисе.
– Увы и ах, ничего не могу сказать. Я там не был, – насмешливо отозвался М-21, предвкушая. Судя по тому, что Юрий не развернулся на 180 градусов, стоило им приземлиться, и не ушёл, он был намерен продолжать встречу. Только не знал об одном маленьком факте…
– Боже, какой ужас! Тогда я просто обязан устроить тебе экскурсию по этим дивным местам.
– Прошу простить, но у меня автобус через двадцать минут, – не скрываясь, ухмыльнулся М-21, закидывая сумку на плечо. – Надеюсь, что больше мы не встретимся.
– Так ты не здесь отдыхаешь? – слегка опешил Юрий. Такого поворота событий он не ожидал, и это несколько ломало его планы.
– Да, совсем недалеко. Километрах в двухстах. Всего хорошего, надеюсь, ты потонешь где-нибудь в водах.
Юрий нахмурился, пытаясь сообразить, куда же понесло чёртового модифицированного. Отпускать его он не собирался, но в тоже время преследовать было ниже собственного достоинства. Оставалось сообразить, куда направлялся М-21, чтобы приехать туда же. Желательно, даже раньше, если это возможно.
Решив, что гораздо проще через пятнадцать минут отправиться на автостанцию, чтобы уточнить, какие автобусы только что отъехали, Юрий вернул себе прекрасное расположение духа и направился в сторону кафетерия, манившего ароматом свежесваренного кофе.
Уже через полчаса он сидел в такси и с интересом читал брошюру про Плитвицкие озёра. Таксист, ошалевший от той суммы денег, которую ему пообещали за одну поездку, гнал, как сумасшедший. В том, что они не опоздают, Юрий не сомневался.

***


Вычислить отель, в котором должен остановиться М-21, было не сложно. Юрий и сам бы, не задумываясь, выбрал его. Уж слишком хороший вид открывался из окон, да и класс не оставлял сомнений – здесь отличное обслуживание. А если вспомнить, в каких условиях раньше жили неудавшиеся эксперименты Кромбеля, ничего странного не будет, если сейчас они станут использовать каждую возможность комфортного существования.
Таксист привёз его на полчаса раньше, чем прибыл автобус, и Юрий, чтобы скрасить ожидание и не смазать своё эффектное появление, обедал в ресторане напротив отеля. Очаровательная официантка была приятным бонусом, и Юрий лениво прикидывал, оставить ли их отношения на грани флирта или можно будет перевести всё в несколько иную плоскость. На один раз, не более того.
Наконец, появился и М-21, расслабленным шагом направляющийся в сторону входа в отель. Юрий слегка откинулся на стуле, скрываясь в тени стоящего рядом растения, чтобы модифицированным случайным взглядом не смог заметить его раньше времени. Но стоило М-21 зайти внутрь, как Юрий мгновенно встал и, кинув на стол сумму, в несколько раз превышавшую стоимость обеда, поспешил к отелю.
М-21 как раз стоял около метрдотеля, регистрируясь. Юрий, не спеша, натянув на лицо самую ослепительную улыбку из своей коллекции, подошёл ближе и встал за правым плечом М-21. Тот мгновенно обернулся, скривив губы в отвращении. Впрочем, его лицо тут же приняло холодное и отстранённое выражение.
– Следишь за мной?
– Ну что ты, просто одна очаровательная девушка соблазнила меня этими озёрами, я и решил направиться сюда. Кто же знал, что мы думаем об одном и том же? – Юрий намеренно не шагнул назад, хотя и стоял слишком близко. Уж больно забавно было наблюдать за тем, как пульсируют от гнева зрачки М-21.
– Врёшь и не краснеешь, – процедил модифицированный в ответ. – Впрочем, это твоё нормальное состояние.
– Ты так жесток сегодня, – манерно вздохнул Юрий. – Чем я могу заслужить твоё прощение?
– Свалить и не показываться на глаза, – буркнул М-21 и повернулся к метрдотелю.
– Господин Фарстад, вот ключи от вашего номера и паспорт, – как ни в чём не бывало отозвался метрдотель, словно не заметив короткой пикировки. – Приятного вам отдыха.
– Благодарю, – М-21 кивнул и, метнув настороженный взгляд на Юрия, направился к лифтам. Тот проводил его взглядом и, странно улыбнувшись, повернулся к персоналу.
– Простите моего младшего брата, он сегодня удивительно несдержан, – краем глаза Юрий заметил, как дёрнулась спина М-21. Тот, благодаря своему чуткому слуху, всё прекрасно слышал. – И не могли бы вы мне тоже предоставить номер?
– Так это был ваш брат? – с лёгким удивлением отозвался метрдотель, впрочем, заметить это Юрий смог только благодаря своему опыту.
– Сводный. И поэтому наши отношения очень… напряжённые. Но я всё-таки старший, и не могу его оставить одного в таком состоянии. Вы не могли бы мне дать номер поближе к нему? Ну, хотя бы на одном этаже.
– Вообще-то свободен соседний номер, – начал метрдотель задумчиво, взвешивая ситуацию. Постояльцы оказались необычными, это он сразу видел. Но в тоже время особой проблемы на первый взгляд заметно не было, и если они действительно братья… Не лучше ли их оставить самих разбираться?
– О, это будет просто прекрасно, – засверкал белозубой улыбкой Юрий. – Я бы хотел поселиться именно туда.
Оформление заняло совсем немного времени, и вскоре он догнал М-21. Тот скривился при его виде, отлип от стены, возле которой наблюдал, чем кончится дело, и направился к лестнице. Юрий пожал плечами и решил воспользоваться лифтом.
Они снова столкнулись около дверей в номера и Юрий, усмехнувшись, заметил:
– Руар Фарстад? Отвратительное имя, тебе не идёт.
– Тебя не спросил.
– Тао, я полагаю, выбирал? У него отсутствует чувство юмора, из тебя не выйдет норвежец.
– Ты с ними так близко знаком? – повернулся к нему раздражённый М-21, успев только дверь открыть. – Вот уж не знал, что ты так интересуешься национальностями. Корея, Норвегия, Россия… Или кто ты там у нас?
– Румыния, – заметил Юрий. – И это лишь малая часть вещей, которые я действительно знаю. Так что будь готов к новым открытиям.
– Уверен, люди вокруг тебя будут счастливы послушать мемуары такого старика, как ты. Я же предпочитаю что-нибудь более современное.
С этими словами М-21 зашёл в свой номер и закрыл дверь. Впрочем, спустя несколько секунд, через стенку до Юрия донеслась отчаянная ругань М-21. Балконы у них оказались смежные.

***


Утро началось с чашки прекрасного кофе и круассанов. Юрию было плевать, что на это скажет М-21, он просто наслаждался своим завтраком.
Вскоре, в дверях появился модифицированный. Безошибочно найдя взглядом Юрия, он скривился, но, тем не менее, подошёл и сел рядом. Не стал игнорировать приглашавший жест.
– Доброе утро, М-21. Здесь просто восхитительный кофе.
– Предпочитаю чай, – буркнул тот. Выглядел М-21 не самым лучшим образом, видимо, плохо спал. Юрий же чувствовал себя необыкновенно хорошо. Так легко ему не было даже тогда, когда он освободился из-под власти Кромбеля и Организации.
– Неужели? – приятно удивился Юрий. – Вот уж не ожидал от тебя.
– Да что ты вообще обо мне знаешь? – заметил М-21, буквально заставив себя мобилизоваться и адекватно отвечать ударом на удар. – Я что-то не припомню совместных вечеров за выпивкой и обсуждением извечных мужских тем.
– Так у нас всё ещё впереди.
– Ох, не смеши меня. Не в этой жизни, – отмахнулся модифицированный. – Не раньше, чем папа римский от престола отречётся.
– А тебе есть до этого дело? – слегка удивился Юрий.
– Нет, но надо же было что-то сказать? – в тон ему отозвался М-21 и ухмыльнулся.
– Ты вообще в курсе, что последнее отречение понтифика было в 1294 году?
– Ну и, слава богу, значит, следующее произойдёт не раньше, чем лет через сто.
– Ты в этом так уверен? – скептично посмотрел на него Юрий.
– Только не говори мне, что ты бросишься его уговаривать на это небогоугодное дело? – развеселился М-21. – Это слишком даже для тебя.
– Ну, что ты, я просто придумаю что-нибудь ещё, – невозмутимо ответил Юрий, допив свой кофе. – У меня богатый опыт выполнения чужих капризов. Вспомнить только доктора Айрис…
– Надеюсь, та земляника всё же пришлась ей по вкусу? Удивительное дело, ты столько лет был рядом, а удовлетворить её смог лишь твой враг, который провёл с ней всего каких-то два дня.
– Не думаю, что доктор Айрис осталась в восторге от действий Франкенштейна, – поморщился Юрий.
– Но в те секунды она так не думала. А добился ли ты хоть раз такого ошеломляющего эффекта? – М-21 довольно откинулся на спинку стула. – Бери пример, прежде чем пытаться удовлетворять мои капризы.
– С чего ты взял, что я собираюсь это делать?
– Но тебе же что-то нужно от меня?
– Я в любом случае это получу.
– Ты слишком много хочешь, – покачал головой М-21, вставая. – Глядя на тебя, у меня пропал аппетит. Как насчёт того, чтобы не мешаться у меня под ногами сегодня? А то от тебя слишком разит сладким кремом, чтобы я мог спокойно на это реагировать.
Юрий проводил взглядом модифицированного и усмехнулся. Мальчишка действительно был хорош, не зря он им заинтересовался. Впрочем, ему всё ещё не хватало оригинальности. Может, к концу отдыха он натренируется и станет удивлять почаще?
Посмотрев в пустую кружку, Юрий решил, что можно выпить ещё кофе и съесть круассан. Один. Если кто-то не понимает всей прелести сладкого, это исключительно его проблемы.

***


Неуловимость М-21 начинала раздражать. Третий день Юрий не имел ни малейшего представления, где бродил этот тип. Он изволил являться лишь глубоко ночью, а исчезал уже рано утром, и столкнуться с ним не было никакой возможности. Только просчитать, чтобы это выглядело не слежкой, а запланированной встречей.
Только вот с расчётами всё никак не складывалось.
Наконец, решив плюнуть на все поиски и просто наслаждаться видами, Юрий направился к водопадам. Давно он не видел таких разнообразных пейзажей, прекрасных не только завораживавшей красотой, но и опасностью, сквозившей то явно, то едва заметно в каждом мазке. Юрий с удовольствием бродил от одного водопада к другому, подолгу задерживаясь возле каждого, изредка подходя так близко, что воды можно было коснуться. Впрочем, ему хватало и брызг, летевших во все стороны.
Совершенно неожиданно, возле одного обрыва, Юрий натолкнулся на М-21. Тот сидел прямо на земле, сворачивал самокрутку и увлечённо слушал какого-то старика неопознанной национальности. Подойдя ближе, Юрий осторожно заглянул вниз, но почти тут же отступил. Даже его, обладавшего нечеловеческой силой, немного напрягало находиться так близко к краю, казалось, ведущему в никуда. Земля обрывалась резко, а дальше не было просто ничего, словно они парили в высоте на маленьком клочке земли.
Впрочем, М-21 был на удивление спокоен, он даже никак не отреагировал на появление Юрия, просто слушал местные россказни. Старик говорил с непонятным акцентом, в котором, казалось, смешались все языки мира. Его хрипловатый голос звучал успокаивающе, и вообще удивительно подходил этому месту.
Юрий встал рядом и слегка склонил голову, приветствуя собеседников. М-21 никак не отреагировал, лишь протянул старику самокрутку. Тот взял и, окинув Юрия острым взглядом, вновь отвернулся в сторону обрыва.
– Ты ещё не видел этих мест, так что не знаешь. Много чего здесь творится, как плохого, так и хорошего. Так что по ночам одному лучше не бродить, мало ли, с кем столкнёшься.
Юрий и М-21 одинаково ухмыльнулись. Они не завидовали тем, кто рискнёт помешать им отдыхать. Впрочем, старику об этом знать не следовало.
– Да… Много кого здесь водится. Волков много, диких. Глазу не заметны, но знай, что они вполне могут притаиться в кустарнике или за скалами. Будь осторожен, старики, ещё те, к которым я за советом голоштанный бегал, говорят, что не звери они обычные. И не люди. Оборотни, одним словом, нечисть опасная.
Юрий беззвучно засмеялся, пользуясь тем, что старик смотрел в другую сторону. М-21 же вынужден был держать лицо, и только в глазах у него плескалось глухое раздражение. Ответить очень хотелось, но не объяснять же старику, в чём причина такой внезапной вспышки.
– Так что, молодой пан, будь осторожен и смотри в оба. Кто знает, человек ли твой сосед или нет.
– А я это и так знаю, – едва слышно буркнул М-21, смерив Юрия кислым взглядом.
– Вот видишь, а ты не верил, что мы родственники, – одними губами проартикулировал Юрий. В ответ ему незаметно показали сначала кулак, а потом и вовсе неприличный жест. Юрий ухмыльнулся и приподнял одну бровь. М-21 оскалился, но почти тут же натянул спокойную маску, так как старик повернулся к ним и, кряхтя, начал вставать с нагретого солнцем камня.
– Спасибо за рассказы, дед, – улыбнулся М-21, неторопливо поднимаясь на ноги. Руки его приятно пахли табаком, и модифицированному почему-то захотелось и себе купить немного. Может, ещё и потому, что когда старик пыхнул в сторону Юрия, тот едва заметно сморщился и отступил на шаг назад.
– Не за что, молодой пан. Приходи ещё как-нибудь на пригорок, посидим за табачком.
– Обязательно загляну, – пообещал М-21 и направился в сторону отеля медленным шагом. До того было далековато, но модифицированный не торопился, даже несмотря на шедшего рядом Юрия.
– Оборотни, значит? – хмыкнул тот, без труда подстраиваясь под ритм чужих шагов.
– Заткнись.
– Что такое? Не нравится упоминание себе подобных?
– Я не оборотень, – с оттенком усталости отозвался М-21. – Если тебе вставят сердце свиньи, ты тоже свиньёй зваться будешь?
– Свиньёй можно быть просто по определению, – заметил Юрий.
– Ты прав, я неправильное сравнение подобрал, – кивнул М-21 и ухмыльнулся в ответ на удивление такой покорности. – Но разжёвывать мою мысль, я думаю, не стоит?
– Благодарю, я в состоянии съесть сам, – сдержанно ответил Юрий, с неудовольствием чувствуя, что слегка сдал позиции. Или М-21 просто успел свыкнуться с его присутствием? Плохо.
– Отлично, тогда мне не надо будет кормить тебя рыбой с вилочки.
– Что прости?
– Ну, ты же так старался, так ждал меня. Я просто не могу быть настолько чёрствым и не накормить оголодавшего тебя. А то ведь ты так боялся куда-либо выходить, вдруг я подумаю, что ты за мной следишь?
Глаза М-21 смеялись, и Юрий впервые почувствовал желание придушить гнусную скотину, чтоб человечество не мучилось. Впрочем, внешне он остался спокойным, да и внутри быстро взял себя в руки. Но этот раунд однозначно остался за М-21.

***


Рыбой его действительно угостили. Юрий не успел ничего сказать, как М-21 уже сделал заказ и даже расплатился за него. Судя по довольной ухмылке, тот чувствовал себя просто прекрасно.
– Мне уже можно гордиться собой? – улыбнулся Юрий, краем глаза провожая взглядом официантку. Ничего особенного в ней не было, так что Юрий тут же переключил всё своё внимание на М-21. Тот рассеянно пожал плечами:
– Неужели бывают дни, когда ты этим не занимаешься?
– Какого же ты плохого ты обо мне мнения, – сокрушённо развёл руками Юрий. – Честное слово, я боюсь даже спрашивать, как мне переломить это ко мне отношение.
– Никак, – равнодушно припечатал М-21. – Ты кушай рыбку, кушай, оно полезно, говорят.
– Какая забота обо мне, – восхитился Юрий, внимательно разглядывая принесённое блюдо. – Хм… А оно точно съедобно?
– Ты что, рыбу никогда не ел? – вытаращился М-21 так, что на мгновение стал похож на удивлённого подростка. Юрий даже полюбовался.
– Ты можешь себе представить Айрис и нечто «вонючее и склизкое»?
– Иногда я просто не понимаю женщин, – пробормотал М-21, засовывая в рот кусок нежнейшего филе. – Не разбираются они в жизни и еде… Ну а Кромбель? У него что, аллергия была?
– А он, такое чувство, в принципе ничего не ел, – поморщился Юрий, не желая за ужином вспоминать своего бывшего начальника. Аппетит пропадал мгновенно, и как только М-21 ухитрялся есть и не морщиться? Воистину, звериный инстинкт выживания – питаться в любых условиях…
– Так и не уподобляйся его примеру, – посоветовал М-21. – А то тебе силы ещё понадобятся, если так и продолжишь за мной хвостом ходить.
– Ты сегодня удивительно разговорчив.
– Мечтаю о том дне, когда ты станешь беспечным, и я смогу скормить тебя диким волкам.
– Тебе не кажется, что раскрывать свои планы несколько… опрометчиво?
– Ну что ты, – с удовольствием протянул М-21. – Это лишь первый шаг, он запланирован. Ты узнаешь о моих планах, посчитаешь их глупыми и расслабишься. Вот тогда я тебя и завалю.
– В постель?
– Иди нахуй.
– Ну, мне не принципиально, можно и так, – великодушно разрешил Юрий, отправляя в рот первый кусочек. Рыба действительно оказалась восхитительной, просто таяла во рту. Решив, что за это надо будет чем-нибудь отплатить М-21, Юрий с лукавой улыбкой посмотрел на перекошенного модифицированного. Тот явно был не в восторге от нового витка их беседы.
– Точно волкам скормлю. А кое-какую часть с особым удовольствием. Если бедные волки, конечно, не отравятся. Иначе придётся новый вид специально для тебя выводить.
– Ты, случайно, про Ганнибала Лектора ничего смотрел? Там всё свиньям скармливали.
– Ты просто кладезь мировой истории и искусства, – хмыкнул М-21. – И когда только время находишь?
– А я говорил, что могу быть интересным собеседником.
– Ну что ты, это слишком для моего детского неокрепшего сознания. С совратителями предпочитаю не общаться.
– А сейчас ты что делаешь? – удивился Юрий.
– Я? А что я-то сразу? Ты сам за мной пошёл, никто насильно в Плитвиче не тащил. Вот теперь и расхлёбывай, принимай ответственность.
– М-21, тебе когда-нибудь говорили, что ты скотина? – полюбопытствовал Юрий, откидываясь на спинку стула.
– Разумеется, – невозмутимо отозвался тот, возвращаясь к своей полупустой тарелке.

***


Утро для М-21 началось с довольно неделикатного и громкого стука в окно. Продрав глаза и приподняв голову от подушки, он с удивлением обнаружил Юрия, уже успевшего как-то открыть балконную дверь и удобно устроиться в кресле около окна. М-21 захотелось запустить в него подушкой, но это выглядело бы по-детски, так что он просто снова зарылся в неё носом и предпочёл не реагировать.
– Доброе утро, М-21, – бодро поприветствовал его Юрий. – Вставать пора, я твой должник за рыбу, так что нужно принять долг.
– В шесть утра?!
– Я не виноват, что экскурсия начинается в такое время, – пожали в ответ плечами. – Вставай, давай, негоже врага заставлять ждать.
– А может, – с надеждой отозвался М-21, – ты сделаешь отвратительную вещь и отправишься прогуляться? Я буду очень зол на тебя и с чистой совестью досплю оставшиеся часы.
– Разумеется, я останусь здесь, – Юрий улыбнулся так, что М-21 буквально представил, как у него скрипит на зубах сахар. – Я стремлюсь совершать хорошие дела, и поэтому ты сейчас встанешь и отправишься в ванную. Завтрак я уже заказал.
– Вот сам его и ешь, – с отвращением отозвался М-21, нехотя слезая с кровати. Спал он в одних штанах, так что на его обнажённый торс тут же уставились. С огромным интересом. Швырнув в нахала подушкой, модифицированный направился в ванную, не забыв плотно прикрыть дверь. Конечно, такой хлипкий замок не остановит Юрия, но за сохранность собственной задницы можно было не так сильно волноваться.
Душ мгновенно привёл в чувство, и минут пять М-21 просто стоял и ловил губами падающие ледяные капли, ощущая, как уходит вместе с водой вся его сонливость. Хотелось забить на всё и пробежаться по лесу, находившемуся рядом с отелем. Просто так, как это делают люди, занимаясь спортом.
Он бы так и сделал, но в ванной отсутствовали окна, а в ту форточку, что находилась почти под потолком, невозможно было втиснуться в принципе, если ты не желе.
Когда в дверь постучали, М-21 с неохотой выключил воду и быстро начал вытираться. С Юрия станется просто выбить дверь, а потом сказать персоналу, что так и было. И ведь поверят…
– Ты всегда так долго копаешься?
– Ну что ты, ради тебя я действую на предельной скорости, – машинально отозвался М-21, копаясь в шкафу. Вышел он в одном полотенце, намотанном на бёдрах, но Юрий никак на это не отреагировал. Внешне. Что творилось внутри этого нечеловека, оставалось загадкой.
Юрий же просто смотрел, отмечая про себя, что невероятная регенерация сердца оборотня делала своё дело. Ни один из шрамов, даже тех, что оставил он сам, когда они сражались в самом конце их противостояния, не сохранился. Было как-то странно, по-иррациональному обидно, словно ребёнку, которому пообещали зелёную машинку, а дали синюю.
Встряхнувшись, Юрий подошёл к балкону и, слегка повернувшись, бросил:
– Выходи из номера, я буду ждать тебя там. Только вещи свои захвачу.
М-21 в ответ пожал плечами, про себя подавляя облегчённый вздох. Одеваться прямо при нём не хотелось, хотя, если бы пришлось, он бы ни секунды не колебался, опасаясь проявить свою слабость.

***


Юрий отчаянно пытался скрыть усмешку, но получалось у него это плохо. Потому что если бы М-21 заметил… То летать Юрию с обрыва, и никакие способности тут не помогут. А ведь всё так хорошо начиналось.
– Скажи мне, – вкрадчиво начал М-21, отчаянно стараясь говорить негромко и вежливо. На них и так уже косились, и привлекать к себе ещё больше внимания не хотелось. – Ты поднял меня в шесть утра.
– Именно, – Юрий поправил очки.
– Потом мы несколько часов тряслись в автобусе, где хотелось подвязать челюсть тряпочкой, чтоб не так стучала, утыкаясь носом в собственные колени на всех ухабах, которые нам встретились.
– Я не виноват, что дорогу не успели отремонтировать.
– После нашествия гиппопотамов, видимо?! Иначе как объяснить, что трасса напоминает лесную тропу, проложенную обкуренными зверями? – прорычал М-21 почти на ухо Юрию, кося глазом на соседей по несчастьям. Те лезть наверх тоже не спешили, видимо, ожидая первого героя. У модифицированных было неприятное чувство, что косились на них именно потому, что признали идиотами-первопроходцами.
– Все претензии к местным властям.
– Знаю я их, найдут крайнего, который вообще не причём, а так, мимо проходил. Ладно, чёрт с ней, с дорогой. Ты сказал, – снова начал заводиться М-21. – Что знаешь прекрасное место, откуда такой обзор, что всё виденное раньше просто рядом не стояло. Мы сюда приехали и обнаружили лестницу на гору. И ступени там оказались каменные.
– Всё было именно так, как ты говоришь, – закивал Юрий, улыбаясь сильнее обычного.
– Тогда вот это, это, и не отворачивайся, что?!
– Лестница, – осторожно ответил Юрий.
– Какая?
– Хм. Деревянная?
– Именно что! – рявкнул М-21, уже не сдерживаясь. – И ты предлагаешь нам тащиться вот по этой птичьей жёрдочке ради каких-то там видов?! Да она ж развалится, если ты на неё встанешь.
– Она стоит тут уже давно.
– Ты знаешь, именно это меня и пугает, – кисло отозвался М-21. – Я, может, и не силён в строительстве, но даже у меня есть понимание того, что все вещи со временем изнашиваются. И тем более – такие.
– Скажи, что просто испугался, и возвращайся к автобусу, – пожал плечами Юрий, прекрасно представляя, какой эффект это произведёт. М-21 одарил его настолько уничижительным взглядом, что любой другой на его месте осыпался бы пеплом, а потом просто молча пошёл к лестнице и начал по ней взбираться.
Оставшиеся позади люди зааплодировали. М-21 проклял всё, что было можно, и Юрия в первую очередь, который его сюда притащил, но не обернулся. Впрочем, на очередном повороте, он обнаружил своего врага, с энтузиазмом взбиравшегося следом.
– Какой вид, – глубокомысленно заметил Юрий, смотря отнюдь не по сторонам. М-21 сцепил зубы и метко пнул ногой куда-то назад. Почти попал, но эта скотина всё же успела отшатнуться. Жаль, не свалилась вниз, а то какой бы праздник начался.
Подъём занял почти полчаса, и за это время не боявшийся высоты М-21 уже успел несколько раз пожалеть о том, что не согласился вернуться в автобус. Юрий, впрочем, тоже выглядел довольно бледным и предпочитал не смотреть по сторонам, а только себе под ноги, чтобы не оступиться. Что творилось с обычными людьми, М-21 даже представлять себе не хотел.
– Неужели добрались, – выдохнул он, когда они буквально доползли до площадки. Юрий промолчал, но и в его взгляде сквозило облегчение. То, что он решил слегка пощекотать нервы М-21, обернулось против него самого же. Кто же знал, что всё окажется настолько плохо? По рассказам местных это выглядело не столь… впечатляюще. Или те и сами были не прочь пошутить над приезжими?
– Знаешь, никогда не думал, что люди настолько сумасшедшие, – признался Юрий, не торопясь подходить к краю, около которого уже толпилась вся остальная экскурсия.
– Поверь, они ещё хуже, – вздохнул М-21, вспомнив Шинву и его компанию.
Когда все немного успокоились и отхлынули от края, М-21 вместе с Юрием подошли ближе, чтобы рассмотреть, наконец, из-за чего они так мучились.
От панорамы, открывшейся перед ними, перехватило дух. Оба замерли, словно их просто взяли и бросили в безбрежное пространство, где нет ничего, кроме простора. И слов, чтобы выразить все те ощущения, которые их поглотили, просто не было. Впрочем, они оказались и не нужны, достаточно просто тонуть в этой высоте и ни о чём не думать. Дышать полной грудью, забыв обо всём, что мешало. Даже о том, кто стоял рядом.
Обратный путь прошёл гораздо спокойнее – ни у одного из них не было желания пикироваться из-за нахлынувших на вершине эмоций. Только перед самым спуском М-21 сделал небрежный жест рукой, предлагая Юрию пройти вперёд. Тот насмешливо приподнял бровь, но ему, пожав плечами, тихо ответили:
– В этот раз видами любоваться буду я. А то ещё станешь падать на меня сзади, нахрен мне такое счастье.

***


М-21 весь следующий день бродил в одиночестве по городу и искал интересные экскурсии. Ничего стоящего не попадалось, но он не унывал. Ведь где одна пакость, там и вторая, так что стоит лишь поискать получше. Вряд ли кроме той злополучной лестницы не было ничего, что могло заставить туристов корячиться ради сомнительного удовольствия. Как он уже успел заметить, в Хорватии было достаточно шутников.
Бредя по берегу одного озера, он случайно столкнулся с Юрием. Тот стоял и беседовал с какой-то миловидной девушкой. М-21 облегчённо выдохнул, решив, что опасность с этой стороны практически миновала, как Юрий, повернувшись на звук шагов, расплылся в неприятной улыбке и, небрежно попрощавшись и даже не взяв телефон, направился к модифицированному. Тот скривился, но убегать не стал, тем более со стороны бы это выглядело глупо.
– Какая встреча! Тоже решил искупаться?
– Нет, оставлю эту сомнительную честь тебе, а я же просто гуляю.
– Зря-зря, – покачал головой Юрий. – Это прекрасно освежит твою голову и поможет придумать что-нибудь стоящее, потому что на глупости я не согласен.
– А кто сказал, что я думаю о таких вещах? – огрызнулся М-21, немного уязвлённый тем, что его раскусили. Впрочем, и сам Юрий был достаточно предсказуем, и ничего, что выходило бы за рамки этого странного общения и расценивалось бы как нечто необычное или опасное, не было.
– Интуиция и опыт, – улыбнулись ему в ответ. – Так что, не составишь мне компанию?
– Нет уж, спасибо, мне достаточно её было вчера. Сегодня жизненно необходим перерыв. Так что догоняй ту девчонку и отстань уже от меня.
– Ты сам не знаешь, чего просишь.
– Никогда не думал, что так противно будет слышать о том, что от меня сложно отказаться, – закатил глаза М-21, бредя вдоль берега. Юрий легко подстроился под его шаг и ступал рядом. Стоявшие почти у самой воды сосны вызывали ощущение отстранённости от цивилизации, словно они были не в Европе, а где-то далеко в лесах. И только сновавшие кругом люди мешали этому ощущению полностью захватить их.
– Поверь, не ради той пустышки.
– Такое чувство, что люди для тебя просто мусор под ногами.
– В большинстве своём это так. Впрочем, среди людей много таких же, которые ненавидят себе подобных и мечтают возвыситься над ними. Так что я не особо отличаюсь от основной массы.
– Ну, разве что тебе так нравится выглядеть ублюдком…
– А есть разница, какое клеймо на тебя поставят? – вдруг серьёзно отозвался Юрий, останавливаясь. – Не за то, так за это. Хорошее, как бы ты не старался, почти никогда не замечают, зато любая ошибка или шаг в сторону от установившихся канонов, и всё – ты изгой. Ярлыки наклеиваются всю жизнь, и ты уверен, что на тебе исключительно хорошие? Я просто не стремлюсь к тому, чтобы носить самую лживую из моих масок перед тем, кто знает обо мне чуть больше, чем просто моё имя. Думаю, ты ведь делаешь так же, неправда ли, М-21?
– Почему ты зовёшь меня этим прозвищем? – уцепился за последнее модифицированный, растерянный от заданного тона. Он никогда не думал, что Юрий, этот вечный пересмешник, не стиравший с лица улыбки, даже когда его убивали, может сказать своему врагу такое. Не чтобы ошарашить или использовать против него, нет. Чтобы дать себя понять, хоть немного, не больше заданных рамок.
Позволить стать ближе.
– Потому что у тебя нет твоего имени, – пожал плечами Юрий.
– Чем тебя не устраивает Руар?
– Бред, рождённый недоехидством Тао? Уволь, это пошло.
– Зато порядковый номер очень точно отображает мою сущность, – ядовито заметил М-21.
– Ты сам стал так зваться. Никто не мешал тебе выбрать себе имя, ни тогда, когда ты был с М-24, ни много после, когда исчезла сама возможность найти твоё настоящее. Ведь Кромбель стёр всю базу данных Союза перед смертью, чтобы хоть так насолить врагам. Но ты этого не сделал.
– Я пытался, к твоему сведенью. Но не нашёл пока ничего, что бы мне подходило.
– Я не удивлён, знаешь ли, – в тон ему ответил Юрий. – Ты уже сросся с этой кличкой, так что сложно подобрать что-то, что устраивало бы и тебя и окружающих.
– Эту кличку выбрал мне Кромбель. Я не в восторге.
– А Тао и Такео – Айрис. Не думаю, что они ненавидят её меньше, чем ты своего создателя. Но это не мешает им спокойно носить эти имена и откликаться на них. Хотя это тоже не самый адекватный образец имени, так что ты на их фоне не так уж и плохо смотришься.
– Ну, спасибо тебе большое. Кличка, как у собаки, гораздо лучше человеческого имени.
– Да всё потому, – терпеливо объяснял Юрий, – что ты сам подогнал эту кличку под себя. Своими поступками, определявшими характер, ты сделал её своей, нашёл значение, которое отражает только тебя. И это гораздо лучше имени для всех, которое накладывает определённый отпечаток и равняет всех под одну гребёнку. Так что, М-21… Блять!
Прочувственная и эмоциональная речь Юрия была прервана самым необычным, но в тоже время банальным образом – шишкой. Большой, вытянутой и очень тяжёлой. Юрий тихо матерился, потирая затылок, на котором грозила вздуться сестра той, которая упала, а М-21 буквально покатывался со смеху, готовый простить все эти околонаучные и псевдофилософские темы.
– Вот тебе и ответ, – выдавил из себя модифицированный, когда смог хоть немного успокоиться. – Так что заканчивай нести всякий бред, а я пошёл. Пока меня тоже за что-нибудь не приложило.
– Не волнуйся, если не природа, то я исправлю эту оплошность, – мрачно отозвался Юрий. Язык, прикушенный от неожиданности, неприятно ныл, но пользоваться регенерацией из-за такой мелочи было как-то… Не спортивно.
– Буду ждать, – хохотнул М-21 и улизнул прежде, чем в него действительно начали кидаться шишками.

***


Завалившись через балкон в соседний номер, М-21 с огорчением обнаружил, что Юрий уже проснулся. И переодевался. Последнее модифицированный не оценил, так что, прислонившись к стене, хмуро рассматривал мускулистую спину. Юрий оказался более худым, чем казался в своих вечных костюмах, впрочем, какая разница?
– Доброе утро, М-21, – не оборачиваясь, поприветствовал Юрий, натягивая на себя футболку. Здесь, в Хорватии, спортивный стиль делал его более простым и живым. Не таким скотиной, по-крайней мере.
– Ранняя ты пташка. Готов к труду и обороне?
– У тебя есть предложение? – заинтересовался Юрий, поворачиваясь к М-21.
– Пристойное, если ты об этом, – усмехнулись в ответ. – Я нашёл достаточно интересную экскурсию, автобус через полчаса.
– Тогда чего мы стоим? Я хочу ещё кофе успеть выпить перед отъездом.
– Тоже мне, вечно голодный, – пробормотал М-21, первым выходя из номера.
– Зато ты у нас святым духом питаешься, – парировал Юрий, закрывая дверь. – И как только в школе работал, с таким рационом.
– Гораздо лучше, чем обожравшись. И чувствуешь себя легко, и передвигаешься быстро…
– И свалишься где-нибудь в тенёчке.
– Резервов моего организма хватает, чтоб без проблем дожить до обеда. Ещё и останется, – с достоинством отозвался М-21.
– И этот недооборотень умудрился меня сделать, – пробормотал Юрий себе под нос. – Жизнь отвратительна.
М-21 только посмеялся в ответ.
Завтракали они быстро, так как время поджимало. М-21 с удовольствием наблюдал за торопливо жующим Юрием, позволяя отпустить себе пару шпилек, пока у того рот был забит едой. Юрий возмущённо жёг взглядом, но поделать ничего не мог. Да и игнорировать столь детское поведение было лучше, чем уподобляться ему.
– Мы успеваем?
– Если пойдём немного быстрее, то да.
В автобус они влетели последними, под возмущённый взгляд экскурсовода. Пробравшись в самый конец, где ещё были свободные места, они даже не подумали сесть по отдельности, уже успев привыкнуть к компании друг друга. Да и скучно было несколько часов ехать в тишине, даже не перекинувшись ни с кем словом. Остальные всё равно не достигали нужного уровня владения речью, а сцепляться с незнакомыми людьми было как-то… странно. Да и зачем, когда рядом есть такой удобный враг?
Впрочем, гомон в автобусе стоял такой, что оба постепенно начали звереть, и к концу поездки буквально вывалились из автобуса, спеша оказаться подальше от основной группы. Заблудиться они не боялись, в случае чего и на своих ногах добегут до отеля, но вот снова быть рядом с этой толпой…
– Теперь ты понимаешь, почему я так хочу прибить этих людей?
– Этих конкретно? – выдохнул М-21. – Ещё как понимаю…
– Вот, а говоришь, я жестокий.
– Я такого бреда никогда не говорил, только то, что ты скотина и ублюдок.
– Как ты однообразен, М-21.
– Знаешь что? – не выдержал тот. – А не пошёл бы ты… следом за ними?
– Уж лучше бы нахуй послал, – вздохнул Юрий.
– Больше такой глупости я не совершу, – открестился М-21. – Ну, ты идёшь или стоишь? Зря мы, что ли, ехали?
– Ну, зато тут дорога была гораздо лучше. Только окружение подкачало.
– Извини, надо было ещё похуже выбрать, я не догадался, – с ядом отозвался М-21, первым догоняя ушедшую вперёд группу.
Дальше они шли молча, оглядывая окрестности. Уже привычные пейзажи скользили мимо, особо не задерживаясь в сознании. Было красиво и как-то обыденно. Юрий даже начал похмыкивать, но М-21 никак не реагировал, только загадочно улыбался.
Наконец перед ними возник он. Камень, огромный, в человеческий рост. И гладкий, словно его несколько тысячелетий вода со всех сторон обтачивала. Вокруг него стояли люди. И не только стояли… Юрий ошеломлённо замер и некоторое время молчал, потеряв дар речи. М-21 давился смехом.
– Что они делают?! – наконец выдавил из себя Юрий.
– О, пытаются на него взобраться, – невозмутимо ответили ему.
– Зачем?
– Если ты сумеешь туда взобраться, встать в полный рост и сфотографироваться, то, поставив в рамочку фотографию, исполнится желание, которое ты загадал. А, его тоже нужно придумать, пока там стоишь.
– Видимо, желания не исполняются, – пробормотал Юрий, глядя, как мучаются люди, пытаясь взобраться наверх. Одного подпихивали уже трое, но тот всё равно упорно соскальзывал, выдавая нечто нечленораздельное.
– Почему это? – удивился М-21.
– Раз этот камень до сих пор не провалился, то не исполняются.
– Так нужно же загадывать не когда ползёшь, а когда уже стоишь, – ехидно оскалился М-21. – Там уже другие эмоции, можно подумать о чём-нибудь идиотско-героическом.
– Что когда я спрыгну, то одним ударом развалю эту чёртову каменюку? – иронично отозвался Юрий.
– Иди уже, – со смешком подтолкнул того в спину М-21. – Вон, как раз камень освободился.
– Ну, уж нет, только вместе с тобой, – схватив модифицированного за локоть, Юрий потащил того к камню, прикидывая, как лучше на него взобраться, не особо показывая свои сверхъестественные возможности. От того, что ему придётся корячиться, как человеку, на мгновение стало дурно.
– Ты первый в любом случае. А я подтолкну.
– Куда? – мгновенно заинтересовался Юрий и иронично изогнул брови.
– В зад, – мрачно бросил М-21, мгновенно стушевавшись. Он как-то не подумал об этом моменте.
Само взбирание прошло достаточно быстро. Тренированное тело не требовало даже подключения особой силы, было достаточно просто опыта и подпорки из М-21. Тот тихо матерился, но держал крепко, так что Юрий мог легко найти нужные выемки, чтобы было куда поставить ноги и быстро вскочить на верхушку камня. Там тоже оказалось скользко, так что пришлось присесть на корточки, а потом и вовсе встать на колени, чтобы подать руку М-21. Тот скривился, но помощь принял, взобравшись, может, не так изящно, но не менее быстро. Снизу восторженно зааплодировали.
– Как они бесят этим восторгом, – процедил Юрий, одаривая туристов ослепительной улыбкой.
– Терпи, – глумливо отозвался М-21, осторожно выпрямляясь во весь рост. – Блять, как на нём вообще стоять можно?!
– Что, ты же соскальзываешь? – ухмыльнулся Юрий, воздвигаясь рядом и хватая М-21 за плечи. – Так, не дёргайся, иначе мы свалимся вместе, и это будет очень неэротично.
– У тебя что, все мысли только об этом?!
– Ну, я уже столько времени в воздержании, а у меня здоровый организм…
– Я больше ничего не хочу слышать… – пробормотал М-21.
– Так, улыбайся и думай о желании! Нас фотографируют, я попросил.
– Скотина… Чтоб ты провалился! – искренне пожелал М-21, вымученно улыбаясь. – Чёрт, и куда я её поставлю? Ведь если не распечатать, не исполнится…
– Действительно, – поморщился Юрий, спрыгивая первым. – Как я тоже потом знакомым объяснять буду, что с тобой на одном камне стоял.
– И не убил, – мрачно добавил М-21. Оба переглянулись и вздохнули. А желания, одинаковые, были так близки…

***


Вернувшись довольно рано, Юрий не знал, чем заняться. М-21 тоже не спешил испаряться, видимо, уже устав бродить в одиночестве. Так что оба, не сговариваясь, просто бродили по городу, рассматривая улочки и перекидываясь парой слов. Настроение было удивительно умиротворённым, неисполнившиеся желания грели души, и надежда на то, что противник всё-таки куда-нибудь провалится и безо всяких камней, всё ещё оставалась.
– Давай зайдём, – толкнул в бок Юрия М-21.
– Что, подарки родственникам? – шутливо отозвался тот.
– Можно сказать и так, – хмыкнули в ответ.
Первый порыв в магазине был одинаков. Застыли статуями, а М-21 даже рот приоткрыл, рассматривая товар. Единственное, что просилось на язык, было:
– Какое оно всё…
– Кривое, – закончил за него не менее ошеломлённый Юрий. – Господи, у этих людей вообще глазомер существует?..
– Я в этом не уверен.
Детальный осмотр товара показал, что всё оказалось ещё хуже, чем виделось на первый взгляд. Хотя хуже уже было представить сложно. Впрочем, это нисколько не смутило М-21: тот с восторгом начал копаться, выбирая самые кривые вещи, которые только предлагали в этой лавке.
– Тебе больше заняться нечем? – удивлённо заметил Юрий, скептически рассматривавший то, что уже успел отложить модифицированный. Тот поднял на него довольные глаза и пояснил.
– Не, ну ты представь себе лицо Тао или Такео, когда я им это вручу. А как перекосит Региса, это же настолько, – тут М-21 ухмыльнулся, копируя чужую интонацию, – неэлегантно.
– А, это такой тонкий троллинг, – догадался Юрий, присматриваясь к полкам. Ему всё равно дарить такое было некому, хотя… Отойдя подальше, он, стараясь, чтобы М-21 не заметил, что тот выбирает, начал рассматривать товар. И вскоре ему попалось то, что вполне тянуло на подарок.
– Я возьму вот это, – негромко обратился Юрий к продавцу, воспользовавшись тем, что М-21 отошёл к дальним полкам и не наблюдает за ним.
– Что, тоже что-то прикупил? – хмыкнул модифицированный, почти тут же подходя ближе, но Юрий уже успел убрать покупку в карман.
– Разумеется, ведь дурной пример заразителен.
– Ты прав, лучше мне поскорее отойти от тебя, а то ещё заражусь чем-нибудь неприятным.
– Ты опять о своём, о волчьем, – вздохнул Юрий.
– Говорите чётче, вас плохо слышно. Не пробовал к логопеду в детстве походить, м? Говорят, неплохо речь ставят.
– Судя по тебе, не так уж и хорошо.
– А я там и не был, – пожал плечами М-21, расплачиваясь. Судя по довольному взгляду, его команду ждал большой сюрприз.
– Жаль, не увижу момент, как ты это вручать будешь.
– Только тебя там не хватало, – ужаснулся М-21. – Ты ж всё веселье испортишь своей вечной улыбочкой. Они всё сразу поймут и выбросят куда подальше, пока оно ядом не выстрелило или не укусило.
– Ты что, купил такие опасные подарки? – искренне удивился Юрий.
– Нет, но когда ты к чему-то прикладываешь руку, меньшего не стоит и ждать.
– Ты сам выбирал, я тебя не заставлял.
– Хочешь им это объяснить?
– Ты знаешь, не горю желанием.
– Вот я о чём изначально и говорил, что тебе присутствовать там не следует.
– Это были всего лишь мысли вслух, – парировал Юрий.
– О, а давай сделаем так, чтобы и всё остальное было лишь мыслями вслух, а? – обрадовался М-21, но Юрий только усмехнулся и предвкушающее протянул:
– Даже не надейся.

***


Юрий обедал в одиночестве: М-21 снова где-то гулял, как и последние несколько дней. Словно их нормальное общение напугало возможностью перехода в то, что так хотел Юрий. Наивный…
– Сегодня произошёл беспрецедентный случай, – вещала ведущая новостей с экрана. – Впервые в современной истории Папа Римский Бенедикт XVI покинул свой пост, добровольно отрёкшись. С 23.00 в Ватикане начнётся режим "вакантного престола". Он продлится до…
Некоторое время Юрий молча смотрел на экран, словно не понимая, что он там видит. Информация доходила медленно, с трудом пробираясь до сознания. Это всё казалось глупым розыгрышем, и только прислушавшись, он убедился, что это действительно правда. Об отречении было известно ещё с утра, и люди вокруг только это и обсуждали. Странно, что он раньше не заметил столь животрепещущий для него вопрос.
Опустив вилку, Юрий прикрыл глаза рукой и беззвучно смеялся, представляя себе лицо М-21, когда тот узнает, что ему предстоит в ближайшем будущем.
В самом прекрасном расположении духа, Юрий направился к себе. Он прикидывал, где ему разыскивать М-21, который, несомненно, будет прятаться как можно дольше, чтобы не выполнять то обещание, которое он так не обдуманно дал. Сам Юрий торопиться не собирался, так как во времени ограничен не был. Так что если М-21 рассчитывает на его скорый отлёт, то будет разочарован.
Впрочем, не успел он войти в номер, как в дверь тут же постучали. Юрий поспешил открыть и, к своему изумлению, обнаружил там М-21, который, хоть и не выглядел счастливым, но молний всё же не метал. И вообще был поразительно спокойным.
– Вот уж не ожидал тебя здесь увидеть так скоро.
– У меня лимит во времени, – усмехнулся тот, без спроса проходя внутрь и садясь в кресло. – Так что я хотел бы кое-что обсудить. Не люблю оставаться должным, особенно врагам.
– Какое благородство, – восхитился Юрий. – Оно тебе жить не мешает?
– Ну что ты, просто я слишком хорошо представляю, что будет, если я свалю просто так. Ты же не отвяжешься.
– Ну, тоже верно, – с некоторым сожалением заметил Юрий. – Не ожидал, что ты такой расчетливый.
– А каким ещё с вами, гадами, быть, – проворчал М-21. – Ладно, хватит пикировки, у меня действительно мало времени. Я завтра улетаю.
– О, – только и смог выдавить Юрий, не ожидавший такого поворота событий. Что-то, когда дело касалось времени, он всегда уступал М-21.
– Так что сегодня я либо отдаю долг, либо мы прощаемся ко взаимному удовольствию и больше не пересекаемся.
– У меня на вечер нет никаких планов, так что и не надейся.
– Ну, это был последний проблеск надежды. Что тебе хочется?
– Тебе по пунктам?
– Желательно без нескольких последних, – скривился М-21.
– Ты не знаешь, от чего отказываешься.
– И не хочу этого знать, – согласился М-21. – Видишь ли, есть некоторые области, которые лучше останутся для меня тайной, покрытой мраком.
– Тогда какие детали тебе нужны? – поинтересовался Юрий.
– Где, во сколько и что от меня требуется.
– Есть предложение, которое, думаю, устроит обоих, – задумчиво начал Юрий. – Совместный балкон даёт некоторое преимущество, ты так не считаешь? Никаких людей, можно спокойно говорить о чём угодно во весь голос.
– Неплохо, – кивнул М-21. – Еда и выпивка с тебя, раз уж ты так горишь желанием.
– От меня остался один пепел.
– Ведро льда не забудь тогда. Это проще чем тащить тебя в душ под ледяную воду.
– Лучше просто совместный душ.
– Мне сказать, куда тебе пойти, чтобы ты заткнулся? – устало вздохнул М-21, вставая.
– Не поможет ведь, – хмыкнул Юрий, поворачиваясь к телефону. – Жду тебя через час.

***


Вино Юрий откопал действительно хорошее. М-21 оценил, несмотря на то, что в принципе не любил эту кислятину. Даже в Лукедонии приходилось пить, сцепив зубы и делая вид, что очень вкусно.
– Просто многие обычно в этом совсем не разбираются, – заметил Юрий внезапно.
– Ты о чём?
– О вине. У тебя такой вид, словно ты ожидал гадость, а вышло наоборот.
– Всё-то ты понял, – проворчал М-21 недовольно.
– Просто это ты сегодня слишком расслаблен, к чему бы это?
– И не надейся даже.
– Понял-понял, – чуть улыбнулся Юрий, подливая вино. – У тебя есть вопрос?
– Не к тебе, а к мирозданию, – фыркнул М-21. – В то, что ты подстроил отречение понтифика, я верю слабо. Немного не тот уровень.
– Приятно слышать, что ты не подозреваешь меня во всех грехах.
– Это слишком просто и слишком скучно для тебя, – парировал М-21. – И просто не в плане сил, а в плане… идей. Слишком буквально. А вот воспользоваться свалившейся в руки возможностью – ты не тот человек, который упустит свою выгоду.
– Допустим, – кивнул Юрий, с удивлением понимая, что его самого читают достаточно легко. И почему-то это не было совсем уж раздражающе, даже в какой-то степени забавно.
– Так что это скорее возмущение в плане: какого хрена я так должен мирозданию, что от тебя не могу отвязаться?
– Может, наоборот, заслужил?
– Тоже мне подарок, – покачал головой М-21. – И мы весь вечер опять будем общаться на околофилософские темы?
– Тебя интересует что-то ещё?
– Желательно попроще, мне лень думать.
– Есть вещи, для которых думать не нужно абсолютно, – ухмыльнулся Юрий.
– Ты меня уже достал своими намёками, – выдохнул М-21, отбирая бутылку. – Дай сюда, хоть напиться надо, раз не развлекают.
– Этим вином ты не напьёшься, надо что-нибудь покрепче.
– Так в чём проблема? Телефон рядом, закажем, если что.
– Удивительно, – тихо рассмеялся Юрий. – Ты настолько расслабился, что готов при мне выпить что покрепче?
– Я завтра уезжаю, так что не думаю, что стоит бояться волка в последний вечер, при том, что до этого у тебя было тысяча возможностей сделать мне серьёзную гадость?
– Может, я как раз ждал этого вечера? – Юрий встал и направился в свой номер. М-21 проводил его задумчивым взглядом.
– Усыпить бдительность? Это был мой план.
– Да, я помню, скормить волкам, – немного неразборчиво донеслось из номера. – Хорошая идея, кстати, была.
– Неужели ты не в состоянии придумать что-то своё?
– А зачем? – Юрий появился в дверях, неся с собой бутылку джина. – Всё хорошее уже придумано до нас. Подойдёт?
– Какой ты запасливый, однако, – приятно удивился М-21, обнаружив ещё и бокалы под выпивку. – Неужели рассчитывал?
– Не то, чтобы прямо да, но понадеялся.
– Тогда наливай.
Некоторое время оба сидели молча, рассеяно глядя на небо. Солнце садилось, и на балконе было удивительно приятно: никакого палящего жара с неба, лишь прохладный ветер, доносящий запах хвои. М-21 было откровенно лень шевелиться, тем более что Юрий казался удивительно умиротворённым и язвил куда меньше, скорее, в силу привычки.
– А что бы ты делал, не будь у нас понтифика?
– Что-нибудь придумал бы, – рассеяно отозвался Юрий, отпивая глоток. – Хотя твой отъезд оказался достаточно внезапен. Впрочем, какие наши годы?
– Ты действительно привык добиваться всего, что хочешь, – фыркнул М-21.
– Наверное. Сначала мне хотелось просто выжить, потом, вырваться из Организации и стать не разыскиваемым человеком.
– А теперь?
– Хм. Попробовать то, что не успел до этого?
– Много же тебе ещё надо, – понимающе хмыкнул М-21, вспомнив своё прошлое.
– Хотя, конечно, одомашниваться, как ты, я не собираюсь.
– Да пошёл ты, – отозвались лениво.
– Садист. Я только хорошо устроился, а ты меня гонишь.
– А нечего делать из меня ручного пёсика.
– Ну, в самолёте ты именно таким и казался, – пожал плечами Юрий. – Так что я просто сообщил тебе то, что тогда увидел.
– А сейчас? – с интересом спросил М-21. – Что-то изменилось?
– Он ещё спрашивает, – хмыкнул Юрий. – Да знаешь ли ты, что кроме тебя, меня так часто никто не затыкал?
– О, мне уже можно начинать гордиться собой? – улыбнулся модифицированный не своей улыбкой, и оба рассмеялись.
– Вполне, – великодушно разрешил Юрий. – Тебе есть чем.
– Спасибо, я никогда не забуду такого щедрого жеста.
Оба снова замолчали. Юрий прикинул, хватит ли им выпивки, и посмотрел на часы. Если и дозаказывать, то это надо делать прямо сейчас. Модифицированный в это время вообще почти дремал, сидя в кресле. Ему только сигареты в зубах не хватало и шляпы на голову для полноты образа.
– М-21?
– Да? – приоткрыл тот один глаз.
– Во сколько автобус?
– В семь утра.
– Тогда я заказываю ещё, – решил Юрий, вставая за телефоном. М-21 одобрительно хмыкнул и снова закрыл глаза. Вечер ещё только начинался.

***


– М-21, вот скажи, а какие тебе девушки нравятся?
– Чего ты пристал ко мне с этой темой? – в голове было восхитительно пусто, и вопрос, который вполне мог опять привести к надоевшим намёкам, воспринимался почему-то совершенно спокойно. Видимо, сказывалось количество выпитого.
– Мне просто интересно. Забей на характер, это софистика, – речь Юрия, обычного довольно сдержанного, начала приобретать более простые обороты. Видимо, спиртное тоже в какой-то мере сказалось на нём. – Давай про внешность.
– Опять что-то задумал? – тяжело посмотрел на него М-21, но всё-таки задумался. А действительно, какие?
– Да хватит меня уже во всякой фигне подозревать.
– Ну, рыжие.
– Почему? – недоумённо моргнул Юрий. Он почему-то ожидал брюнеток.
– Цвет красивый. Особенно когда на солнце переливается, – немного мечтательно протянул М-21, делая большой глоток.
– Хм. А в медь или ближе к светлому?
– Да тебе какая разница?
– Хватит ломаться.
– Ну, в медь.
– Согласен, это действительно красиво, – серьёзно кивнул Юрий и налил себе ещё. Очередная бутылка кончилась.
– А тебе какие нравятся?
– Леди Сейра.
– Чёрт, так не интересно, – поморщился М-21. – Слишком конкретный образ.
– Ну, извини, я вечно на блондинок западаю. Умных. А вот тебе бойкие нравятся или наоборот, кроткие?
– Кажется, мы опять уходим в софистику, – заметил М-21, немного подумав.
– Ещё нет, это чисто условный образ, – искренне возмутился Юрий, даже чуть приподнявшись.
– Ладно-ладно, – примирительно поднял руки М-21. – Спокойные, наверное, но чтоб с достоинством. Не такие, как Сейра, та слишком уж молчалива, но не бойкие или, упаси меня Боги или кто там есть, тихие. Проблем с ними не оберёшься.
– Отлично. Как насчёт выпить за это?
– Хорошая идея.
Пока М-21 открывал следующую бутылку, Юрий взвешивал доводы «за» и «против». Здравый смысл и голова говорили «против», но интерес и количество выпитого толкали на неправильный, но давно мучивший вопрос. Наконец, второе перевесило:
– М-21, скажи, а как вы столько лет умудрялись скрывать от Организации свои способности?
Тот замер и задумчиво посмотрел на Юрия. Взгляд мгновенно стал трезвым, но в остальном он остался таким же расслабленным, как и до вопроса. Словно его не спросили о том, что трогать просто не имели права. Хотя когда Юрия это волновало?
– Странный вопрос. Просто жить очень хотелось, вот и научились.
– Но тесты, их же не так просто обойти?
– Тесты? – тут М-21 хмыкнул, откинувшись на спинку. – Не смеши меня, это просто контроль. В начале и сами отклонения были не слишком заметны, даже если бы мы не скрывались, а потом, со временем, мы и сами наловчились, как надо дышать и думать, чтобы нас считали слабыми. Тем более, что сам Кромбель нами не занимался.
– Да уж, он не любил возвращаться к неудачным экспериментам, – кивнул Юрий.
– Именно что. Впрочем, мы только и рады были, когда нас выпустили на свободу, велев не мешаться под ногами. Хотя, конечно, какая это была свобода…
– Но тогда и она была счастьем.
– Да, ты прав. Тогда нам всё казалось лучше, чем те пробирки, в которых мы плавали месяцами, умирая на потеху Кромбелю. А ты сам? Как тебе нравилось выполнять прихоти этой парочки?
– Сначала, – Юрий задумчиво сжал стакан, внимательно контролируя, чтобы тот не разбился, – мне просто хотелось их убить. Потом, со временем, когда я понял, что это для меня невозможно, захотел научиться не думать.
– О чём?
– О том, что я делаю. Просто выполнять поручения, не оставляя в памяти ключевые узлы. Правда, и это быстро прошло. Потому что жить хотелось больше, а для этого надо было быть умным, очень умным. Гораздо умнее их.
– Ты повторяешься, – заметил М-21, подливая Юрию в стакан.
– Правда? Хм. Ладно, и ты неидеален. А потом я просто научился быть нужным, чтобы меня не трогали, несмотря на провалы. Вот, например, с вами.
– Да, мы сами от себя такого не ожидали, – ухмыльнулся М-21. – Развалить к чертям собачьим всю эту организацию фактически без потерь… Раньше мы о таком и мечтать с М-24 не могли.
– А, думаешь, хоть кто-то мог?
– Старейшины.
– Могли, но не хотели, – отрезал Юрий. – А остальным силёнок не хватало.
– Или мозгов, – подсказал М-21. – Многие отличались поразительным отсутствием данного органа.
– Ты про Джейка, ДА-5 и Церберов? Да уж, тупые исполнители, что с них взять. Зато удобно.
– Скрывать разрушения? – скептично посмотрел на него модифицированный.
– Ты так говоришь, как будто кто-то об этом в принципе думал, – вздохнул Юрий. – Только постфактум.
– Ну, это да. Все были слишком заняты.
– Ага, доказать кто круче. Чёрт, и ведь мы такими были.
– Вспомнить страшно, правда? – подхватил М-21. – Впредь будем умнее?
– Договорились, – качнул головой Юрий и первым протянул пустой бокал, чтобы ему налили.

***


Две недели спустя М-21 неторопливо листал газету, и вдруг в него кинули чем-то тяжёлым. Машинально поймав, он поднял глаза на Тао и приподнял брови.
– Посылка, – ухмыльнулся тот. – Руару Фарстаду. Заметь, если бы не я, она бы так и затерялась на почте! И только умный и незаменимый Тао догадался проверить, а не ищет ли кто одного одинокого и привлекательного норвежца с таким именем и фамилией?
– Спасибо тебе огромное, о незабвенный, – серьёзно отозвался М-21. – Без тебя мы бы просто не выжили в этом жестоком, полном опасностей мире.
Тао удалился, гордый собой, а сидевший рядом Такео наклонился поближе и шёпотом поинтересовался.
– Он что, так и не догадался?
– Если бы понял, то давно бы со мной не разговаривал.
– Мда, – Такео покачал головой и, сдерживая смех, вернулся к книге. М-21 ухмыльнулся. Та головоломка, которую он подарил Тао, не складывалась вот уже две недели. Тот составлял какие-то программы, ночами сидел за расчётами, но никак не мог понять, что она не получается только из-за потрясающе искусных рук хорватов.
– А если всё-таки сойдётся?
– Значит, он из Хорватии.
М-21, тем временем, подавляя дурное предчувствие, распаковал посылку и обнаружил там волка. Косого, кривого, глаза которого расходились в разные стороны. Узнав эту вещь, он тихо выматерился себе под нос, но тут ему на колени из пакета выпала незамеченная ранее открытка.
На ней был изображён какой-то пляж, а на обратной стороне было написано:
«Я ещё не получил всё, что хотел. Как насчёт новой встречи в этом дивном месте?».