Gone

Слэш
Перевод
PG-13
Закончен
1171
VongolaDecimo переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://starkerforlife6969.tumblr.com/post/627312484209016832/starker-gone
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 11 страниц, 1 часть
Описание:
Пеппер проделала потрясающую работу. Он не видел, как вещи Питера понемногу исчезали, он просто ушел однажды утром на слушание по разводу, а по возвращении было такое ощущение, что Питера тут никогда и не было.
Посвящение:
Жене <3
Примечания переводчика:
разрешение на перевод получено 30.08.2020

11.09.20 - №24 в жанре «Слэш»
12.09.20 - №15 в жанре «Слэш»
14.09.20 - №1 в фэндомах «Человек-Паук» и «Мстители», №7 в жанре «Слэш»
15.09.20 - №6 в жанре «Слеш»
я просто в шоке, спасибо огромное!
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1171 Нравится 29 Отзывы 197 В сборник Скачать
8 сентября 2020, 21:19
Настройки текста
Примечания:
пожалуйста, пользуйтесь пб <3
Это конец. Все кончено. Тони осознал это как-то внезапно. Чувство холода и повсеместной пустоты. Изрешеченности. Сумерки только опустились, и свежая темнота просачивается сквозь окна. Пентхаус пуст. Только он, дорогая мебель и его новаторские технологии. Питер ушел. Конечно, он ушел несколько месяцев назад. Он вышел быстро, раздражающе высоко держа голову. Лицо напряжено, вещи в коробках, переезжает обратно к тете. Все равно, думает Тони горько, для парня 300 тысяч долларов будет лучшим предложением, он купит домик где-нибудь на пляже и Тони больше никогда его не увидит. Мистер Вобблс, их ужасно неловкий кот, тоже его покинул. Он принадлежал Питеру, Тони это понимал, даже когда спорил об этом за стеклянным столом переговоров. — Твой! — Питер закричал, заставляя адвокатов по разные стороны стола вздрогнуть. —  Я его взял, Тони. Я. Мое имя на всех документах, ты… ты его ненавидишь! Ты его никогда не кормил или играл с ним, не давал ему вкусняшек, мистер Вобблс мой! — Тони, — Пегги Картер, его (очень дорогой) адвокат, дотронулась до его руки и тихо сказала, — Это кот. Тебе правда нужна эта ответственность? Тони снова забился в свое кресло. Пожал плечами и отвел взгляд, будто ему было все равно, жив этот кот или нет. Ему не было все равно, вот в чем дело. Он опустил взгляд на пол около холодильника, где стояла голубая керамическая миска. Сейчас там пусто. Он помнит, когда ослабил галстук, снял броню, как выглядел Питер с котенком на руках. Карие глаза блестели, губы такие розовые и перемазанные клубникой, которая была на завтрак. — Тони! Пожалуйста, клянусь, я позабочусь о нем… — Солнце, — Тони усмехнулся, вовлекая Питера в поцелуй, — Это твой дом тоже. Возьми маленького монстра. Тебе не нужно мое разрешение, он твой, — Питер мгновенно телепортируется, берет кота на руки и подносит к его лицу (существо тут же попыталось оставить его слепым) и сказал, — Он наш. И сейчас, это воспоминание заставило Тони улыбнуться. Криво. Грустно. Опустошенно, снова. Так ощущается пентхаус. Пеппер проделала потрясающую работу. Он не видел, как вещи Питера понемногу исчезали, он просто ушел однажды утром на слушание по разводу, а по возвращении было такое ощущение, что Питера тут никогда и не было. Исчезли поношенные «конверсы», хотя Тони и купил ему замшевую обувь, с крючка исчезли худи, висевшие рядом с куртками Тони. Исчезли фрукты и овощи для мерзких смузи, которые он заставлял Тони пить. Исчезли сладкие хлопья, ведь Питер — ходячий парадокс, и исчез… Питер. Тони с трудом сглотнул. В горле стоит ком. Это первая щекотка боли, процесс может затянуться. Питер ушел. Мистер Вобблс ушел.

***

Он не хочет включать свет. Не хочет идти в ванную. Он этого и не делает, потому что Питер не здесь и не может своими Бемби-глазками его заставить, и он наливает себе стакан скотча. И еще один. Потом бурбон. Горько. Такие знакомые и нужные сейчас ощущения, в которых он не нуждался последние два года. Два года с Питером. Он помнит Питера в их вторую годовщину: лицо красное, он заикается и мечется глазами вокруг, пытаясь ухватить каждый дюйм празднества. Гирлянды, друзья, торт, стол прогибается под тяжестью подарков. — Тони, — икнул он, прижимаясь к его груди, застенчивый и взволнованный. — Это слишком. Тони поцеловал его в кудрявую макушку. Его до краев переполняла гордость. Счастлив сделать Питера счастливым. Прекрасное чувство: — Ничего подобного, малыш, — пообещал он. Он солгал. Вместо этого он пил, покачивая ботинок на пальцах ноги, и достал коробку, которую ему дала его адвокат. Пегги — прекрасный адвокат. Дорогой, но Пеппер настояла. — Мне не нужен адвокат… — Питер может забрать 50% SI, Тони. 50%, ты меня слышишь? Питер мог бы, да. Но он бы не стал. Тони знает, что он бы не стал. Питер не мстительный. Даже если у него разбито сердце. Он открывает коробку. Там полно протоколов о бракоразводном процессе, флешки с записями. Все должно быть записано, на всякий случай. Самый значимый развод века. Тони морщится, когда думает о таблоидах. Половина из них клевещут на Питера, называя его «золотоискателем», ложьложьложь, другая половина говорит, что Тони изменял, оскорблял, отчаянно пытаясь вернуться в отвязную жизнь плейбоя. Это тоже была ложь. Но он догадывается, что «муж отказывается меняться» стало бы отличным заголовком. Экран ноутбука беспощадно ярко светит, когда он вставляет флешку. Он сидит на полу скрестив ноги, его мышцы протестуют, и он воздерживается от еще одного стакана выпивки. Это не элегантно. Его мать не хотела бы… — 10% — это слишком много, — рационально говорит Пегги на видео, просматривая контракты. Тони сидит позади нее, ссутулившись, удобно, с надетыми солнцезащитными очками. В бледном голубом костюме. Выглядит заскучавшим. Будто ему дела нет до мира вокруг. Но настоящий Тони знает, что очки скрывают налитые кровью глаза, глаза, смотрящие на… Питера. Маленького. Уставшего. С прямой спиной, сложившего руки, в белой хрустящей рубашке. — Мы не просим 10% общих активов, — говорит Коулсон мягко. — Но мистер Паркер оказал значительное содействие биохимическому отделу SI и поэтому имеет право на 3% отдела и 2% акций компании. Его брак с Тони оправдывает 5%, — Коулсон поднял взгляд с бумаг на Пегги. Его голос был мягким: — Мы в праве просить 50%. Но просим 10%. 3% биохимии и 7% SI. Пегги встретилась с его взглядом. Она вздохнула: — 7%. 3% биохимии и 4% SI. Коулсон посмотрел на Питера, который что-то прошептал. Коулсон, по виду, был готов спорить дальше, но не стал. — Согласны, — сказал он. Оба адвоката записали. И перешли к следующему вопросу. Тони думает о Коулсоне. Смотрит на него на видео. Когда Пеппер сказала, что она наняла Пегги Картер, он кивнул, а затем недоуменно моргнул. — А что насчет Фила? — спросил он. Пеппер держала лицо осторожно-невозмутимым: — Он адвокат Питера. — О. — сказал он. Он думал, что Фил его друг. Они знают друг друга кучу лет, через столькое прошли. А потом отчитывает себя. Питер и Фил быстро подружились. Устраивали барбекю на веранде, смеялись, фанатели по Капитану Америка. — Тони, — сказал Фил, когда все это закончилось. — Ты… Мы в порядке? — Ага. — Тони кивнул. Не хотелось заводить еще одного врага. — Я понимаю. Он попросил тебя раньше. — Нет, Тони. — Коулсон нахмурился, покачав головой. — Он больше во мне нуждался. Что это значило? Тони думает об этом, кружа остатки выпивки на дне бутылки, смотрит, как адвокаты ходят туда-обратно, пока он и Питер не говорят ни слова. Почему Питеру так нужен Коулсон? Развод был идеей Питера. Он должен быть счастлив. Питер на экране поворачивается и смотрит в окно. Там дождь. В серебряной рамке окна. Он не выглядит счастливым. Тони напрягает мозг. В голове шумит. Пытается осознать вещи, которые долго игнорировал. Ссору. Сморщенное лицо Питера. Он со стыдом думает о моментах, когда поднимал голос. Как кричал. Как Питер пытался оттащить его от расчетов, как пытался его выманить, чтобы он поел, как пытался оттащить от грани самоуничтожения. И как Тони от этого бесился. — Ты хочешь, чтобы я перестал быть Железным Человеком. Ты с ума сошел, Питер. Ты пытаешься меня изменить. — Я пытаюсь тебя спасти… — Я тот, кто есть! — прорычал Тони, так громко, что Питер попятился назад: боялся. — Ты пытаешься заставить отказаться от того, кем я являюсь. Что ж, я не изменюсь. Это я, детка, согласен ты с этим или нет. Он был так зол. Так напуган. От одной мысли, что красно-золотому придет конец. Он — Железный Человек. — Тони, — Питер шмыгнул носом. — Я очень тебя люблю. Я боюсь, что ты пострадаешь, но дело не только в этом. Ты не молод. Сэм заменил Стива и… И я не думаю, что кто-то будет возражать, люди знают, как много ты сделал для всех нас, и поймут, если ты захочешь уйти на пенсию. Сейчас другие могут быть героями, ты можешь… — Питер, — прошептал Тони и обнял его. — Обещаю. Я не пострадаю. Он был прав. Но это было как пластырь на протекающей крыше. Он не пострадал. Он спасал людей. Снова и снова, и снова, и снова. И каждый раз, когда это происходило, Питер оставался один, пока не собрался с силами. — Мне нужен развод. Холодный стеклянный стол. Толстые авторучки. Адвокаты. Мистер Вобблс. Развод века — Тони и Питер разбежались. Инсайдер раскрывает все карты. Железный Человек = Железное Сердце? Пойман с поличным: история золотоискателя. Тони Старк: исключительный плэйбой.

***

Лучи солнца просачиваются в его комнату. У Тони похмелье. Его ноутбук до сих пор показывает запись. Он открывает глаза и видит лицо Питера, освещенное золотом, он слышит, как Пегги соглашается на 300 миллионов. Питер должен улыбаться. Но он выглядит грустным. Тони ищет свой телефон. 8 пропущенных. Тони представляет лицо человека на другом конце провода. Видит, как он звонит. Смотрит на имя на экране. Осуждает. Он отвечает. — Тони. — Он никогда не переставал меня любить. — Я знаю.  — тихо сказал он, выдыхая воздух в телефон, — Мы все знаем. Гордость Тони спасала. Но также делала его слепым. Приехал Стив. Неловко, немного нерешительно. Стив — еще одно, что выиграл Питер после развода. Если кто-то выиграл. Если что-то можно было выиграть. У Питера мистер Вобблс. У Питера Стив. Баки, соответственно. Сэм. У Тони — Наташа и Клинт. Брюс и Тор не стали выбирать сторону. Но Стив тут, и Тони думает, что возможно, еще не все потеряно. — Он хочет, чтобы я перестал быть Железным Человеком. — голос ломается, когда Стив проводит пентхаус своим праведным взором голубых глаз. Тут коробки со стенограммами. Пустые бутылки. Тони. Видео с Питером и Коулсоном и конец любви. Стив кивает: — Ты не хочешь бросать Железного Человека? Тони кивает головой. Трясет ей. Пожимает плечами. Не знает. Стив плотно сжимает губы: — Тони, Питер не может нормально дышать, когда ты Железный Человек. Он не может сосредоточиться. Не может работать. Он так боится за тебя. Если ты не можешь нормально функционировать, когда ты не Железный Человек, то развод — правильное решение. Это жестоко. Слишком честно и жестоко, чтобы его услышать. — Но мы любим друг друга. — настаивает Тони. Стив выглядит расстроенным: — Иногда этого недостаточно.

***

Тони не ходит на собрания акционеров. Но прошло уже три дня. Он не может спать в их постели. Все еще думает, что он слышит смех Питера или жалобное мяуканье мистера Вобблса. И он видит Питера в списке. Понимает, что Питер может прийти. Скорее всего придет. Может, будет там, где до него рукой подать… Он надевает свой лучший костюм-тройку. Темный галстук. Делает прическу. Входит и фальшиво улыбается нескольким громким мужчинам, которые его радостно приветствуют. В длинном дубовом зале заседаний он видит Питера. Он выглядит молодо. Слишком молодо для этой комнаты. Ему 25. Он в костюме в тонкую полоску, который выглядит… сшитым на заказ. Хороший. Хорошо ему подходит. А на руке у него… Это… Это его обручальное кольцо. Как только Питер поднимает глаза, он встречает взгляд Тони, а затем медово-карие быстро опускаются вниз, и тут же руки прячутся под столом. Тони не может пошевелиться. Питер его носит. Все еще носит. Что… Что если… Его же кольцо вернулось в пентхаус. Рядом с фотографией его матери. Еще одна неудача. Но может… может быть, еще нет. Может быть, все еще не кончено, еще не все потеряно. Тони всю встречу смотрит на него и не удосуживается этого скрывать. Остальные акционеры неловко покашливают. Питер позволяет ему смотреть. Открыто и великодушно. Позволяет Тони им напиться. На Питера никогда не было сложно засмотреться. Он красивый. Большие глаза, длинные ресницы, а эти скулы… Пеппер пинает его под столом. Тони едва это чувствует. Он продолжает смотреть. Продолжает напиваться. Его гладкая веснушчатая кожа, изгиб губ, как широко он может улыбаться. Он дожидается окончания встречи. Все быстро расходятся… Пеппер вздыхает, прежде чем встать. Он и Питер остаются вдвоем. Он наблюдает, как Питер пытается себя пересилить. Вздыхает. Поправляет броню, которая так расстраивала Тони во время бракоразводного процесса. Броня, скрывающая настоящего Питера. За непроницаемым лицом и холодной вежливой улыбкой. Он ушел, он свободен. Питер подготавливается к битве… Питер больше в нем нуждался. Так сказал Коулсон. Тони помнит, как предлагал Питеру войти в биотехнический отдел. Как предлагал Питеру съехаться. Помнит поздние ночи, полные формул. С Тони боты снимут костюм, а Питер будет там, свернувшись калачиком на диване, ждать его. Он думает о предложении Оскорп Питеру занять место главы биотехнического отдела… Отклонил. Ради Тони. Он думает о мечте Питера жить на отшибе, подальше от города. Он думает о том, как Питер любил ночные прогулки, рука в руке, смотреть на мерцающие огни и здания. Он думает о том, как Питер сказал, что ему страшно, что Тони пострадает. Тони не изменился. Он стал мягче, более проявляющим любовь, но это… из-за Питера. И все что Питер просил, это чтобы он ушел в отставку. Тони облизывает губы… Язык такой сухой… И шепчет: — Это тот, кто я есть, Пит. Мне жаль. Питер закрыл глаза на долгий, очень долгий момент. И когда он открывает глаза, то только грустно улыбается: — Я знаю, Тони. — он вздыхает, слабо и надломлено, — Я знаю. Если был бы другой способ… Ты умнейший мужчина в мире. Ты бы справился. Я думаю, это… — он беспомощно жестикулирует. — Думаю, это единственный выход. Мне тоже очень жаль. Он снимает кольцо и протягивает Тони, но тот его останавливает. — Оставь его. — просит он. — Пожалуйста. Питер кивает, слезы бегут вниз по щекам, и он быстро уходит. Тони стоит там, грудь сжимается… В самой ужасной агонии, которая когда-либо была. У него болят челюсти. Ему хочется кричать. Исчезнуть. Он уходит домой.

***

Он агрессивно паяет провода и думает. Думает. Думает. Видит свою жизнь в следующие 5 лет. Видит, как просыпается с еще большей болью, чем сейчас. Как уходит в отставку и отдает костюм выдающемуся выпускнику МТИ, которого сможет наставлять. Он садится в машину, едет на окраину Нью-Йорка в местность, богатую разросшейся зеленью. Он находит Питера дома. Прекрасного. Величественного. В раме из наперстянки. Он представляет, как поднимается на крыльцо, звонит в дверь, и из нее появляется Питер. Еще более потрясающий. Спокойный. Счастливый. Он улыбается, и Тони готов пасть к его ногам и умолять вернуться… Питер будет выглядеть так, будто его сердце разбито. — Тони, — скажет он, — Эти 5 лет я не ждал тебя. Надеялся, что ты придешь в себя. Я не ставил жизнь на паузу из-за тебя. И ты никогда не должен был от меня этого ожидать. Я двигаюсь дальше. И тогда кто-то другой спросит из дома: — Пити, кто там? И он выйдет. Муж Питера. Он будет красивым и молодым, и еще с кучей качеств, которые Питер заслуживает. Тони вынужден отложить инструменты, потому что руки дрожат от гнева на несуществующего будущего мужа Питера. Он этого и ждет? Он что, ожидает, что Питер будет ждать? Ждать, пока Тони перестанет быть Железным Человеком? Отложит свою жизнь до момента, когда Тони… От этого тошнит. Он этого не сделает. Ни для Питера, ни вообще. Он видит онлайн-таблоид Железный Человек = Железное Сердце? и закатывает глаза. Они пытались сказать, что его сердце черство, но он думает, что… Что «Железное Сердце» — отличное имя для супергероя.

***

Рири чертовски умна. У нее широко раскрытые глаза, когда он входит в ее комнату. Она его узнала. Но она быстро начинает говорить с ним, показывает прототип костюма, который она разработала. Он уже это видел на видео. — Это то, чего ты хочешь? — спрашивает он, кидая взгляд на фото на стене, где Рири целуется с девушкой. — Хочешь быть супергероем? — Больше всего на свете. — говорит она, поднимаясь на ноги. Ей 21 и она готова завоевать весь мир. — Раньше я тоже хотел этого больше всего на свете, — кивает он, и чувствует разливающееся внутри тепло. — Сейчас мне нужно кое-что другое. Она наклоняет голову. Пытается понять его. Он старается держать лицо: — Мой м… Мой бывший муж… Мой Питер… Он очень хорош в биотехнологиях. Ты можешь… Он может помочь тебе… Модернизировать… — Мистер Старк, — говорит Рири, подминая под себя ноги и усаживаясь на стул. — Какой смысл спасать мир, в котором вы не будете жить? Жизнь конечна. — Ты хороший ребенок, — удается сказать ему. — Мы сделаем из тебя супергероя. Она усмехается. Он думает, что с ней придется считаться.

***

Это не пляжный домик. Или вычурный дом в дорогой части Нью-Йорка, это просто таунхаус в Бруклине. Красивый, большой, уютный. Тони звонит в дверь, теребит воротник, думает, не надо ли было принести цветы… Дверь открывается. Тони думает, будет ли это Мэй, или, может быть, дворецкий, или, может быть, бойфренд… Это Питер. Он в пижаме. Старой. Тони узнает ее. Мистер Вобблс крутится вокруг его ног. Он дрожит на холодном воздухе. Тони открывает рот, но не знает, что сказать. Питер смотрит на него, наполовину скрытый за дверью, один глаз, который видит Тони, широко раскрыт в удивлении. Будто он и не думал, что Тони вернется. — Я люблю тебя, Питер Старк. — говорит он, вспоминая, как дрожали пальцы Питера, когда они подписывали последние бумаги. — И я сделаю для тебя все, что угодно. Я нашел… одну девушку. Она великолепна, вы познакомитесь, Железное Сердце, я подумал, что ей понадобится помощь. Может быть, наставник. У нее, кажется, умерли родители, как часто бывает. Но я подумал, что, может быть, ты и я… Мы могли бы помочь… Направить ее, я не знаю… Питер отодвигается еще немного. Мистер Вобблс плетется обратно в теплоту квартиры. — Я думал… — Питер прикусил губу. — Я думал, Железный Человек — это часть тебя. — Ты — часть меня, Питер. — настаивает Тони. Он смеется. — Я уже старый. Глупый. Даже Капитан Сосулька понял, что я пытаюсь игнорировать то… что миру я больше не нужен. Питер протягивает руку и берет Тони за руку: — Ты мне нужен. — тихо признается он, улыбаясь. — А ты — мой мир. — Тони осознает это вслух, сотрясаясь от счастья.

***

Железный Человек уходит в отставку. Старк и Паркер воссоединились. Железное Сердце дебютировала Три раза, когда Старки заставляли нас падать в обморок Тони Старк празднует 10-летнюю годовщину.

***

Он просыпается много лет спустя. Спотыкается о ботинки Питера. Мистер Вобблз, проходя мимо кровати, атакует его чувствительные пальцы ног. Он проходит мимо одной из гостевых спален: слышно, как храпит Рири. Он спускается в лабораторию. В помещении горит синий свет, и там, сгорбившись над костюмом Железного Сердца, нависает Питер. Он методично отрабатывает все повреждения, которые Рири заработала на последней миссии. Она их обоих напугала — упала в озеро… Он похож на Тони, понимает он. Еще бы, Тони — нарцисс. — Привет, Пит, — бормочет Тони, потирая глаза, подходит ближе и целует Питера в макушку. — Уже поздно. — Разве? — говорит Питер, зевая, — Я как раз заканчиваю… — Да, конечно, — хихикает Тони, — Я уже слышал это раньше. Даже использовал несколько раз. Питер усмехается; усталый, счастливый: — Кажется, тебе придется меня утомить. — хитро говорит он, крутясь на стуле и раздвигая ноги шире. — Ммм, — бормочет Тони, наклоняется и целует его. — Огромная пицца? — И сырная корочка. — Питер кивает, и они целуют друг друга. И еще раз. И еще раз.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Мстители"

Ещё по фэндому "Человек-паук: Возвращение домой, Вдали от дома"

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net