Индивидуальный мастер-класс

Фемслэш
NC-17
В процессе
30
«Горячие работы» 40
автор
Размер:
планируется Миди, написано 38 страниц, 11 частей
Описание:
Шибари - сага
Посвящение:
«И если ты станешь взрослой и даже совсем не тоненькой,
Я буду любить тебя так же, как в наше первое лето»©️
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
30 Нравится 40 Отзывы 9 В сборник Скачать

Инструкции и конструкции

Настройки текста
В ту ночь на побережье, получив сообщение от Алёны, я ни минуты не сомневалась в отсутствии в нём какого-либо подтекста, в невинности её предложения вернуться в номер, и не питала никаких иллюзий относительно предстоящей ночи. Испытывая смешанные чувства — от неловкости до разочарования и досады на себя же, я отчаянно трусила и даже подумывала снять другой номер. Полночи неспешно прогуливалась по опустевшим пляжам, всматриваясь в морские просторы, и даже совершила небольшой заплыв, благо установился штиль. Покачиваясь на мелких волнах, лежа на спине, раскинув ноги и руки, подобно морской звезде, я с трудом, но всё же отыскала в тёмном небе одно из самых крупных созвездий — Дракон, вспомнила давнюю и красивую легенду о нем*. Наконец, ощутив уморетворение (словечко, придуманное Алёной накануне нашего диалога), вернулась в гостиницу. Девушка спала, лёжа на животе, вероятно, как обычно - абсолютно раздетая. В номере было немного душно. Простынь, которой укрылась Алёна, была приспущена до талии. Я уставилась на её спину, освещаемую мягким лунным светом, который пробивался через неплотно зашторенное окно. Скользнув полным немого восхищения взглядом по фигуре спящей девушки, рассмотрев изображение дракона, я тихо вздохнула и поплелась к своей кровати, подавив в душе самое невинное желание — прикрыть девушку простыней. Промокнув свои короткие влажные волосы полотенцем, скинула намокшие рубашку, шорты и купальник. Немного поворочавшись с боку на бок, я тоже улеглась на живот и попыталась уснуть. Но мне помешали. В полудрёме услышала скрип своей кровати и ощутила, как прогнулся матрас. Лёгкое касание руками моих волос на затылке переросло в мягкое поглаживание. Не хватало только колыбельной. А раз её не было, то и сон ко мне не шёл. Я повернулась на бок, лицом к сидящей на краю кровати Алёне, в напрасной попытке заглянуть в её глаза. Луна скрылась за облаками и в номере стало темно. Хриплый шёпот нарушил ночную тишину. − Наташ, ты где была? Я волновалась, ждала. Ты что, в море заходила? — с этими словами Алёна, видимо, поднесла пальцы к своим губам и попробовала их на вкус, − Да, точно, морская соль. − Помнишь, ты как-то написала мне: «Хочу попробовать твой вкус»? Ну, и как? − Так это было, когда я просила купить мне шоколад на свой вкус… − Ты опять уходишь от ответа. Я очень хорошо помню, какое многоточие было в том предложении после слова «твой». О, нет, надо ж было так пролететь! − В смысле? − Так это и было предложение… − Да что ты. Не льсти себе. − Сейчас тоже ни на что не надеяться? — Я замерла в ожидании ответа. И всё же, не выдержав, прошептала, — Какого цвета твои глаза, когда ты спишь? − Твоего любимого… Прости, я не готова. Доброй ночи, приятных снов. — С этими словами Алёна быстрым движением слегка коснулась губами моего виска и босыми ногами прошлёпала к своей кровати. Вскоре оттуда послышалось еле уловимое мерное дыхание. Набирая полную грудь воздуха, я медленно, отсчитывая секунды, выдыхала, восстанавливая нормальный пульс. Наконец, удалось уснуть. Мне приснился яркий, полный реализма, сон, в котором я и Алёна занимались любовью… А поскольку все дальнейшие события истории наших взаимоотношений после их разрыва, случившегося спустя полгода с момента этой поездки к морю, я постаралась окончательно забыть, стереть напрочь любые воспоминания, предлагаю вернуться в квартиру Геллы. Просто включаем опцию быстрой перемотки вперёд. **************** Количество сюрпризов, которые преподнес тот мастер-классный вечер, превысило все мыслимые для них поводы. Впоследствии я пыталась вспомнить свои самые добрые дела и бескорыстные поступки, за которые небесная канцелярия выписала мне сразу столько премий. Нет, ну, посудите сами, разве награждают за помощь старушке в пересечении проезжей части на красный свет, к тому же когда она вообще шла в противоположном направлении? Или за задержку автобуса для опаздывающего, ведь сидящие в автобусе опоздали еще больше. Так, перебирая этот список начинающего альтруиста, я поняла бесполезность этих изысканий и махнула рукой: может, там, наверху, рог изобилия ненароком просыпался над моей головой, щедро одарив воплощением в жизнь всех самых смелых фантазий. Но одно дело мечты и грёзы, другое — то, с чем пришлось столкнуться нос к носу — с тем, что происходило здесь и сейчас, и притом совершенно неожиданно. Вся эта стремительно развивающаяся история с момента появления Алёны у Геллы не только не входила в мои планы на тот вечер, она не оставляла ни секунды хотя бы на то, чтобы вспомнить теоретические знания о сексе между женщинами. И пока страстно обнимавшая меня девушка рассматривала в зеркальном отражении татуировку на моей спине, я напрягала память в попытках мысленно воссоздать алгоритм действий активной половинки женского тандема. Однако совсем не к месту, будто спам, всплыло давнее сообщение Алёны: «А ты подход-то знаешь? Если дело дойдёт до интима, что делать будешь?» Приятная слабость моментально схлынула, сменившись робостью, граничащей с неуверенностью и страхом потерпеть фиаско. Конечно, мысленно в моих эротических фантазиях мы невесть что вытворяли в постели и вне её. Самоликбез**в области розовой любви обогатил меня обширными познаниями о способах соблазнения натуралок, технике и позах лесбийского секса, даже о правилах безопасности. Но все они до этого момента оказались невостребованными. А единственный совет, которому я последовала, еще будучи смелой, сжимая Алёну в объятиях, — заранее поинтересоваться, что желает девушка от близости со мной, — не сработал. Девушка не дала никакой конкретики. «Люби меня сильно, как только можешь» — что это значит? Любить жёстко? Или она полагает, что я уже набралась достаточного опыта в постели с девушками? Да и стадия соблазнения натуралки прошла на ура. Стоп! А кто сказал, что Алёна всё ещё предпочитает мужчин? Переспрашивать и уточнять всё это означало упустить момент и «разлететься на осколки» с Алёной лишь в иллюзиях. В общем, чувствовала я себя в тот момент так, будто мне предстояло лишить её невинности и заодно лишиться девственности самой. На выручку пришла былая и вспыхнувшая с новой силой одержимость девушкой напротив меня. Я любила её. Не всё ещё любила, а просто и безусловно. И сейчас наблюдала в глазах Алёны не только неподдельный интерес к происходящему, но и то, как она готова со всей страстью пылко отдаться мне. Я видела, что она изнывает от желания, и сама испытывала неистовое вожделение. Нас влекло друг к другу и мы обе это ощущали. И тут всё встало…на свои места: откуда-то пришло осознание последовательности своих действий и предчувствие их правильности и эффективности. Вдруг вспомнилась наша переписка, когда Алёна прислала мне фото со своего первого мастер-класса шибари, на котором она была изображена со связанными за спиной руками, с маской на лице. Верёвка прекрасно подчёркивала форму её груди и хрупкость плеч. Поза говорила о покорности. Алёна тогда спросила, что можно с ней сделать в таком виде. Не медля ни секунды, я ответила — брать надо, пока связана. Сейчас эта мысль прозвучала во мне как девиз, руководство к действию. Выбросив из головы все проштудированные когда-то инструкции об однополом сексе, доверившись своим чувствам, я нежно прикоснулась губами к губам Алёны, теснее прижалась и потянула её на себя, делая шаг назад. Моя спина нашла опору в виде стены между прихожей и гостиной. Взявшись за верёвки на плечах девушки, я мягко отстранила её от себя одной рукой, как бы отталкивая, одновременно приближая к себе второй рукой. Она без слов уловила моё намерение развернуть её на сто восемьдесят градусов, сама закончила движение, приникла своей спиной к моим бёдрам и груди. Легко и плавно проведя ладонями от плеч Алёны к её кистям, повторяя все изгибы и будто снимая невидимую одежду, я на мгновение остановилась и решительно сжала её правую ладонь, приложила к узелку в форме восьмерки на её же промежности. Накрыв её кисть своей ладошкой, носом уткнулась в шею девушки и прошептала: − Покажи мне, как ты руками любишь себя. − Боже! Я вся мокрая. — Алёна задышала чаще, просунув под узел указательный и средний пальцы. − Знаешь, я тоже. Наверное, тут жарко…− С этими словами я слегка потянула левой рукой верёвку между её ягодицами и в то же время повторила движение Алёны правой кистью: поместила 2 пальца поверх узелка счастья, даже через волокно верёвки ощутив сильнейший прилив крови и пульсацию клитора под подушечками. − А тут…я бы сказала… повышенная влажность. − Я вне закона, я синоптик? *** — Вопрошая, простонала она. А я улавливала её ритмичные круговые движения пальцами, очерчивающие горячую точку, пока наконец не поняла, что они совпали с моими. Тогда я бережно и одновременно властно поменяла наши кисти местами и произнесла ей на ушко: − Больно не будет, обещаю.***− И я повела девушку в этом причудливом танце, создавая вибрацию и задавая ритм. Размеренные движения верёвкой между ягодицами создавали дополнительную стимуляцию. Но вскоре я переместила свою левую руку на грудь Алёны, чередуя нежные поглаживания молочной железы снизу с воздействием пальцами на сосок. И это сильнее подстёгивало нас обеих. Алёна в попытке доставить мне удовольствие завела руку за свою спину и провела пальцами по моим влажным складкам между бёдер. Чувствуя максимальный отклик на это движение в своём теле, застигнутая врасплох такой его реакцией и удивлённая осознанием возможности собственной разрядки от одного лишь прикосновения партнёрши, я вернула её руку назад, прижав её своей левой рукой поверх локтя, а пальцами слегка надавила на её лобок. По учащённому дыханию Алёны, по тому, как она ускорила сокращения своих ягодиц, то соприкасаясь ими с моими бёдрами, то подавая таз вперёд, я поняла, что она близка к счастливому финалу. Мои дофаминовые рецепторы взрывались, когда я слышала, как девушка со стонами то просила, то требовала: −Быстрее! Выше! Сильнее! Вряд ли она вспоминала девиз Олимпийских игр. Ощущения, чувства и прочая рефлексия оставались на заднем плане и не шли ни в какое сравнение с установившимся между нами эмоциональным контактом. Мне казалось, я смогу кончить в любой момент, пока Алёна извивается в моих руках. А ведь я даже не проникала в неё. То замедляя темп, то ускоряя, я жадно ловила каждый её вздох, стон, удар сердца. Мы обе вспотели. Пряди её мокрых волос прилипли к шее, и я временами поправляла их, коротким поцелуем прижимаясь к голове. Мои пальцы пропитались её влагой, наш пот смешался, стекая капельками по её спине и моей ложбинке между грудей. В какой-то момент я уловила, как задрожали бёдра Алёны. Она сжала их вместе с моей рукой, откинула голову на моё плечо и протяжно застонала. На секунду я прочувствовала, как пульсация между её ног волной окатила всё её тело — от горячей точки до макушки и пяток. В тот миг мне самой было достаточно осознания своей причастности к такой бурной развязке. Внутренне ликуя, успела подхватить под руки оседающую на пол девушку. Всё так же обнимая её со спины, я поглаживала Алёну по волосам и почти бессвязно шептала: − Я чуть не забыла, каково это − признаваться тебе в любви. Помнишь, ты говорила, что не хочешь, чтобы я тебя разлюбила? Алёна шумно сглотнула и пробормотала: − Знаешь, это было прекрасно. И ещё. Прости меня. Я вела себя как... как… Я прервала её поцелуем. В нём было желание продолжить эту волшебную ночь. Но пора было поменять положение затёкшего тела. Мы сели на диванчик и Алёна заметила: − Наверное, пора снять верёвки. Ты поможешь мне? — Она развела ноги в стороны, представив на обозрение разведённые верёвками в стороны половые губы. Прелестное зрелище, от которого я снова почувствовала возбуждение. И где только сил набралась ответить: − Непременно. Пора освободить тебя от этого «платья». Но верёвку с восьмеркой заберу себе на память. На ней твой запах, вкус, оргазм. Теперь это мой фетиш с твоим образом. Кстати, Геллы подозрительно долго нет. И в этот момент призывно тренькнул и засветился экраном лежащий на диване рядом со мной телефон Алёны. Пока она не взяла его в руки, я успела прочесть во всплывающем окне уведомлений короткое сообщение от абонента «Гелла» — «Легенда: я в ГАИ на всю ночь. Квартира в твоем распоряжении. Я у подруги.» И тут же следующее: «Развлекайтесь. Игрушки в тумбочке». * https://tabor.ru/feed/536766 ** ликбез –ликвидация безграмотности *** Земфира «Синоптик»
Примечания:
"Через все запятые дошел, наконец, до точки" (Сплин). Ну, почти. 😎😎
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты