Гуляй, шальная императрица

Слэш
PG-13
В процессе
19
автор
Размер:
планируется Миди, написано 44 страницы, 5 частей
Описание:
В пять лет Тсунаёши зажёг пламя, в пять лет Тимотео стёр ему память об этом инцеденте. А потом оказалось, что в семье Савада был замешан туман. Как выяснилось? О, да просто пламя Тсуны умеет жечь всё-всё.
В условные шестьдесят (возможно, пятьдесят, загадка) Реборн решил, что хочет стать репетитором сына Иемитсу, в условные пятьдесят (может, шестьдесят, кто знает) Тимотео ему отказал.
Через два года Реборн стал репетитором сына Иемитсу. Только вот его звали Франко, и всё вообще сложно.
Примечания автора:
ау! в которой кто-то (кто же это может быть, я даже не знаю, ну такая тайная тайна, вы ахуеете!!!) пытался туманом воздействовать на все семейство Савад в разное время, но у Тсуны слишком мощное пламя.

**варнинг!**Добрый Кея, не-тру Киоко, не-тру Энма, слишком зайки Шахмотоголовый и Вендиче, все ведут себя как диснеевские персонажи паршивого ситкома. Мотивация - отстой, сюжетный двигатель отсутствует, фанфик из говна и палок, события дублируют канон с уклоном в то, что здесь замешана и другая сторона конфликта. Много объяснений действий персонажей чем-то вроде "ню ето сё тумаааан". Ебнутые родители, еще более ебнутые и ненадежные родительские фигуры. Я уже говорила про ООС? Он правда жуткий и неправдоподобный.

Не прям вот центральные, но довольно важные роли занимают два оса, а также вроде как каноничные персонажи, но не показанные и даже не названные - ну зачем аниме-подросткам родители, правда?

НЕзлой Иемитсу, НЕзлой Тимотео, ЗЛАЯ-КАК-СОБАКА Нана, правда. я считаю ее бэд герл, файт ми.

написано по собственной же заявке, так что МИЛОСТИ ПРОШУ К НАШЕМУ ШАЛАШУ - https://ficbook.net/requests/562455

(персонажи и пейринги по мере написания будут обновляться и добавляться). (метки тоже).

эх, новая попытка длинных текстов. надеюсь, что этот написать получится... а то у меня куча первых глав и прологов разных таких вот длинных штук в черновиках...
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
19 Нравится 14 Отзывы 12 В сборник Скачать

5. Попробовали быть как дети и раскрыли шире глаза.

Настройки текста
.&&. Чего Тсуна абсолютно точно не ожидал, так это того, что Франко повалит его на пол. Было пять часов утра, Тсуна встал на непрекращающуюся трель звонка, потому что был единственным жителем дома, который бы не прибил гостя дверью в первую же секунду. У Тсуны была хорошая нервная система, пусть врачи и вырезанные чёрточки-иероглифы на руках говорили обратное. А в дверях оказался брат, сверкающий как шматок блёсток, которые Киоко-чан вывалила на свой фартук на уроках домоводства. Брат сделал шаг вперёд, запнулся о порог и повалил Тсуну — в пижаме, с ещё более растрёпанными волосами и заспанными глазами Тсуну — на пол под странный длинный вздох Реборна. Тот стоял не в дверях, а у калитки, упирался в колени и смотрел на бутерброд из сыновей Иемитсу с сарказмом — но дышал со свистом, и Тсуне показалось, что он злится. — Вам там как, нормально? — Нормально, — ответили они в унисон. Тсуна улыбнулся, глядя Франко в глаза — ох уж это сомнительное чувство юмора, — а сам Франко аккуратно опустил колено Тсуне между ног и приподнялся, и момент перестал быть неловким. Вернее, он был бы неловким в глазах окружающих, если бы это видел кто-то помимо Реборна, которого нечем было пронять. Франко, вернув себе вертикальное положение, снова превратился в напольный торшер и схватил Тсуну за плечи, кружа по крыльцу как куклу. Потом поставил на землю, конечно, смущённо кашлянул в кулак и открыл рот (а в случае Франко открыть рот значило провал, почти всегда). — Роза, давай вместе наткнёмся на айсберг! — проникновенно начал он, медленно вставая на колено. Реборн закатил глаза и перестал строить из себя вежливого человека, подошёл ближе, и Тсуна увидел, что из кармана его пиджака торчала красная бархатная коробочка. Сука, какое же клише. — Ко мне недавно приезжал Скайуокер и размахивал своим световым мечом, давно не знававшим виагры, и он поведал мне о чудном карнавале безумия и порока, именуемом парком аттракционов для разных мафиози, поэтому… — он не глядя просунул руку Реборну в карман, но сильно промазал и прошёлся пальцами по его паху, с таким же невозмутимым лицом поднялся выше и левее, достал-таки коробочку и открыл. Тсуна притворно завизжал и прикрыл ладонями рот. Франко продолжил: — Милый братец, не соблаговолишь ли ты сопроводить меня по дороге жизни в чудесные горные места Тибета? — Что?! — воскликнул Реборн и выхватил бумажки, сложенные гармошкой и упакованные в маленькую бархатную коробочку. Там должны были лежать билеты в Мафия-Ленд, которые приезжавший на прошлой неделе Дино подарил Франко, и как ученик умудрился провернуть подобное оставалось загадкой. Или хорошо спланированным разводом. — Я согласен, — крикнул Тсуна и повис на шее брата, потому что видел в кино, что именно так и стоит поступать. Из дома напротив высунулась соседка в трениках, и Тсуна показал ей язык. Он впервые за много лет едет в отпуск, и отсутствие визы его нисколько не волновало. — Нет, стоп, Франко, ты должен был тренироваться с Колонелло, это подстава. — Я знаю, — улыбнулся Франко, отпуская брата из объятий и поворачиваясь к Реборну лицом. — Он написал нам письмо, в котором сообщал, что ебал всё это, и на них снова напали Каркасса, так что он бережно передал меня в руки своему учителю, который сейчас на миссии в Тибете и готов приступить к моему обучение прям завтра. — Готова, — поправил Тсуна из-за плеча — левого, как ангел-хранитель. — Учитель Колонелло — женщина, да, Реборн? Милч-сан? Но Реборн не ответил, потому что сражался с собственной мимикой и неудержимо наползающей на лицо безумной улыбкой. Ну раз Лар, так Лар! .&&.

*обычная история простого непримечательного Лучшего Киллера Столетия, потому что версия-анекдот от Франко вызовет вопросы даже у умалишённых*

В то утро Реборн позволил себе поспать. Они с Колонелло жили в разных часовых поясах, и перебрасывания колкими репликами до полуночи обычно значило, что полночь наступила у Колонелло. Реборн уже устал от этой пляски с бубном вокруг Мафия-Лэнда и приказа от Ноно — сука, как же Реборн ненавидел приказы! — что подумывал, ну, застрелиться ближе к обеду, может даже из Леона. Хамелеон, видимо, почувствовал, что хозяин проснулся и сейчас просто лежал с закрытыми глазами, понося всё на чем свет стоял, поэтому облизнул его ушко. Язык выстрелил, как тихая петарда, и Реборн подскочил на гамаке, свалившись на тонкий и ничуть не смягчающий удар ковёр. На часах было десять утра, госпожа Валери с вечера развлекалась со своей любовницей, а Франко ушёл в школу, так что позор Реборна могли услышать только Бьянки и дети. Бьянки даже этот крик восприняла бы как самое сексуальное и горячее действие, потому что — Реборн, а дети бы пришли к балансу, наверное. В смысле, они ждали, что дечимо Вонголы будет немного другим — наверное, слышали сказки про доброго Примо, защитника всех униженных и бедных, — а получили доброго, конечно, но будто слегка оторванного от реальности парня с матерью, которая забыла, что она мать. Стоит отдать должное, что Бьянки, которая в изначальных планах Реборна не фигурировала, оказалось очень полезной в ведении домашних дел и помощи с детьми. Очень своеобразной помощи, конечно, но Реборн и про свои способности мог сказать также. И дети, видевшие его как до сих пор непоехавшего человека, наверняка сейчас выдохнули в унисон и сказали: «О, вот теперь нормально». — Я скормлю тебя чёрной мамбе, и мне плевать, что мы друзья, — прошипел Реборн, пытаясь выпутаться из ловушки в виде пледа, затянутого странными узлами с гамаком. Леон саркастично перебежал на реборновское плечо. «Ну да, как же», — читалось в его глазах. Пиздец, подумал Реборн, мой лучший друг — ящерица, которой я приписываю человеческие эмоции. Его тут же ударили хвостом по лицу. Дверной звонок издал хрип. Раньше он звенел, громко так, раздражающе, Реборн помнил, что два года назад так и было, но сейчас он, видимо, терял последние проценты заряда батареек, поэтому звучал как старые игрушки. Человек, уловивший этот инфернальный звук, разлетающийся по дому, тут же отпустил кнопку и начал по старинке стучать. Никто не потрудился открыть. Реборн промучался с одеялом ещё три минуты — на самом деле, он почти не пытался, и очень скоро это превратилось в игру «а получится ли у меня без рук и без ног?..» А незнакомец всё стучал и стучал, но топота ног Реборн так и не услышал. Спустившись вниз, он мельком осмотрел помещения и понял, что дома никого не было: наверное, Бьянки взяла детей с собой в магазин или сплавила куда, а сама пошла шпионить за глупым младшим братцем. Реборн с ненавистью посмотрел на дверь и резко распахнул её, заставив гостя по инерции полететь вперёд, пропахивая носом бетонный пол до стандартного японского порожка. — Хаос, никчёмный ученик! От порожка раздалось булькающее: — Привет, Реборн. Никого, кроме Ромарио, Реборн на свои законные территории не пустил, а Дино позволил позаботиться о лице и носе только после лайтовой мини-викторины в своём стиле: том, который от воспитанника к воспитаннику менял названия от «В стиле Коваллоне» до «В стиле Вонголы». Тот же, оклемавшись, попытался стать рассудительным боссом, а не молодым парнем, который уважает и боится своего учителя, и в переходном состоянии рассказал, что Тимотео-сан послал его проверить наследника, убедиться, что тот подойдёт придирчивой аудитории Альянса, возможно, испытать его Волю. Реборн оскалился. В общем, когда Франко в компании Гокудеры, Ямамото и Бьянки (а ведь Реборн так и знал) подходил к дому, Дино успел вывалить на улицу всех своих людей, размазав их по маленькой улочке как масло по ломтю хлеба. В комнате Франко, украв в ближайшем офисе чёрное вычурное кресло, сидел Дино, строя из себя невесть что. Дино с Франко был незнаком, а вот Франко о Дино знал многое, почти всё даже, поэтому сразу узнал его, только переступив порог. За окном послышались выстрелы, взрывы, стоны: «Гадость! Гадость! Уберите!», — и Реборн отступил к подоконнику, чтобы убедиться — да, собранная на коленке семья Франко гасили бывалых мафиози, как котят, пользуясь внезапностью и отсутствием страха у противников. — Здрасть, а Вы?.. — спросил Франко, вещая сумку на вешалку у кровати. — Дино Коваллоне, мальчик, босс семьи Коваллоне, — Дино оперся на локоть, надеясь выглядеть угрожающе, но соскочил и чуть не сломал себе нос о подлокотник. — Вау, какая безвкусица — называть семью в честь своей фамилии. У вас ещё и ни одной женщины у руля не было? Возмутительно! Франко не выглядел ни возмущённым, ни раздосадованным, угроза в нём не чувствовалась, но Дино почему-о стушевался, будто с Занзасом общался, а не с обычным безобидным мальчишкой. — Вот представь: Франко ди Вонгола, брр, — Франко высунул язык и покачал головой, сильно прижимая её к плечам, а руки сложил к груди, пародируя тираннозавров, судя по всему. — Эм, да, наверное, — Дино с ужасом глянул на Реборна — он не вывозил. Реборн проследил, как мужчина в костюме пролетел по почти идеальной дуге и упал на дерево, обломав пару веток, и повернулся к Дино, взваливая ситуацию на свои плечи. — Пустышка, сразись с Дино. Бывший ученик тут же загорелся — пока только метафорически, — достал хлыст, глянул краем глаза на Ромарио, притаившегося между телевизором и углом в лучших традициях ниндзя, и кинулся в атаку. Хлыст ожидаемо отскочил от потолка и ударил собственного владельца, запутал ему ноги, и Дино влетел в Франко, снося в коридор. — Реборн, мне теперь что, со всеми твоими бывшими сражаться?! — Да, Скотти, именно! Долго смотреть на попытки двух парней распутаться из «опасной и коварной ловушки» было невыносимо, и Реборн протянул им руку помощи — вернее, пистолет и угрозу, которые тут же вывели дело в нужное русло. Дино стушевался, раскраснелся и точно не хотел никому ничего доказывать, Ромарио превращался в фикус, забытый всеми в тёмном углу и пытающийся выжить, а Франко настолько не был заинтересован, что зевнул. В коридор ввалился запыхавшийся Гокудера, в его руку вцепился Ямамото, с улыбкой покачивающий битой. Послышался свист чайника — его, видимо, поставил Бьянки. В общем, они поужинали вместе, даже Валери появилась после шести и села рядом с сыном, удосужившись поцеловать его в щеку. Дино, правда, пришлось учиться есть палочками, но дело пошло быстрее с Ромарио, который больше не напоминал статую, потому что не сильно боялся Реборна в присутствии стольких свидетелей. Под конец, когда Франко с улыбкой и вежливо пытался выдворить из дома всех гостей — как друзей, так и Коваллоне, — Дино опомнился и вручил Франко билеты в Мафия-Лэнд, сказав, что это будет его испытанием от всего Альянса. Реборн, который это всё подстроил, облегчённо вздохнул и пошёл заваривать себе ещё одну чашку улуна — подсел на него, потому что у Франко были поразительные запасы, а чай ещё и бодрил. И только позже узнал, догнав внезапно рванувшего от телефона посреди ночи Франко, что за его спиной успели эти билеты подменить. Но Лар — значит Лар. .&&. Тсунаёши пришлось отпаивать брата успокоительным, потому что внезапная тренировка на выходных, устроенная Реборном, чтобы Франко хоть начал драться, открыла миру самый глубокий его страх — ёбаная высота, с которой им пришлось спрыгнуть. Видите ли, мужчина на вертолёте, доставляющий их на тайный горный полигон мисс Милч, сказал, что никакой посадочной площадки там отродясь не было. Парашюты в руки — и погнали. Спасибо, что Реборн с ними не поехал, а предпочёл остаться дома и довериться своей коллеге по проклятью, иначе Франко выкинули бы из кабины, как котёнка, а вместе с этим сердце Франко выкинулось бы к хуям из его груди. Но всё обошлось, они даже нормально приземлились, день был вполне себе ясный, никаких снежных бурь, и их встретила женщина в форме — но вместо стандартного зелёного камуфляжа пятна были монохромными, — очень недовольная нахождением в своей обители гражданского. Мол, это к Колонелло можно таскать людей, связанных с мафией косвенно, у него там парк, а у неё сраный полигон для настоящих мафиози. Тсуна сделал глупое лицо — «простите, а почему ваше кафе называется «Столовая»?» — и уточнил у брата: — Вау, это что, квест? Франко сжал его руки и поднёс к губам, целуя костяшки. — Конечно, квест, коть. И Тсуна три дня подряд наблюдал, как во Франко стреляют, заставляют его лазать по горам, уворачиваться от танковых снарядов и стоять на коленях перед статуей местного божества часами. Сам же Тсунаеши занимался по упрощённой программе, выдуманной Лар за пару минут: он бегал по утрам и тренировался единоборствам с местными настоятелями храма, вместе с братом молился этому же божеству, а также медитировал. Пламя Тсуны чувствовало спокойствие — буквально в ста-двухсот километрах от этого полигона, среди горных вершин спрятался родной Вендикар, — пламени же Франко ещё только предстояло раскрыться в полной мере. Он всё ещё не мог вызвать огонёк без помощи пуль — мисс Милч использовала для этого таблетки, и Тсуна мало им доверял, потому что их разрабатывал не Верде: — Эм, мисс, учитель, мэм, — мямлил он, пытаясь сохранить образ ребёнка. — Что за таблетки вы даёте брату? Женщина смотрела на него со снисхождением и даже иногда улыбалась — кажется, Тсуна ей нравился. — Они помогают высвобождать внутреннюю энергию, — пояснила Милч, пока Франко гонял (спасибо, что с одеждой) по полю. — Мой отец очень увлекается этой темой, — сказал Тсуна, когда Лар подумала, что разговор окончен. — Он вместе с другом создал что-то, позволяющее выпустить твою внутреннюю ки, как предсмертное желание или вроде того. Вдохновлялся, кстати, вот такими горцами с их храмами, просто смотрел на всё с научной точки зрения. И он точно не придумывал этих таблеток. Лар поражённо глянула на него: — Твой отец разве не Иемитсу? — и Тсуна понял, что где-то прокололся, но резко почувствовал что-то тёмное, скользкое, не такое противное, как щупальца, но похожее на гладкое тело змеи, обвивающее тебя, как кролика. Пламя тумана, мощное и старое, заползало в голову к Лар, смещая её мозги набекрень, но она сама была деформированным мирозданием туманом, и дымка на неё не подействовала. Тсуна с облегчением почувствовал, как её туман в комбинации с полем действия облака прогоняет чужой туман куда-то далеко. — Наверное, Иемитсу, — честно ответил Тсуна, потому что чувствовал, что честность с этой женщиной важна — также как в своё время он доверился Реборну, наверное. — Не видел его уже лет десять. Родителям я не нужен, меня забрал Верде. Он мой «вроде как» отец. Милч странно на него глянула, и Тсуна почувствовал её связь с небом. Родное, тёплое пламя отца, к которому тянулось его собственное небо, перекрываемое и сдерживаемое мраком. Тсуна почувствовал, что Лар-сан ничего ему не расскажет. И вместо всех рвущихся с языка фраз она сказала: — О, да мы почти семья, — и Тсуна понял, что он в безопасности. А потом им пришлось поднимать ещё выше в горы, чтобы буквально запрыгнуть в кабинку вертолёта. И Лар-сан с земли махала им на прощание. Тсуна чувствовал, что они скоро встретятся. .&&.
Примечания:
эта глава короткая, в ней все зациклено вокруг вообще несуществующей в каноне арки (потому что это происходит вместо проверки местными якуза, брождением в горах и случаем с больницей). я все еще ебусь с каноничным таймлайном, потому что хочу написать это максимально? похоже? по событиям? и сколько бы ни пыталась, но следующие штуки не подходят по теме(?) к этим кускам.

зато новая глава, скорее всего, выйдет через неделю-полторы.

счетчик отсылок: 3 (н-ну, глава же масенькая...)
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты