Cringe

Гет
R
В процессе
25
«Горячие работы» 20
автор
Alice of roses соавтор
Размер:
планируется Миди, написано 75 страниц, 9 частей
Описание:
История про два разных мира и двух абсолютно разных людей, волею судьбы встретившихся при задержании наркоторговцев в ночном клубе одного из районов южного Лондона. Иви - честная полицейская. Джейкоб - глава местной преступной группировки. Они объединяют свои усилия, чтобы найти истину и разгадать загадки, связанные с чередой поражающих жестокостью преступлений.
Примечания автора:
Наши ресурсы будут здесь!

Твиттер:
https://twitter.com/misskefir
https://twitter.com/LetheWaterr

Паблик в ВК (мелькают иллюстрации к АУ):
https://vk.com/krtek1789
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
25 Нравится 20 Отзывы 9 В сборник Скачать

6. Странник

Настройки текста

Понедельник

      Джейкоб вываливается из автобуса и, шатаясь, плетётся по узкому тротуару. Его одежда ужасно воняет трупным гниением, потом и сигаретным дымом, который въелся в ткань. Мобильник вибрирует где-то в кармане джинсов, видимо, тот студентик написывает и хочет узнать, когда Джейкоб подъедет к корпусу братства, расположенного на территории университетского городка. Идеальное старинное здание притона науки прячет в себе накуренных до красных глаз подростков. Вечеринки братства иначе не проходят. Травка, случайный секс, литры алкоголя - богатые детки развлекаются. В их глазах потерянный Джейкоб выглядит странником, с которого стоит брать пример. Свободный, взрослый, отчаянный.       После двух стуков дверь отворяется. Улыбающийся Стив впускает Джейкоба внутрь здания братства и рассказывает что-то про приглашённых второкурсников и бейсбольный матч, победу в котором сейчас и отмечают. Стив спрашивает про запрещенку. Джейкоб отрицательно вертит головой, ему такое не нужно. Парень хочет напиться до потери сознания и отрубиться на год желательно. Громкая музыка давит на барабанные перепонки, а весёлые студенты бесят до трясущихся пальцев. Джейкоба воротит от их беззаботного вида. По гостиной разбросаны цветастые конфетти и пустые пачки чипсов.       Взяв с кухни пиво, он выпивает половину бутылки залпом, вытирает рот и допивает остаток. Бутылка летит в мусорку, бьется стекло, а Джейкобу мало. Вторая и третья бутылка осушаются следом.       — Чувак, тебе бы помыться и переодеться, — кривится зашедший на кухню Стив. — Сгоняй на второй, в комнату Бена, прими душ, возьми его шмотки. Этого мудака скоро отчислят, он не против будет.       Джейкоб неоднозначно хмыкает, вроде бы соглашаясь. Вертит в руках четвёртую бутылку и ощущает легкое головокружение. Этого мало, нужно ещё.       — Эй! Потом накидаешься! У нас целый пикап алкоголя, тебе хватит, не боись, — Стив забирает у него бутылку и принюхивается. — Отвратительно, иди в душ, а не то всех девчонок распугаешь.       Придерживаясь о стену, Джейкоб идёт наверх. Свободной рукой он закрывает ухо, чтобы не слышать музыку, долбящую как басы на тачках быдланов. На последней ступеньке парень оступается и едва не падает.       Воду специально делает холодной. Он стоит под ледяным напором воды и чувствует, как одежда намокает и тяжелеет. Нехотя Джейкоб раздеваться, кидая мокрую одежду куда-то в сторону унитаза. Телефон намокает вместе с джинсами и летит в раковину, жалобно мигая разбитым экраном. Лишь оставшись полностью обнаженным, Джейкоб берет себя в руки и меняет температуру на более тёплую. Моется, тщательно оттирая кожу ногтями и мыльной мочалкой.       До удушения запшикивается чьим-то одеколоном. Чистая футболка с названием футбольной команды Джейкобу мала, а вот спортивные штаны наоборот велики. Он затягивает поясок, чтобы они не спадали, и надевает носки из разных пар. На свой внешний вид парню плевать. Волосы он не сушит, свою вонючую одежду оставляет на полу. Кафельная плитка, стремительно намокающая из-за его шмоток, напоминает плитку из той ванной комнаты, где нашли гниющее тело Берта Холла. Джейкоб едва сдерживает приступ тошноты, когда перед глазами возникает та картина, а в нос вновь бьет трупный запах, и быстро покидает комнату.       Он определенно помнит, что до этого в комнате никого не было. Небольшая студенческая спальня, обвешенная плакатами инди-рок групп, фотографиями мокрых серферов и гирляндами, была точно пуста. А теперь на кровати лежит один из студентов. Парень, подняв руки, водит ими по воздуху, стараясь обвести рельеф люстры. Джейкоб хмыкает.       — Кто ты? — спрашивает он, проводя пятерней по влажной шевелюре.       — Стена дышит, — шепчет студент.       Кислотник. Этого не хватало, — хмурится Джейкоб. — Если бросить этого парня в одиночестве, то он словит бэдтрип.       — Ага, дышит, а твои друзья где? — лениво уточняет Джейкоб, думая о том, как бы поскорее очутиться на кухне и выпить холодненького пива прямиком из холодильника.       — Не знаю. Стена плывет, так красиво, дышит...       — Я тоже не знаю, где твои приятели, — не зная почему он продолжает этот разговор, продолжает Джейкоб. Бросить здесь этого кислотника он не может, совесть не позволяет, но и возиться с ним тоже не хочется. — Ты один пришёл?       — Качает, будто на корабле плыву. Ты о чем? — заторможенно спрашивает студент. — Пить хочу...       — Я тоже хочу пить. Пива. Желаю мягкого трипа и хороших видений, — махнув рукой, прощается Джейкоб, собираясь поскорее слинять. Ему удаётся сдержать внутренний альтруистический порыв.       — Мне страшно, — шепчет парень. По его щекам начинают медленно литься слёзы. — Я один.       — Так, ты бэдтрип уже себе обеспечил, ну...       Джейкоб уже тянется к ручке двери, но за миг до касания она проворачивается. В спальню вбегает перепуганная девушка с красными волосами. Она быстро оглядывает Джейкоб и переводит взгляд на кислотника.       — О, Майкл! — выдыхает она и бросается к парню. — Мы тебя обыскались!       — Он это... — Джейкоб мнётся. — Вкинулся.       — Ты сожрал все наши марки? — на лице красноволосой девушки теперь нет и капли волнения. — Скотина наркоманская, Майкл, тварь!       — Я пожалуй пойду, — не желая продолжать оставаться свидетелем этой ситуации, говорит Джейкоб, собираясь слинять.       — Ага, вали! — бросает ему в след краснрволосая.       Закрывая дверь, Джейкоб слышит, как на запястьях девушки звенят браслеты. Ее легкая ладошка оставляет сильный шлёпок на щеке Майкла.       — Детишки, — грустно усмехается Джейкоб, спускаясь по лестнице.       Его ждёт холодильник, полный охлаждённого алкоголя. Горе надо запивать и топить. Особенно такое.

Вторник

      Марафон бесплатного алкоголя и чужих вечеринок продолжается в загородном доме, где ему не так рады, как на вечеринке студентов. По факту Джейкобу безразлично как к нему относятся, главное, что есть хмельное.       На заднем дворе играют в гольф. Искалеченный Джейкоб смотрит на игру и думает, что подобное развлечение не его уровня. В гольф играют богатеи; лениво бьют по мячикам, подходят к лункам, попивают чай и сплетничают, гладя своих полуигрушечных собачек. Джейкобу такое не нравится. А может, он просто завидует чужому спокойствию. Берт бы его не осудил, но сказал бы, что так думать не стоит. А не пойти бы ему... ? Оу, он уже пошёл. В ад укатился со всеми своими наставлениями. От таких мыслей его сердце ноет. Сильно давит и тянет грудную клетку.       Красивый стакан для виски отличается от дешевого пластикового стаканчика со студенческой вечеринки. Джейкоб сильно сжимает стекло и тут же разжимает, боясь разбить — не расплатится.       Местный контингент отличается от студентов из братства. Здешние старше, солиднее богаче. Джейкоб подмечает дорогие подвески и часы на запястьях гостей. Ему придётся лет десять ежедневно бегать по приказам Нэд, чтобы позволить себе хоть одну подобную золотую висюльку. Как он вообще сюда попал?       Ответом становится невысокий паренёк с кепкой «суприм» и чёрной толстовкой с белыми надписями. Когда-то Джейкоб очень хорошо помог моднику и теперь мог спросить с него долг в полной мере. Поэтому ему не стыдно вот так напроситься на вечеринку, где снюхать белое золото является такой же нормой, как и распитие шестидесятилетнего коньяка. Джейкоб пребывает не в том состоянии, чтобы обсуждать утонченный вкус алкоголя, стоящего больше его чёрной заниженной мазды. Он с радостью выпьет все, даже отбеливатель, если тот сможем закрасить глубокую зияющую дыру на душе.       Стакан сжимает сильно. Стекло едва не трескается под побелевшими пальцами парня.       Вдох.       Выдох.       Глоток коньяка обжигает горло. Взяв пластиковую бутылку, Джейкоб отпивает немного кока-колы. Остаётся только проглотить несколько кубиков льда, чтобы смешать этот невообразимый коктейль прямо в желудке.       Остановившись у барной стойки, Джейкоб разглядывает собравшихся, с отвращением глядя на их беззаботные и веселые лица. Разговаривают о чем-то своём, даже и не думая, что у кого-то могло случиться горе. Имеют ли они отношение к Берту Холлу? Однозначно - нет. Но Джейкоб их винит в том, что они не скорбят вместе с ним.       Оказывается, старый коньяк ничем не отличается от дешевок, которые продают в каждом прокуренном универсаме, где кассир, не стесняясь, спит прямо за кассой, а беспризорные школьники тырят шоколадные батончики и энергетики. Джейкоба часто смущается своего бедственного денежного положения. Можно же жить лучше, да вот как? Он чувствует себя неловко, глядя на успешных бизнесменов, отучившихся в Оксфорде или Кембридже. Имея лишь тринадцать классов слабой приютской школы, Джейкоб является самым настоящим бесперспективным болваном, по сравнению с ними. Кому нужен человек с обочины жизни? А ведь Берт всегда помогал, советовал начать готовиться ко вступительным экзаменам и взяться за голову.       Стакан за стаканом. Джейкоб понижает градус, ждёт некоторое время и вновь начинает напиваться, издеваясь над своим организмом. Пачка сигарет скуривается за полтора часа. Одним своим видом, не то что поведением, Джейкоб превращает эту бессмысленную попойку в акт медленного самоуничтожения. Он единственный ни с кем не разговаривает, сидит в дали от всех, угрюмо молчит, погрузившись в свои мысли.       Мочевой пузырь требовательно напоминает о нужде. Джейкоб поднимается с дивана и, шатаясь, плетётся в уборную, придерживаясь о стенку. Отстояв очередь из трёх человек, он справляет нужду и пьяно-бодрой походкой, возвращается в гостиную, но путает направление - идёт в сторону большой хозяйской ванной. Охмелевший мозг не останавливает парня, когда тот открывает дверь ванной комнаты, в которой почему-то уже горит свет. Странно.       А.       Теперь ясно.       Вода шумит, набирается в керамическую ванну и уже едва ли не выплёскивается на пол. Вот только вода вовсе не прозрачная, а красная, окрасившаяся в кровь, льющуюся из перерезанной вены.       Девушка будто спит, но ее глаза полуоткрыты. В зубах зеленоволосая красавица зажимает сигарету и пытается ее поджечь правой, нетронутой рукой. Она лениво переводит взгляд на Джейкоба и просит:       — Подожги, — роняя зажигалку в воду.       Несколько секунд Джейкоб смотрит на девушку у ее руку, а затем кричит во все горло, что нужно вызвать скорую. Его крик полон отчаяния. Кажется, что прося о помощи для незнакомки, он просит ее для кого-то иного. На его вопли сбегаются пьяные ребята и начинают глазеть на девушку. Перешёптываются. Кто-то испуганно убегает, кто-то дрожащими пальцами набирает номер скорой помощи и бормочет в трубку адрес. Но зрителей все равно слишком много. Вытолкнув всех, Джейкоб запирает дверь и остаётся наедине с суицидницей.       Разум затуманен, но следуя подсказкам интуиции, Джейкоб перекрывает кран чертовски горячей воды и, опустив руки в воду, нащупывает пробку. Вода вместе с кровью медленно утекает по сливу. Так и зажав в зубах сигарету, девушка следит за паническими движениями Джейкоба, который рыскает по ящикам, ища аптечку.       — И зачем ты это сделал? — вытащив сигарету, спрашивает девушка. Кончики ее зелёных волос мокрые и кажутся очень темными.       — Заткнись, — шепчет Джейкоб, сбрасывая с полок крема и зубные щетки. Аптечки нигде нет.       — Ты даже закурить мне не помог, — девушка с жалостью смотрит на сигарету. — Ты только все испортил.       — Молчи, глупая!       Больно ли умереть так? Джейкоб не знает, у девчонки спрашивать не хочет. Вот Берт Холл, умертвленный подобным образом, точно знал. Страдал, наверное, лёжа в ванной и наблюдая за тем, как жизнь покидает его тело вместе с кровью. Такая смерть подобна пытке. Страшная и долгая. Для Джейкоба любая смерть - пытка. Он ее страшится, судорожно хватаясь зубами и ногтями за жизнь. За свою жизнь и чужую. Был ли взгляд Берта полон безразличия, как у зеленоволосой? Ответ Джейкоб уже никогда не узнаёт. Но бездушная маска на бледном лице девушки безумно пугает. Она словно кукла, в которой жизни и не было. Она не хватается за край, а хочет падать на дно. Эгоистка чертова.       Отыскав бинты, Джейкоб накладывает жгут чуть выше глубокого пореза. Смотреть на открытые сухожилия и мышцы до тошноты страшно и противно. Заляпавшись в ее крови, Джейкоб вытаскивает девушку из ванны и сажает на пол. Порез огромный. Шрам останется знатный. Если выживет.       Пытаясь справиться с шоком, Джейкоб забирает у неё сигарету и закуривает, его зажигалка то в ванную не упала. Девушка скалится, смотрит завистливо и начинает шумно и быстро дышать. Пытается она надышаться дымом или это от недостатка крови, парень не знает. Он не врач, а простой отброс.       В дверь ломятся, говорят, скорая приехала. Как быстро. Джейкоб открывает ее и запускает в помещение врачей, которые тут же окружают девушку. Напоследок оглянув ванную, он замечает тонкое бритвенное лезвие и разбитый смартфон. Подобрав его, Джейкоб без проблем включает телефон, на котором сразу же высвечиваются недавние контакты. Какой-то Сэм, Джонатан, мама и 999. А все-таки, девчонка о себе позаботилась. Хотела ли быть спасённой или испугалась последствий, уже сделав решающий порез?       Так или иначе, зеленоволосая остаётся безымянной незнакомкой, а Джейкоб себе клянётся, что больше ни ногой в этот проклятый дом.

Среда

      В этот день ничего не происходит. Джейкоб отсыпается на квартире у знакомого какого-то знакомого. За ночлег он платит потерянным телефоном, который скорее всего украли хозяева. Зато диван, на котором он спит, оказывается мягким, и ему даже дают плед и позволяют сварить бодрящий кофе. Правда из пакетика и без сливок. Смесь кофе и сигарет на голодный желудок получается уничтожающей.

Четверг

      Охранник Макдональдса подозрительно косится на помятого парня, который заказал лишь картошку и кисло-сладкий соус. Даже попить не взял, бедняга. Джейкоб хлопает себя по карманам, в попытке найти мобильник. Пусто. В куртке лишь смятые купюры и ключи от машины, а в джинсах монетки. Телефон успешно потерян. Не сдерживая разочарованного вздоха, Джейкоб берет грязными пальцами картошку и макает в соус. Впервые за дня два он ест хоть что-то нормальное. Вот только соус не особо вкусный, но Джейкобу плевать. Он просто ест картошку и смотрит через панорамное окно на серую и грустную улицу Лондона. Район окраинный, люди на работу спешат, прячутся от дождя под зонтиками и пачкают в грязи обувь.       Перед уходом Джейкоб забирает с чужого стола стаканчик с недопитой колой и выходит на улицу. Приходится натянуть на голову капюшон, чтобы не промокнуть под дождем. От Джейкоба воняет. Он, шатаясь, плетётся в сторону небольшого торгового центра, зевает, ищет на электронной карте автомата магазин с парфюмерией. На второй этаж Джейкоб поднимается на эскалаторе, сидя на ступеньках. Пустой стаканчик он оставляет на движущейся лесенке.       Консультантка пристально следит за ним. Джейкоб напоминает ей заблудшего бездомного. Не внюхиваясь в пробники, Джейкоб запшикивается первыми попавшимися духами. К сожалению, они оказываются женскими. Теперь он походит на бездомного, который сбежал от любовницы. Смешное и жалкое зрелище. Под глазами парня пролегли глубокие синяки, а опухшее лицо старит его лет на десять.       Прогуливаясь меж стеллажами, Джейкоб замечает знакомое название и останавливается, читая название любимого парфюма Берта Холла. Он нюхает пробник, крышечку. Точно, это его запах. Дрожащими руками, Джейкоб держит запечатанный флакончик. Дорогой, сука. Одержимый мыслью, что он не может оставить его запах в этом чертовом магазине, Джейкоб ловко прячет флакончик пробника во внутренний карман куртки и продолжает идти, будто ничего не произошло. В отделе помад Джейкоб берет пробник ярко-алого блеска для губ и проводит кисточкой по вене. Зачем? Он не знает. Просто делает это и покидает магазин, под удивлённый взгляд консультантки, которая не заметила кражи.       Кирпичное здание ничем не отличается от сотни других строений, но Джейкоб, пахнущий теперь любимым парфюмом старого друга, знает, что пришёл точно к месту. На третьем этаже все окна распахнуты и из них доносится громкая музыка. Поднявшись по пожарной лестнице, Джейкоб ловко запрыгивает в комнату, где в нос сразу ударяет щекочущий запах травки. Он точно пришёл туда, куда нужно.       Обменявшись приветствиями с хозяином тусовки, Джейкоб выпивает пару шотов текилы. В туманной дымке чужих сигарет и косяков мерещатся образы знакомых людей. Сквозь дымку он видит лица товарищей из приюта. Но эти лица страшные, надетые на чужие словно маски. Морок уходит после ещё парочки шотов, но неприятный осадок остаётся. Музыка долбит по ушам, запахи смешивается в странное амбре. Джейкоба мутит и он идёт в уборную, где выташнивает весь свой картофельный завтрак. На выходе из уборной его встречает хозяин вечеринки.       — На, брат, рецепт от всех болезней, — и протягивает на раскрытой ладони круглую таблетку.       Не особо всматриваясь, Джейкоб берет таблетку и проглатывает, даже не запив. Осознание, чем она может является, приходит слишком поздно.       Трип начинается мягко. Джейкоб заметно веселеет и присоединяется к танцующим. Музыка начинает ему нравится, как и девушка, танцующая в такт басов рядом с ним. Сдерживаясь, чтобы не излить душу, Джейкоб подмигивает ей. Его внимание быстро переключается, парень не зацикливается. Позволяет себе смеяться в голос, отчаянно, громко. Позволяет слезам выйти наружу, не стесняясь реакции окружающих.       Джейкоб плачет, наркотик расслабляюще мажет, позволяя ему расслабиться и отдаться чувствам. Все-таки Берт меньше всего хотел, чтобы Джейкоб грустил и убивался.

Пятница

      В этот день ничего не происходит. Джейкоб спит все утро на вокзале под шум прибывающих поездов и объявления через громкоговоритель, а потом его выгоняет охрана, грозясь вызвать копов. Как изначально оказался на вокзале Джейкоб не помнит. Спать дальше он продолжает на лавочке возле остановки. Его принимают за бездомного, косятся с омерзением на лицах, но не сгоняют.

Суббота

      Пропить последние деньги — идея хорошая. Джейкоб едва проходит фейс-контроль и оказывается на танцевальной площадке не самого хорошего, но определенно дорогого клуба. Цены, по правде говоря, завышены, но Джейкоб хочет просто пропить все свои деньги, а в действительно качественное и люксовое место его никто не пустит.       Он заказывает кальян и сидит в одиночестве на диванах в отдаленной зоне. Парит трубку, будто гусеница Страны Чудес и смотрит музыкальные клипы на плазменном телевизоре, висящие напротив на чёрной стене. Музыка из колонок заглушает телевизор, полупрофессиональный диджей крутит пластинки, стараясь звучать уникальнее, а Джейкоб пытается убедить себя в том, что происходящим он искренне наслаждается. Все кажется слишком фальшивым и от осознания этого факта кальян теряет свой вкус. Теперь даже его курить неприятно.       Вернувшись на танцевальную площадку, Джейкоб смотрит световое шоу, искрящееся тысячами огней разных оттенков. Танцовщица в эпатажном бикини крутит бёдрами и манит пальчиком за собой, куда-то в сторону подсобки. Джейкоб не ведётся на красоту танцовщицы, на что та обижается и плавными движениями продолжает свою охоту на искушённых.       Возле барной стойки Джейкоб вспоминает, как Берт говорил ему, что подобные места разрушают людей. Покойный друг был прав. Ничего, кроме разрушения, Джейкоб и не ищет. Он хочет прерваться в руины, хочет стать пылью и развеяться по ветру. Долгие годы впитывая боль, словно губка, он скрыв свои чувства. Молчал, терпел унижение и неудачи, а теперь расцвёл, как сорняк на выгребной яме. До прекрасной розы в императорском саду ему далеко, но и быть сорняком тоже неплохо.       — Налей-ка мне ещё, — просит он бармена, протягивая стакан и помятую купюру.       Сегодня сорняки цветут назло всем пафосным розам и прекрасным ландышам. Сегодня торжествует грязь. Сегодня тешится отброс с самого дна шумного и беспощадного Лондона.

Воскресенье

      Пересчитав оставшиеся купюры, Джейкоб понимает, что находится в полной жопе. Денег нет, но усталый организм требует ещё больше алкоголя. Запой, длиной в неделю, пора завершать и возвращаться на свой изначальный путь, с которого он оступился, поддавшись сильным эмоциям.       Бесцельно шляясь по городу, парень разглядывает витрины питейных заведений и мельком пробегается по меню, ища бар себе по карману. На проезд, все-таки, остаться что-то должно. Осознание, что машина оставлена черт пойми где, Джейкоб шумно вздыхает.       — Еблан.       Чтобы найти машину нужен телефон, а телефон... А где телефон?       — Тупица, — продолжает оскорблять себя Джейкоб.       Воскресенье всегда было днём, когда все дела завершались. Если и начинать жизнь с чистого листа, то с понедельника, а сегодня можно спокойно надраться напоследок. Заходя в первый попавшийся бар, Джейкоб и не подозревает, чем закончится этот день.
Примечания:
В этой главе Джейкоб ведёт себя ОЧЕНЬ плохо. Мы подобное поведение осуждаем.
Написала: Alice of roses
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты