Проклятый спутник

Bungou Stray Dogs, Kimetsu no Yaiba (кроссовер)
Слэш
R
В процессе
39
Размер:
планируется Миди, написано 53 страницы, 8 частей
Описание:
AU, в котором Рюноске молодой истребитель демонов. Однажды на пути он встречает простого паренька Ацуши. Вместе они помогают друг другу в бою, каждый невольно привязывается к своему товарищу и узнаёт что-то новое.
Посвящение:
Меня внезапно потянуло на "Клинок рассекающий демонов". Спасибо тебе, Ника:)
А после прочтения этой работы мой мозг так и вовсе родил новую идею для истории.
https://ficbook.net/readfic/8636109
(спасибо автору за вдохновение, он просто чудо)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
39 Нравится 23 Отзывы 13 В сборник Скачать

Старый резчик

Настройки текста
      После смерти Наоми мы позаботились о тех детях, которые попали в лес. Я разбудил их и вывел наружу. Они даже не поняли, что произошло. Ребята думали, что просто случайно заснули, не слышав во сне ничьих криков. Это радует, сцена тут всё же разыгралась не самая приятная.       Потом мы догнали Танидзаки, он всё еще был в шоке и ярости, грубил нам и нервничал. Но и его мы тоже вывели к одной из деревень, там ему уже помогут жители. Когда он шёл в сторону тех деревянных крестьянских домиков, я не чувствовал в нём радости освобождения, напротив, он по-прежнему источал неуверенность и раздражение. За эти года его серьёзно потрепали, надеюсь, его жизнь вскоре наладится.       Пока я провожал парня взглядом, Рюноске направился обратно в тот дом. — Разве не лучше будет поскорее уйти отсюда? — ненастойчиво спрашиваю я. — Поверь, мне тоже не неприятно возвращаться туда. Но нужно забрать наши вещи.       Мысль разумная, хоть и нам обоим действительно не хочется туда идти. Я только что убил хозяйку этого места, я не хочу заходить в хижину и чувствовать осуждение каждого уголка жилища.       Но нам действительно нужно было вернуться. Я прождал на улице, пока Акутагава наденет обратно свою форму истребителя, которую так заботливо постирала девушка. После этого охотник начал смотреть во все шкафчики и заглядывать на все полки, собирая оставшуюся еду. — Что ты делаешь? — Собираю провизию, — спокойно ответил Рюноске, словно не думал о том, что берёт, вообще-то, чужое, — Продукты испортятся через пару дней. Пусть лучше я возьму их с собой, мне они нужнее.       Таким образом, мы пополнили запасы воды, еды. На дне корзины стояла коробочка с рисом и жареной птицей, кулёк с парой яблок из огорода около дома, и фляжка с водой. Оставалось ещё немного места, чтобы я смог поместиться. Всего набрали немного, чтобы было не тяжело нести.       Наконец-то можно выдвинуться в путь. Мы вышли из дома, я закрыл за нами дверь и недолго помолился за очищение дома. Да, в его стенах жили не самые счастливые люди, но пусть однажды сюда придёт тот, кто сможет принести в хижину уют и тепло. — Ты там надолго? — подгоняет меня напарник. — Нет, идём.       Я сделал буквально два шага, прежде чем вспомнил, что уже второй день ничего не ел. — Рю, — нарочито ласково зову парня. — М? — Я хочу есть.       Он не вздыхал, не хмурился, просто молча закатил рукав. Лезвием клинка Акутагава сделал неглубокий надрез. Сразу полился великолепнейший запах, такой сладкий, с кислинкой. — Я же говорил, что ничего не потребую, пока не вытащу нас от сюда, - и я сдержал обещание.       Парень ничего не сказал, лишь протянул мне руку со свежим порезом. Да, мои старания не особо оценили. Но какая сейчас разница, главное, что кушать подано. Я припал губами к бледной коже, языком слизывая сладкие струйки густой крови. Руками немного поворачиваю его кисти, чтобы было удобнее, и чуть кусаю зубами рану. Под напором из неё вытекло ещё немного красной жидкости, которую я с большим удовольствием выпиваю. На вкус его кровь похожа на насыщенный сладкий сироп, с легким мясным привкусом. Звучит, возможно, не сочетаемо, но на деле это просто охрененно. Из-за того, что вчера я ничего не ел, сейчас я высосал чуть больше положенного. Акутагава это почувствовал, пытался отодрать меня за волосы, но я так крепко держал его руку, и так сильно въелся в плоть, что оттянуть меня было почти невозможно. Я высосал почти два стакана крови. — Спасибо, — сытно благодарю своего донора. — Будешь столько жрать - выкину на солнце.       Несмотря на мою наглость, Рю позволил мне перебинтовать порез. Ну, точнее я был достаточно настойчив, чтобы парень сдался и перестал упрямиться. После перекуса, мы, наконец, пошли прочь из леса. Перед тем как выйти на дорогу, я залез в свою родную переноску. На дворе стоял день, было бы некстати поджарить лапы. Спасть на стопке провизии, пусть и накрытой тканью, весьма неудобно, но я готов потерпеть. Я слышу взмах вороньего крыла и его громкое карканье: — Двигайся прямо! Прямо! К вечеру наткнёшься на деревню, где начали пропадать молодые крестьяне!       Как всегда, новое задание, новое место, и новый противник. Дорога была длинной, было много времени, чтобы отдохнуть. Акутагава шёл не спеша, его еле слышимые шаги терялись на фоне шелеста деревьев, травы и полевых цветов. Иногда он делал перерыв, ставил корзину на землю, сам ложился рядом и позволял себе ненадолго расслабиться. В один из таких моментов, я серьёзно испугался, когда перестал слышать его дыхание. Сердце билось, кровь текла по организму, но лёгкие как бы замерли. Через минут пять он выдохнул и вновь задерживал воздух. Он тренировал легкие, я зря нервничал. Из-за звериного чутья, я могу слышать самые высокие ноты, самые чистые звуки, улавливать тысячи запахов на расстоянии километра, видеть мельчайшие частички вдалеке и даже в темноте. Полезная способность, но я часто использую её на своих донорах. Из-за того, что мне так страшно за них, я постоянно отслеживаю их состояние. Я пережил многих врагов, многих друзей и любимых сердцу, но каждый раз новая потеря ощущается как в первая. Поэтому у меня выработалась привычка постоянно слушать тела людей, следить за здоровьем. Чтобы первым узнать, если человеку скоро умирать, чтобы морально как-то подготовится к этому. Рю, я ведь за тебя волнуюсь, а ты ещё и выбрал такую опасную работу — истребление демонов. Я постараюсь сделать всё, чтобы защитить тебя. На самом деле, я не жалуюсь, что привязывался к стольким людям. Они все мной любимы, все что-то значат для меня. Они подарили мне много приятных и теплых воспоминаний, о которых я так часто болтаю. Рю, помнишь, когда мы гуляли в Токио, я рассказывал тебе о стольких личностях? Это всё мои милые друзья, хоть их уже и нет. — Помнишь, я говорил про испытательный срок? — Акутагава обратился ко мне, — Считай, что ты его прошёл.       Ох, как приятно это слышать. Такое проявление доверия не может не радовать. — Честно говоря, поначалу я был уверен, что ты меня бросишь.       Но не бросил же. И не посмею, пока ты сам этого не попросишь. (От лица Рюноске)       Наконец покинув лес, мне уже прислали новый пункт назначения. Сейчас полдень, а прийти обещаем к вечеру, значит идти часа четыре, не меньше. Ещё и, как назло, стояла идеальная, ясная погода. Чтобы не грохнуться с солнечным ударом, приходится делать остановки. Я выбираю случайное ближайшее дерево и устраиваюсь в его тени, заодно и давая ногам немного передохнуть.       Лёгкий ветер и шум листьев приятно охлаждают кожу, остужая тело. Я не большой любитель природы, растений, прочих элементов дорожного пейзажа. Но должен признать, это помогает настраивать на определённый лад мыслей. Лёжа в той хибаре, хотелось только сдохнуть.       Должен отдать демону должное, если бы не он, меня бы зарезали ещё на подходе. И на протяжении этих двух дней всячески помогал и, в итоге, сам зарубил девку. Я не уверен, что из-за этого должен чувствовать. Благодарность? Впервые употребляю это слово по отношении к нечисти, но она их вполне заслуживает. И я понял, что моё доверие к Накаджиме резко возросло. Не сильно, но достаточно ощутимо. Первая моя мысль, как только я попал в дом Наоми, звучала как неутешительный приговор. Думал, что оба демона сожрут меня прямо здесь, или что Ацуши сбежит, оставив наедине с бестией. Но он не стал. Более того, в ту ночь, когда нам удалось переговорить, он так старался убедить меня в своих твёрдых намерениях, и обещал помочь. Тогда мне на секунду даже стало спокойнее, хоть и, признаюсь, был крайне удивлён. — Помнишь, я говорил про испытательный срок? — зову дремлющего товарища в переноске, — Считай, что ты его прошёл.       Всего того, что произошло, хватило, чтобы убедить меня в правильности своего решения. Разумеется, есть вероятность того, что он просто втирается в доверие, но интуиция подсказывает обратное. — Честно говоря, поначалу я был уверен, что ты меня бросишь.       Из корзины донеслось невнятное мяуканье. Я сказал это, чтобы поделится частью тех мыслей, что переполняли мою голову в тот момент. Немного честности не навредит.       Скажите, учитель, что бы сказали на моём месте? Хотя, вы, наверное, всё сделали бы лучше и умнее меня. Я понимаю, что однажды мы встретимся, и мне придётся рассказать вам об Ацуши. Но уверен, вы не будете мной довольны. Мне придётся вам объяснить очень многие вещи.       Я медленно продвигался к цели и к вечеру уже добрался до деревни. Судя по описанию местных жителей, демон появился здесь недавно. Когда солнце село, чуткий нос Ацуши смог его выследить. По меркам демонов, этому индивидууму и впрямь немного лет, и он оказался не слишком то сильным противником. Кожа его была не естественно серой, как у трупа, да и по словам Ацуши, пахнет чёрт соответствующе. Глаза красные, налитые кровью, клыки острые, длинные, выпирают до самого подбородка. Во время драки я сразу подметил недостатки боевого стиля Накаджимы. Проблема в том, что он не силён в продумывании плана или последовательности приёмов во время сражения. До или после боя он может как-нибудь порассуждать об этом, но это никак не отражается на деле. Он бьёт в тупую, то бегая от врага, то атакуя в лоб. Его движения хаотичны и рефлекторны, Ацуши буквально не думает в момент схватки. Но в противовес, природа наградила его огромной силой и скоростью. Превращая руки в тяжёлые когтистые лапы, он мог оставлять глубокие порезы, порой и целиком отрезая конечности демона. А его быстроте и ловкости я могу только завидовать.       Но я не пожалел ни о чём, когда увидел, как быстро он реагирует на мои команды. Я легко могу управлять направлением его атаки, просто указав ему нужную сторону. Он как дрессированный — что ему велишь, то и делает. Кричу ему: «Уворачивайся от ударов!» — и он тут же отскакивает как лягушка. Говорю: «Выиграй немного времени, » — а Тигр уже начал дурачится с врагом, перетягивая всё его внимание на себя, но не позволяя себя ранить. Командую «Нападай, » — и Ацуши резко становится серьёзным, выпускает когти. Мой ручной демон просто идеально выполняет все мои указания, это приятно удивляет, даже немного забавляет.       В таком ритме мы находим баланс, помогая, и прикрывая друг друга. Ацуши путает и выматывает противника, я атакую и добиваю. Не знаю, вызвана его послушность доверием или он выполняет все движения неосознанно, но это отлично помогает нам обоим в драке. Мы победили, не слишком долго затягивая этот бой, и наконец, спасли деревню.       И так прошло несколько месяцев, наступила осень. Погода всё чаще была пасмурной, бодрящий ветер стал злым и резким. Днём ещё было тепло, но к вечеру становилось ощутимо прохладно. Во всех домах разжигали очаги, чтобы наполнить жилище теплом на ночь. А на полях началась та ещё суматоха — крестьяне начинали собирать урожай. Листья окрасились в характерный огненно рыжий и золотистый цвет. Наверное, осень, и последующая за ней зима, являются моими любимыми сезонами. Лёгкий мороз снега и меланхоличность опавших листьев всегда действовали успокаивающе, в этом чувствовалось что-то умиротворённое, тихое. Какая-то приятная сонливость окутывала и ограждала от всех забот. Мой же спутник, напротив, не был особенно взволнован. На него вся атмосфера холода действовала давяще и гнетуще, словно сама природа впала в спячку, переставая радовать его глаз насыщенными пейзажами.       За эти несколько месяцев я окончательно привык к демону. Его долгие разговоры, звонкий голос, странный проницательный взгляд — всё уже давно перестало казаться подозрительным. Мой страх и недоверие сменились на что-то более доброжелательное. Я стал лучше поддерживать наши вечерние беседы, но делится с ним чем-то большим не хотелось. Не желал ему говорить не о Дазай-сане, с которым я постоянно себя сравниваю, не о Гин, которую он и так уже немного знает, не о своём прошлом. Я человек не очень-то открытый, да и не обязан вываливать ему всю душу. Слова учителя, осуждающие всех демонов, глубоко засели во мне, сковывали язык. Но видно, что это его не устраивает, он то и дело пытается меня о чём-нибудь расспросить, но по привычке я отвечаю коротко, не вдаваясь в детали. О самом же Ацуши я узнал немного больше. До того, как стать демоном, парень жил в большой крестьянской семье, где каждый день все дети были вынуждены заботится о себе и друг о друге. Условия жизни желали оставлять лучшего, да и ребята явно были все приёмными. Очень уж разные портреты жителей дома описывал Накаджима, да и было их действительно много. Но он всегда рассказывал о том времени с грустной улыбкой на губах и трепетной дрожью в голосе. Почувствовав его волнение, я старался сменить тему разговора. Но я совру, если скажу, что мне было бы не интересно узнать об этой истории. Однако с моей стороны было бы лицемерием допрашивать его.       В одну из очередных наших миссий я пришёл в город Мацумото, что разделён на две части рекой Метоба. Опять придётся рыскать иголку в стоге сена. Это большой город с кучей людей. Найти одного единственного беса задача сложная, но повезло, что это не проблема для Накаджимы. Я забрёл в северную часть города и долго бродил в поиске самого дешёвого ночлега. Дома здесь по большей части деревянные, лишь пару были из камня. Не знаю, попал ли в какое-то особенное время, или повезло оказаться в этой части города, но на каждой улице меня встречал либо базар, либо торговый ряд скромных магазинов, либо отдельные непримечательные лавки. И народу вокруг них было всегда много. Жёны и домохозяйки ходили за продуктами с детьми, держа тех за руку, молодые люди задумчиво сидели на лавках кафе и наслаждались незатейливой беседой. Но не эта чудная картина забирала моё внимание.       С самого утра, почти сразу, как только я зашел в город, Ацуши странно себя вёл. Я чувствовал, как он ходил по дну корзины, порой чуть царапая её, то громко мяукая. Он хотел мне что-то сказать, но кошачья глотка не способна была издать нужных слогов. Но Накаджима не может покинуть приделы переноски, на улице был день и жгучие лучи солнца бы прикончили его.       В прогулке по городу прошёл весь мой день. Темнеть начало рано, была ведь осень, да и пасмурность глушила и так уже слабеющее светило. Я зашёл в один из переулков и открыл крышку корзины.       Демон сразу выпрыгнул из неё, как резвый кузнечик, и взволнованно взглянул куда-то в сторону. — Ты найди, где переночевать, а я тебя догоню, — в его голосе звучала некоторая спешка, словно он опаздывает на свой поезд. — Куда ты идёшь? — я впервые вижу его таким чрезмерно активным. — Мне нужно с кое-кем встретиться. Я обязательно вернусь, не переживай.       Я встретился взглядом с его шустрыми глазами и постарался так же внимательно в них уставиться, как это обычно делает он. — Либо мы идём вместе, либо никуда не идём.       Он чуть прищурился, и мы пару секунд напряжённо глядели друг на друга. С каждым моментом его брови сильнее хмурились, а веки немного прикрылись. Наконец он первым отвёл взгляд и добавил досадное: — Ладно.       Я надел корзину на спину и кивнул ему головой. — Веди.       Парень побежал впереди, я за ним. Мы покинули переулок и завернули направо. Не знаю, кого он ищет, но отставать за ним не хочу. Он бежал по следу запаха, но, похоже, он был слаб и смешивался с другими ароматами. Мы частенько путались и забегали в тупики. Но Накаджима продолжал бежать, без секунды на передышку. Таким образом, мы увидели почти весь город, перешли через все улочки, пронеслись по мосту и попали на южную часть Мацумото. Начали уже зажигать фонари, и город наполнился этим ярким жёлтым светом, а людей стало, словно ещё больше. Приходилось вилять сквозь толпу и стараться не потерять демона среди кучи однообразных лиц. Наконец он свернул на более тихую улицу. Он остановился перед каким-то старым магазином и резко открыл дверь, исследуя взглядом помещение. Я догнал его и обратил внимание на вывеску. «Резная лавка», гласило название. В витринах я разглядел деревянные тарелочки, миски, пару расписных горшков и стаканов. А выше на полочках стояли небольшие резные фигурки животных и людей. Мне не хватило времени их рассмотреть, так как мой поводырь уже вошёл в помещение, и я невольно последовал за ним, но сразу же замер на пороге от неожиданной картины.       Ацуши с криком: «Привет, дедуля!» — повис на шее пожилого мужчины. На вид ему было около пятидесяти, тонкие морщинки подчёркивали его преклонный возраст. Его седые волосы зачёсаны назад, а жидкая бородка опрятно свисала с его непримечательного лица. Одет был в простое серое кимоно, да в чёрные брюки. На этом фоне выделялся его тёмно-оранжевый шарф, обвитый вокруг его горла. Накаджима обнимал его крепко, как старого друга, тот трепал его по голове в ответ. — Я же говорил, что ещё встретимся, — радостно шепнул парень.       Он отстранился и поспешил познакомить нас. — Это Рюро Хироцу, мой бывший донор. А это мой новый, Акутагава Рюноске.       Мы поклонились друг другу в знак приветствия. Старик временно закрыл лавку, чтобы не смущать посетителей своим отсутствием и пригласил нас в подсобку. Это было небольшой комнатой-мастерской, где он и стругал все свои товары. Рюро быстро расчистил стол и поставил на стол две кружки тёплого чая. — Откуда вы пришли? — начал издалека мужчина, хотя я чувствую, у него есть вопросы и посерьёзней.       Я заметил, что он был немного удивлён моему появлению. Я ведь охотник, при этом пришёл вместе с демоном. — Конкретно сейчас мы пришли с одного посёлка на северо-востоке. Там у Акутагавы было задание…       Накаджима начал во всех подробностях описывать наше недавнее сражение, а старик внимательно слушал, отвечая кратким поддакиванием. Я решил незаметно осмотреться. В мастерской пахло смолой и деревом, где-то углах валялись щепки и немного пыли. На полках же был полный прядок. Бруски, куски древесины и недоделанные работы были обставлены везде. Все его рабочие инструменты для резьбы стояли на столе и дожидались нового дела. Стены и потолок были уже суховаты, но были без подтёков или трещин. В целом, тут довольно приятно.       Сам Рюро на вид тоже казался человеком хорошим. Его простая улыбка и мягкий взгляд, натёртые мозолями от работы руки, низкий тембр голоса, всё кажется в нём по-дедовски дружелюбным. — Зачем, говорите, приехали к нам? — его вопрос выдернул меня из рассуждений. — Около рек начали пропадать люди. На дне стали находить подозрительно больше утопленников, — я пересказал ему часть сообщения от моего ворона. Он призадумался. — Да, слыхал о таком. Говорят, в наших водах появилась нингё*, но мне скоро стало очевидно, что ответ кроется не в сказках.       Хироцу задумчиво отпил чай. — Сколько людей уже пострадало? — я продолжаю расспрашивать. — По тем историям, что дошли до меня, человек двадцать, возможно более. И все люди молодые, юноши. Возможно, есть какая-то связь в возрасте жертв. — Кстати, господа, — вмешался Накаджима, — я тогда пойду прогуляюсь, чтобы выследить нашего «пациента». — Я думал, ты почуял его ещё днём. — Не забыл, что при свете все демоны хорошенько прячутся и заметают следы? — Хорошо, иди.       Даже если так, вечером он мог бы… Хотя скорее всего, слишком был занят поиском старого друга.       Он кошкой проскочил мимо нас и прошмыгнул в магазин. Мы остались со стариком наедине. — Могу задать нескромный вопрос? — осторожно спросил старик. Меня эта фраза не сильно смутила, поэтому я продолжил. — Да. — Как так случилось, что вы путешествуете вместе? Хороший вопрос. Я сам до конца не понял. Ацуши сам просто прицепился ко мне, а я уже не стал возражать. — Долгая история. Мы встретились случайно, чуть позже договорились идти вместе. Моя очередь вопросов. — Почему вы больше не донор?       Он бросил взгляд туда, где сидел минуту назад Ацуши и почесал седую бороду. — С возрастом моя кровь испортилась. Я обзавёлся парой вредных привычек, перестал следить за здоровьем. Кровь стала густой и горькой, совсем разонравилась Ацуши. Ему пришлось искать кого-то другого. Хоть я и был с ним знаком с двадцати лет, мы попрощались. Он обещал мне, что мы ещё встретимся. С того времени прошло четыре года. То есть, между прощанием с Рюро и встречей со мной прошло пару лет. Похоже, Накаджима всё это время питался кровью животных, чтобы не сойти с ума.       В этот момент возвращается демон с довольным лицом. — Нашёл.       Я вышел из-за стола и был готов идти, как вдруг Хироцу твёрдо решил: — Я иду с вами, юноши. — Ни за что. Это опасно, — я приостановил его. — Акутагава! Не будь таким грубым, — возмутился Ацуши.       Рюро вмешался в наш спор. — Истребитель говорит правильные вещи, однако следовать им или нет — решать мне, — он важно потёр свою бородку, — Я хорошо знаю город и могу быстро провести вас к реке. Проблем не создам, демону не попадусь.       Накаджима взял старика под руку. — Беру на себя ответственность за его безопасность, — самонадеянно сказал парень.       Я спорить с ними не стал, решил сберечь душу от волнения. И таким образом наша троица отправилась на охоту за очередным людоедом.
Примечания:
*Нингё - бессмертное существо, подобное рыбе, из японского фольклора. В древности описывался с человечьим лицом, обезьяньим ртом, полным мелких зубов, рыбьим хвостом и блестящей золотой чешуёй. Обладал тихим голосом, сходным с пением жаворонка или звучанием флейты.
Короче японский вариант русалки.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты