переводчик
redcrayon бета
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/11245107/chapters/25133826
Размер:
334 страницы, 28 частей
Описание:
AU, но ряд мутаций сохранён. Чарльз Ксавье когда-то был психологом-криминалистом в ФБР, но теперь стал детективом. Благодаря ему криминальная статистика Нью Йорка снизилась больше чем на тридцать процентов. Но в городе появился таинственный ассасин, убийца-профессионал, а Чарльз почему-то не может прочесть его разум, подобно другим. В то же время лофт по соседству, что стоял пустым два года, обретает владельца..
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
48 Нравится 113 Отзывы 23 В сборник Скачать

Глава 20: Деформация

Настройки текста
Примечания:
В этом году еврейский праздник Пурим выпадает 26 февраля. Да, намекаю на канонное происхождение Магнето)

<right>Alicia Keys & Jack White — Another Way To Die
Yeah

A door left open
A woman walking by
A drop in the water
A look in your eye
A phone on the table
A man on your side
Or someone that you think that you can trust
It's just
Another way to die

Да, распахнутая дверь…
проходящая мимо женщина…
Упавшая капля воды… взгляд тебе в глаза…
Телефон на столе… кто-то на твоей стороне…
Кто-то, кому, по-твоему, ты можешь доверять —
Всего лишь еще один верный путь к смерти…

https://soundtrack.lyrsense.com/james_bond/another_way_to_die</right>
      Эрик чувствовал тепло, что осталось на месте исчезнувшего Чарльза. Должно быть, это игра его воображения. Теперь он в собственном разуме. Но даже это не остановило чёрные трещины, что расходились по его дому. Он вылез из постели и прошёл к окну, где стоял Чарльз… где он сам стоял в реальном мире ещё не так давно, чувствуя всю тяжесть ситуации. Это лишь очередная точка посреди пути, но Эрик знал, что здесь у него нет шансов против Джейсона. Он не был телепатом, единственной его защитой были ментальные барьеры, что Эмма ослабила, чтобы впустить его сюда.       Даже не имея и шанса, он стоял, готовый к встрече лицом к лицу с мутантом, что теперь называл себя Сверхразумом… и возможно заслуженно. Он почти преуспел… и смог бы, не вмешайся Эрик. Ярость его была почти физически ощутима… а Эрик смотрел, как чёрные колючки и вены начинают прорастать внутри лофта. Без сомнения, всё здание… нет… весь город теперь был запятнан порочным разумом Джейсона.       Дверь распахнулась и вошёл Джейсон. Первое, на что обратил внимание Эрик, его обувь. Тьма следовала за ним сюда… и она же накрыла весь город, как и думал Эрик. Как только он шагнул вперёд, чёрные колючки последовали за ним.       — Эрик, — довольным тоном поприветствовал Джейсон, но что-то внутри него горело. Всё позади него стало чёрным, уничтожая цвета и хрупкую реальность под Эриком.       — Джейсон, — равнодушно ответил Эрик.       — Полагаю, что ты — причина отсутствия Чарльза, — сказал Джейсон, подходя ближе и замирая на полпути в лофте Эрика — оттуда он начал двигаться по линии перед ним. Эрику это напомнило документалку о хищниках в клетках. Он вспомнил как пантеры, львы и даже кабаны привыкали ходить вдоль клетки, фиксируя взгляд на еде — человеке перед ними. Они не могли сами открыть клетку, но минутное неосторожное движение человека и можно не досчитаться конечности. Вокруг Джейсона клетки сейчас нет, но угроза та же.       Эрик не ответил по поводу Чарльза, потому что Джейсон уже знал.       Джейсон вздохнул, хмыкая себе под нос. Он провёл пальцами по лицу, потирая глаза. Поразительное зрелище, поскольку Эрику было видно насколько тот зол. Всё это проявлялось в шторме, что бушевал за окном, гром сопровождался       непрерывными разрядами молний.       — …Деформация. Ты — деформация, — начал Джейсон, когда он смог посмотреть вверх на другого мутанта. — Полагаю, сучка тебе это помогла провернуть.       Эрик прищурился при неуважительных словах об Эмме. Но тень симпатии всё равно оставалась. Что-то, что он жаждал, увели из-под носа.       Разница между тем, кем был Чарльзом и кем был Эриком в качестве деформации была проста. Телепаты так называют это явление, поскольку это очень тонкая линия разума, присоединенная к большей сети телепата. Эрик не мог причинить вред, как Джейсон, но тому приходилось с ним разбираться как с проблемой. Деформация удерживала его в этом пространстве меж двух разумов. Был лишь один способ разобраться с деформацией.       — Ты знаешь… — снова начал Джейсон, проведя рукой по волосам и задерживая ладонь на шее, глядя на Эрика. — Ты бы вовсе не оказался в этой ситуации… если бы у тебя были твои воспоминания.       Вот опять, поднимает тему памяти. Эрик яростно молчал, переваривая эти слова. Возможно ли, что Джейсон не лжёт? Какие там были побочные эффекты у ментальных блокировок против экстрасенсорных вторжений?       — В какой ситуации? — устало переспросил Эрик.       — В этой… Будь с тобой твои воспоминания, Эрик… Ты бы хотел, чтобы это случилось. Чёрт, ты бы наверное сам мне этого телепата достал со дна океана ради этого.       Он шагнул вперёд, его лицо в сантиметрах от убийцы.       — Я лишь хотел остановить одного человека, Эрик. Любой, кто встанет на пути к цели, — мой враг. Если ты встанешь тоже, то… так тому и быть.       Эрик облизнулся.       — И кто же это?       — Себастьян… Шоу, — ядовито сказал Джейсон. — Мы делали, что должны были, чтобы выжить, Эрик. Ты — тому подтверждение. Если бы ты знал… половину того, что он сотворил… ты бы поблагодарил меня. Кто-то подобный Чарльзу… я ждал такого очень долго. Он может дать нам силу полностью подчинить разум Шоу. Не важно, какие… козыри в рукаве тот припрячет.       Эрик знал, что Шоу принял меры, чтобы не дать любому телепату пролезть к нему в голову. Он не знал, какую именно технику тот использует, но когда такие члены команды, как Эмма и Джейсон, появились, у него не было выбора кроме как заблокировать доступ.       — Ты знаешь… Я не стану спорить, что Шоу заслужил, что ты там… ему припас, — сказал Эрик, наблюдая смертоносный вид Джейсона. — Но не так… не ценой очередной жизни.       Джейсон сократил расстояние между ними, сжав подбородок Эрика. Его прикосновение было холодным, как и выражение лица.       — Знаю, ты веришь, что поступаешь правильно, Эрик. Всегда. Я делаю то же самое. Не хочу вредить тебе. Не хочу это делать с тобой, но ты не оставил мне выбора, — Джейсон сжал зубы при этой мысли. Он вжался сильнее в Эрика обхватывая его рукой.       — Джейсон… — сказал Эрик тихо. Он не знал — влияние ли это Джейсона, тот факт, что разум его превалирует в этом полусне, но он чувствовал отблески сожалений Джейсона в себе.       — Я сожалею о своей роли в этом, Эрик… сожалею… сожалею, — слова Джейсона эхом отразились в ушах. Не было похоже на извинения, полученные в клубе «Пульс» прямо перед ударом кинжалом. Он думал, что Джейсон извиняется за ситуацию в целом, вот только эти сожаления не соответствовали тону мутанта в этот раз.       Эрик слышал звук лезвия в этот раз и… он поймал его, обхватил крепко руку Джейсона, когда кончик лезвия замер в миллиметре от тела Эрика. Он не метил в предыдущую рану, что была не смертельной — та должна была служить Шоу наглядным предупреждением. Теперь Джейсон собирался убить.       Как и Эрик.       — Ударь разок… Позор тебе… Попробуй ударить второй… — Эрик смолк, подняв брови.       Кинжал легко отлетел в сторону и одним быстрым движением Эрик пронзил ему грудь. Джейсон охнул, глянул вниз, где ожидал увидеть кровь. Но крови не было, Джейсон будто начал таять, фон позади стал виден сквозь него.       Эрик отступил на шаг, взглянув вверх.       — Эмма… прикончи его.       Глаза Джейсона расширились, прежде чем Эмма возникла подле Эрика, подняв руку в сторону телепата. Пальцы её стали складываться в горсть, и крутящаяся тьма, привнесённая Джейсоном, начала собираться в маленький шарик в её руке. Последние остатки исчезли с рассыпавшимся словно стекло Джейсоном.       В последние секунды его лицо отразило предательство: он произнёс имя Эммы, но голоса его слышно не было.       А потом он исчез.

***

      Вернувшись обратно в реальный мир, Эрик оттолкнул Эмму и лег плашмя на спину, раскинув руки в стороны.       — Знаешь что? Вот поэтому я ухожу на покой, — сказал Эрик. Он бросил взгляд в сторону, на другого телепата, которая стояла на коленях, пока была в контакте с Эриком.       — Твой телепат должен уже очнуться, — сказала ему Эмма. Она закрыла глаза и коснулась своей раны. — …Тебе следует идти к нему.             Эрик медленно поднял голову прежде чем встал, глядя на рану.       — …Прости, что ранил тебя.       — Отвали, Эрик — буркнула Эмма.       Эрик хмыкнул себе под нос, встал, опираясь на пол и только тогда смог посмотреть на Джейсона на постели как следует. Все мониторы отражали ровные линии. Монитор мозговой деятельности также отражал пустоту.       Хотя он и понимал, что это было необходимо… что Джейсона необходимо было остановить ради всего святого, но что-то внутри болезненно отзывалось при виде его тела. Он был его другом. И повернись всё иначе… может быть, Эрик встал бы на его сторону против Шоу.       Эмма долго за ним наблюдала. Он чувствовал её взгляд на шее, пока он наклонялся и касался щеки Джейсона.       — Я позабочусь о теле, — заявила Эмма. — Они даже не заметят, что он исчез.       Эрик кивнул сам себе, прежде чем убрать руку, игнорируя ощущение тоски. Он не мог так больше смотреть на Джейсона, и обернуться вместо него к Эмме.       — Что насчёт тебя? — спросил он. — Что собираешься делать?       — Похоже, что это зависит от тебя, — ответила Эмма, слегка покачав головой, поправила локон. — …Я не собираюсь сдаваться Шоу. Если ты об этом просишь.       — Не прошу, — сказал Эрик.       — Тогда я тоже ухожу на покой, — ответила Эмма, кивая. — Не то чтобы особо был выбор. Альтернатива предполагает быть мишенью, возможную смерть, а мне это не идёт.       — Так ты ударишься в бега? Не то чтобы эта альтернатива будет, если Шоу узнает, что ты ещё жива, — сказал Эрик.       — Ну, я имею в виду… Ты меня… отпустишь? — Эмма неловко переступила на месте, услышав его слова.       Эрик умолк на какое-то время, изучая её. Правда в том, что это опасная перспектива. Эмма — сильный телепат и, тем не менее, мишень. Ему приказано убить её, а судя по нанесённой ране, он почти преуспел. Но она ему помогла… помогла спасти Чарльза: что-то, чего он от неё совсем не ожидал.       — Я хочу, чтобы ты покинула город, — наконец сказал Эрик.       — …Я могу это сделать… — Эмма осторожно взвесила свои слова.       — Итак, да… Я тебя отпускаю, — продолжил Эрик, наклонившись к ней так, чтобы их глаза встретились. — Но если ты попробуешь нечто подобное снова, будешь моему телепату угрожать своими схемами…       Рука Эрика легким касанием легла на ей на грудь напротив сердца. — Я не в плечо буду целиться в следующий раз.       Он не улыбнулся, как ожидала Эмма. Какой странный эффект произвёл на него Чарльз Ксавье. Перспектива убить Эмму после её поступка могла бы принести ему удовлетворение… и всё же вот он — готов отойти в сторону.       — Понимаю.       Он вновь поднял брови, развернулся и ушёл в пустое помещение. Эмма ждала, прислушиваясь к лифту, который уехал наверх. Соблазн… Соблазн… перед ней был тот, кто представлял серьёзную угрозу её операциям, а она его просто отпустила. Особенно тогда, когда он к ней ненадолго повернулся к ней спиной.       Пару минут спустя Эмма задумчиво постукивала туфелькой, ждала подтверждения, что Эрик ушёл. Ей больше не слышалось эхо его разума… а трещины в его ментальных барьерах уже начали затягиваться. Тем не менее. Он ушёл, и она сказала:       — Можешь выходить.       Кровать, провода машин — всё вокруг Джейсона начало исчезать будто мираж. Джейсон… Все его способности были полностью ментальными. Он заставлял людей видеть то, что он хотел. Если хотел, мог сделать иллюзию осязаемой.       И когда он вышел из дверей сбоку, Эмма знала, что он реален. Джейсон выглядел невредимым… разве что слегка вспотевшим от концентрации на проекции для Эрика.       — Это было… неожиданно, — сказал Джейсон мгновением позже, складывая руки домиком.       — В каком смысле? — спросила Эмма.       Джейсон, казалось, задумался.       — Не ожидал сантиментов от Эрика. Не до такой степени.       — Сантименты… ты имеешь в виду к детективу? — кивнула ему Эмма. — …или к тебе?       Джейсон сложил пальцы вместе, его лицо отразило сомнения.       — К нам обоим.       — Что, по-твоему, нам надо делать? Если он узнает, что ты всё ещё жив… и что я не уехала… Когда мы снова попытаемся взять детектива, он бу…       — Не попытаемся… снова целиться в Чарльза, — мягко прервал Джейсон. Глядя на недоумение Эммы, Джейсон улыбнулся. — … С ним больше проблем, чем проку.       — Эрик — не проблема, если мы к нему подготовимся, — отметила Эмма. — Это — упущенная возможность, Джейсон.       Она была права, но Джейсон на это не купился.       — …Знаешь, что я ощутил, когда глубоко влез в разум детектива, Эмма?       Она покачала головой.       — Нет.       — Привязанность, — сказал Джейсон почти насмехаясь. — Любовь… за неимением более подходящего слова. Доброта… близость. Ни следа… неприязни. Совершенно очевидно, что детектив понятия не имеет о настоящем Эрике. Он не знает, что мужчина, что так ему дорог — хладнокровный убийца.       — Знаю, — сказала Эмма, приближаясь к Джейсону, положила руки ему на грудь, глядя на него. — Но что это означает для нас? Для нашего дела?       — Это означает… — медленно начал Джейсон. — Что работа сделана за нас. Правда… может быть ядом, если ею правильно воспользоваться.       — …Но как? — спросила Эмма. — Как ты можешь быть уверен?       Джейсон обхватил руками её лицо, улыбаясь в ответ. — Чем больше Чарльз проводит времени, пытаясь влезть в разум Эрика, когда тот перед ним в роли убийцы, тем сильнее он становится. Мы это используем в свою пользу. Пока что… давай сделаем то, чего он от тебя ожидает… покинем город.       — Мудрое ли это решение?       — Эрик выиграл этот раунд… но поверь мне, когда мы увидимся снова… — уверенно сказал Джейсон. Он наклонился и провёл губами по её ключице. — У меня найдётся ещё парочка козырей в рукаве.

***

      Было около полудня, когда Чарльз проснулся. Свет над ним ослеплял, но он видел, как вещи приняли очертания, когда он на них сфокусировался. Женщина с тёмными волосами и в светло-голубой форме медсестры стояла подле него.       — Мистер Ксавье, как вы себя чувствуете? — спросила она, взглянув на мониторы.       — Словно у меня была такая мигрень, от которой я никогда в полной мере не оправлюсь… — будто пьяный пробормотал Чарльз, пытаясь привстать, но на плечо его легла рука. Детектив попытался сосредоточиться на происходящем. Крупными буквами на бейджике значилось «К.Тэмпл». В этом имени было что-то странно знакомое.       — Постарайтесь расслабиться, — сказала она ему.       Разумеется, Чарльз тут же ощутил резкую боль в ноге от колена до бедра. Глянув вниз, он увидел, что вся правая нога плотно забинтована, а скоро на нее наложат гипс, о котором Чарльз и думать не желал прямо сейчас.       — Вы поступили несколько дней назад. С тех пор вас обследовали в поисках аномалии… но кажется, что с вами все в порядке, — Клэр посветила фонариком ему в глаза, наблюдая, как его зрачки приходят в норму. — Похоже, что вам виделся жуткий кошмар.       Чарльз ничего из этого не помнил. Последнее, что он зафиксировал, отключившись в Венецианской башне не было таким уж физическим. Он помнил только сильное чувство одиночества. Даже попытка припомнить прошлое или что было после этого, вызвала дрожь во всем теле и его монитор сигнализировал о панике.       Казалось, на его череп давят со всех сторон. Он пытался вернуться обратно, бессознательно, но знал, что не сможет… и, что важнее, не должен. Ощущение опустошения было слишком сильным. Его собственный побег казался чудом.       Когда Чарльз закрыл глаза, он ощутил краткую вспышку чёрного шторма по всему городу, облака становились темней и темней… ветер поднимал холод. То был худший шторм, что он когда-либо видел, и каким-то образом он знал… знал, что пока он его наблюдает, шторм может вырвать с корнем всë на своём пути.       — Полегче… Полегче… — успокаивающе сказала Клэр, слегка проводя по лбу и шее, пока его температура повышалась и она чувствовала, что он вспотел, по его разгорячённой коже. — Откиньтесь назад. Прислушайтесь к моему голосу. Вы ведь меня слышите?       Слова Клэр слышались издалека, но Чарльз сделал глубокий вдох, другой. потом третий. Монитор сообщал, что он стабилен. Медленно палата стала видна ему яснее, звуки реального мира начали доходить до ушных раковин и он вновь ощутил связь с реальностью.       — Я могу вас слышать, — сказал Чарльз, успокаивая себя.       Её мысли были неожиданно громкими в его разуме. «Это ненормальная реакция. Я сказала доктору Людлоу, что нам следует подержать его ещё ночь, когда он очнётся. Ну и что, что места все заняты? Это не отель. Пациенты не должны выписываться только чтобы поступили новые».       Мысли о больнице нахлынули, и Чарльз осознал где он. Это — Адская кухня, первый по количеству убийств район Нью Йорка. Конечно же больница всегда переполнена. Тот факт, что за ним следит медсестра, а не доктор, о многом говорит.       Он посмотрел на соседний стол, заваленный розами и гвоздиками. Ни на одной карточки не было, но Клэр проследила его взгляд, и воспоминание мелькнуло о том, кто их принёс.       — Где… Эрик?       — Я уже позвонила вашему напарнику. Детектив Саммерс? Он в пути. Уверена, он сообщит новость вашему… Эрику.       — Он был здесь? — спросил Чарльз. — …Недавно?       Клэр улыбнулась.       — Да. Он был здесь прошлым вечером. На самом деле почти каждый вечер приходил. Но он не хотел будить вас… Думаю, это просто его кресло теперь.       Она кивнула в сторону кресла в другом конце палаты. Чарльз вновь заглянул в её разум и нашёл воспоминания об Эрике. Тот скрестил руки, сидя в неудобной позе, ноги положил на второе кресло, брови нахмурены, будто ему снится дурной сон.       Чарльз ощутил укол совести и беспокойства за него. Его утешало только то, что Эрик, похоже, не пострадал от взрыва.       — Жаль, что я его не застал, — сказал Чарльз.       — Уверена, он вернётся, — утешая сказала Клэр.       — Если придёт… а я буду спать, можете, пожалуйста, передать ему, что я не против, чтобы меня разбудили?       Губы Чарльза дрогнули — он скрывал улыбку.       — Конечно.       — Он в сознании? — спросил голос из дверного проёма. Глаза Чарльза расширились от удивления при виде его молодого напарника, тот вошёл в палату.       — Алекс… — с облегчением сказал Чарльз, пытаясь сесть как можно выше. Клэр быстро глянула на него, нажала на его кровати кнопку и та автоматически его приподняла. Чарльз благодарно взглянул н неё, бормоча «спасибо».       — Чёрт, ты меня до смерти напугал, — вздохнул Алекс, беря Чарльза за руку и слегка пожимая её.       — Я буду прямо за дверью, — сказала Клэр, бросив на Чарльза многозначительный взгляд, прежде чем выскользнуть из палаты.       — Прости за это, — продолжил Чарльз, глядя на помятый вид Алекса. Похоже, что тот принял короткий душ, но не потрудился причесаться. А может и потрудился, но уже нашёл пару поводов подёргать себе волосы.       — Не делай так больше, — предупредил его Алекс.       — Постараюсь.       Хотел Алекс того или нет, он уже проецировал образы прошедших нескольких дней. Он видел встречу его напарника с убийцей после взрыва бомбы, обещание найти и спасти Чарльза… он видел встречу с Эммой на месте преступления, вид мёртвого мужчины в мусорке в одежде, очень похожей на форму убийцы…       Затем он увидел, как его напарник зашёл в дом капитана Страйкера и заговорил с ним. Разговор был довольно односторонним, и Страйкер казался слегка не в себе, потрясенным. Кто-то вломился в его дом, но он не мог сказать, кто именно. Чарльз чувствовал призрак разочарования Алекса при общении с другим мужчиной, но также и смешанное сочувствие к нему. В таком состоянии от Страйкера невозможно было добиться прямого ответа.       А последним воспоминанием был разговор Алекса по телефону за несколько минут до того, как он вошёл в больницу.       Алекс, похоже, чувствовал, что Чарльз считывает, потому что озвучил свою идею мысленно.       «Директор Фрост покинула пост».       — Ушла? — вслух переспросил Чарльз.       «Да… похоже, это случилось за одну ночь. Просто… взяла всё и ушла. Мы нашли это тело в мусорном контейнере. Опознали его как Митчелла Таннера. Ветеран войны, которого объявили без вести пропавшим несколько месяцев назад. Похоже, он был одним из них. Я нашел его, а потом подошла директор Фрост… И исчезла сразу после этого. Не знаю почему».       — Может быть, она была потрясена, — сказал Чарльз, вспомнив, как выглядело тело Митчелла после того, как он увидел его в сознании Алекса. В верхней части груди у него была огромная дыра, как будто что-то вырвали.       «Потрясена? Можно подумать, что у заместителя директора должны быть нервишки покрепче».       — Да уж… Она что-нибудь вообще сказала?       «Поступил только звонок от той странной, похожей на неё как две капли воды, ассистентки… сказала мне, что расследование закрыли».       — Закрыли? Он думают, что тот парень… Митчелл… за всем этим стоит?       «Несмотря на то, во что на самом деле верили… это тот, на кого всё повесили».       — Но это неправда, — сказал Чарльз. — Есть кто-то еще. Мы-то знаем. Мы его видели. Он…       — Спас тебя, — закончил за него Алекс вслух. — …Он сказал, что Фиск не был его контрактом и что он собирается тебя спасти.       — Почему? Я этого не понимаю, — задумался Чарльз.       — Аналогично. Он сказал, что не хочет, чтобы Таннер убил его цель, — сказал Алекс, выразительно глянув на Чарльза. — Похоже, что он подтвердил, что ты в опасности, если это не… очевидно было раньше.       — Так что, он сам меня убить хочет? — Чарльз пытался найти смысл в происходящем. Если дело в этом, отчего он не убил его, когда нашёл?       — Не знаю, — повторил Алекс. — Не знаю, что творится в башке того парня. Говоря о нем… Всё ещё не можешь его прочесть?       Чарльз кивнул.       — …Он точно прошёл своего рода ментальные тренировки.       — Хреново лететь вслепую, — прокомментировал Алекс.       — Это ты мне говоришь.       — Ну… вообще-то мне пора… но я хочу, чтобы ты взял несколько выходных. И я не отдаю тебе приказ или что-то в этом роде, так что не думай, что меня повысили, пока тебя не было. Только мое предложение. Не торопись возвращаться к этому. Доверься мне… Я справлюсь с этим за несколько дней… или даже несколько недель, пока ты снова не начнешь нормально ходить — сказал ему Алекс. — Действительно, друг… Я хочу, чтобы ты взял таймаут, чтобы отдохнуть.       — Я подумаю об этом.       — Лучше сдержи слово, — насмешливо пригрозил Алекс, прежде чем немного расслабился. — Я также посмотрю, смогу ли я достать тебе новый телефон.       — Ты не обязан это делать.       — Да… я знаю. Я беспокоюсь о тебе, и сейчас не 90-е. Я не собираюсь звонить в больницу и ждать, пока меня переведут на номер не той палаты, чтобы поговорить с тобой, — сказал Алекс, поворачиваясь к двери. — Береги себя… и помни, что я сказал. Не спеши возвращаться.       — Увидимся позже, Алекс, — подчеркнул Чарльз.       Алекс хитро посмотрел, прежде чем скрылся за дверью.

***

      Чарльз лёг обратно на подушки, уставившись в окно рядом с собой. Прикрыл глаза и начал задрёмывать, но спустя пару минут раздался тихий стук в дверь и дверь открылась — вошла Клэр.       — Как вы себя чувствуете? — спросила она.       — Нога начинает болеть, если я ей двигаю, — ответил Чарльз, наблюдая, как несколько других сестёр заглянули с этим странным… густым белым гипсом, которого он побаивался.       — Не беспокойтесь. Мы собираемся наложить гипс и вы почувствуете себя намного лучше, — сказала ему Клэр. Чарльз бросил на неё каменный взгляд, прежде чем сесть, и они принялись за работу.       Он старался не морщиться, когда они снимали прежние повязки. Нога казалась ему вполне здоровой. Ну и что с того, что она была немного фиолетовой вокруг колена? Ладно… очень фиолетовой вокруг колена. Выглядела как огромный синяк. Он хотел ткнуть его, но не успел даже попытаться, как Клэр слегка шлёпнула его по руке.       Он попробовал отвлечься.       — Скоро я смогу домой вернуться?       — Ну, вам не стоит самому садиться за руль, но с этим, думаю, мы разберёмся. Можете кому-то позвонить?       — Мой… напарник сможет заехать, — пробормотал Чарльз тихо.       — Это не потребуется, — прозвучал низкий голос у двери. Чарльз выглянул из-за плеча Клэр и встретился взглядом с Эриком.       — Эрик, — с облегчением в голосе позвал Чарльз.       Тот стоял в дверях, держа открытку «скорейшего выздоровления» с белой розой на ней. Он глянул вниз, на неё, прежде чем подошёл ближе. Эрик обошёл накладывающих гипс медсестёр, наклонился и поцеловал Чарльза в щёчку.       — Знаешь, кажется, ты прислал мне достаточно цветов, чтобы начать растить свой сад на балконе, — пошутил Чарльз, ловя его губы, прежде чем Эрик отстранился.       — Тебе бы поблагодарить меня за самоконтроль, а то я обирался обчистить весь магазин подарков, — ответил Эрик, поднимая бровь. — И, кроме того, кто сказал, что всё только тут?       Чарльз было собрался ответить ему, но потом он поморщился и напрягся от неожиданного ощущения дискомфорта, возникшего из-за нового гипса. Чарльз опустил на него раздраженный взгляд, ненавидя сам факт, что теперь ему нужна эта мера.       — Хорошо… давайте попробуем встать, — сказала Клэр, отходя назад. Внимательно наблюдавший доктор со светлыми волосами стоял в проходе. Забавно, что Чарльз впервые видит врача, а тот выглядит таким помятым. Он даже не подошёл к Чарльзу и не сообщил о собственном появлении.       Эрик проследил взгляд Чарльза в сторону и увидел там Клэр. Чарльз бросил на неё и двух других медсестёр презрительный взгляд, по нему было видно, что он готов бурчать.       — Пожалуй, я это сделаю, — тихо сказал Эрик. — Я подвезу его.       — Мы хотим убедиться, что это безопасно. — вынырнула одна из медсестёр помоложе.       — Я справлюсь, — настойчивее сказал Эрик. — В аудитории нет нужды.       Клэр посмотрела между ними.       — Я буду снаружи.       Когда они остались вдвоём, Чарльз потянулся вперёд и ухватился за футболку Эрика. Тот, очевидно, всё также предпочитал тёмные цвета, и тёмно-серая рубашка на пуговицах ему шла. Чарльз вдохнул запах его одеколона.       — Эрик… — Чарльз легонько потянул за ткань, вынуждая того нагнуться. Эрик последовал невысказанной просьбе, довольная улыбка мелькнула на их соединённых губах.       Но Эрик был слишком нежен, слишком скромен. Блуждая, рука Чарльза прошлась по волосам Эрика, притянув его ближе, он наклонил голову, углубляя поцелуй.       — Так сильно соскучился? — Эрик отстранился на миллиметр, их носы касались друг друга.       — Ты не представляешь, — прошептал Чарльз в ответ, притягивая Эрика для очередного поцелуя. Он слышал сигналы мониторинга сердечного ритма, которые радостно игнорировал. Но не Эрик, глаза его открылись, и, увидев экран, он снова отстранился, Чарльз укусил нижнюю губу Эрика.       — Может, пока притормозить, — предложил Эрик.       — Кажется, что это было слишком давно, — ворчал Чарльз.       — Знаю… но я ведь не просто так их выгнал, знаешь ли.       Чарльз вздохнул, а Эрик протянул ему руку. Чарльз схватил его как следует за рукав и начал медленно приподниматься. Эрик подхватил его обеими руками, чтобы помочь ему сесть прямо.       Он задержался там на мгновение. Потом сомневаясь, Чарльз сделал шаг. Споткнулся из-за дополнительного веса гипса на ноге, но он и тени пола не заметил, как Эрик уже крепко подхватил его за талию, крепко держа на месте.       Чарльз выдохнул раздражённо, сквозь стиснутые зубы.       — Это так унизительно, — рыкнул Чарльз.       — Почему? — спросил Эрик.       — Издеваешься? — Чарльз схватил его за плечи, чтобы крепче стоять. — Как я в таком виде на работу пойду? У меня расследование… у меня есть работа… я не могу торчать в участке за столом… неизвестно сколько недель. Будто знаю сколько. Врач даже не заговорил со мной.       — Так у героя перерыв, — пожал плечами Эрик. — То же мне. Бывает время от времени.       — Не у меня, — нахмурился Чарльз.       — Ты не пуленепробиваемый, Чарльз.       — Должен бы быть, — ещё раздражённее сказал Чарльз. — Этого вообще не должно было случиться… не следовало мне тебя с собой тащить… подвергать тебя опасности.       Чарльз посмотрел на свои ноги между ними, ещё больше злясь при виде загипсованной ноги.       — Никогда себя не простил бы, если бы с тобой что-то случилось — тихо сказал Чарльз.       — Эй… — Эрик обхватил его подбородок и заставил встретиться с ним взглядом. — Со мной ничего не случилось. Ничего, с чем не мог бы справиться. Беспокойся о себе… о том, чтобы поправиться.       — Погибли люди… — Чарльз смолк.       — Такое случается время от времени, — ободряюще сказал Эрик. -…Это не твоя вина.       Чарльз отвернулся в его объятиях и глянул вниз.       — Разве? У меня было предчувствие, что что-то будет.       — Ты ничего не смог бы сделать.       Чарльз покачал головой. Он чувствовал, как защипало в глазах. Он не мог винить лекарства за отчаянье и сожаление, что он сейчас испытывал. Он не позволил себе обвинить Эмму или кого угодно кроме себя. Нет, это его вина, потому что он мог бы получше справиться. Мог посерьезнее предупредить Фиска, мог всех эвакуировать учитывая чутьё… и мог воздержаться, Эрика не приглашать, держать его подальше от опасности.       Эрик наклонился в их объятии, осторожно держа лицо Чарльза, пока тот мягко смахивая слёзы с щёк.       — Не плачь, ангел, — Эрик прижал его к груди. — Не плачь… не плачь. Всё в порядке.       Чарльз резко выдохнул — горячее дыхание ушло в рубашку Эрика.       — …Чувствую себя таким слабым.       — Ты не слабый, — губы Эрика коснулись его макушки, — не для меня.       — Эрик…       — Ты знаешь… — Эрик отстранился, чтобы посмотреть на него. — Знаешь… ты не должен быть всегда тем, кто защищает других. Понимаю, так написано в твоей должностной инструкции… и ты чувствуешь, будто должен, но… иногда тебе нужно давать кому-то другому защищать тебя.       Чарльз вскинул голову и внимательно на него посмотрел.       — Нет. Ни за что. Я тебя больше не подвергну опасности. Не поставлю тебя в такое положение. На самом деле, я даже думаю, что будет лучше, если мы… закончим это, что сейчас есть. До того как кто-то из нас слишком привяжется. До того как кто-то придёт за тобой и…       Эрик снова накрыл его рот своим, отбросив все попытки быть нежным. Горячее дыхание между ними, единственный раз когда Эрик дал Чарльзу сделать вдох, — перед тем как углубил поцелуй. Эрик всегда держал под контролем ситуацию с Чарльзом, не важно, раненым или нет. Тут иначе. Было нечто отчаянное в этих движениях, когда он хватался за Чарльза так крепко, будоража их обоих.       Единственным, что остановило Эрика, был неожиданный и громкий сигнал монитора сердечного ритма, который пищал от того, что в этой позе натянулись провода, но на этот раз Эрик не прервал поцелуй сразу. Это пришлось сделать тяжело дышащему Чарльзу.       Теперь, когда они были так близко, Чарльз просто смотрел в его глаза. Моргнул и взглянул на нижнюю губу Эрика, блестящую от того, что он не мог перестать покусывать её. Эрик одарил его довольной улыбкой, слегка куснув в ответ.       — Забыл, что мне следует пока быть с тобой нежным, — сказал Эрик тихо и скрипуче.       — Тебе правда не стоит делать это, когда я пытаюсь обозначить свою позицию, — прошептал Чарльз.       — Я понимаю твою позицию. Правда, Чарльз, клянусь, — сказал ему Эрик. — К сожалению, ты не вправе решать, что лучше для меня. Я принял решение. Я выбираю тебя.       — Если бы с тобой что-то случилось…       — Ничего не случится, — ответил Эрик, чей взгляд обжигал. — Я обещаю.       — Эрик…       — Шшш… — шикнул на него Эрик, слегка коснувшись его губ сладким поцелуем. -…Позволь забрать тебя домой… хочу спросить тебя кое о чём. Но не здесь… не… здесь. Ненавижу это место.       Теперь был черёд Чарльза слегка посмеиваться над явным раздражением другого мужчины.       — Ладно, — сказал Чарльз наконец.       Клэр вернулась обратно в палату, когда Эрик помогал Чарльзу сесть в постели. У него была стопка бумаг, которые она передала ему просмотреть.       — Сверху — инструкции по приёму лекарства. Болеутоляющее — каждые шесть часов… и удостоверьтесь, чтобы он что-то съел. Их нельзя принимать на голодный желудок, — сказала ему Клэр. — Они также вызывают сонливость, поэтому никакой работы с тяжёлым оборудованием. К вашему сведению, это означает вождение автомобиля.       Клэр снова исчезла, но появилась вновь пару секунд спустя, выкатывая инвалидное кресло.       Чарльз мгновенно протестующе скорчил гримасу.       — Мне это так уж необходимо? Я могу ходить. Кажется. Просто дайте мне какие-нибудь костыли.       — Я завтра заберу костыли, — сказал Эрик поверх блокнота, перелистывая страницы. — Сегодня забираю его.       — Я не хочу выезжать в инвалидном кресле, — упрямо надул губы Чарльз.       — Простите… Подумайте об этом как о мимолетной заботе. После того, как вы покинете инвалидное кресло, будете полностью принадлежать Эрику, — сказала Клэр, подмигнув мужчине, который просто улыбнулся, ничего не сказав, когда он закончил ставить инициалы и подписывать бумаги, прежде чем положить все это на кровать рядом с Чарльзом.       Чарльз вздохнул, смирившись, когда Клэр помогла ему сесть в инвалидное кресло, его нога раздражающе свисала наружу. Она положила ему на колени сумку, полную его вещей, старой порванной одежды и сломанного мобильного. Он бросил неприязненный взгляд на палату, с которой прощался, прежде чем позволил Клэр выкатить его.       Эрик прошёл вперёд, переставить машину ближе, сестра и детектив ждали его.       — Он — хороший человек, — сказала Клэр. — Вам с ним повезло.       — Да, — согласился Чарльз. — Только… чересчур упёртый.       — В этом вы похожи, — прокомментировала Клэр, пока Чарльз хмурился. — Всё же хорошо, когда кто-то так может о тебе позаботиться.       — Ага… — Чарльз умолк.       Чёрная машина Эрика вскоре появилась и он вылез с сиденья водителя. Чарльз слегка выпал в осадок от солнцезащитных очков Эрика. Он по-прежнему был похож на звезду экрана. Не будь он ранен, бросился бы к нему в объятия. Не важно, где они… или что все вокруг смотрят. Этому месту не помешало бы побольше радостных эмоций.       Вместо этого его подкатили ближе к Эрику, Клэр немного помогла ему приподняться, а Эрик очень быстро справился, снова держа его на руках.       — Я вроде как представлял, что делаю это сам, — признался Чарльз тихим голосом только ему.       — Да ладно.       Чарльз кивнул.       — Мммм… и мы с тобой в моём воображении слегка кружились, как в тех фильмах.       Он чувствовал улыбку Эрика у щеки.       — Может в другой раз.       — Ловлю на слове.       — Так тебе уже лучше?       — Немного.       Эрик легонько укусил его щёку и открыл заднюю дверь, так чтобы Чарльз разместился там во всю длину.       — Спасибо за всё, — буркнул Эрик, закрывая дверь перед Клэр, складывавшей инвалидное кресло.       — Звоните, если что-то понадобится. И завтра. Заберите костыли. Он очень упёртый. Наверняка попытается ходить раньше, чем ему следует. Удостоверьтесь, чтобы он не делал этого без вас, — сказала ему Клэр.       — Я о нём позабочусь, — пообещал Эрик, забираясь на сиденье водителя. — Снова спасибо.       Она помахала им на прощанье, когда Эрик зажёг зажигание, и машина начала покидать парковку. В машине вкусно пахло, но ещё лучше — одна из курток Эрика на полу машины, которую Чарльз тут же поднял и натянул. Эрик глянул на него в зеркало заднего вида и покачал головой.       — Что? Мне нравится как ты пахнешь, — объяснил Чарльз. — Это… мило… Не против если на сегодня присвою её? Может, поможет мне заснуть.       — Это ты так меня спрашиваешь разрешения заночевать у меня? — спросил Эрик.       — Может быть… ты не против этого?       — Нет, планировал пригласить тебя в любом случае. Твоя квартира небось уже вся в пыли, — сказал Эрик, глянув на Чарльза через плечо.       Чарльз нахмурился.       — Для твоего же блага, сиделка, надеюсь, что нет. Иначе я проведу вечер вычищая её, нравится это тебе или нет.       — Мне на ум пришло так много вариантов получше убить время этим вечером, — прокомментировал Эрик.       — Не сомневаюсь, — хмыкнул Чарльз. — Так… о чём ты хотел со мной поговорить? Что ты… не мог там со мной обсуждать?       Улыбка Эрика резко померкла, сбив с толку Чарльза. Он не сразу ему ответил, умолкнув, и уставился на дорогу. Чарльз попытался разобраться в этом, даже почувствовать его эмоции. Тяжело было сосредоточиться, когда человека раздирают эмоции… ещё тяжелее с кем-то как Эрик, которого он не мог прочитать напрямую, как с другими. Тяжелее, потому что он не знал контекста за этими эмоциями, понятия не имел, отчего Эрик испытывал такую смесь вины, боли и печали.       Он сосредоточился посильнее, надавил на ментальные барьеры и увидел, как Эрик сжался на своём сиденье, он сжал зубы так, что это стало заметно.       — Прости…       — Ничего страшного, — ответил Эрик напряжённым голосом.       Чарльз хотел потянуться, чтобы коснуться его, сказать ему, что всё в порядке… что оказалось сложной задачей в его текущем положении.       — Всё в порядке, Эрик, — вместо этого сказал Чарльз. — Тебе не… нужно скрывать что-то от меня.       Эрик постучал пальцами по рулю, с этим его стальным выражением лица. Чарльз ощутил волну ненависти к себе, что установилась в Эрике. Он так привык без проблем получать мысли других людей… и теперь он пытался влезть в разум Эрика. Он не отрицал, что ощущения отличались. Ментальные «барьеры», как он о них думал, на месте… но они ощущались… как-то мягче…       Словно они были ослаблены.       — Давай подождём, пока доберёмся до дома, — сказал Эрик.       Чарльз кивнул и остаток пути провёл в тишине. Чарльз посмотрел в окно, наблюдая утреннее движение машин по обеим сторонам улицы. Не считая разума Эрика, по нему ударило волной мыслей. Он мог слышать, как торопится водитель такси, когда тот перестраивался вперёд, раздражение его пассажира, мысленно поносящего водителя за медлительность. Он мог услышать радость женщины, что торопилась вернуться домой к новорождённому малышу, довольная, что босс разрешил ей до конца дня взять отгул.       Слышал он и тинейджера на скейте вместе с его девушкой и другом. Они сегодня прогуливают школу, открыто на улицах, далеко от глаз директора, который планировал для них наказание этим вечером за граффити на сиденьях автобуса.       Он мог услышать мысли девушки, что сидела одна посреди парка, наугад бросая зёрна голубям, которые обступили её ноги. Как у Эрика, мысли её были разрозненные, но в отличие от него она казалась не в себе. Нехватка сна.       Взглянув на Эрика в зеркале заднего вида, Чарльз заметил, что у того тоже начали формироваться круги под глазами. Он не отдыхал как следует. Наблюдая за ним, он склонил голову, изучая его профиль какое-то время. Взгляд Эрика был острый, несмотря на признаки измотанности, глаза отслеживали всё. Он был настороже… и это не из-за попыток Чарльза прочесть его. Похоже, что он на грани… ждёт нападения.       — …Эрик, — прошептал Чарльз тихо. — …Я сожалею.       Но он даже не был уверен, что Эрик его услышал, закрыв глаза. Мысли продолжали наплывать, но он он давно научился отключаться от них… или, может, на этот раз его усталость взяла верх. Он начал засыпать в этой неудобной позе, зная, что возненавидит сам себя за это решение позже.       И он едва ощутил, когда Эрик вытащил его из машины, понёс его будто невесту легко и ловко. Он просто прижался к приятному теплу, чувствуя странное и быстрое сердцебиение Эрика напротив уха, где он прижался к его груди.

***

      Похоже, что прошло несколько часов, когда Чарльз проснулся. Он лежал на спине, потолок в комнате Эрика стал отчётливее. Он глубоко вдохнул, ощутив волну запаха от свежих цветов. Оглядевшись, Чарльз увидел несколько ваз с разноцветными бутонами, столик у кровати был заставлен ими же.       Чарльз попытался сесть. Так вот что он имел в виду под «не все цветы принес». Чарльз потянулся, вытащив один цветок, слегка улыбнулся сам себе.       — Я вообще-то собирался заполнить ими твою квартиру, — сказал Эрик в дверях, скрестив руки на груди, опираясь на дверной косяк, — но я решил, что взлом с проникновением — не лучший способ тебе угодить. Плюс… вся эта пыль.       — Могу сказать прямо сейчас, что повторять это заявление о грязи в моём лофте — точно ни к чему хорошему не приведёт. Разве что ты предложишь сам его почистить.       — Есть у меня подозрение, что на найм домработницы ты не согласишься, — сказал Эрик, скользнув от двери к нему. Он сел на краю кровати, напротив Чарльза, облокотившись теперь на изножье.       — Нет… возможно нет, — ухмылялся Чарльз.       — Слушай… насчёт того, что случилось ранее… — Эрик провёл рукой по волосам.       Чарльз закончил за него.       — Пожалуйста… подожди… я хотел извиниться. Снова. Я… Я так привык читать мысли. Всю свою жизнь… иронично, что встречая человека, которого прочитать не могу, обязательно попытаюсь прочесть.       Эмма… убийцы… Эрик. Он не должен был вообще это делать, но не мог остановиться. Эгоистично и совершенно неправильно.       — Видишь? — Чарльз закрыл лицо руками, ущипнув пальцами переносицу. -…Почему я не могу взять себя в руки? Зачем вообще тебе может быть интересен кто-то такой?       — Чарльз, — ровно ответил Эрик.       Но Чарльз продолжал:       — Не говоря уже об опасности, которой я тебя подвергаю. Ты должен это понимать. Я не хочу твоей жизнью рисковать. Что если я — их цель? Что если они объявят охоту на дорогих мне людей? Я не хочу, чтобы ты оказался в таком положении, где я не смогу тебя защитить. А я знаю, что ты сказал, что должен дать другим меня защищать, но это не твоя работа. Не должна быть. Я — тот, кто давал клятву… защищать всех в этом городе.       — Чарльз, — снова попробовал остановить его Эрик.       — Нет. Пожалуйста, пойми, — ответил Чарльз, кладя руки ровно на постель, пытаясь приподняться. — Мне следует уйти.       Эрик переместил свой вес и двигался слишком быстро для Чарльза — тот не успел остановить его, мгновение и мужчина был перед ним на коленях.       — Хотел бы я, чтобы ты мог сейчас прочесть мой разум, — признал Эрик, его рука на бедре Чарльза, крепко держит его. — Это сделало бы всё… гораздо проще.       — Правда в этом сомневаюсь, — ответил Чарльз, однако Эрик смотрел не на него, но на их переплетенные пальцы, вновь расстроенно склонив голову, а Чарльз мог лишь гадать, о чём он думал или к чему ведёт.       — …Я уезжаю, — наконец сказал Эрик, продолжая смотреть в пол. — Я уезжаю… в Италию.       — О… это… мило, — сказал Чарльз, игнорируя неприятное чувство внутри.       Эрик взглянул вверх, мгновение изучал его реакцию.       — Это просто отпуск… но я хотел бы, чтобы ты поехал со мной.       — В… В Италию? Эрик, ты знаешь, я не могу брать отпуск пока… ты знаешь… моё дело.       — Твоё расследование будет всё тут же, когда ты вернёшься, — медленно ответил Эрик.       — …Если что-то случится пока меня нет… — Чарльз вздохнул. — Не могу просто всё вот так бросить. Нет, пока все в опасности.       — Могу подождать пока ты поправишься… Не хочу уезжать без тебя, — умолял Эрик, вновь слегка сжав его ладонь. — Этот город… изменился… он опасен. Хочу покинуть его… и с тобой, пусть и ненадолго.       — На какое время… поездка? — спросил Чарльз почти встревоженно.       — Просто небольшой отпуск… Максимум пару недель, — Эрик отвернулся от него почти напуганный. — Просто обдумай. Не обязательно отвечать сразу.       — Ладно… Ладно, я об этом подумаю, — сказал ему Чарльз.       Эрик встал, коротко коснувшись губами макушки Чарльза.       — Спасибо.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты