Мир, в котором нет тебя.

Слэш
R
В процессе
64
Размер:
планируется Макси, написано 67 страниц, 12 частей
Описание:
Необдуманные, брошенные Поттером в гневе слова – сбылись. Всё меняется. Отныне Гарри Поттер живёт в мире в котором никогда не рождался Северус Снейп. Вот только нужен ли Гарри такой мир? И на что он готов, чтобы вернуть утраченное? Остальное в заявке.
Посвящение:
Автору заявки - за удачное совпадение и, как всегда, тем кто дочитает.
Примечания автора:
Давно обдумывала, под каким соусом подать тему: «Насколько бы изменился мир, если бы Снейп не сделал ничего из того, что он делал в каноне». А тут такая замечательная заявка попалась – устоять невозможно! Вообще, у меня есть три версии к чему привело его отсутствие, но писать три фф нет ни времени, ни желания. Так что, в этой работе будут изложены два варианта: лайт и хард.
Поскольку основным в этой заявке я считаю всё же те изменения которым подвергся мир, то и расписывать причинно-следственные связи буду подробно. Поттер будет оставаться ведомым и зависимым до тех пор, пока не свыкнется с новой реальностью. Активные действия начнутся только когда до Гарри начнёт доходить, что он натворил. Ну и конечно снарри, куда же без него!
Гадов нет, есть люди которые, исходя из собственных соображений, ведут себя так как считают нужным.
Мата тоже нет, но грубых выражений хватает.
Чтобы не было обид и разочарований пишу сразу: вне зависимости от рейтинга, который, возможно, изменится – нцы не будет – мне не увлекательно фантазировать на тему постельных утех двух мужиков.
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
64 Нравится 77 Отзывы 37 В сборник Скачать

Глава 3

Настройки текста
В сарае, в который они тайком забрались, было жутко холодно, спасибо хоть от ледяного ветра укрывал. Гарри мысленно благословлял предусмотрительность Гермионы, заставившей его снять тёплую одежду перед трансформацией и тем самым сохранившей её от уничтожения. Он готов был уже бежать трусцой по шоссе, лишь бы хоть немного согреться! А чтобы он делал, не окажись у него теплой куртки и ботинок, ведь даже самое маленькое колдовство, в их нынешнем положении, было почти непозволительной роскошью?! В любом случае выбираться из этого захолустья нужно было на общественном транспорте, а автобусы, как известно, ходят по расписанию, а не по желанию подмёрзших клиентов. Дотопать на своих двоих до любого относительно большого города не представлялось возможным. С каждой минутой, проведённой в этом мире, разница становилась всё очевиднее, и уже казалось, что его жизнь до перемещения была просто курортом. Гермиона молчала, размышляла о чём-то своём, Гарри пытался осмыслить полученную от неё по дороге информацию. Узнал он, пожалуй, куда больше, чем хотелось бы. Сторонников, примкнувших к возродившемуся Волдеморту, в этой реальности было в разы больше. Магглороженных и полукровок сомнительного происхождения отлавливали по всей стране. Взрослых, оказавших сопротивление, убивали на месте, сдавшихся без боя отправляли в Азкабан, во всяком случае такова была официальная версия. Что происходило с детьми и подростками – никто не знал. Слухи ходили разные: от «из них делают прислугу» до «растят как доноров волшебной силы для ритуалов и жертвоприношений». Правды не знал никто, но если вдуматься — кому нужна хреново обученная прислуга, если обычный домовый эльф способен в этом вопросе переплюнуть любого, даже самого выдающегося волшебника?! Гермиона утверждала, что по некоторым данным — Гарри почудилось за её словами недосказанное — «ордена Феникса», их используют в качестве бесплатной рабочей силы на фермах по выращиванию волшебных существ и растений: палочки для этого не нужны, а вот волшебником быть обязательно. На взгляд Гарри, это было ещё не так плохо, как могло бы, но подруга всегда очень болезненно реагировала на рабский труд, одно её РВОТЭ чего стоило (1). Бежать из страны было практически невозможно. Поначалу, некоторым удавалось выбраться через Северную Ирландию или переправившись через Ла-Манш, но теперь и эти пути были перекрыты. Магглосвкий транспорт полностью контролировался, и при подозрении, что в нём находится беглый волшебник, мог быть уничтожен полностью — прецеденты были. Все, кто пытался купить оборотное зелье или входящую в его состав шкуру бумсланга, попадали под подозрение и вызывались на допрос. Почему-то особенно неприятно было слушать про Дамблдора… Может, дело было в том, что Гарри всё ещё питал к нему привязанность. Гермиона с откровенной неприязнью поведала о взаимоотношениях с директором. То, что к «великому светлому волшебнику» эта парочка не питала ни любви, ни доверия, Гарри понял очень быстро. Рассказ Гермионы его выводы полностью подтвердил. Ничего хорошего в сказке Дадли о волшебном мире не было: хоть и при выдающихся различиях с его собственной жизнью суть особо не менялась — история этой реальности выглядела намного гаже. Как и в случае с Волдемором, рассказать приютскому сироте о том, что он волшебник, Дамблдор отправился лично, решив не полагаться на простодушного полувеликана, и, вероятно, это стало самой большой ошибкой. Дадли, наслушавшийся рассказов старших воспитанников, не имел ни малейших оснований доверять «добрым дедушкам», использующим в разговоре обращение «мой мальчик», и реагировал соответственно. То, что его родители были волшебниками, а самого Дадли выбросили в чуждый ему мир, лишив при этом даже настоящего имени, тоже хорошей новостью не стало. Потенциальная угроза от давным-давно сгинувшего тёмного мага на фоне его повседневной борьбы за выживание не впечатлила. Единственное, в чём Дамблдор всё же преуспел — Дадли, как и сам Гарри, добровольно отказался от зачисления на Слизерин. Гермиона, по её выражению, оказалась в Гриффиндоре по собственной глупости. Ей, видите ли, захотелось учиться на факультете, который закончил «величайший светлый волшебник современности», и шляпа решила не отправлять её в Когтевран. То, что Дадли сдружился с Гермионой, защитив её от нападок и издевательств Уизли — сильно удивило, но если вдуматься… Рон никогда не отличался ни умом, ни тактом. Дадли за свои недолгие годы успел усвоить простую истину: сказок не бывает, а если и бывают, то они вовсе не добрые, поэтому ко всему относился критически и подозрительно — жизнь научила. Львиную долю свободного времени друзья тратили на учёбу. Постоянные попытки Дамблдора втравить их в «приключения» раз за разом терпели крах. То, что их провоцируют, Дадли и Гермиона уяснили достаточно быстро. Директор, поняв бесполезность обходных манёвров, пытался надавить на совесть, чувство долга, справедливость… Вопрос Дадли: «с какой стати он должен людям, которые выперли его в маггловский приют, где он едва выжил?» — директору совсем не понравился. Поняв, что конструктивного диалога не получится, Дамблдор без обиняков сообщил мальчишке о пророчестве, из-за которого Волдеморт попытается его убить в любом случае и поставил перед выбором: остаться против Тёмного Лорда один на один или… На этом месте Гермиона примолкла и скомкано и неубедительно пробормотала что-то о совместных действиях и покровительстве директора. То, что Дамблдор с первого курса пытался втравить его, то есть Дадли, во всяческие неприятности, именуемые приключениями, — новостью не стало. В его собственной реальности происходило почти то же самое, только выглядело всё более сиропно. Гарри давно уже догадывался, что всякие походы за философскими камнями, спасение драконов и гиппогрифов, проникновения в Тайные и Выручай-комнаты были в его жизни далеко не случайны и не оправдывались только его собственным непоседливым характером. Здесь всё выглядело ещё хуже… Из задумчивости Гарри вывело урчание собственного голодного желудка. Оказывается, он уже с пару минут машинально наблюдал за толстощёким парнем, скучающим взглядом рассматривающим едва надкушенный гамбургер. Кем этот парень может оказаться в ближайший момент? Если верить Гермионе, то кем угодно! Замаскировавшимся аврором, беглым магом, егерем, Пожирателем смерти… или он и правда обычный пацан всего-то на пару лет младше его самого? В животе снова громко заурчало. Рядом всхлипнула Гермиона. Гарри обернулся и с удивлением увидел, что её трясёт, а в глазах стоят слёзы. Неужели она так сильно проголодалась?! — Дадли, — девушка судорожно вцепилась ему в руку, — не трогай! Не тронь его! Я достану нам еды! — Гермиона, ты о чём? — Гарри совершенно растерялся. — Не трогай мальчишку, — он ничего нам не сделал, а если он не тот, кем кажется — мы не сможем отбиться! Я обязательно, обязательно что-нибудь придумаю, хочешь, прямо сейчас пойду найду, что поесть?! — Ты про что? — Гарри не понимал, о чём она говорит. — Ну что нам этот гамбургер? Поедим один раз, да и то не хватит — наших проблем он всё равно не решит! Абсурдность предположения подруги повергла в шок. Кем он вырос в этом мире, если его лучший и, судя по всему, единственный друг считает, что он может напасть на человека из-за еды? — Гермиона, ты что думаешь, что я могу на него наброситься из-за обгрызенного бутерброда? Я что способен причинить вред ребёнку? Девушка смутилась и отвела глаза: — Прости, Дадли, то есть, Гарри, прости меня. Ты, то есть, Дадли никогда не обижал малышей, но этот почти наш ровесник… А тебе нужно много сил на восстановление, и ты же ещё не освоился со своей новой природой… Прости, я не хотела… Но ты же вырос в приюте, а там каждый за себя, не отнимешь ты — отнимут у тебя… Если тебе было что-то нужно, ты мог взять это по праву сильного… Нет-нет, ты никогда не злоупотреблял, только в случае нужды… Гарри в ужасе смотрел на подругу: — Гермиона, я вырос в семье, обычной семье, может и не самой любящей, но вполне нормальной! Гарри сам удивился, как быстро для него жизнь в чулане и постоянные придирки стали синонимом благополучия и нормальности. У Дурслей тоже всякое бывало: его запирали на замок, плохо кормили, его бил Дадли! Какова же была ЭТА жизнь, что он вырос ТАКИМ?.. Хотя… Дадли с компанией — это не приют, полный полуголодных обозлённых на жизнь детей. И даже Дадли не посягал на перепадавшие Гарри крохи. Можно будет сказать спасибо, если ещё через пару дней он не узнает от своей подруги, что вырос насильником и убийцей. «Нет, убийцей я не вырос, убийцу из меня сделали там и пытаются сделать здесь — стараются восполнить пробелы в приютском воспитании». — Гарри мрачно усмехнулся: даже в прежней жизни на его совести были как минимум Волдеморт и Квирелл. Гермиона чихнула и стёрла кулачком приставшую к щеке пыль. Было так странно сидеть в этом холодном грязном сарае и подглядывать в запылённое окно за чужой, такой обыкновенной жизнью. Кто-то шёл к трассе, кто-то нёс пакет с краской, наверное, делают ремонт, отстранёно подумал Гарри, кто-то вышел просто погулять. Обычные люди с обычными делами — все, кроме него! Всё, что уже было прожито и казалось неизменным, летело в тартарары, потому что эта реальность ничем не напоминала его собственное прошлое, в понимании которого он теперь тоже был не так уж уверен. Вопросы теснились в голове, подталкивая и выпихивая друг друга. Получается, Поттер снова ничего не знал не только о мире, в котором оказался, но даже о своей жизни. Зато Гарри, наконец, удалось ухватить ту неправильность, которая не давала ему покоя с самого первого разговора. — Гермиона, а как я выжил? — Что? — подруга, думавшая о чём-то своём, явно не понимала его вопроса. — Я спрашиваю, как я выжил, ну, тогда — в детстве? В моём мире это произошло из-за жертвы матери, а здесь? Если она находилась в другой комнате, что спасло меня? Она не стояла рядом, не пыталась закрыть меня собой, но я — выжил! — Я не очень поняла, а причём тут твоя мать? Гарри несколько растерялся, он совершенно забыл, что подруга понятия не имеет о том, как всё сложилось в его мире. Гермиона слушала его объяснения, сосредоточенно хмурясь и всё чаще посверкивая ставшими вдруг очень злыми глазами. — Ну и кого из нас ты считаешь идиоткой? Это я дура или моя копия в твоем мире настолько тупа, чтобы поверить в эту лажу? — Что?! — в то, что было так привычно и понятно для них в том, другом мире эта Гермиона судя по всему ни на кнат не верила. — Что слышал. Твоя мать была неплохой, но не выдающейся ведьмой, к тому же магглорожденной. Ничего экстраординарного она не могла знать в принципе, и из того, что ты рассказал, получается, что речь идёт об обычном самопожертвовании! — Ну да, так и было! Дамблдор всегда говорил, что меня спасла её жертва! Может быть, потому что они погибли в волшебном доме, на котором стоял «Фиделиус»… — Их убили в обычном маггловском доме, где-то в пригороде Лондона! — В Литтл-Уигинге? — Вроде бы, да. Я точно не помню. — Но значит это был дом тёти Петуньи! Почему мы там оказались, ведь моя семья пряталась?! Только жертва мамы помогла мне выжить и … — Ты хочешь, чтобы я поверила в эту чушь?! Сколько семей, по-твоему, убил Риддл? Ты всерьез считаешь, что только твоя мать встала на твою защиту и пыталась спасти своего ребёнка, закрыв собой?! Если ты не в курсе, то это нормальное поведение любой, любящей своих детей матери, так почему бы подобной магии было не сработать раньше? Я не хочу как-то обесценить её поступок, но всё, что ты рассказал, — бред свинячий! На память пришла семья, убитая Волдемортом при поисках Грегоровича, и Гарри вынужден был мысленно согласиться. — Ладно, а здесь как Дамблдор объяснил то, что я выжил? — Поначалу он упирал на то, что попытка убить беззащитного ребёнка была наказана Магией, а потом просто похоронил эту тему. — В это вы с Дадли тоже не верили? — Разумеется нет, и по тем же самым причинам. Мы считаем, что в тебе самом было что-то, что защитило тебя. Я не знаю, какие идиоты населяют твою реальность, но здесь в «жертву» не поверят даже маленькие дети. И уж тем более в подобный бред никогда бы не поверил Дадли. Скажи, неужели у вас все купились на эту чушню? — Представь себе, да! — Гарри чувствовал, что всерьёз разозлился и готов вспылить. — Все верили Дамблдору, когда он говорил… он говорил… Гарри осёкся. Но ведь Дамблдор никогда ничего подобного другим не заявлял! О том, что маленький Гарри выжил благодаря жертве Лили и получил таким образом её защиту, он говорил только самому Гарри! А все вокруг, наоборот, всегда твердили о том, что Гарри каким-то образом устоял против Авады Волдеморта! Ничего из того, о чём Гарри сейчас разглагольствует, они отродясь не слыхали! Гарри попытался вспомнить, а как же члены «ордена Феникса»? Дамблдор всем рассказывал про защиту Лили, но Гарри в упор не помнил, чтобы директор хоть раз при ком-то другом озвучил версию, что Лили своей жертвой спасла ему жизнь! — Нам пора. Автобус должен подойти минут через десять. — Гермиона схватила его за руку и энергично потащила прочь из сарая. Им несказанно повезло, в салоне оказалось всего двое пассажиров: увлечённая вязанием старушка и парень, плотно зависший над какой-то маггловской хренью. Вероятно, маршрут автобуса начинался где-то в соседнем городке или просто не было желающих путешествовать в такую погоду. Мгновение поколебавшись, Гермиона всё же применила к водителю «Конфундус», умудрившись сэкономить те гроши, которые у них ещё оставались. Неужели риск того стоил? Усевшись наконец-то в блаженном тепле, девушка устроилась спать, они сразу решили, что, как и во время охоты за крестражами, отдыхать будут по очереди. Крестражи… Гермиона до сих пор не обмолвилась о них ни словом, возможно, вопрос был в доверии, а раз так поднимать подобную тему пока не стоило. Гарри принялся анализировать полученную информацию. Он никогда не подвергал сомнению рассказ и выводы Дамблдора, но после того, что он услышал от подруги, объяснения директора выглядели мягко говоря сомнительными. Так что же получается? А получается совсем нехорошо… если ещё подумать — даже не шибко умный Хагрид не купился бы на эту теорию. Как он сказал при первой встрече: «В тебе было что-то, Гарри, что его… э-э… сломало. Чтой-то приключилось той ночью, чего он не ждал, не знаю что, да и никто не знает… но сломал ты его, это точно (2)»… в тебе, не в НЕЙ! При чём здесь мама? О ней никогда не шло никакой речи! Все и всегда говорили о том, что именно Гарри остановил Волдеморта! Только сам Гарри этого не замечал и не желал понимать, не желал до этого момента, пока новая, незнакомая ему Гермиона не ткнула его носом в очевидную глупость! Выходит, что и в его мире было ровно три идиота, которые поверили в эти байки! Ничего не понимающий и не пытающийся понять он сам, магглорожденная Грейнджер, которая вместо того, чтобы уделять все силы учёбе, заглядывала в рот директору и поддерживала друзей, и Рон, который сроду не интересовался ничем, кроме еды и квиддича. И ведь даже не директор убедил его друзей в этой ерунде, а он, он сам — пересказывая свои разговоры с Дамблдором и, конечно, друзья не усомнились в его рассказах! Но почему никто не объяснил ему этого раньше? Да потому что он ни с кем и не обсуждал эту тему! Нет, Гарри не делал тайны, просто хранил эту информацию как что-то личное, как святыню — то немногое, что осталось от его семьи! Хотя что-то такое всё же было… Люпин сказал: «Твои родители отдали свою жизнь защищая тебя» — да, но это вовсе не значит, что они эту самую жизнь такой ценой спасли! Теперь вся абсурдность утверждений директора становилась ещё очевиднее, потому что в этом мире никакой жертвы не было, а результат получался тот же! А как же защита? Не удержавшись, Гарри растолкал Гермиону. — Гермиона, а как быть с кровной защитой? — Какой защитой? — девушка сонно моргала, пытаясь понять, чего от неё хотят. — Всю жизнь я прожил в доме Дурслей, потому что на нём, как и во мне, была кровная защита матери! — В доме где жили их родители, твои бабушка и дедушка? — Нет. — Твоя мать раньше жила с ними в том доме? — Нет. — А кому тогда принадлежал этот дом? — Дяде Вернону, мужу маминой сестры. Гермиона посмотрела на него, как на идиота: — Дурсль, ты каким местом вообще думаешь? Чем ты занимался в школе все эти годы, если не понимаешь простых вещей?! Нельзя наложить кровную защиту на дом, в котором человек никогда не жил, если там не живут его родители или его дети! — Но я же там жил! — Но только ПОСЛЕ смерти твоей матери! — Ладно. А если там живёт сестра? — Только в том случае, если бы твоя мать жила с ними и считала это место своим домом. — Но Дамблдор говорил о защите крови! — упрямо повторил Гарри. — Там живут мои кровные родственники! — Такая защита, если бы она всё же была, распространялась бы прежде всего на тебя, это не их дом тебя защищал, а ты его. — Но почему же тогда все в это поверили? — Потому что идиоты! — девушка зевнула и устроилась поудобнее. — Если у тебя всё… Гарри кивнул и уставился на проплывающие за окном поля. Сейчас был тот самый, исключительно редкий случай, когда Снейп полностью бы согласился с мнением Грейнджер. И всё же, не могут же быть идиотами абсолютно все! Сам Снейп, например, тоже ведь поверил… А почему? Да всё просто! Дамблдор ведь прямым текстом сказал, что к защите Лили добавил свою. Вероятно, все просто посчитали, что раз там живут родственники Гарри, то Лили имеет к дому, где живёт её ребёнок, самое прямое отношение, а Дамблдор просто усилил эффект, добавив свои заклинания. И никого не интересовали подробности полученных мальчишкой объяснений. Всем было наплевать, как он живёт и почему не хочет туда возвращаться, просто так было удобно. Получается, Дамблдор солгал, что Гарри должен проводить время у Дурслей, потому что на доме кровная защита, которой там не могло быть в принципе! Да он сам же в стремлении убедить Поттера и проболтался, что мог отдать его на воспитание в любую волшебную семью, просто не хотел, чтобы новоявленный герой забыл, чему обязан своей знаменитостью! Не упомянул только, что «волшебная семья» скорее всего оказалась не абстрактными усыновителями, а роднёй, которой у чистокровных Поттеров более чем достаточно! Вот только Гарри, в искреннем порыве благодарности к родителям, принял директорский произвол как должное и так никогда и не задумался, какие выводы следуют из этих слов. Ещё директор нёс какую-то пургу про опасных последователей, но мифическая материнская защита не уберегла его от нападения лже-Грюма или Хвоста, зато порабощённый Риддлом Квирелл просто сгорел от его прикосновений. Гарри чувствовал, что голова идёт кругом. Всё-всё, чему он раньше не придавал значения, о чём никогда не задумывался, теперь дёргало, тянуло, привлекало внимание, заставляло работать память и делать выводы, превращавшие россказни Дамблдора в сплошную ложь, шитую белыми нитками. Гарри чувствовал себя идиотом! Его банально обманули и использовали!
Примечания:
1) РВОТЭ – в разных переводах общество созданное Гермионой называется по разному (ГАВНЭ; ПОНОС; ПУКНИ). РВОТЭ – S.P.E.W. Гермиона основала общество для защиты прав домовых эльфов. По-английски оно называется Society for the Promotion of Elfish Welfare – Общество развития эльфьего благосостояния. Сокращенно S.P.E.W. Spew по-английски значит рвота. Р.В.О.Т.Э. – Распространение Всеобщего Освобождения Труда Эльфов. Это всё-таки ближе к оригиналу. (Игорь Шенин).

2) ГП и ФК.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты