Дети Полнолуния

Джен
NC-17
В процессе
3
Размер:
планируется Макси, написано 77 страниц, 11 частей
Описание:
Семнадцатилетней Верлине пришлось взять на себя тяжелую ношу - перенять титул Дуксе-Люпус - вожака стаи от своего покойного отца. Защищать своих сородичей от охотников, разрешать конфликты с другими стаями, искать достойных приемников и сотрудничать с культом "Осколки Лунного Камня" - вот лишь малая доля того, чем ей предстоит заняться.
Примечания автора:
Происходит в 1500 годах, очень большая книга. Чтобы не путать скажу сразу: из этой династии потом появилось семейство Вольферов (Гробовщик), они не афишировали названия стаи, позднее раскололись на Голубую и Кровавую Луну (загадка Рэдклифф Рэй).
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
3 Нравится 3 Отзывы 0 В сборник Скачать

Волк волку волк

Настройки текста
      Место стычки городских и лесных оборотней было выбрано случайно. Так уж случилось, что Вольферы повадились на старую шахту, туда же направилась большая часть стаи. Амона осталась присматривать за детьми, ранеными, молодыми родителями — всеми теми, кто не мог воевать. К тому же она не могла превращаться, так что на поле боя от женщины толку не было.       Уговаривала и дочь остаться — единственный правитель, без наследников. Однако Дуксе-Люпус была однозначна в своем решении: без вожака на такую важную битву поданные не пойдут. Сменив платье на доспехи девушка двинулась в путь на закате.       Однако и в пещере много дел осталось. К примеру в течение весны у многих оборотней родились волчата, представителю вожака стоило проведать их и благословить. Поскольку дети рождались от закрепленных кровью уз, им не нужно было проходить ритуал с кровью вожака. От рождения они служили правителю, подобно родителям, и лишь изгнание или повторный ритуал крови могли снять это обязательство.       Сумум направилась в госпиталь. Девять девочек и двенадцать мальчиков — у некоторых родились близнецы. Дети маленькие, на человечьих похожи, только глаза горят, подобно звездам, а у трех с рождения клыки.        — Госпожа, какая честь! — Склонив головы сказали родители.        — Для меня большая радость узнать, что наша стая растет. Да прибудет с вашими детьми удача, и да станут они надежной опорой для моей дочери. Во имя Луны, надеюсь и у меня в скором времени появятся внуки.       Женщина лично поцеловала каждого ребенка, и каждому к пеленкам приколола амулет с волчьим зубом. Волки считались тотемными животными стаи, их шкуры и черепа часто украшали одеяния взрослых, а зубы с когтями давали детям, чтобы беречь от дурного глаза и невзгод.       Закончив мать вожака вернулась в свои покои, где написала новый указ. Каждой молодой семье полагалась выплата в десять золотых, а мастера были обязаны смастерить колыбели — спать на холодном полу вредно.       Так же в ту пору шаман возносил молитвы за умерших у входа в погребальный зал. Силин к такому обряду не допустили, только пояснили, что души могут переродится после окончательного уничтожения тела. Амона же, как представитель вожака, шла бок о бок с Асорой. Она стала на колени, и повторяла все за шаманом, вытерпела все три часа молитвы. После волчица присутствовала на поминальном ужине, и лично подняла бокал.        — Я же в этот день вспомню своих родителей, убитых людьми во время стычки. И конечно же своего партнера Дуксе-Люпуса Вердона. Он был сильным вожаком, держал порядок в стае и в семье, да поможет его кровь и потомкам принимать мудрые решения.       На этом ужине готовили особое блюдо из сырого мяса, маринованного в меду. Запивали такое кушанье крепким алкоголем, а после трапезы следовали завывания вперемешку с воспоминаниями. Правда, ближе к концу выпивка делала свое дело, и грусть превращалась в веселье, с дальнейшими пожеланиями всего наилучшего покойникам.       Дети ели только мед, а запивали виноградным соком. Они пытались подвывать за взрослыми, хотя некоторые не умели превращаться, а другие и покойных родственников не знали.       В библиотеку привезли новые книги, судя по тому, что в городе было опасно, поставок еще долго не будет. И здесь не обошлось без помощи Сумум — ведь ей эта библиотека была поручена. Она решила, какие книги должны быть на полках, а какие отправятся в яму. Пришлось сделать выговор тем, кто подобрал неподобающую литературу. Так же мать лидерши подарила этому помещению свою работу — огромный гобелен, вышитый шелковыми нитями. На нем были изображены два оборотня в темных силуэтах деревьев — и тех и тех из темных цветов. Лишь вглядевшись в изделие звериными глазами, можно было разглядеть контур картины.        — Ты прекрасно вышиваешь, жду в своих покоях сегодня.       Это было так коротко, без прелюдий и романтики. Он — вожак уже не один век, опытный, побитый жизнью. Она — молодая волчица, ждет своего принца, мечтает о поэмах и ласках. Но что поделать, если вожак приказал — выполняй.       Юную девушку подготовили — отвели в баню, одели. Хотя Амона всю жизнь вышивала, сама она никогда не носила подобных нарядов. На утро, когда новая фаворитка выходила из покоев, ей пришлось пойти по коридору, где жило двадцать жен господина. Они все выглядывали из своих комнат, провожали ее холодным взглядом, больше всего на свете хотелось уйти в свою маленькую комнатушку.       А нет — теперь она обязана была жить бок о бок с ними. Чтобы защитить себя возлюбленная Вердона закрывала дверь, подпирая тяжелым комодом. И каждую ночь в покои скреблись. Она и сейчас уверена — забыла бы закрыть дверь хотя бы раз, осталась бы без головы.       Сумум новую невестку невзлюбила сразу, и с каждым годом ненавидела все больше. Вся династия воспринимала девчонку как проститутку, развлечение для их правителя. Даже сам он пару раз обмолвился подобным словом, но не сожалел — былой Дуксе никогда не испытывал вину за содеянное.       Вот и сейчас женщина каким-то чудом добралась до того места, где раньше жила. Дверь до сих пор исцарапана, сама комната пустует. Конечно, нынешняя правительница гарем не содержит, а другим тут жить и не положено.       В верованиях вервольфов существовали такие существа — сгустки черного цвета. Они не могли предсказывать будущее, лишь показывать то, что было. Характер их был как у людей — кто-то предостерегал, кто-то помогал, а некоторые и вовсе хотели запугать или убить, хотя физического вреда причинять не могли.       Заходишь внутрь и тени прошлого оживают. Все те крики и скандалы, те редкие моменты, когда вожак сам приходил в ее покое, ссора с его матерью, а затем сыном — обе из-за того, что девушка забрала ночь у одной из фавориток. Клочья выдранных волос, смех и тихий плач. Проклены, некоторые из которых даже сбылись…       Заперев комнату Амона поспешила к другому месту. Ее старая обитель, там где девочка училась вышивать, а девушка приглянулась вожаку. Теперь это место заняла семья из молодых родителей и новорожденного сына. Все изменилось, в отличии от той комнаты в гареме. Нет не вышивки, не того большого-большого очага. Только скромная печка, общая лежанка для молодых, колыбель у источника тепла и полупустые сундуки.        — Госпожа, в чем причина вашего визита?        — Я просто хотела узнать, как идут дела у стаи. Как зовут вашего сына?        — Райги, в честь деда.        — Ты счастливый малыш, Райги, тут твое детство будет самым беззаботным и радужным. — Сказав это она укутала кроху в свою накидку. Оставаться в этом месте больше не было сил.       Тем временем Верлина отдыхала после битвы. Ее стае удалось выгнать чужаков из шахт, но не обошлось без смертей. Схватка была тяжелой — враги хорошо освоились, несколько раз подрывали пещеру, чтобы выиграть время, устраивали обвалы. Однако, стоило до них добраться и ситуация резко изменилась — в ближнем бою их навыки были слабы, как у обычного человечьего охотника, что ловит зайцев себе на пропитание. Поданные Дуксе-Люпуса, в свою очередь, почти все время проводили в волчьем облике и досуг свой тратили в основном на шутливые драки, что позволяло научиться хорошо уворачиваться и хватать.       Потратив пол часа на то, чтобы помочь раненым, волки кинулись вдогонку — погнали Вольферов через их же земли к особняку. Не один день длилась эта погоня — от шахт до города неблизко. Как лидер волчица хотела бежать впереди, но Картига отговорила от этой затеи.        — Не рискуйте собой, на их территории могут быть ловушки.       И правда: несколько простых механизмов было. Воительнице даже стыдно стало: что ее стая не может обойти столь простых ловушек? Последней каплей стало то, что Лариун чуть не попал в яму с кольями. Тогда хищница рванулась вперед и не просто бежала, а так же обезвреживала все скрытые механизмы, активируя их. Только чудом удалось избежать силков, капканов, сеток. Зато остальные могли двигаться без страха за свою жизнь.       Особняк был окружен забором — перепрыгнули в два счета. вот дальше было сложнее — здание огромное, наверняка с тайными ходами. Звери разделились на группы по трое и разошлись кто куда. У казначея и советника было особое задание — они должны были найти членов династии и привести их в главный зал.       Вдали раздавались звуки битых стекол, рычание, шорох, даже что-то тяжелое падало. Кто-то закричал — толи свой толи чужой — а тогда постепенно затих. Дом оживал и умирал по нескольку раз за минуту — одни выбегали из укрытий, другие прятались.       Фаворит отправился с женой в спальни. Они отворили первую дверь, затем вторую — никого. Перешли к третьей, как вдруг что-то выпрыгнуло из тени, поэт успел ухватить его за хвост и оттащить от госпожи, увы, что делать дальше юноша не знал.       Соперница заехала ему кулаком в лицо, из носа фонтаном хлынула кровь. Рядом раздался жуткий рык, грудь пронзило лезвие ножа. Дуксе помогла встать, стянула с тумбочки белое кружево и зажала им нос пострадавшего.        — Будь тут, дальше я сама.       Не дав ответить девушка ринулась дальше по комнатам. Несколько раз раздавался скул, один волк даже вышвырнул ее в коридор, но когти спасли от неминуемой гибели. В последней комнате ей повстречалась рыжая кицуне — оборотень-лиса. Зрелище очень редкое, но от того не менее опасное. Девушка не могла сопротивляться силе, а поэтому повалила Верлину на пол, ухватила за волосы и ударила о стекло. Лидерша чудом успела прикрыться руками, в ладонях прямо на линиях судьбы проступила кровь. Следующим ударом соперница собиралась вышвырнуть волчицу в окно, как вдруг какой-то оборотень из Детей Полнолуния разбил о ее голову вазу, и та упала без сознания. После этого добить ее стало проще простого.        — А муж то ваш олух, хоть бы попытался…        — Заткнись! — Убирая волосы с лица заявила Дуксе. — Я за его жизнь беспокоюсь, не спей говорить о моем фаворите плохого слова!       Троица спустилась к центральному залу, на ходу волчица вытаскивала мелкие осколки с ладоней, раны неприятно ныли, но не сильно кровоточили. Там собрались остальные — битые, драные, некоторые сели на пол. Однако, и вид врагов оставлял желать лучшего — выбитые зубы, сломанные лапы, они сидели в куче, окруженные самыми сильными в стае.        — Госпожа, мы поймали их. — Доложил Рутгер. — Каждый уголок обыскали, многие спали, из связали мертвыми узлами. Ожидаем ваших приказов.        — Стая городских волков, именуемая Вольферами, вы недооценивали нас, считали дикарями. Посмотрите теперь на последствия своих действий: весь город знает, что в поместье волки бушевали, скоро они придут сюда и четвертуют вас. Есть два пути: погибнуть в битве или признать меня вашим лидером.        — Никогда!        — Да чтоб подох ваш род!        — Не бывать этому!        — Мы своему вожаку верны!        — Точно! Но лидера вашего больше не будет.       Остальную династию уже перебили. Они жили в разных частях особняка, Картига не смогла уследить за всеми — нашлись гении которые решили, что лучше не рисковать. Только Рутгер решил передать жизнь потомка рода Вольферов в лапы Верлины. Это был паренек с оторванным ухом, он упал на колени и начал молить волчицу.        — Не прерывайте наш род, пощадите! Волки за вами не пойдут — помрут скорее, а меня они послушают, только во мне лидера признают.       Видок у паренька был жалкий: тело покрыто ссадинами, одежда порвана, по лапе размазано что-то липкое, похожее на варенье, шерсть местами выдрана. Только глаза выдавали представителя знатного рода — в них еще осталась капля величия, едва уловимая, упрятанная под страхом за свою жизнь.        — Ты смеешь говорить мне подобные дерзости? Я лично тебе горло перережу!       Нож сверкнул над головой, юноша резко переменился в лице. Он улыбнулся, снял рубашку и указал точно на то место, где было сердце.        — Вы этого не сделаете, уж я то по глазам вижу. Выслушайте мое предложение, разве слова могут ранить?       Так они простояли десять секунд, тогда руки начали дрожать, оружие отправилось обратно в ножны. Тяжело вздохнув хищница сказала:        — Если крови больше не прольется, пускай.        — Меня зовут Зарин — последний представитель династии Вольферов. Если мы с вами заключим брак, наши стаи станут одной под вполне законным предлогом. Ваши перебили мою семью — это норма, когда старый вожак умирает, почти все его дети гибнут, а новый должен найти жену. Итак, мы заключим союз, забудем о побоище, и будем жить по законам, не нарушая ничего.        — Глупый волк, у меня уже есть муж, я госпожа зверей, властительница дара. Имею право брать столько мужей, сколько пожелаю, и ты согласен пойти вторым, жить в гареме, быть помощником, но не вожаком?       Она надеялась, это отпугнет парня. Уж пусть живет в их стае как советник или доверенное лицо, может даже когда-то возьмет в жены ее дочь. Однако Зарин тоже кое-что понимал во всех этих манипуляциях и политике, будто всю жизнь занимался подобным.        — Уверяю вас, других не захочется. Я буду верным супругом и отличным советником и пока мы вместе ни один оборотень из моей стаи не взбунтуется. Признаю вас вожаком, миледи, и отдаю вам свое сердце.       Вдали раздался шум толпы. Как раз вовремя, чтобы разрешить эту ситуацию. Нужно было убираться, пока народ на кол не насадил — против всего города даже две стаи были ничтожны.        — Уладим это дело позже, пока что последуйте в нашу пещеру. Я скажу вам свой ответ, когда определюсь.       Всю дорогу с лица наследника не сходила улыбка. Его же сородичи горевали — им пришлось покинуть родной дом, цивилизацию и при том больше никогда не возвращаться — ведь все знали, кто из рода Вольферов был. Захватчикам в этом плане повезло больше — они могли вернуться в любое время, в человеческом образе их никто не видел.       Жители, естественно, устроили погоню, никто даже вещей собрать не успел. Хорошо что хоть оторваться от них оборотням было по силам — черт догонишь этих волков. Чужаков не пустили в пещеру — заставили ночевать на поляне около нее. За всем этим, выглядывая из-за угла, наблюдали Силин с Асорой.        — Погляди, какой наглец. Ухо-то ему уже кто-то отчекрыжил! — Заявил шаман.        — Это Зарин, сын вожака. — Встревожила его целительница. — Не понимаю, почему парня в живых оставили?        — Эй вы там, потом наговоритесь. Раненым нужна помощь!       Опытный колдун отправился к чужакам, его человеческой коллеге пришлось разбираться со своими, первым делом — с Лариуном, он то и рассказал обо всех бедах.        — Пойми, тут дело не в тебе и не в любви, этот брак — чистая формальность, и она и он это понимают. — Успокаивала темноволосая. — Ну поженятся, будет он сидеть у стола, что дальше? Я слышала, у некоторых вожаков было до полусотни жен, половина из них — дочери мелких стай, они после свадьбы мужа и не видели.        — Так то оно так, но вдруг что-то случиться…        — Сам говорил, что Дух Любви благословил госпожу, и вашу любовь сама Луна бережет.       Успокоив парня она перешла к самой болезненной части процедуры — выравниванию носа и наложению бинтов. На удивление фаворит совсем не кричал, а слезинки все равно блестели на глаза. Сердце его волновалось.        Верлина же, миновав толпу братьев и сестер, направилась к матери, не останавливаясь попросила ее пройти в свои покои, где они заперлись для серьезного разговора.        — Из династии выжил только один. Он говорит, чужие волки скорее погибнут, чем пойдут за мной. Только один выход видит из этой ситуации — свадьба.        — И ты еще сомневаешься?        — Матушка! Я не люблю его совсем, он противен мне, как тот насильник. И в другом случае, кто знает, может убил бы меня. Ты в этом видишь светлое будущее для дочери?        — Конечно нет! — Рука, покрытая меховым нарядом, прижала к себе дочку. — Это не сказка, не идиллия. Жертва своим благополучием и счастьем — в замен на покой для своей и чужой стаи. У Вердона тоже было много жен, но знаешь, когда я появилась им в покоях места не осталось.        — Не обманываешь?        — Как можно, родную кровинку?! Они все завидовали мне, считали ведьмой, а я просто любила и была любимой. Первые фаворитки, их мать выбрала, еще задолго до моего появления забыли дорогу к этим покоям.       Сказав это, женщина оставила дочь, ведь решение оставалось за ней. Вся вервольфы стояли на ушах: некоторые даже начали переговариваться с чужаками, опасаясь за свою судьбу. Силин была позвана к Амоне, и не только для служения.        — Наверняка и Лариун уже знает о новости. Скажи, ведь ты его лечила, как он отреагировал?        — Господин уверен, что Дуксе-Люпус не заключит второго брака, так же как вы уверены, что это случится.        — Этот мальчишка — очень хороший жених. Он станет надежной опорой, будет вести себя достойно. Воспитать его правда надо — чтоб на власть не претендовал, но это уже не ее забота. Я, как мать, буду следить за порядком в гареме, а ты дай мне что-нибудь от нервов, последние дни выдались неспокойными.       «Дочь вдовы с окраины села, посмотри на себя! Отворачиваешься от клятвы любви, собираешься пойти под венец с врагом. Эта борьба никогда не прекратиться. Всю оставшуюся жизнь тебе придется следить, любая оплошность — и он станет вожаком. Либо ты убьешь эту крысу, в которой сидит хищник, либо душа твоя погибнет».       Рано утром сонная правительница вышла на поляну. Позади стояли ее соратники, впереди — возможные враги, после битвы сил осталось поровну. С одной стороны мать, с другой — муж, они смотрели на нее одинаковым взглядом. Наследник вышел вперед, и даже стал на колено, чтобы выслушать речь. Его облик стал совершенно другим: чистый, опрятный, спокойный, уверенный. Остальная стая зевала — никто не мог уснуть той ночью, и все же внимательно слушали.        — Взвесив все за и против я приняла решение. Наши действия, какими бы хорошими или плохими они не были, привлекли внимание людей, и те наверняка позовут охотников. Чтобы справиться с этой напастью мы должны сражаться бок о бок, и если для этого надо пожениться — да будет так.       Волна оханий и аханий пронеслась с обеих сторон, затем все замолкли. Кто-то из толпы выкрикнул: поздравляю! Остальные подхватили.       Свадьбу подготовили как раз к тому моменту, когда взошла луна. После охоты все собрались у алтаря — теперь его поставили в главном зале. Вервольфы обеих стай выстроились в очередь, чтобы принести подарки молодым, к ним присоединились культисты.        — А что эти выродки тут делают? — Зарычал кто-то со стороны жениха.        — Они наши союзники. — Строго ответила Верлина. — пальцем их никто не тронет, ясно вам?!        — Слово моей будущей жены — закон. — Подтвердил Зарин. — Так что попробуйте с ними ужиться, после праздника уйдут.       Городские в основном дарили добычу, пойманную на охоте — другого у них попросту не было. Жители пещеры приносили всякую всячину: камни драгоценные, детские игрушки, несколько книг, роскошные ткани. Только денег не дарили.       Подарки вручили, все расселись по кругу. Парочка, держа друг друга за руки, ступила на алтарь. Шлейф казался девушке тяжелым, глаза искали в толпе Лариуна. Конечно же, он не пришел — разве можно его винить? Однако в глубине души госпожа надеялась, что любимый сопроводит ее, поможет пережить. Проблема была в том, что тот день был ее личным испытанием и никто не мог помочь.       Жених с невестой положили руки на сферу. Золотая нить сковала их, начались клятвы. За эти короткие минуты она задала золотой волчице вопрос «Почему меня венчают с нелюбимым? Разве это то, что ты мне обещала»? Ответа не было.       Затем Асора пробил им уши, зал тут же наполнился криками, ничего не было слышно в этом гуле. Церемония состоялась, теперь в ход пошли песни, пляски, танцы и пир. Ели прямо на полу, а яства там стояли всевозможные, что даже в своем особняке Вольферы такого не видели. И все было хорошо, пока к новобрачным не подошли стражи.        — Госпожа, господин, позвольте проводить вас.        — Куда?        — В ваши покои, миледи. Как никак первая брачная ночь. Не волнуйтесь, вас никто не побеспокоит.       Сердце замерло в груди. Как она могла забыть? Первую ночь после свадьбы, так же как и у людей, должно было провести только с супругом, какие бы фавориты не просились. Девушка была бы рада ни с кем ее не проводить, только вот без этого брак считался не действительным.       Заметив, что невеста нервничает, Зарин подхватил ее и понес вслед за стражем. Когда они проходили по коридору, в след молодоженам глядели двое: фигура в зеленой накидке и паренек с большими ушами.
Примечания:
карты сказали, эта книга мне славу принесет, только не в ближайшем будущем.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты