День рождения

Слэш
Перевод
NC-17
Закончен
1059
LizaMonk переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/11744625
Размер:
Мини, 14 страниц, 1 часть
Описание:
Чонгук становится совершеннолетним, и Тэхён дарит ему самый лучший подарок, о котором тот мог бы попросить.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
1059 Нравится 9 Отзывы 262 В сборник Скачать
9 сентября 2020, 13:42
Настройки текста

💖 💖 💖

Чонгук нервно посмотрел на часы и сглотнул, чувствуя в горле комок. 23:53. Со стоном разочарования он откинулся на спинку дивана. Почему он так чертовски нервничал из-за этого? Он же не собирался становиться кем‑то другим только потому, что формально собирался стать взрослым. Кроме того, Чонгук в любом случае был далеко не невинен; он воровал, пил, курил, избивал людей и целовался с ними раньше. Хотя никогда не… — Я подожду, пока ты не повзрослеешь, — сказал Тэхён. — Я терпеливый, Чонгуки. Я подожду. Он покачал головой, пытаясь подумать о чём‑нибудь, о чём угодно, только не о тяжело дышащем Тэхёне с распухшими от поцелуев губами, такими красными и красивыми. Он попытался думать о чём‑то другом, а не о том, как выглядел Тэхён после долгих поцелуев, раскрасневшийся и прекрасный. Его мысли вернулись к тому, как он будет выглядеть и звучать, выстанывая имя Чонгука. Теперь часы показывали 23:55. Чонгук вздохнул, решив не сопротивляться прекрасным образам Тэхёна, наклонившегося или лежащего на спине, выгибая её от удовольствия. Его рука скользнула к ширинке, и он начал медленно поглаживать себя, тихо постанывая и похныкивая, по мере того, как всё больше мыслей заполняло его разум. Тэхён. Он не мог думать ни о чём другом, кроме как о красивом парне с прямоугольной улыбкой и порочным низким голосом. Не поймите его неправильно, он был более чем доволен лёгкими поцелуями, которыми они обменивались, или объятиями поздними ночами, или держанием за руки, или просто общением с Тэхёном в целом. Старший делал его невероятно счастливым, и он был ему благодарен за это. Но всё дело в том, что этого было уже недостаточно. Чонгук не знал, когда это началось, и, честно говоря, ему было всё равно, единственное, что он знал наверняка, было то, что этого стало недостаточно. Поцелуев было недостаточно, объятий было недостаточно, держания за руки было недостаточно, и стоять рядом со старшим и быть счастливым в его присутствии определённо было недостаточно. Он хотел, нет, ему было необходимо чувствовать больше Тэхёна. Старший всегда останавливал его, когда Чонгук пытался просунуть руки под его рубашку, когда они целовались, и каждый раз повторял одно и то же: «Я подожду, пока ты не станешь взрослым». Но Чонгук не хотел ждать. Ему надоело ждать и прикасаться к себе, представляя Тэхёна, в то время как реальный парень был буквально перед ним. Чонгук услышал сигнал электронных часов. 00:00. Он моргнул. Он стал совершеннолетним. Взрослым человеком с наполовину твёрдым членом, если уж на то пошло. Он чувствовал себя на удивление пустым. Чонгук усмехнулся про себя: а чего он, собственно, ожидал? Фейерверк? Чувство просветления? Мгновенный секс с неким парнем, у которого была прямоугольная улыбка? Конечно, в свой день рождения он всё ещё был совершенно один, посреди квартиры Юнги, крайне расстроенный и нуждающийся в разрядке. 00:10. И тут он услышал, как кто‑то довольно резко постучал в дверь. — Чон Чонгук! — крикнул кто‑то с другой стороны входной двери. — Там есть некий Чон Чонгук? Взрослый человек, могу добавить, — Чонгук смущённо улыбнулся, услышав голос своего парня. Он подошёл к двери и открыл её, хотя она, как всегда, была не заперта. — Ты опоздал, — сказал он, стараясь казаться раздражённым, хотя сам сдерживал улыбку. Тэхён на секунду удивился, но тут же вытащил свой телефон и показал ему белые цифры, которые чётко показывали 00:00. — Ха, — выдохнул Чонгук. — Возможно, часы Юнги-хёна спешат на несколько минут, — сказал он, когда улыбка, которую он сдерживал, начала расползаться по его лицу. Его парень не забыл о нём. Теперь он был совершеннолетним, и его парень не забыл о нём в его день рождения. — Возможно, — сказал Тэхён, переминаясь с ноги на ногу и выжидающе глядя на Чонгука. — Итак, — сказал он через несколько мгновений. — Ты собираешься меня впустить или мы просто отпразднуем твоё совершеннолетие на пороге? Ну, я это к тому, что меня устраивает и то, и другое, — он игриво ухмыльнулся Чонгуку, увидев, как порозовело его лицо. — О-ох да! Извини, — сказал Чонгук, отступая от дверного прохода, чтобы впустить старшего, и закрывая за ним дверь. Тэхён лишь одарил его улыбкой и показал, что прятал за спиной. — Ta-дa! — взволнованно воскликнул он, сунув бутылку шампанского в руки младшему. — Поскольку ты уже совершеннолетний, я подумал, что тебе было бы неплохо выпить по этому поводу, — он возбуждённо ухмыльнулся. Чонгук не мог поверить своим глазам. — Тэ… сколько же это стоит? Как ты вообще смог себе это позволить? — Чонгук не сердился на старшего, а был скорее разочарован. — Не говори мне, что ты украл его. Ты же обещал, что не будешь! — Тэхён, смутившись, отвёл взгляд. Его щёки слегка порозовели. — Я не украл его, — пробормотал он. — Я откладывал деньги, — он посмотрел на Чонгука. — Я хотел сделать это специально для тебя, Чонгуки. Лицо Чонгука смягчилось, и на смену хмурому выражению пришла застенчивая улыбка. Он больше не мог держать это взаперти, его любовь к старшему была так сильна, что ему было физически больно сдерживать её внутри, поэтому он перестал это делать. Он перестал прислушиваться к своему разуму и сделал то, что хотел сделать с тех самых пор, как парень появился перед дверью. Чонгук поставил бутылку шампанского на обеденный стол и, затаив дыхание, поцеловал своего парня, который ответил ему после секундного шока. Чонгук обхватил его лицо ладонями, удерживая его на месте, пока сам жадно работал губами. Он облизал нижнюю губу старшего, прося разрешения проникнуть внутрь, и тот, не колеблясь ни секунды, уступил ему. Чонгук был так полон любви, что его практически взорвало, когда он попробовал парня перед собой и опьянел от невероятного вкуса Тэхёна. Это было грязно, влажно и абсолютно идеально. Их языки двигались в гармонии, а с губ слетали тихие стоны. Руки Чонгука потянулись к плечам старшего и начали толкать его к двери, прижимая к ней через несколько шагов. Тэхён тихо застонал, когда почувствовал, что оказался в ловушке зажатым между её деревянной поверхностью и крупным телом младшего. Чонгук открыл глаза и немного отстранился, чтобы посмотреть на него, увидев, что глаза парня потемнели, и он слегка задыхается, а его лицо раскраснелось. Всё так, как он и представлял себе, но гораздо красивее. Чонгук прижался лбом ко лбу Тэхёна, пытаясь отдышаться. — Я люблю тебя, — пробормотал он, наклоняясь к шее старшего и покрывая её нежными поцелуями. — Я так сильно люблю тебя, — поцелуй. — Я люблю тебя, — поцелуй. — Я люблю тебя, — поцелуй. Он продолжал в том же духе, пока Тэхён не превратился в какое-то месиво под ним, его глаза были полуприкрыты и смотрели на него с таким обожанием, с такой огромной любовью. Тэхён обнял его за шею и притянул ближе к себе, чтобы поцеловать вновь, на этот раз гораздо мягче. Чонгук так отчаянно целовал его в ответ, что казалось, будто Тэхён — это вода, а Чонгук уже несколько недель ничего не пил. В горле у него пересохло, сердце учащённо забилось, когда он ещё теснее прижался к Тэхёну, хотя между ними, если уж на то пошло, вообще не было свободного места. Тэхён отстранился, несмотря на протесты младшего, и посмотрел ему в глаза: — Я не могу жить без тебя, — сказал он, протянув руку, чтобы нежно погладить парня по щеке, на что Чонгук ответил тем, что уткнулся в неё носом. — Я люблю тебя, Чонгуки. Я знаю, что всё не всегда так ярко, и иногда кажется, что ты одинок… — он сделал паузу, чтобы проглотить комок в горле, и посмотрел на парня глазами, полными любви, — …но я здесь. Я всегда был и всегда буду здесь. Ты никогда не будешь один, — он подался вперёд и поцеловал младшего. — Никогда, — повторил он, снова и снова чмокая Чонгука в губы. — Я… — начал Чонгук, избегая взгляда Тэхёна. — …Знаешь, Тэ… я… я теперь взрослый… — он взглянул на него с надеждой и отчаянием в глазах, и его лицо покраснело. В течение нескольких секунд Тэхён смотрел на него с растерянным выражением лица, а потом начал смеяться как сумасшедший. Чонгук покраснел ещё сильнее и закрыл лицо руками. — Просто забудь, что я это сказал, — смущённо пробормотал он себе в ладони. Тэхён усмехнулся, убирая руки младшего от его лица, чтобы посмотреть ему в глаза. — Чонгуки, — сказал он, и необычно серьёзный тон его голоса заставил Чонгука поднять глаза. Тэхён выглядел так, как будто пытался сдержаться от чего‑то, чего так отчаянно хотел. — Ты действительно этого хочешь? — нерешительно спросил он. Сердце Чонгука пропустило удар, а дыхание сбилось. Неужели это происходит на самом деле? Неужели Тэхён действительно думал об этом? Он кивнул, слегка приоткрыв рот, и взгляд Тэхёна упал на его губы. — Я тоже этого хочу. Так сильно, — он сглотнул и попытался оторвать взгляд от губ младшего, чтобы ещё раз посмотреть ему в глаза. — Но только если ты абсолютно, на сто процентов уверен в этом. Я знаю, что это серьёзный шаг, и ты, возможно, захочешь подождать, потому что я не… — Просто поцелуй меня, чёртов зануда, — пробормотал Чонгук, когда снова приблизился к Тэхёну, и последний, сократив расстояние между ними, нежно поцеловал его. На этот раз поцелуй не был жадным или отчаянным, скорее наоборот. Их губы двигались лениво и медленно, языки в идеальной синхронизации друг с другом, впитывая всё и наслаждаясь вкусом друг друга. Тэхён играл с волосами на затылке Чонгука, то запутываясь пальцами в его локонах, то вынимая их обратно, слегка дёргая их время от времени, а затем ослабляя хватку, заставляя Чонгука сходить с ума. Он снова прижался к телу старшего, получая в ответ удовлетворённое хмыканье. Его правая рука двинулась вниз к подолу футболки Тэхёна, играя с ним в течение нескольких секунд, прежде чем медленно сдвинуть его немного вверх, а потом осторожно переместилась, чтобы коснуться мягкой кожи на животе парня. Каждое маленькое действие было рассчитанным и всё же нерешительным, таким осторожным и мучительно медленным, и Чонгуку нравилось это. Ему нравилось чувствовать тёплую кожу Тэхёна под своей ладонью. Он повёл рукой в сторону, чтобы провести кончиками пальцев по бедру парня, получив от него в ответ лёгкий, приглушённый вздох возле своих губ. Он нахмурился, когда почувствовал, что у парня торчат бедренные кости. — Ты обещал, что будешь есть больше, — грустно пробормотал он ему в губы. Ему хотелось обнять Тэхёна и никогда не отпускать. А ещё ему хотелось затолкать старшему в глотку целую лопату риса, но больше этого ему хотелось поцеловать его. Забрать поцелуем всю боль и печаль прочь, пока не останется ничего, кроме них, целующихся, обнимающихся и любящих друг друга. — Я знаю, детка, — ответил Тэхён, едва заметно отстраняясь, чтобы его слова были понятны, но всё же оставаясь достаточно близко, чтобы их губы соприкасались, когда он говорил. — Прости меня. Чонгук покачал головой: — Никогда не извиняйся. Ты — само совершенство, — Тэхён поцеловал его с такой страстью, что Чонгук почувствовал головокружение. Он медленно просунул одно колено между ног старшего, продолжая прижимать его к двери. Тэхён безуспешно попытался сдержать стон, когда почувствовал, как бедро Чонгука прижалось к его промежности. — Тэ, я… — полуприкрыв глаза, прошептал Чонгук. — Я так сильно хочу тебя. Старший кивнул в ответ, медленно покачивая бёдрами так, что его промежность коснулась бедра младшего. — Но я не хочу торопиться, — продолжил Чонгук. — Я хочу делать это медленно и наслаждаться каждой секундой. Я хочу боготворить твоё тело и делать это не спеша. Я хочу слышать всё, что слетает с твоих губ, — бормотал он в ухо Тэхёна и играл зубами с его серьгой, слегка подергивая её. Старший тихо застонал, уткнувшись головой в изгиб его шеи. Он снова кивнул, явно потеряв дар речи, и Чонгук слегка ухмыльнулся тому, как легко было заставить обычно кокетливого Тэхёна так разволноваться. Тэхён пробормотал что‑то ему в шею, но это прозвучало приглушённо и неслышно. — Что? — тихо спросил Чонгук. Старший не поднял головы, но вместо этого сказал громче: — Я хочу, чтобы ты взял меня, Чонгуки, пожалуйста… — сердце Чонгука пропустило удар, и он слегка оттолкнул Тэхёна, чтобы посмотреть ему в глаза. Тот выглядел таким уязвимым и отчаянным, тяжело дыша, несмотря на то, что они фактически ничего не делали. Чонгук был уже возбуждён, и это начинало становиться болезненным. Он быстро наклонил голову, чтобы поцеловать старшего в шею, и тот подставил её, чтобы дать ему лучший доступ, тяжело дыша, когда Чонгук прикусил его кожу, оставляя на ней крошечную красную отметину. Чонгук поднял руку и положил её на грудь Тэхёна, его пальцы поглаживали кожу старшего так нежно, что вынудили его захныкать от того, насколько слабым был контакт. Чонгук ухмыльнулся ему в шею и высунул язык, медленно пробуя на вкус стоящего перед ним парня, который слегка вздрагивал и постанывал. — Ты сводишь меня с ума, — пробормотал Тэхён, когда снова подался вперёд, вжимаясь в бедро младшего. — Это ты захотел, чтобы я довёл тебя до безумия, — Чонгук старался говорить как можно беззаботнее и с треском провалился, голос выдавал его явное волнение и нервозность. Старший хмыкнул в знак согласия. — Да, верно, — пробормотал он, когда Чонгук начал покусывать определённое место, и это действительно свело его с ума. Он громко застонал и тут же пожалел об этом, когда Чонгук поднял голову и посмотрел на него с потрясённым выражением лица. Тэхён только собрался извиниться за этот неловкий звук, как младший опередил его и заговорил первым. — Сделай это снова, — пробормотал он, его глаза были всё ещё широко раскрыты, но теперь заметно потемнели. — Чёрт возьми, сделай это ещё раз, — Тэхён был удивлён его реакцией, но всё же слегка ухмыльнулся. — Заставь меня, — прошептал он, и во взгляде Чонгука что-то промелькнуло. Он тут же вернулся к тому, что стал посасывать и покусывать то место, которое заставило Тэхёна издать тот звук, но на этот раз достаточно сильно, чтобы оставить настоящий засос. Тэхён громко заскулил и застонал, склонив голову набок настолько, насколько это было возможно. — Такой милый, — пробормотал Чонгук, прижимаясь к его коже. — Такой чертовски красивый. Ты даже не представляешь, что ты со мной делаешь, не представляешь, как сильно я хочу просто трахнуть тебя у двери, — Тэхён снова громко застонал, затем поднял руку и прикрыл рот, чтобы заглушить эти звуки, но Чонгук оттолкнул её и прижал к двери у него над головой. — Не надо, — прорычал он. — Я хочу тебя слышать. Чонгук потянул старшего за футболку, давая ему знак снять её, и Тэхён тут же подчинился, ошеломлённый тем, насколько доминирующим был тот. Он всегда был в некотором роде лидером, как правило ведущим в поцелуях, но сейчас всё было по-другому. На самом деле настолько по-другому, что от этого Тэхёна бросило в дрожь, настолько по-другому, но всё же так знакомо. Так похоже на Чонгука. Младший отступил на шаг и посмотрел на парня перед собой, рассматривая его. Тэхён попытался застенчиво обхватить себя свободной рукой, но Чонгук перехватил её и тоже прижал к двери. Затем он взял оба запястья старшего одной рукой и поднял их так, чтобы можно было удерживать их над головой парня и просто наблюдать. Он видел, как быстро поднималась и опускалась грудь Тэхёна, каким красивым было его лицо с вспыхнувшим ярким румянцем, и просто как грешно тот выглядел. Он издал звук, который не совсем походил на человеческий, когда отпустил запястья Тэхёна, чтобы стянуть с себя свою футболку, быстро возвращая руку на запястья парня, когда снова сократил расстояние между ними, покусывая и облизывая его уже распухшие губы. Он громко застонал, когда Тэхён прижал свою промежность к его собственной, потому что трение было таким восхитительным, таким порочным и таким идеальным. Он толкнулся бёдрами в бёдра старшего и практически проглотил стон, вырвавшийся изо рта Тэхёна. У него кружилась голова, а в глазах всё затуманилось. Единственное, о чём он мог думать, это о том, как Тэхён двигался рядом с ним. Он знал, что мог кончить вот так просто, только от того, что старший тёрся об него, но ему нужно было больше. Он мечтал об этом месяцами и отчаянно нуждался в этом. — Тэ… — простонал он, когда почувствовал губы любимого на своей челюсти, затем на шее и практически везде, куда тот мог дотянуться, пока был всё ещё прижат к двери. Тэхён хмыкнул в ответ, не отрывая губ от кожи младшего, пока его бёдра продолжали толкаться в него в гораздо более быстром темпе. — Давай… давай просто притормозим… а? — всё ещё тяжело дыша, удалось сказать Чонгуку. Услышав это, Тэхён остановился и обеспокоенно посмотрел на него, а потом кивнул и замедлил движение бёдер. Чонгук не был уверен в том, нравилась ли ему или не нравилась эта перемена, потому что это дало ему возможность на секунду очистить своё сознание и посмотреть на Тэхёна, который выглядел так красиво, зажатый в ловушке между его телом и дверью, но в то же время это означало, что трение прекратилось, и Чонгуку казалось, что он сходит с ума от того, насколько сильно ему сейчас была нужна разрядка. — Дело в том, — начал он и наклонился ближе, чтобы прижаться лбом ко лбу Тэхёна. — Что я не хочу, чтобы наш первый раз был у двери, хотя я изо всех сил стараюсь не разорвать эти чёртовы штаны и не взять тебя прямо в эту секунду, — он услышал, как у старшего перехватило дыхание. — Но ты так прекрасен, и я просто… — он замолчал, выглядя беспомощным. Он не мог думать, не говоря уже о том, чтобы говорить, и, если уж на то пошло, он не был тем, кто мог легко выразить себя через речь. — Я сказал тебе, что не хочу торопиться и хочу вобрать в себя всё. Тэхён почувствовал себя неловко из-за того, как Чонгук жадно оглядел его с ног до головы и с трудом сглотнул. Он отпустил его запястья и вместо этого снова переплёл их пальцы, целуя его, затаив дыхание, и Тэхён застонал ему в губы. Лёгкий вскрик вырвался из его рта, когда Чонгук внезапно безо всяких усилий поднял его, как будто он ничего не весил, и, если честно, в тот момент он, вероятно, ничего и не весил. Чонгук положил одну руку ему на спину, а другую просунул под колени, и до того, как Тэхён понял, что происходит, его словно невесту уже несли в спальню Юнги. Он хихикнул. — А Юнги-хён не рассердится? — невинно спросил он, хотя и знал ответ. — Он будет чертовски зол, — сказал Чонгук, осторожно укладывая парня на кровать. — Но сейчас мне на это наплевать. Затем он забрался на Тэхёна, ещё раз нежно поцеловав его и улыбнувшись ему в губы. Тот понимающе хмыкнул и приподнялся на локте, а другой рукой потянулся к затылку Чонгука, чтобы удержать его на месте. Чонгук медленно прижал их тела друг к другу, взял руки Тэхёна и, переплетая их пальцы, положил их на кровати возле его головы. Он склонил голову набок, чтобы углубить поцелуй, оседлав во время этого Тэхёна. Он покрывал быстрыми поцелуями его губы, уголки губ, подбородок, чмокал его за ухом; оставлял за собой влажные следы от поцелуев, а иногда и несколько засосов на его шее, груди и животе. Он уже почти сходил с ума от того, как Тэхён тихо стонал и выгибал спину навстречу его рту, зарываясь головой в подушки, с руками, всё ещё прижатыми возле неё, и время от времени сжимал руку Чонгука, чтобы заверить его, что да, он этого хочет. Когда Чонгук добрался до его талии, то взглянул на него, чтобы убедиться, что с ним всё в порядке, и он не против продолжить. В ушах у него звенело, а сердце бешено колотилось в груди. Тэхён посмотрел на него оттуда, где прятал своё лицо, и слегка кивнул, ободряюще улыбаясь. — Тэ, я… — Чонгук замолчал, не в силах смотреть своему парню в глаза. — …Я никогда не делал ничего подобного раньше, так что тебе придётся… э-э… направлять меня? — последняя часть вышла как вопрос, когда он смущённо отвёл взгляд от старшего, и его лицо покраснело, как помидор. Тэхён моргнул, глядя на него, и начал хихикать. — Конечно, Чонгуки. Я верю, что ты позаботишься обо мне, — Чонгук покраснел ещё больше от того, насколько искренне прозвучали эти слова, и они на самом деле были такими. Тэхён знал, что Чонгук никогда не причинит ему вреда, и доверял ему. Чонгук едва заметно улыбнулся, глядя Тэхёну в глаза, и последний кивнул ему, чтобы он продолжал. Младший глубоко вздохнул и медленно расстегнул обтягивающие джинсы Тэхёна, молния раскрылась сама по себе из-за того, насколько сильно был парень возбуждён. Он медленно стянул джинсы, обнажив пару красивых, гладких ног, и почувствовал, что находится в каком‑то трансе, когда наклонился, чтобы поцеловать бёдра парня, вынуждая того тихо застонать и провести рукой ему по волосам. Чонгук целовал и покусывал внутреннюю сторону бёдер Тэхёна, оставляя следы и упиваясь тем, как тот извивался под ним, практически пьянея от этого. Ему нравились тихие звуки, которые Тэхён старался сдерживать, и громкие, которые тот издавал, когда просто не мог контролировать себя большую часть времени, когда Чонгук находил определённое место, от воздействия на которое у старшего просто начинала кружиться голова. Чонгук придвинул своё лицо поближе к промежности Тэхёна, его дыхание касалось скрытого одеждой члена старшего, чёрные спортивные трусы которого спереди были уже влажными от предэякулята. Чонгук взглянул на своего парня, чтобы ещё раз попросить разрешения, и тот застонал. — Ты ведь понимаешь, что это твой первый раз? Не мой? Это я должен спросить, всё ли у тебя в порядке, — тихо пожаловался Тэхён, на что Чонгук улыбнулся. — Кроме того, ты не сможешь и близко подобраться к моему члену, пока не избавишься от этих штанов, — Тэхён усмехнулся, глядя на то, как Чонгук яростно покраснел и небрежно встал, чтобы снять джинсы, пока старший с полуприкрытыми веками наблюдал за ним с кровати. Как только джинсы исчезли, Чонгук просто замер на несколько мгновений, он выглядел беспомощным, раскрасневшимся, невероятно возбуждённым и красивым. Он слегка усмехнулся, когда Тэхён жестом позвал его к себе, и медленно вернулся на кровать, устроившись между ног старшего и снова поцеловав его, просто чмокнув, прежде чем сдвинуться вниз. У Тэхёна перехватило дыхание от ощущения губ Чонгука на его всё ещё скрытом под одеждой члене. — Ладно, так, я смотрел про это видео… много раз… но мне нужно, чтобы ты сказал мне, если это будет неприятно, потому что я никогда не делал этого раньше, — застенчиво сказал Чонгук, его губы касались, а голос вибрировал на члене старшего, и Тэхён подавил стон. — Знаешь, я… я мог бы сделать тебе один, — затаив дыхание, спросил старший, не сводя с Чонгука глаз, но тот покачал головой. — Я хочу попробовать тебя на вкус, — сказал он, глядя ему в глаза. — Я хочу заставить тебя стонать, Боже, я хотел этого так долго, что ты даже не представляешь. Я воображал, как ты выстанываешь моё имя бесчисленное количество раз, Тэ. Мне нужно услышать это прямо сейчас, — Тэхён спрятал лицо, но показал ему большой палец, заставив Чонгука улыбнуться. Тогда младший медленно потянул его трусы вниз, и Тэхён зашипел из-за того, что холодный воздух коснулся его члена, когда тот вырвался на свободу. Чонгук смотрел на него несколько секунд и нервно сглотнул, прежде чем осторожно взять уже сочившуюся головку в рот. Она была горькой на вкус, и он был уверен, что возненавидел бы это, если бы под ним не лежал Тэхён, который громко стонал даже от этого лёгкого прикосновения. Старший запустил пальцы в волосы Чонгука и совсем чуть-чуть потянул за них, чтобы не причинить боль парню. Язык Чонгука играл с щелью, получая на это в ответ от Тэхёна ещё один громкий стон и толчок бёдрами. Затем он отстранился, убрав рот, к большому огорчению захныкавшего Тэхёна, только чтобы лизнуть вену сбоку на его члене, и старший усилил хватку на его волосах. — Тэ, — пробормотал Чонгук прижимаясь к его члену и посылая восхитительные вибрации, от которых парень начал задыхаться. — Посмотри на меня. Я хочу видеть тебя, — услышав эти слова, Тэхён посмотрел на него с того места, где прятал своё лицо, выглядя при этом просто ошеломляюще. — Я люблю тебя, — снова сказал Чонгук, и на этот раз полностью взял член Тэхёна в рот, а потом сглотнул. Его парень громко застонал. — Я… чёрт, я тоже т-тебя люблю, — удалось выдохнуть ему, когда Чонгук начал двигать головой вверх и вниз, вращая языком вокруг его члена. Тэхён тихо стонал и с каждым движением головы Чонгука подавался бёдрами вверх. Младший удовлетворённо хмыкал, и от этих вибраций по спине Тэхёна пробегали мурашки. Когда Чонгук стал двигать головой быстрее, Тэхён почувствовал знакомое тёплое ощущение в глубине живота. — Подожди… чёрт, остановись, — с трудом выговорил он, ошеломлённый тем, насколько приятно было ощущать вокруг своей плоти красивые губы Чонгука. Младший обеспокоенно посмотрел на него. — Я сделал что‑то не так? О Боже, я сделал тебе больно? Мне так… — начал он, но Тэхён быстро покачал головой. — Нет-нет. Это было идеально. Просто, — он смущённо отвёл взгляд. — Я пока не хочу кончать. Чонгук медленно моргнул, глядя на раскрасневшегося парня под собой. Затем он подтянулся вверх и поцеловал его, тот слегка вскрикнул от неожиданности, но тем не менее ответил на поцелуй. Он почувствовал свой вкус во рту младшего и прервал поцелуй, чтобы посмотреть ему в глаза. — Ты знаешь, где лежит смазка? — быстро спросил он, осознав, насколько неловким был этот вопрос, только после того, как тот слетел с его языка. Глаза Чонгука расширились, как будто он только сейчас понял, что должно было произойти дальше, что это было реально, и Тэхён был реальным и на самом деле лежал под ним полностью обнажённый и ожидающий. Чонгук огляделся вокруг, увидел ящик прикроватной тумбочки и наклонился, чтобы пошарить в нём. Как он и предполагал, там была бутылка смазки (Чонгука мысленно вырвало, когда он понял, что она почти пуста) и коробка презервативов, так как он знал, что Чимин заходил сюда не так давно. Он вытащил их дрожащими руками и показал Тэхёну, который явно сглотнул, но посмотрел на младшего нежным взглядом, когда понял, насколько тот нервничал. — Нам не нужно этого делать, — мягко сказал он. — Я имею в виду, что всё в порядке, если ты волнуешься или просто не готов. Я могу подождать, — и Чонгук знал, что он это сделает, Тэхён будет ждать его веками, если бы это означало, что Чонгук будет чувствовать себя комфортно. Но дело в том, что он не хотел ждать. Он вибрировал от возбуждения и адреналина и хотел чувствовать себя внутри парня, которого так любил. Он переживал, это правда, но не хотел останавливаться. Чонгук покачал головой и с трудом сглотнул. — Нет, я хочу этого, — он открыл крышку бутылки, чтобы доказать свою правоту. — Я очень, очень хочу этого. Тэхён мягко улыбнулся: — Я тоже, — он протянул руки и обнял его за шею, терпеливо ожидая, пока младший намажет свои пальцы жидкостью. Как только его пальцы были смазаны лубрикантом, он посмотрел на Тэхёна, ожидая его одобрения, и тот кивнул ему, чтобы он продолжал. Чонгук сдвинулся вниз, усевшись на пятки между его ног, потом поднял их вверх и раздвинул ещё шире, чтобы было видно сморщенный анус, и старший яростно покраснел. Он затаил дыхание, когда Чонгук опустил руку вниз и приставил палец к отверстию. Он снова кивнул, и, увидев это, младший медленно и осторожно, чтобы не сделать Тэхёну больно, ввёл в него один палец. Тэхён тихо застонал. Чонгук замер, и это сводило с ума, потому что палец был едва внутри, и он не двигался, хотя всё, что хотел Тэхён, это то, чтобы младший был быстрее, но он успокаивал себя, напоминая себе, что всё это было так ново для Чонгука, и тот просто боялся причинить ему боль. Он снова кивнул, молча умоляя его продолжать. Чонгук глубоко вздохнул и протолкнул палец чуть дальше сквозь тугое кольцо мышц, Тэхён слегка зашипел, потому что это уже было так приятно и гораздо лучше, чем когда он проделывал такое с самим собой, представляя Чонгука и чувствуя после этого вину. Он осознал, что может чувствовать себя так сейчас, что ему позволено так себя чувствовать, и это больше не было неправильным. Чонгук медленно, очень медленно (безумно медленно, если бы вы спросили Тэхёна) двигал пальцем, погружая его внутрь Тэхёна и вынимая обратно, так что последний стонал каждый раз, когда он делал это. Через некоторое время он почувствовал, что рука младшего замедлилась, и, когда посмотрел на парня, увидел, что тот обеспокоенно смотрит на него. — Я же… — младший сглотнул. — Я же не делаю тебе больно? — спросил он, нахмурив брови. Тэхён мог бы застонать от разочарования, если бы Чонгук не выглядел таким испуганным и таким милым. Он покачал головой и улыбнулся ему. — Это самое лучшее, что я когда‑либо чувствовал в своей чёртовой жизни, — искренне сказал он, потому что так оно и было на самом деле. От того, что он был таким с Чонгуком, у него кружилась голова и перехватывало дыхание. Он просто так чертовски сильно любил этого парня. — Но ты должен добавить ещё один палец, прежде чем я действительно не сойду с ума, — он слегка усмехнулся, услышав, как младший в панике забормотал прости. Чонгук осторожно добавил ещё один палец и сглотнул, когда Тэхён застонал, а его щёки покраснели. Недолго думая, он протянул руку и стал играть с одним из его сосков, и у старшего от удивления перехватило дыхание. — Чонгук… — простонал он и быстро прикрыл рот, когда понял, насколько неловко это было, но младший, казалось, обрёл уверенность от этого, потому что на этот раз, к большому облегчению Тэхёна, он двигал пальцами быстрее. Так продолжалось до тех пор, пока Чонгук не изменил угол наклона пальцев и не коснулся простаты старшего. Тэхён попытался приглушить стон рукой, но Чонгук услышал его. — Я же просил тебя не делать этого, — сказал он, протягивая руку, чтобы оттолкнуть руку Тэхёна от его рта, и снова переплетая их пальцы. — Не смей прикрывать свой красивый рот. Я хочу слышать тебя, хочу слышать всё это, — с этими словами он снова ударил по его простате, вынудив старшего громко застонать его имя. — Твою мать, — простонал Чонгук, вставляя третий палец и заставляя Тэхёна заскулить. — Ты издаёшь такие красивые звуки. Такие красивые, и только для меня, — он начал раздвигать пальцы, чувствуя, как Тэхён расслабляется вокруг них. Чонгук продолжал осторожно растягивать парня, стараясь не причинять ему боль, а потом потянулся вперёд и нежно поцеловал его в живот. — Ты в порядке, любимый? — спросил он, продолжая губами касаться кожи старшего. Тэхён тихо застонал, услышав это ласковое обращение, и кивнул, выдохнув судорожное «да», пока Чонгук продолжал двигать рукой, каждый раз задевая простату и сводя этим его с ума. — Чонгуки, — задыхаясь, произнёс старший, когда названный парень покрывал лёгкими поцелуями его живот и тихо мурлыкал. — Я в порядке, — Чонгук улыбнулся, прижимаясь губами к его коже, всё ещё продолжая в ровном темпе двигать пальцами. — Нет, ты не понимаешь, — продолжил старший, заставляя парня удивлённо посмотреть на него. — Я в порядке, — Чонгук посмотрел на Тэхёна с озадаченным выражением лица, прежде чем понял, что тот имел в виду. — О… — тихо произнёс он, пытаясь переварить эти слова. — О! — Тэхён усмехнулся. — Избавься от этих боксеров, Чон Чонгук, клянусь, я сойду с ума, если ты промешкаешь ещё немного, — Чонгуку не нужно было повторять дважды, он снял свои трусы и зашипел, когда холодный воздух, наконец, коснулся его болезненно твёрдого члена. Он поудобнее устроился между ног Тэхёна, но затем остановился и принял потерянный вид. — Я… — он отвёл взгляд. — …Я не знаю, как надеть презерватив, — Тэхён усмехнулся над тем, насколько действительно неопытным был его парень, когда дело касалось подобных вещей, тем более что Чонгук был отнюдь не кристально чистой душой. Он приподнялся на локтях и сел, жестом подзывая младшего приблизиться, потом достал презерватив из коробки на прикроватной тумбочке и, разорвав упаковку, стал осторожно раскатывать его по члену парня, пока тот тихо постанывал. — Не забудь использовать побольше смазки, — напомнил он младшему, ложась на спину, подтягивая к себе ноги и снова раздвигая их. — Я знаю, что ты не причинишь мне вреда, но просто напоминаю тебе. Чонгук кивнул и подался вперёд, чтобы запечатлеть целомудренный поцелуй на губах Тэхёна, прежде чем снова спуститься вниз и устроиться между его ног. Затем он начал выдавливать на ладонь щедрое количество смазки, разогревая её пальцами и сразу после этого смазывая себя. Он приподнялся, поставив руки по бокам Тэхёна, и его член оказался на одной линии с задним проходом старшего. Чонгук снова посмотрел на него, ожидая его одобрения, и медленно толкнулся внутрь, когда тот кивнул ему, чтобы он продолжал. Тэхён издал тихий стон, приглушённый губами Чонгука, который глубоко поцеловал его, показывая ему через движения свою любовь. — Чонгуки, о Боже, — застонал Тэхён, когда младший толкнулся внутрь сильнее. — Пожалуйста, ради всего святого, двигайся, — и тогда Чонгук полностью погрузился внутрь старшего и ощутил окружившую его тесную теплоту. — Ты такой тугой, — пробормотал он на ухо Тэхёну. — Ты уверен, что я не делаю тебе больно? — Тэхён издал разочарованный стон. — Единственное, что причиняет мне боль, это тот факт, что ты не двигаешься, — захныкал он, когда Чонгук слегка вышел из него, а затем снова вошёл, на этот раз быстрее, и комнату наполнили стоны. — Я люблю тебя, — застонал Чонгук в кожу на шее Тэхёна, покусывая её и вынуждая старшего по-настоящему всхлипнуть. — Пожалуйста, Чонгуки, пожалуйста, пожалуйста, — умолял Тэхён, и Чонгук решил, что ему слишком нравятся эти звуки, чтобы их отпускать. — «Пожалуйста» что, детка? — прошептал он на ухо Тэхёну, облизывая его мочку, и тот вздрогнул и заскулил. — Пожалуйста, — Тэхён сглотнул, приподняв руку и положив её на потную спину младшего, разминая его кожу. — Пожалуйста, просто трахни меня, — Чонгук толкнулся в него, заставив парня громко застонать и вонзить ногти в его плоть. Он увеличил темп, время от времени постанывая и что-то бормоча. — Ты хочешь, чтобы я втрахал тебя в кровать, детка? — снова застонал он в ухо Тэхёна. — Ты хочешь, чтобы я трахнул тебя так сильно, что ты забудешь своё собственное имя? — он ухмыльнулся, услышав, как старший прохныкал ещё одно пожалуйста. — Какой милый, — сказал он, поднимая голову и глядя на блаженное лицо своего парня, искажённое от удовольствия и лёгкой боли. — Такой красивый и только для меня. Весь мой, — сказал он и снова принялся покусывать шею Тэхёна. — Чонгук, — простонал тот. — Посмотри на меня. Пожалуйста, детка, — вынуждая Чонгука снова поднять голову и сосредоточенно нахмурить брови. Тэхён громко застонал, когда младший, прикусив губу, толкнулся прямо в его простату. Чонгук ухмыльнулся этому открытию и продолжил вдалбливаться в этот комок нервов, превращая Тэхёна под собой в тяжело дышащее и стонущее месиво. — Такой красивый, — снова сказал он, и эта похвала заставила старшего всхлипнуть, когда Чонгук начал двигаться быстрее и сильнее, чувствуя, как тот сжимается вокруг него. Тэхён был уже близко, и Бог свидетель, что и Чонгук тоже — тепло Тэхёна и его стоны были слишком сильными, чтобы выдержать их, и в то же время их было далеко недостаточно для Чонгука. Он задавался вопросом, будет ли ему когда‑нибудь достаточно всего того, что связано с Тэхёном, насытится ли он когда‑нибудь парнем, лежащим под ним, но когда он посмотрел на его лицо, то понял. Он понял, что даже если этого было недостаточно, то всё равно всё в порядке. Он осознал, что хочет состариться с этим парнем, как бы банально это ни звучало, хочет всегда испытывать жажду к нему. Он хотел любить Тэхёна всем своим сердцем, вот так, как сейчас, годами, пока смерть не разлучит их. — Чон… Чонгук, я… — старший оборвал себя громким стоном. — Я так близко, о Боже, я так близко, — Чонгук почувствовал, как знакомый жар поднимается у него в животе, пока он наслаждался хриплыми стонами, которые издавал его парень. Он почувствовал, как Тэхён сжался вокруг него ещё раз, прежде чем громко простонать его имя и, тяжело дыша, кончить им обоим на живот. Чонгук продолжал двигаться, потому что тоже был очень близок к оргазму, и то, что его парень выглядел таким затраханным и красивым, было уже слишком для него. Он подумывал вытащить член и закончить рукой, чтобы не причинять боль Тэхёну, но тот обхватил его ногами и удержал на месте, громко постанывая от перевозбуждения и дёргая его за волосы. Чонгук тяжело дышал, он был так близко, так близко. Когда Тэхён приподнялся и, задыхаясь, поцеловал его, то он сорвался, кончая в презерватив и громко выстанывая имя старшего. Он продолжал двигаться, заставляя свой оргазм длиться как можно дольше, прежде чем не задрожал от чрезмерного возбуждения и медленно не вышел, несмотря на протесты Тэхёна. Анус Тэхёна сжался вокруг воздуха, словно ища чего-то, чего угодно, лишь бы это заполнило его, и парень захныкал. Чонгук завязал презерватив и бросил его куда‑то на пол, решив позаботиться о нём позже. Он достал несколько салфеток из коробки на прикроватной тумбочке… Иу, подумал он… и тщательно вытер своего парня. — Ты, — Тэхён сглотнул, его голос был хриплым и глубоким. — Ты не можешь быть девственником с таким-то ртом, — он задумался на секунду. — Или можешь… наверное, — он усмехнулся, увидев, как покраснело лицо Чонгука. — Я… — младший замолчал, избегая смотреть ему в глаза. — Ты же знал о моей коллекции порно, не притворяйся удивлённым, — он надул губы, когда Тэхён начал громко смеяться, а затем упал рядом с ним, прижимая его к груди, и закрыл глаза. Тэхён ткнул его в бок. — Знаешь, нам нужно принять душ, — сказал он игриво, несмотря на то, что его веки отяжелели, и сам он тоже был измотан сверх всякой меры. Чонгук притянул его поближе и прижался губами к его виску, на что Тэхён радостно захихикал. — Ммм, позже, — пробормотал Чонгук и зарылся лицом ему в волосы. Тэхён вздохнул с притворным разочарованием, но всё же уткнулся носом в изгиб шеи своего парня. Чонгук вдохнул его пьянящий запах, когда почувствовал, что начал впадать в дрёму, и последним, о чём он подумал, было Юнги-хён убьёт меня нахер. И заснул, обняв парня, которого любил каждой мельчайшей частичкой своего существа.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net