Без царства земного

Гет
R
В процессе
12
автор
Размер:
планируется Макси, написана 161 страница, 37 частей
Описание:
IX век. Время расцвета и могущества Византии. Греческий дромон под командованием патрикия Романа Мелита прибывает на Крит с торговой и дипломатической миссией. Но дочь капитана, Феано, обнаруживает в заброшенном кносском доме некую тайну...
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
12 Нравится 135 Отзывы 4 В сборник Скачать

Глава 20

Настройки текста
Они держали курс на остров Самос, один из ближайших. У отца Феано там были давние знакомые - Роман Мелит завел друзей во многих местах, где побывал, но с этими людьми виделся и сносился чаще всего. К тому же, Феано весьма опасалась за шестимесячную дочь, которой никогда еще не приходилось путешествовать, вдобавок, в таких неудобных условиях. Феано с мужем заняли капитанскую каюту, и Зоя постоянно была с ними, с матерью; но, все равно, дитя могло легко заболеть от тесноты, качки и грязи. Хорошо, что у Феано хотя бы не пропало молоко. Варда больше не возражал против того, чтобы жена сама кормила ребенка. За время пути он осунулся, стал хмурым и немногословным. На поясе у него висел не только нож, который Варда постоянно брал в дорогу, но и меч: незадолго до этого молодой патрикий перешел от учебного оружия к настоящему. И даже позволял жене смотреть, как он тренируется... Самос был уже совсем близко - супруги сидели в каюте, у небольшой жаровни, когда вошел Прокл и радостно крикнул, что видит землю. Феано рассмеялась: ее подгоняло какое-то странное нетерпение... - Пойдем посмотрим! Варда с женой вышли на палубу. Феано вынесла на руках дочь, за ними последовала Елена, которая помогала хозяйке с ребенком. - Видишь, Зоя, жизнь моя? Вон там большой красивый остров, где будет наш новый дом... Феано показывала дочке вперед. Девочка радостно гулила, сунув в рот пальчик. Глаза у нее сперва были голубые, как у всех младенцев; но теперь потемнели и стали зелеными, как у отца. И взгляд был уже совершенно осмысленный. Некоторое время муж с женой стояли, глядя, как приближается берег, как ширится пенная полоса у скал; но потом Феано спохватилась, что дочь может застудиться на ветру. И пора было готовиться к высадке. Феано обернулась к служанке, чтобы передать ей дитя. Но тут внезапно один из матросов крикнул: - Пираты!.. Вэринги! Феано вскрикнула; Варда застыл на месте, схватившись за меч. Но достать его из ножен так и не решился. Глаза молодого патрикия расширились, он глядел на летевший по волнам драккар как на воплощение судьбы. Ему ли было не узнать человека, который горделиво стоял на носу этого судна!.. Прокл Василица опомнился и хотел приказать разворачивать дромон, чтобы попытаться уйти. Но Варда отрывисто бросил: - Стой, болван! Поздно! Мы примем бой! И вправду, было уже слишком поздно. Феано бросилась к служанке и сунула ей ребенка. - Беги вниз, спрячьтесь там и не высовывайтесь!.. Елена с Зоей на руках убежала на нижнюю палубу, где у нее был закуток между скамьями гребцов. Феано вернулась к мужу. Их окружили матросы и слуги; матросы все были крепкими ребятами, большинство были вооружены тесаками, и слугам Мелитов тоже приходилось держать в руках оружие. Но Феано с первого взгляда стало понятно, что никакого боя не состоится. Драккар подошел вплотную, свистнули брошенные веревки; и борт "Стратигиона" зацепили трехлапые якоря. На палубу греческого судна один за другим запрыгивали люди, для которых война была жизнью: могучие люди с повадками матерых убийц. И их боги, как и они сами, всегда жаждали крови. И впереди всех шел он. Феано увидела его голубые пронзительные глаза; и сам Эйрик Бьернсон, казалось, не замечал никого больше, кроме нее... - Вот мы и встретились, хозяйка, - произнес он. Феано, собрав все свое самообладание, кивнула. Ей сразу стало ясно, что он и его хирд явились не как простые пираты. И викинг склонил голову в ответ. Но тут раздался пронзительный крик Варды Мартинака. - Что вы все стоите и слушаете их?.. Это не люди, это звери в человеческом обличье! Они заберут наш корабль и его груз, украдут вашу госпожу, а остальных перебьют или обратят в рабство! Эйрик быстро обернулся к своему врагу. Он рассмеялся. - Ты прав. Мы можем все это сделать. Однако мы пришли, чтобы выполнить... Тут один из людей Романа Мелита, перс Фарид, с воплем бросился на ближайшего викинга. Северянин стремительно отбил выпад, и меч выпал из руки перса; он со стоном попятился, зажимая раненое плечо. - Никому больше не сметь! Не сопротивляться, и они никого не тронут! - крикнула Феано. Предводитель викингов огляделся. - Слышали? Ваша госпожа говорит разумно. И он направился прямо к Варде. Все расступались перед захватчиком, как будто уже знали, что он замыслил, и заранее смирялись перед его требованиями... - Я пришел за моим боевым поясом. Ведь он у тебя? Нижняя губа Варды дрогнула. Он смотрел на викинга, белый как мел. - Откуда... - Я так и знал, что ты его не выбросишь и повезешь с собой. По крайней мере, на это у тебя достало мужества! Принеси пояс сюда. Варда повернулся и, шагая как приговоренный к смерти, ушел в капитанскую каюту. Феано открыла рот, чтобы спросить, о чем речь; но тут же обо всем догадалась. Молодая женщина зажала рот рукой, чувствуя тошноту. Но она знала, что перед викингами нельзя показывать свою слабость. Варда появился из каюты, таща какой-то мешок, будто неимоверную тяжесть. Он бросил мешок к ногам Эйрика и остановился, опустив голову. Хевдинг с легкой усмешкой развязал мешок и достал оттуда черный воинский пояс, отделанный серебром и бирюзой. Пояс был перекручен и задубел, будто с него вовремя не отчистили кровь: похоже, он пришел в полную негодность. Эйрик поднял эту вещь над головой и показал своим людям: по толпе викингов пробежал ропот негодования. "Не меньше двадцати у нас на борту, - лихорадочно подумала Феано. - А сколько еще осталось на драккаре?.. Господи, помоги!" Эйрик тем временем обратился к своим людям. Он говорил по-гречески и раздельно, чтобы все собравшиеся его понимали. - Братья мои и воины, будьте свидетелями. И вас, ромеи, я призываю в свидетели, - он обернулся к команде "Стратигиона". - Когда-то вы знали меня. Вам известно, кто я такой сейчас? - Да, - Прокл ответил первым. - Да, известно, - нестройно подхватили остальные греки. Они следили за викингами со страхом и напряжением. - Очень хорошо. Тогда да будет вам также известно, что этот человек, которого вы теперь называете своим господином, находясь в Херсонесе, нанял убийц, чтобы подло расправиться со мной. И он почти преуспел. Эйрик больше не глядел на Варду, обращаясь к остальным. Но люди Романа Мелита при этом заявлении отступили от молодого хозяина, как от чумного. - Я долго был при смерти, но врата Вальхаллы не открылись для меня. Еще не время. Однако я узнал, кто причинил мне это зло, и теперь я и мои люди здесь, чтобы призвать Варду Мартинака к ответу. Он повернулся к Варде и смерил его взглядом. Патрикий из последних сил старался сохранить достоинство. - Ни один ваш суд не признает его виновным, не так ли? Что вам слово какого-то варвара! Вэринг улыбнулся: улыбка его больше походила на оскал. - Я бы даже понял тебя, если бы ты напал на меня из-за угла сам. Но ведь ты даже не испугался, когда покупал за золото мою смерть. Ты попросту не пожелал марать об меня руки, не так ли?.. - Хватит издеваться! Кончай с этим! - хрипло выдавил Варда. - Я не издеваюсь - я лишь сказал тебе правду, ромей. Но я согласен, пора кончать. Эйрик Бьернсон вытащил из ножен меч. - Пусть нас рассудят наши мечи. Доставай свое оружие. - Нет!.. - внезапно выкрикнула Феано. - Это будет убийство, ты намного сильнее и искуснее его! Ты тогда сделаешь не лучше него!.. - Это верно. Эйрик что-то быстро сказал своим людям на родном языке. Феано, немного понимавшая по-датски, уловила слова "глаз" и "рука". Прежде, чем она успела опомниться, двое воинов принесли веревку и полотняную повязку. Один завязал своему вождю правый глаз, другой веревкой прикрутил к туловищу левую руку. - Ну вот, теперь я стал одноглазым, как Один*, и не могу прикрываться щитом. - Эйрик широко ухмыльнулся. - Мы почти уравнялись с тобой, Варда Мартинак. Ты готов сразиться со мной как мужчина? Варда вспыхнул. Он рванул из ножен свой изящный меч... и бросился на врага с мужеством отчаяния. Феано обеими руками зажала рот, чтобы не кричать. Если Варда, по какой-нибудь случайности, все же убьет Эйрика, никого из греков викинги не пощадят! Они мигом превратятся для них в рабов и добычу, как Варда и сказал!.. Противники кружили по палубе в смертоносном танце. Варда дрался лучше, чем ожидала Феано; и, кажется, лучше, чем сам от себя ожидал. Он был легче и проворнее рослого могучего викинга, и на десять лет моложе... Пару раз ромей даже чуть не достал Эйрика клинком; но ему не хватало того опьянения битвой, готовности равно убивать и умирать, которая отличала сынов северного племени. В конце концов Эйрик выбил меч из руки Варды и мощным пинком опрокинул врага на палубу. Он наклонился над ним и приставил свой клинок к его горлу. - Ты должен теперь пощадить его! - крикнула Феано. Ее всю трясло, но она сдерживалась последним усилием. - Ведь он же тебя не убил! И он отец моего ребенка, у нас дочь!.. Последнее известие, похоже, изумило викинга. Но он сразу же скрыл свои чувства. Эйрик сорвал повязку с глаза и освободил свою левую руку, перерезав веревку. Взяв оглушенного ударом Варду за шиворот, он поднял патрикия на ноги. - Если я остался жив, то не благодаря его великодушию. Но я не стану его убивать. Он усмехнулся Варде в лицо. - Жена хорошо защищает тебя. И это был хороший бой. Ты тоже способен быть мужчиной! Он похлопал ромея по плечу и, все так же держа за шиворот, подвел к борту. - Но я победил. И в следующий миг Варда Мартинак полетел за борт. Все так и ахнули. Феано бросилась вперед, силясь разглядеть тонущего. - Что ты сделал!.. Негодяй! Эйрик не глядя поймал ее за руку и притянул к себе. - Не бойся за него. Через несколько мгновений все увидели, как из воды вынырнула темноволосая голова. Варда Мартинак отплевался; отчаянно работая руками и ногами, молодой патрикий поплыл к берегу. Море в это время года было еще совсем холодным, и Феано до сих пор не знала, хорошо ли ее муж умеет плавать. Но вот он встал на ноги на мелководье. Обернувшись к врагам, он хрипло выкрикнул несколько проклятий. Эйрик повернулся к Феано. - Я говорил, с ним будет все в порядке! Викинги оглушительно захохотали. Сам их грозный вождь смеялся как ребенок; и Феано, как ни возмущалась, тоже заразилась общим весельем. Но потом смех стих, и молодая женщина осознала всю серьезность своего положения. Теперь "Стратигион", вся его команда и она сама оказались в полной власти этих варваров. И они могли поступить с пленниками как вздумается... Она повернулась к Эйрику. - Как ты теперь поступишь с нами? Со мной?.. Эйрик тоже стал очень серьезен; он отвел ее в сторону. Положил руки на плечи молодой патрикии и повернул ее к себе лицом. - Я выбросил твоего мужа за борт, чтобы самому занять его место. У нас твой христианский брак не считается законным. У Феано ослабели колени. Она видела на груди Эйрика костяное распятие - он по-прежнему открыто носил его. Как и свой амулет... - Но как же... Я думала, ты... Эйрик покачал головой. - Ты видишь, чему я верен. - Он показал на свой крест. - Но мои воины - нет. Ни на ком из викингов креста больше не было. Феано и без того не сомневалась, что все люди Эйрика - дикие язычники... Хевдинг крепче сжал ее плечи. Он впивался взглядом в ее глаза, глядя с высоты своего роста: хотя Феано была высокой женщиной для ромейки, он превосходил ее больше, чем на полголовы. - Теперь, когда я получил тебя, я тебя уже не отпущу. Я даю тебе выбор, Феано Мелитена, но лишь в одном. Или ты поплывешь со мной как пленница, и все твои люди также станут рабами... или я сейчас назову тебя женой, чтобы ты отныне делила со мною все, и мои воины почтят тебя как равную мне и благородную госпожу. Феано глубоко вздохнула. Она прикрыла глаза на несколько мгновений; а потом ответила. - В сердце моем я давно назвала тебя мужем. И перед Богом именно ты должен был бы стать мне мужем, а не Варда! Мыслью я всегда стремилась к тебе, забыв о грехе... - Довольно. Ни слова больше. Эйрик приложил пальцы к ее губам. Потом опять крепко взял Феано за руку и вывел к своим людям. Улыбаясь, он громко что-то приказал. Тот же воин, что завязывал ему глаз перед схваткой, вернулся на драккар. Вскоре он появился с парой серебряных браслетов - они были испещрены языческими символами, но очень искусно сделаны. - Протяни руки, Феано Мелитена. Молодая женщина протянула руки. И браслеты защелкнулись на ее запястьях. Эйрик опять обратился к своим воинам по-датски. Сердце у Феано отчаянно колотилось, но она поняла, что сказал хевдинг: перед лицом Одина, Тора и Фрейи он называл ее своей женой и просил всех собравшихся мужей быть свидетелями... Потом викинг снова повернулся к Феано, и все мысли исчезли. Она плавилась в огне его глаз. Никто из мужчин никогда не смотрел на нее так, даже муж... - Как же долго я этого ждал. Он легко подхватил Феано на руки; она едва не лишилась чувств, оказавшись прижатой к его широкой груди. Эйрик понес ее в капитанскую каюту. Он рывком отворил дверь и, войдя вместе со своей драгоценной ношей, тут же захлопнул дверь за собой. * Верховный бог Один, получив разрешение испить из источника мудрости, охранявшегося великаном Мимиром, отдал за это свой правый глаз.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты