ММ

Слэш
NC-17
В процессе
95
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написана 191 страница, 20 частей
Описание:
Это экспериментальная работа, в которой я, кроме рейтинга и пэйринга, не буду указывать вообще ничего. Даже название. Всё это появится вместе со статусом "завершён".

Лично я люблю читать книги, догадываясь лишь приблизительно об их содержании и составляя о них непредвзятое мнение уже в процессе.

Ваше право, открывать первую главу или нет. Рассказ направлен на моих уже давних читателей, которые хорошо меня знают и любят. Я же буду писать так, как я хочу, и как интересно мне.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
95 Нравится Отзывы 20 В сборник Скачать

Глава 19

Настройки текста
      Тяжело вздохнув, Тэён упал на мягкую двуспальную кровать. Вытащив из-под покрывала пахнущую стиральным порошком подушку, юноша уткнулся в неё носом и, свернувшись в позе эмбриона, сразу же заснул, утомлённый длинным перелётом и произошедшими только что событиями...

***

      Глава католической церкви изъявил желание пообщаться с Джехёном наедине, чем немало удивил всю кардинальскую коллегию. — В-ваше Святейшество, не думаете, что это может быть опасно? — задал разумный вопрос один из мужчин. — Поверьте, если бы господин Чон желал мне зла, никто из присутствующих здесь не смог бы помешать ему, — с печальной улыбкой парировал Папа. — Лучше позаботьтесь о наших гостях: проводите госпожу Чон и отца Со в их комнаты, пусть отдохнут после долгой дороги. — Госпожу Ли, а не Чон, — поправил мужчину Джехён, наплевав на укоризненные взгляды присутствующих. — В Южной Корее жена не берёт фамилию мужа после свадьбы.       Тем не менее, Папу это нимало не смутило. Лучезарно улыбнувшись, он посмотрел прямо на Тэёна и слегка склонил голову: — Прошу меня простить, госпожа Ли. Это лишь доказывает, что мне стоит получше узнать о культуре и традициях Вашей страны, в которой тоже немало католиков. Надеюсь на Вашу в этом помощь.       Тэёна хватило лишь на то, чтобы вежливо улыбнуться и поклониться высокопоставленному священнослужителю. Он впервые находился в окружении настолько важных лиц, но отчего-то не воспринимал происходящее как нечто реальное. Будто это сон, который рано или поздно закончится. Может, виной всему была усталость, а может и жизнь со сверхъестественным существом бок о бок, но отчего-то сам Папа Римский казался теперь Тэёну просто уставшим стариком, каких можно встретить на рынке, торгующими овощами с собственных огородов.       В дверь проскользнул священник в чёрном одеянии, который жестом попросил Ёнхо и Тэёна на выход. Засобирались и остальные члены папской коллегии, но ждать их смысла не было.       Молодой человек в компании двух священников послушно брёл по хитросплетениям коридоров Апостольского дворца. Их шаги то тонули в бархате ковров винного цвета, то звонко стучали о мрамор; узкие коридоры сменялись просторными комнатами, и в какой-то момент голова Тэёна разболелась от переизбытка бордового, белого, золотого и коричневого цветов, которые калейдоскопом вились вокруг него, являясь частью дорогой резной мебели, дивной красоты витражей, картин кисти известных художников и тяжёлых занавесок.       В какой-то момент молодому человеку до ужаса захотелось схватиться за локоть отца Со, повиснуть на нём и уткнуться носом в крепкое плечо. Здесь было так красиво, но так… тяжело. Давящая атмосфера, нафталиновый запах, густой воздух и тишина, прерываемая изредка лишь их шагами и едва заметными шумами с улицы.       Но, к большому счастью, их путь закончился также быстро, как и начался. Выйдя из тускло освещённых помещений, Тэён на секунду замер, зажмурив глаза и подставив солнцу своё бледное лицо. — Госпожа Ли? — от Ёнхо не укрылась заминка юноши. — С Вами всё хорошо? — Да-да, не переживайте, отец Со, — быстро ответил он. — Не переживайте, я просто немного устала… — Скоро уже сможете отдохнуть! — с энтузиазмом ответил мужчина, ярко улыбаясь. И хоть было очевидно, как сильно он устал, но священник делал всё, чтобы не выдать этого. Так он хотел поддержать свою госпожу. — Знаете, где мы будем жить? В Доме Святой Марты! Там живут гости Святого Престола, такие, как мы Вами и господином Чоном. Святая гостиница, если хотите. Она тут совсем недалеко: мы с Вами находимся справа от Собора Святого Петра, а она — слева. И пусть Дом Святой Марты не выглядит так уж и шикарно, можете быть спокойны: Вам там понравится.       Их уже ждала нетерпеливо жужжащая мотором чёрная машина, куда успел сесть их неразговорчивый провожатый. Отец Со привычно сначала помог Тэёну сесть в автомобиль и только потом уже сам занял своё место, попытавшись завязать со своим коллегой разговор на неумелом итальянском.       Но Тэён не стал вслушиваться в их речь: всё, чего ему хотелось, это спать.       Их вещи уже привезли в номера, так что самым сложным было теперь доползти до кровати.       Неудивительно, что стоило Тэёну опуститься в мягкие, уютные объятья постели, как он заснул, забыв о всех своих печалях и горестях.

***

      Таких беззаботных снов юноша не видел уже давно: они вместе с отцом Со гуляли по берегу моря. Мужчина, на удивление, впервые предстал перед Тэёном не в своём привычном облачении католического священника, которое, кажется, не снимал вообще никогда. В свободных брюках цвета хаки и клетчатой рубашке он мало чем отличался от среднестатистических корейских мужчин и был таким… обычным и близким. Ёнхо рассказывал какую-то смешную историю, а Тэён заливисто хохотал и, ступая босыми ногами по песку, наслаждался лёгким бризом, приятным солёным запахом моря, нежными поцелуями солнца. Они направлялись к чернеющему в голубой дали утёсу. Зачем? Почему?       Да какая разница…       Слышались крики чаек; на пляже кроме них не было ни души.       Где они? Куда идут? Что их ждёт впереди?       Но и про это Тэён тоже не думал. Просто был в моменте. Громко смеялся, пел любимые песни, подбегал к кромке воды, чтобы дать волне, как шаловливому щенку, лизнуть его стопы, и говорил с отцом Со обо всём и не о чём.       Но всему хорошему рано или поздно приходит конец.       Небо, до этого насыщенно голубое, без единого облачка, затянула мерзкая хмарь. Лёгкий ветерок сменился порывами пронизывающего насквозь ветра. С небес заморосил отвратительный, докучливый дождь.       Мгновенно продрогший Тэён начал озираться по сторонам, чтобы найти место, где можно спрятаться от непогоды, но тщетно: берег круто уходил вверх, не давая и призрачного шанса на себя взобраться, а вокруг, кроме разом ставшего неуютным пляжа и враждебно заволновавшегося моря, больше ничего и не было. — Тэён!       Юноша заозирался по сторонам. Нет, это точно был голос Ёнхо, но откуда он шёл? Сам священник будто бы растворился в воздухе! — Тэён!       Молодой человек отчаянно пытался увидеть, куда делся мужчина, но он был один, бесконечно один под проливным дождём и ледяным ветром. — Ёнхо! — он попробовал позвать священника, но ответом ему был лишь шум волн, которые, будто взбесившись, с всё нарастающей силой бросались об берег.       Тэён расплакался от страха и безысходности. — Помогите! Помогите! ПОМОГИТЕ! — завопил он, что было сил, и упал на песок.       Его натурально колотило от холода, зубы стучали друг о друга, а одежда промокла насквозь.       Завывания ветра были похожи на злобный смех, а хлёсткие удары ветра — на пощёчины.       Вдруг сверху Тэёна накрыло гигантской волной, похожей на цунами.       Юноша словно получил под дых: воздух со свистом вырвался из лёгких, и когда Тэён инстинктивно сделал вдох, тут же набрал в рот приличную порцию солёной воды. «Я умираю», — подумалось в тот момент ему, и спустя несколько секунд кошмарной агонии без кислорода, Тэён наконец-то почувствовал, что погружается в небытие.

***

      Тэён распахнул глаза: в комнате было темно. Уже наступила ночь.       Юноша дышал часто, громко и сипло, будто действительно только секунду назад чуть не утонул. И ему даже не потребовалось поворачиваться на другой бок, чтобы понять: Джехён лежит рядом. Его рука собственнически лежала на талии Тэёна, который, кстати говоря, всё ещё был одет в парадное платье чёрного цвета: а именно так приличествует представать перед Папой Римским приглашённым женщинам. Вуаль он предусмотрительно снял уже в машине: она больно стягивала волосы. — Что-то плохое приснилось? Ты так часто дышишь, — Джехён придвинулся поближе и притянул Тэёна к своей груди. Юноша почувствовал, как подбородок демона лёг на его плечо, а руки крепко стиснули тонкую талию. Молодой человек сразу понял по его интонации: монстр улыбается в этот самый момент, растягивая губы в хищном оскале. — Да… но это из-за того, что я просто сильно устал, — негромко ответил он. — Можешь не прятаться: я знаю, что тебе приснилось.       После этих слов Тэён напрягся: ему же снился отец Со! Может ли так быть, что это демон нарочно испортил такой красивый сон? — Если только чуть-чуть, — продолжил вкрадчиво шептать над ухом Джехён. — Но ты зря беспокоишься: Ёнхо — просто преданная слюнявая псинка. Иногда раздражающая, но в целом довольно полезная. И в тебе он видит разве что свою прекрасную госпожу, не более того. Ты для него непорочный, как Дева Мария, и, следовательно, мыслить о тебе в сексуальном или романтическом плане он физически не может. Если бы это было не так, я бы никогда не подпустил его так близко. Но отец Со простой и бесхитростный, искренний и честный, а ещё наивный. Он очень хороший человек и священнослужитель по призванию. Редко таких людей встретишь: его не соблазнить богатствами и не опьянить перспективами власти. Удобно, что такой человек сам нашёл меня, а не мне пришлось тратить уйму времени и искать подходящего кандидата на должность секретаря… — Расскажи, о чём вы всё-таки договорились с Папой? — Тэён повернулся на другой бок, чтобы лежать лицом к лицу с Джехёном, янтарные глаза которого едва заметно светились в темноте. — Мы говорили очень долго, часов шесть, — лениво протянул парень. — Старик неглуп, так что сразу смекнул, что от меня ему не избавиться, так что придётся идти навстречу. Он предложил нам переселиться в Ватикан и проводить воскресные исцеления здесь. Появление такого человека, как я, довольно знаковое для всего католического мира, так что ему бы не хотелось, чтобы внимание смещалось с Ватикана, самого сердца церковной жизни, на какую-то церквушку в Южной Корее, стране, где католиков-то не так уж и много. Также мы обговаривали всякие нюансы, вроде того, как обо мне объявить, какую историю придумать, как преподать… И хоть мне не хватает доброй тридцатки лет, чтобы стать молодым Папой Римским, я теперь являюсь его серьёзным конкурентом. В конце концов, как думаешь, кто будет более значимым в глазах людей: какой-то старик, который несёт благостный бред и безрезультатно молится, или я, молодой и красивый Мессия, который вместо того, чтобы попусту трепать языком, ещё и на деле доказывает свою значимость и избранность: я могу исцелять людей, дарить им новую жизнь… — То есть почти ничего не изменится? Только теперь вместо дома госпожи Чхве мы будем жить здесь, в Ватикане? — уточнил Тэён, лениво гладя плечо законного мужа. — Ну да. Тебе здесь понравилось, я знаю, так что пока я буду разбираться со всякими скучными формальностями, таскаться по приёмам, церемониям, интервью и прочей официальной мишуре, ты сможешь наслаждаться жизнью: гулять по Ватикану и Риму, если захочешь, путешествовать по Италии, вкусно кушать, сладко спать и в целом жить в своё удовольствие. Хотя мне бы по-прежнему хотелось, чтобы ты присутствовал на воскресном исцелении, да и, скорее всего, периодически всё-таки мне придётся брать тебя с собой на мероприятия, но я постараюсь, чтобы это происходило как можно реже: знаю, ты это не любишь. А сейчас важнее всего — твоё спокойствие и здоровье. Я уже рассказал Папе, что ты в положении, и он заверил, что у тебя будут лучшие врачи. А! Чуть не забыл рассказать тебе самое важное! Завтра познакомишься со своей компаньонкой, сестрой Дженной. Отец Со как был, так и останется моим секретарём и советником, так что мы вместе будем теперь целыми днями пропадать за разными скучными мужскими делами, а чтобы тебе не было одиноко, молодая монахиня любезно согласилась быть твоим другом в новой стране. Она кореянка, так что проблем с общением у вас не будет. Сестра Дженна живёт живёт здесь уже лет семь, великолепно владеет итальянским, а также большой знаток культуры и искусства. Уверен, ты с ней не заскучаешь!       Тэён постарался искренне улыбнуться: не заставляют таскаться с Джехёном на всякие скучные совещания, и на том спасибо! — Отец Со завтра позвонит брату Марку и попросит отправить остатки наших вещей сюда. С университетом тоже окончательно разобрались: больше нет смысла тратить на это заведение и секунды нашего драгоценного времени. — … а как же твои родители… ну, то есть родители Джехёна, — поспешно поправил сам себя Тэён. — Его отец — довольно влиятельный человек, так что…       Даже не дослушав юношу, демон громко расхохотался: — Ты такой забавный, Тэён-а! Не вгоняй меня в комплексы, пожалуйста! Ты реально считаешь, что у этого надутого прыща достаточно власти, чтобы что-то мне сделать? Да уже сейчас он даже приблизиться ко мне не сможет, так как за пределами родной страны его и без того надуманная власть и вовсе сходит на «нет». Можешь забыть о них: как я и обещал, я теперь в разы могущественнее его. Не прошло и двух месяцев с момента нашего разговора. Думаю, он сейчас действительно сильно взбешён своим позорным бессилием.       Его рука скользнула по спине Тэёна. Нащупав язычок молнии, парень потянул её вниз: — Давай ты разденешься, и мы нормально поспим. Это тело, каким бы сильным оно ни было, имеет свои пределы.       Тэён послушно выскользнул из плена жёсткой ткани. Освободился он и от нижнего белья, оставшись лежать полностью голым рядом с довольно сверкающим глазами Джехёном. — Я сейчас очень счастлив, — просто сказал демон, крепко обнимая юношу. — В этот раз всё проходит так гладко. Словно вселенная мне помогает…       Тэён глубоко вздохнул и прижался к тёплой груди мужа. «Вся вселенная, кроме меня», — подумал он, прежде чем снова погрузиться в забытье без сновидений.

***

      Сестра Дженна оказалась миловидной девушкой двадцати лет: явно соскучившаяся по общению на родном языке, она тараторила без умолку, активно жестикулируя, солнечно улыбаясь и то и дело пританцовывая в своих потёртых балетках.       Пока они гуляли в Ватиканских садах, монахиня подробно рассказала о своём детстве в католическом приюте в Южной Корее, о волшебной возможности, которая ей выпала, когда к ним приезжал с визитом епископ из самого Ватикана и предложил ей, как лучшей ученице, поступить в семинарию в Италии. С какими сложностями столкнулась, переехав в чужую страну почти с нулевым знанием языка. Как было непросто ей, кореянке, прижиться в европейской стране, и как вера поддерживала её на всём этом пути. — Я чувствую заботливые руки Господа, которые направляют меня по жизни и помогают во всех моих начинаниях, — вдохновенно говорила девушка, уверенно ведя Тэёна по хитросплетениям парковых дорожек. — Думаю, Вам тоже знакомо это чувство, госпожа Ли! Ведь связал же Он Вас в столь юном возрасте с таким прекрасным человеком, как Ваш муж. Господин Чон изменит весь мир, вот увидите! И те, кто до этого сомневались в могуществе Всевышнего, теперь не смогут отрицать Его существование, видя чудеса, которые под силу только Богу!       И хоть Тэён искренне не любил чрезмерно религиозных людей, болтовня сестры Дженны не раздражала его. Слушая девушку краем уха, он оглядывался по сторонам, любуясь дивной природой просторных садов и несравненной архитектурой попадающихся им на пути зданий: монахиня то и дело давала комментарии, как называется та или иная постройка (хоть иногда и не знала, как лучше перевести название с итальянского на корейский), но Тэён мало что запомнил. Ему просто нравилось находиться здесь в тишине и спокойствии. То и дело им встречались и другие гости Ватикана: священнослужители, монахини, швейцарские гвардейцы, обслуживающий персонал, но никто друг другу не мешал. Казалось, что они переместились в те самые райские кущи, о которых так много говорят христиане, и теперь находятся под надёжной защитой в маленьком, уютном мирке.       И в этот момент в душе Тэёна проклюнулось чувство искренней благодарности к демону.       Если бы не он, что ждало бы юношу дальше?       Он бы дальше мучился в ненавистном универе. Пошёл бы на дурацкую работу. Проживал бы бесполезную жизнь, страдая из-за одиночества, нереализованности и скуки. Не зная, кто он и зачем он живёт на свете.       Но теперь у него, и правда, есть то, за что большая часть людей на земном шаре отдали бы всё: любящий человек, статус в обществе, интересная и беззаботная жизнь в чудесном месте, восхищение и обожание окружающих. И всё это дал ему демон, а не Джехён.       А что дал Тэёну Джехён?       Да, им было интересно проводить время вместе.       А ещё благодаря Джехёну юноша не чувствовал себя таким уж лузером: всё-таки он дружил с топовым студентом их университета, да ещё и таким красавчиком!       Но… на этом всё. Джехён относился к нему как к чему-то должному, был холоден и по большей части безразличен. Вроде: «ну, я от тебя, конечно, не в восторге, но лучше уж ты, чем они», и всё в таком духе.       От Джехёна всегда так и сквозило пренебрежением… «Так, стоп!» — испуганно остановил сам себя юноша. — «О чём я вообще думаю? Как я могу допускать мысль о том, что произошедшее — к лучшему? Я должен сделать всё, чтобы остановить этого мерзкого демона! Кто знает, что случится, когда он получит неограниченную власть в свои руки?...» «И правда, а что случится?» — тут же прозвучал ехидный голос в голове Тэёна. — «Пока что он делает только хорошие вещи, если не считать того инцидента в ресторанчике на Чеджу. Подумай, сделал бы настоящий Джехён и десятой части того, что этот, как ты его называешь, монстр делает каждую неделю для простых людей? Он дарит им билет в лучшую жизнь безвозмездно, жертвуя собой! А ты продолжаешь его ненавидеть. Он любит тебя, заботится о тебе, а вместо благодарности ты собираешься вонзить ему нож в спину. Это вообще нормально, а, Ли Тэён?»       Молодой человек тряхнул головой и крепко зажмурил глаза.       Это опасно: ни в коем случае нельзя сомневаться в том, что демон — зло. Пусть и завуалированное, но зло. И у него отлично получается запудривать людям мозги, даже Тэёну, который всё знает. «Возьми себя в руки, Тэён! Не поддавайся! Иначе застрянешь, как наивная мушка в меду, и так и не вырвешься оттуда, погибнув в сладком плене…» — Госпожа Ли, с Вами всё хорошо? Может, присядем и отдохнём? — из задумчивости Тэёна вывел голос сестры Дженны. Монахиня встревоженно вздёрнула брови, хлопая большими глазами с густыми ресницами. — Простите, Вы такая стройная, что у меня из головы вылетело, что Вы в положении. А я Вас тут по жаре гоняю! Пойдёмте на кухню: сестра Марта готовит прекрасные пирожки с капустой, может, нам парочка перепадёт перед обедом…
Возможность оставлять отзывы отключена автором

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты