Пиши мне, хорошо?

Слэш
NC-17
В процессе
175
автор
Darling frost бета
Размер:
планируется Макси, написано 170 страниц, 17 частей
Описание:
Драко Малфой уезжает учиться в волшебную школу Шармбатон, но перед этим знакомится с Гарри Поттером в магазинчике "Мадам Малкин". Мальчики пожимают друг другу руки и с этого момента начинается история их странной дружбы. Они пишут друг другу письма, делятся секретами и познают прелести первой влюбленности. Но жизнь – слишком сложная штука, и у неё определенно совсем другие планы на Драко и Гарри.
Посвящение:
Darling Frost! Любимой бете и просто волшебнице, которая помогает мне держаться на плаву в этой странной жизни.
И, конечно, всем, кто захотел узнать, что было бы, окажись Драко в Шармбатоне <3
Примечания автора:
1. Вдохновилась замечательной AU – https://vk.com/wall-72120819_92882 , благодарю и создателя, и переводчика!
События фанфика – не пересказ AU. В работе вы увидите альтернативную историю Гарри Поттера с основой "мальчики подружились, к чему это всё придёт и как отразится на борьбе с Волан-де-Мортом". Ваша покорная слуга много думала и, в итоге, создала что-то абсолютно своё, отличное от сюжета AU. Впрочем, смею надеяться, что мой вариант вам понравится не меньше.
Я считаю, что это честно – указать источник вдохновения, если вам нравится идея, оцените её по ссылке ^^

2. Некоторые аспекты сюжета отличаются от канона, но на всё есть своё обоснование.

3. Прекрасный арт авторства Мыловар к работе – https://ibb.co/jrKCr57
Оглушительно нежно... Спасибо!

~~~ ATTENTION !!! ~~~
Все персонажи, вступающие в сексуальное взаимодействие, достигли возраста согласия. Всё происходит по обоюдному желанию.

* Всегда благодарна за конструктивную критику, за поглаживания и похвалу. Если вам есть, что сказать, скажите, пожалуйста, в комментариях ^^

* 100 ❤️ 28.11.2020, спасибо каждому! Это вдохновляет и заставляет сердце дрожать.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
175 Нравится 161 Отзывы 80 В сборник Скачать

XVI. К чему приводит отсутствие сливок и горького шоколада

Настройки текста
– Ай, Гарри, прекрати толкаться, что б тебя… Драко сердито покосился на Поттера, откидывая в сторону стопку потрепанных журналов по квиддичу за шестьдесят восьмой год. Гарри закатил глаза и хохотнул, снова нахально прижимаясь правым бедром к ноге Малфоя и легонько подталкивая его к подоконнику. – Ворчишь хуже старого Кричера, честное слово, – Гарри оглянулся, проверяя, заперта ли дверь, ведущая на чердак, и провел губами по шее Драко, целуя и покусывая прохладную, покрытую мурашками кожу. – Мы не виделись целый месяц, и вот теперь, когда я наконец приехал, ты только и делаешь, что зависаешь на этом старом пыльном чердаке, разбирая никому не нужный хлам. Драко, ну правда, брось ты уже это старьё. Малфой в ответ фыркнул, но от рук Поттера, которые успели залезть ему под домашнюю футболку, уклоняться не стал. Что и говорить – он скучал! Чертовски скучал весь этот месяц. Вынужденное сожительство с Сириусом хоть и было комфортным, по большей мере потому что мужчина постоянно отсутствовал, занимаясь делами Ордена, но никак не могло заменить Малфою его привычный образ жизни. К тому же Драко не знал, чем занимался и где пропадал крестный Гарри целыми днями, и в глубине души, в самом её потаенном уголке, боялся, что тот однажды не вернётся. В последнее время подобное происходило сплошь и рядом – несмотря на то, что Драко был отрезан от магического мира вот уже целый месяц после возвращения из Хогвартса, свежие выпуски «Пророка» он получал исправно. И, если верить статьям из газет и рассказам членов Ордена Феникса, люди пропадали только так. Всё это нагоняло на Малфоя нешуточную тревогу и раздражение от собственных бессилия и бесполезности. Пока он прозябал в холодном мрачном доме на Гриммо, сходя с ума от страхов и опасений, люди Ордена, не жалея сил и времени, выслеживали Пожирателей и старались наладить различные связи в Министерстве. Драко же оставалось довольствоваться сухими статьями из газет и сдержанными рассказами Сириуса и Ремуса, который в последнее время подозрительно часто захаживал к ним на выходных. Однако было и кое-что хорошее. По вечерам, когда Сириус возвращался, обычно мрачный и измотанный, они вместе пили дымящийся сладкий кофе у камина и весьма недурно общались. Блэк обладал замечательным чувством юмора, он не жалел Драко, как это делали почти все остальные члены Ордена, не лез ему в душу, не задавал дурацких вопросов и в целом был прекрасным человеком для временного проживания под одной крышей. Спустя пару недель, как Драко заселился на Гриммо и потихоньку освоился, а их общение с Сириусом стало уж совсем дружеским и теплым, Малфой решил отплатить мужчине за доброту. В конце концов, это был его дом, и Сириус не был обязан пускать к себе Драко лишь потому, что они с Гарри встречались. Конечно, по итогу Драко вообще остался без семьи и места, куда он мог бы вернуться на каникулах, но в его представлении этот факт не обязывал кого-либо ему помогать. Обдумывая, что он может сделать для человека, который последние годы вёл аскетичный образ жизни, полный лишений и тягот, Драко остановился на весьма очевидном варианте, а именно – он собрался хотя бы немного облагородить дом. За годы пустования фамильный особняк Блэков превратился в жалкое подобие самого себя, а все поверхности покрылись копотью, пылью и плесенью. Сам Сириус по поводу дома не заморачивался, философски размышляя, что сейчас не самое подходящее время для ремонта – начиная от политической обстановки в магическом мире и заканчивая банальным отсутствием желания. И это лишь подстегнуло Драко. Конечно, Малфой не был силён в бытовых чарах, так как раньше он в них попросту не нуждался. Но кое-что Драко всё-таки знал, и со временем, порывшись в библиотеке, он обнаружил ещё и парочку занятных книг, которые недурно ему помогли. Вскоре дом засиял. Драко почистил ковры и мебель, выбивая из них целые облака пыли, шерсти и трухи. Потом он принялся за ободранные в некоторых местах стены, полинявшие гобелены, картины, мутные окна, шторы, треснутую посуду… Библиотечная паутина пала первой, потому что к библиотеке в виде округлой комнатки Драко успел воспылать особенно нежными чувствами. Иногда, бродя между рядов, он думал, что, если бы не все эти книги, он бы наверняка свихнулся от скуки. В конце концов, когда ему оставалось разобрать только старый чердак и дальнюю кладовую с зельями, приехал Гарри. Забрасывать дела на полпути Малфой не любил, и потому решил подключить своего дражайшего парня к совместной уборке. Но, что было весьма предсказуемо, Гарри оказался не так-то прост. И, судя по тому, как его пальцы навязчиво кружили по ямочкам на пояснице, намерения он имел весьма прозрачные. Когда подушечкой пальца Поттер поддел резинку белья, Драко всё-таки зашипел и развернулся. – Немедленно прекрати! Что у тебя за привычка приставать ко мне во всяких местах, для секса непредназначенных? Между прочим, я считаю, что такие вещи следует… Что там следует, Драко договорить на успел. Гарри вжал его спиной в подоконник, наваливаясь сверху. Его руки, загорелые после месяца проживания с Дурслями и бесконечной работы в саду, собственнически опустили домашние шорты Драко и ухватились за ягодицы. Вздыхая, Гарри повел носом по ключицам и шее Малфоя, не прекращая сжимать нежную кожу. – О боги… Как же я скучал по тебе, кто бы знал… От этого тона, полного неприкрытой нежности, желания, ласки и искреннего тепла, Драко покрылся приятными, волнующими мурашками. Он запустил пальцы в густые волосы Гарри, начиная осторожно распутывать чуть влажные после душа пряди. Он тоже… тоже скучал. Язык Гарри коснулся его кадыка, игриво обводя контур, а после переместился чуть правее, начиная вылизывать точными, уверенными движениями место, где у Драко была особенно чувствительная кожа. Он прикусил губу, чтобы не застонать, и вжался пахом в промежность Поттера, сталкиваясь эрекциями. Хотел бы Малфой знать, почему это каждый раз было так… волшебно? Нет. Крышесносно, горячо, волнующе, желанно. Будто они никогда не занимались этим прежде. Как будто член Гарри, горячий и пульсирующий в руке, был чем-то совершенно новым. Драко прикрыл глаза и поелозил бедрами, ощущая, как оглушительное, до звездочек перед глазами, возбуждение разливается по телу. Гарри было много. Везде. Он гладил теплыми ладонями по спине, кусал шею, тут же вылизывая, и его руки то и дело ласкали поджавшийся от волнения живот. Казалось, что прошла всего пара минут, но Драко уже был готов кончить, лишь от одного неспешного потирания о член Гарри через белье. Он открыл глаза, загнанно вдыхая сухой пыльный воздух, и сжал в руках основание, отдаляя оргазм. Гарри, раскрасневшийся от удовольствия, облизнул губы и навязчиво провел членом по бедру Малфоя, шепча что-то несвязное. Прижимаясь друг к другу ещё ближе, парни принялись целоваться, теперь неспешно, будто заново изучали каждую впадинку и выступ. Но Гарри и без этого прекрасно знал, что Драко обладал безумно чувствительным животом и таял, словно льдинка на языке, от прикосновений к нему. Драко же, в свою очередь, знал, что у Гарри имелся «пунктик» на ласках головы, и одними поглаживаниями по волосам его можно было довести до предобморочного состояния. Скинув книги со старого зеленого дивана, Драко опустился на продавленные от времени маленькие подушки, позволяя Гарри неспешно ласкать его тело цепкими, теплыми поцелуями. Им не нужно было разговаривать, потому что вздохи и нетерпеливые постанывания сообщали куда больше слов. Когда Гарри опустился на колени, он не понял и сам. Однако было глупо отрицать очевидное – он и правда сидел на полу, оглаживая поджарые крепкие икры. Ему нравилось, какими стройными и бледными были ноги Драко – с мягким покрывалом неожиданно кудрявых, солнечных волосков, что приятно ласкали нежную кожу ладони или щеки. Гарри прижал очки к носу и коснулся языком костлявой коленки, облизывая кожу и проводя вверх. Драко не двигался и даже, казалось, не дышал, только продолжая перебирать волосы Поттера в чуть подрагивающих пальцах. Пару секунд они смотрели друг другу в глаза, без слов, а потом Гарри одним движением стянул белье Малфоя к лодыжкам, освобождая напряженный, взмокший от долгих ласк член. – Гарри, что ты, чёрт возьми, делаешь? – Драко облизнул губы, цепляясь пальцами за обивку дивана. – Тебе не кажется, что это… – Нет, – Гарри пару секунду помолчал, а потом медленно прошелся языком по губам, смачивая их слюной, и накрыл липкую от смазки головку теплым ртом, выбивая из Драко задушенный стон. И снова, и снова, и ещё раз… Это было странно – по всем параметрам. Но то, как Драко тяжело шумно дышал, как хрипло шептал его имя, как требовательно дергал за волосы, и то, как он с него снял очки, чтобы лучше видеть глаза… Это было восхитительно. И каждая волна дрожи, каждый стон, который издавал Драко, Гарри ловил и запоминал, убирая глубоко-глубоко в сердце. Кончил Малфой на губы Поттера, неловко двигаясь на месте и бормоча что-то смутно похожее на «Прости, я не хотел… Это, наверное, неприятно?», на что Гарри пообещал в следующий раз дать Драко попробовать испытать последствия оргазма уже на себе. Уборку на чердаке они, конечно, забросили, потому что через полчаса Драко, разыгравшись после борьбы на заржавевших саблях, набросился на Гарри со спины и продемонстрировал, как же сильно на самом деле он скучал. И, в целом, Гарри был более чем доволен.

***

Сириус откусил сразу половину куска запеканки, со смехом прожевывая мягкую томатную фасоль. Он потёр шею, блеснул глазами в сторону Ремуса, и мужчины, поймав взгляды друг друга, снова расхохотались. Шутка про тролля, великана и фею была действительно великолепна, но Гарри всё равно не был уверен, что имел сейчас право громко смеяться, когда с ним за одним столом сидел Сириус, его крёстный, Ремус, его бывший преподаватель, и Драко, который вообще не терпел никаких шуток за едой. Какое-то время Поттер пытался принимать участие в разговоре о делах Ордена, но нога Драко то и дело касалась его под столом, от чего по телу расплывались приятные, жаркие волны, стремительно оплетая сердце и живот. В итоге, еще какое-то время поиграв в гляделки с Малфоем, Гарри не выдержал и встал из-за стола, поблагодарив Люпина за шедевральный ужин. Признаться, ему было очень интересно, где и, главное, как Ремус научился так вкусно готовить. У самого Гарри с готовкой дела обстояли то густо, то пусто – под присмотром Драко получалось весьма терпимо, но без… Лучше даже не думать, а точнее не пробовать. Выходя с кухни, Поттер кинул на Малфоя возмущенный взгляд, буквально кричащий «Всё ты виноват!», и поспешил скрыться в темноте коридора. Спустя пятнадцать минут парни, словно озабоченные подростки, коими они собственно и являлись, целовались под лестницей. – Зачем ты меня дразнил за ужином?! – А ты зачем гладил меня под столом по ляжке? Гарри ухмыльнулся и оставил яркий засос на бледной шее. – Потому что я могу себе это, в кой-то веки, позволить. Уже скоро приедут Рон и Гермиона, и я готов спорить, что Рон не даст нам и минуты покоя. Драко тихо рассмеялся, выныривая из объятий. – Ладно, герой-любовник, ты убедителен. Но я всё равно предлагаю пойти и спросить у Сириуса, когда эта парочка почтит нас своим присутствием. Не думал, что скажу это, но я даже готов слушать рассказы Рона про Пушек Педдл. Что угодно, лишь бы больше не торчать здесь в одиночестве. Гарри повёл плечом и снова набросился на Драко с поцелуями, шепча на ухо всякие непристойности и любуясь румянцем, который уверенно разливался по щекам и шее Малфоя. Возможно, это было как-то неправильно – предаваться любви на всех поверхностях дома, когда в мире творилось невесть что, но Гарри справедливо рассудил, что до возвращения в Хогвартс они с Драко всё равно не имели никакого влияния на события в мире, запертые на Гриммо. Именно поэтому он пытался, отчаянно пытался найти во всём происходящем хотя бы призрачную, но выгоду. Преимущество. Свет. И всё же… сколько бы Гарри себя не успокаивал размышлениями о том, что Драко наконец-то рядом, и он может целовать и обнимать его на любой горизонтальной и не очень поверхности, ситуация день ото дня становилась всё хуже. Буквально несколько недель назад арестованные в министерстве Пожиратели сбежали из Азкабана, а Фадж ушел с поста министра. Мистер Уизли осторожно замечал, что в министерстве становится всё больше и больше подставных лиц. Никому нельзя было доверять. Многие люди, по рассказам членов Ордена, находились под Империусом. Но всё это было сущей мелочью по сравнению с тем, что отец Драко, Люциус, тоже сбежал из Азкабана и теперь находился неизвестно где, как и Волан-де-Морт. Нарцисса, если верить Дамблдору, была перевезена в Варшаву, далекую от мрачных событий Англии, и лишь это немного успокаивало Драко. Самую малость. Письмами они обмениваться не могли, а потому оставалось верить директору школы на слово. Прошёл целый месяц с тех пор, как мальчики вернулись из Хогвартса, и Гарри, каждый день наблюдая за Малфоем, видел разительные изменения. Кроме того, что Драко ещё немного прибавил в росте, его глаза помрачнели, будто приобрели легкую вуаль недоверия ко всему и всем. Скулы и подбородок заострились, придавая лицу суровое, утомленное выражение. Пальцы стали мозолистыми от непрерывного труда по облагораживанию дома, но Малфой только упрямо сжимал губы, не желая комментировать своё неожиданное стремление к благодарности Сириуса. Теперь Драко куда меньше шутил и язвил, больше молчал, погруженный в свои мысли. Смотрел всё чаще бесстрастно, устало, без интереса к происходящему вокруг, а потому Гарри старался делать всё, что было в его силах, для поддержки. Его родители умерли, когда он был младенцем, и это, конечно, ни в какое сравнение не шло с ситуацией Малфоя, где отец буквально продал его Волан-де-Морту. И всё ради чего? Неслышно вздохнув, Гарри напоследок поцеловал узкое запястье Драко и потянул его за собой по коридору, на кухню, чтобы расспросить Сириуса о приезде друзей. Пробирались они туда невыносимо долго, потому что то и дело, шушукаясь, останавливались то у одного гобелена, то у второго. В конце концов, с окончательно припухшими от бесконечных поцелуев губами, парни навалились на дверь, толкаясь плечами, и… Так и застыли в проходе. И хотя увиденная сцена длилась не более трех секунд, этого им хватило, чтобы обалдеть и чуть ли не с криком броситься подбирать челюсти с пола. Сириус и Ремус целовались. Ремус облокотился спиной о край кухонного стола, чуть покачиваясь на месте в такт лёгкой, ненавязчивой музыки из волшебного радио. Сириус одной рукой гладил его по волосам, а другой сжимал влажное от воды полотенце для посуды. В их поцелуе не было безумной страсти и накала. Он не походил ни на бурю, ни на пожар, ни на безумный ураган. Губы двигались мягко, плавно, почти благоговейно. И то, как Сириус улыбался, тепло и открыто, как тихо посмеивался Ремус, неотрывно следя за каждым движением Блэка… В этом-то и было настоящее чудо. Звук открывшейся двери заставил мужчин отступить друг от друга, но, нужно отдать им должное, сделали они это спокойно, с чувством собственного достоинства. Сириус вытер руки о клетчатую рубашку и пару секунд с улыбкой смотрел на ошалевших парней. – Вижу, вы в шоке. Ну, раз уж вы всё увидели, предлагаю остаться с нами на ночной чай. Как насчет того с цветками липы? Люпин смущенно мотнул головой, но, поймав взгляд Сириуса, расслабил плечи и кивнул, начиная возиться с чайником. Всё так же стоя к парням спиной, он приманил поднос с пузатыми жёлтыми кружками и кинул пару щепоток душистых трав. – Да, толку отпираться нет. Вижу, ты, Гарри, так вообще потерял дар речи. Гарри забавно хмыкнул, опускаясь на ближайший стул. – Я бы никогда не подумал, что ВЫ… То есть ты, Сириус, и ты, Ремус, вы… Ремус и Сириус синхронно засмеялись, а Малфой картинно закатил глаза, хотя на его лице читалось не меньшее удивление. Сириус разлил чай по большим, словно лоханки, кружкам, добавил в свою пару ложек мёда и с задумчивым видом уставился на спокойно дотлевающие угольки в камине. – Хм, наверное, всё началось с курса так четвертого… Люпин махнул рукой, делая большой глоток. – Нет, это было ещё на третьем, когда ты пошёл на зимний бал с Роуз. – Ах да! Ты до сих пор не можешь мне это простить, я точно знаю. Ремус поджал губы, говоря что-то о «Распутных Блэках», и мужчины принялись спорить. Гарри и Драко с улыбкой сцепили руки, молча наблюдая за волшебниками.

***

Следующую неделю Гарри и Драко с уверенностью могли бы назвать самой лучшей в своей жизни. После того, как они застали Сириуса и Ремуса целующимися, мужчины наконец прекратили скрываться и теперь возвращались вместе практически каждый вечер. И каждый же вечер они вчетвером собирались в большой, восстановленной трудами Драко гостиной, где Малфой играл на фортепиано, а Гарри и Сириус глупо пели, иногда переходя на собачий лай. Помимо этого Поттер и Малфой играли в зачарованные настольные игры, вместе читали, дурачились в душе, готовились к школе, выполняя немыслимые задания Снейпа, связанные с написанием эссе… Сам Снейп заглянул за всё время лишь два раза. Обменявшись нечитаемыми взглядами с Люпином и Сириусом, он поведал Гарри и Драко, что Нарцисса в безопасности, а где Люциус и Волан-де-Морт, он не знал и сам – так как последний предпочел временно отойти в тень. Это немного успокаивало, хотя и не могло расслабить Драко до конца. Однако Гарри всячески его подбадривал и веселил на пару с Сириусом, без устали напоминая, что теперь Драко не придется скрываться и шпионить в школе, что, конечно, не могло не радовать. Драко к таким преимуществам своего положения относился с сомнением, но всё-таки потихоньку, неловко, скромно, неспешно оттаивал. Парни ещё ни разу не обсудили события в министерстве и план Волан-де-Морта, который Драко до последнего скрывал от Гарри, однако у самого Поттера не было ни сил, ни желания лишний раз погружаться в тяжелые разговоры и вязкие размышления. Он не был святым, и эта ситуация осела на сердце неприятным, волнующим колышком, однако… Гарри постарался отмахнуться и попытался понять Драко. И у него получалось, всё еще получалось. Правда, иногда сомнения одолевали с новой силой, неприятно разрывая внутренности… Но Гарри гнал их. Прочь. Прочь. Прочь! Ведь Драко давным-давно доказал свою верность, ведь правда? Но сердце иногда предательски молчало, и Гарри с силой запихивал свои опасения куда подальше. Это всё блажь, ложь, слабость. Он верил Драко, как себе. Хотел верить. И любил. Целуясь перед сном в мятой постели, они не строили планов на будущее, потому что теперь будущее казалось туманным и неясным. Волан-де-Морт открыто заявил о себе, Драко открыто признал, что находится на стороне Гарри, и всё перемешалось, и снаружи, и в голове… Иногда Гарри неловко мечтал о том, как всё закончится, и вот тогда-то они с Драко дадут себе волю. Обязательно поедут во Францию, которой Малфой прожужжал ему все уши с самого детства. Научатся запускать магловских воздушных змеев, покатаются на зачарованных лошадях, вместе поедут в Косой переулок, чтобы накупить всяких глупостей. Ну, например, любимые перья, карамельный кофе и меняющие цвет галстуки. Когда-нибудь. Обязательно.

***

Утром в пятницу, когда до приезда Рона и Гермионы оставались считанные часы, Гарри и Драко затеяли приготовление праздничного ужина. С самого раннего утра они вместе носились по дому, убирая раскиданные повсюду носки, футболки, рубашки, упаковки печенья и помятые карточки для игры во взрывающиеся карты. Сириус оставил ребятам магловские деньги, так, на всякий случай, и, со смехом отнекиваясь от предложений Драко вернуть ему эти самые деньги галеонами, растворился в утреннем тумане. Приготовления шли споро, и уже к обеду на столе красовались глубокие прозрачные блюда с хрустящими салатами из кукурузы и копченого мяса, рассыпчатый картофель, запеченные фрукты на десерт и прожаренная до золотистой корочки розоватая, мягкая утка. Драко оценивающе оглядел стол, буквально ломящийся от еды, и раздраженно потыкал Поттера, устало восседающего на продавленном диване, в бок. – Хватит прохлаждаться! Гарри закатил глаза. – Я устал. Малфой усмехнулся и кинул в него огромным апельсином. – Извини, но зачарованный малиновый торт с прослойкой из фундука на всю нашу компанию ждать не будет. Гарри лениво махнул рукой и притянул Драко к себе, усаживая на колени и целуя. Следующие полчаса они, словно котята, мурлыкали, обнимаясь и нежась в руках друг друга. В конце концов, Драко скинул ладони Гарри с талии и требовательно потянул его в сторону кухни. Сверяясь со списком, они стали выкладывать продукты на стол. – Так… – Малфой оценивающе оглядел выложенные ровными рядами ингредиенты, смутно напоминающие ему компоненты для зелий, и чуть ли не подскочил на месте. – Поттер, а где сливки и горький шоколад? Гарри рассеянно посмотрел по сторонам, будто сливки и шоколад могли прятаться… где-нибудь. Например, под столом. – Ну, сливки я добавил сегодня утром в кофе, а шоколад наверняка съел Ремус. Ты знаешь, что он в восторге от сладкого. Драко взвыл, морщась. – Это невыносимо! Вы... Прожорливые гриффиндорцы! Это нельзя было есть, ведь когда мы с тобой ходили три дня назад в магазин, я специально, слышишь, специально купил сливки и шоколад для торта. И я, между прочим, говорил тебе об этом! Гарри улыбнулся, прижимаясь к вырывающемуся Драко со спины. – Ты и сам гриффиндорец, забыл? – он прочертил ласковую дорожку пальцами от шеи к талии и прибавил. – Не злись, сейчас сходим в магазин и все купим. Сириус оставил нам деньги, помнишь? Драко зашипел от досады и покрутился на месте, вырываясь от загребущих лап Поттера. – Нет уж! Это я пойду в магазин, а ты… ты будешь готовить ванильные коржи. – Ну не-е-ет. Ну пожалуйста, Драко, миленький, только не коржи… Возьми меня с собой, я буду очень послушным. Но Драко был непреклонен. – Вы меня бесите, так бесите, ты знаешь? Хочу проветриться. Вздохнув, Гарри принялся раскладывать посуду, про себя сетуя на капризного Малфоя. К тому времени, как Поттер стал замешивать тесто, Драко успел переодеться и теперь возился на входе, зашнуровывая кеды, через раз матерясь. – Ужасно! Маглы бывают такими примитивными. Гарри оторвался от пачки с мукой, которая никак не хотела открываться, и вышел в прихожую. – А ты бываешь таким занудой. Пойдём вместе? – Даже не надейся! Поттер, ты наказан за свою прожорливость. И радуйся, что наказание выпало на дневные дела, а не на… ночные, – Драко хитро прищурился и потянулся вперёд, всё-таки целуя Гарри. Он ласково огладил губами его ключицы, кадык, шею и отстранился, поблескивая серыми глазами. – Всё, а теперь иди и займись уже наконец ванильными коржами. А я скоро вернусь и проверю, будь уверен!

***

Рон и Гермиона снова вцепились в Гарри с двух сторон. – Нет, дружище, стоять, – Рон посильнее сжал локоть Гарри, удерживая его на месте. – Мы ждем Сириуса и остаёмся здесь, помнишь? – Я не собираюсь оставаться здесь! Рон, ты не слышишь? Драко пропал. Пропал. Пропал! – Гарри снова заметался на месте, силясь вырваться из кольца удерживающих рук. Это было невыносимо. Больно. Больно так, что кололо в каждой клеточке кожи, в каждом её сантиметре. Хотелось с разбегу прыгнуть в ледяную воду, хотелось заставить себя проснуться, стянуть кожу с ватных ног и бежать, бежать, бежать. Куда? Неизвестно. Но только не оставаться на месте, не тратить бездумно время, которое словно вода стекало в воронку. Гарри казалось, будто он весь полыхает в огне. Шрам адски болел, болели руки, болели внутренние стороны щек, которые он изгрыз за последние пару часов. Неизвестно, что натворил бы Поттер, если бы друзья не решили устроить «сюрприз» и не появились бы на Гриммо уже через час после того, как Драко ушел. Весьма вероятно, что Гарри, наплевав на все обещания и клятвы о соблюдении безопасности, пошел бы прочесывать округу. Гермиона покрепче ухватила Гарри за плечо и протянула ему стакан с огненным виски. – Выпей. Не думаю, что Сириус был бы против. Гарри не глядя опустошил стакан, чувствуя, как языки пламени скользят по горлу и к животу. Его била дрожь. Сначала, когда Драко не вернулся спустя полчаса, Гарри не заподозрил ничего дурного. Это же Драко! Он мог часами разглядывать магловские прилавки, брезгливо изучая состав. Спустя час Гарри стал волнительно расхаживать по кухне, заваривая явившимся друзьям чай. Через полтора часа Гарри понял – что-то случилось. Что-то, не связанное с маглами. Потому что Драко хоть и относится с подозрением к простецам, с магловскими деньгами и супермаркетами справлялся на ура. Они не раз ходили вместе в магазин, и каждый раз Драко уверенно катил тележку, шёпотом интересуясь, нельзя ли ее немного… улучшить. Так или иначе, продавщицы от Малфоя были в восторге, а сам он действовал хоть и немного скованно, но вежливо и осторожно. Что могло пойти не так? Гарри знал, что палочка Драко была при нем – он никогда с ней не расставался, всегда нося в глубоком кармане брюк. Не то чтобы он собирался применять магию… Совсем нет. Но осторожность не повредит, особенно учитывая, какой нестабильной была обстановка вокруг. А сейчас он пропал! Прошло уже четыре часа, но Драко всё не возвращался. И Гарри, доведенный практически до безумия своими нескладными мыслями, был готов босиком выбежать из дома, чтобы мчаться по улицам города. Куда угодно, главное, чтобы в конце он нашёл Драко! Однако ни Рон, ни Гермиона ему этого не позволили. Грейнджер так и вообще пригрозила, что свяжет насильно, если он не прекратит свои безумные попытки. И Гарри, хоть и не сказал этого вслух, про себя понял, что друзья правы. Как всегда правы. Вряд ли Драко застрял в супермаркете на четыре часа. Тем более что этот магазин находился на углу улицы. А это значит… Поттер тряхнул плечами. До прихода Сириуса оставался час. В последнее время он возвращался точно к пяти, и Гарри только и оставалось надеяться, что сегодняшний день не станет исключением. Связаться с Дамблдором или кем-нибудь из Ордена они не могли – из-за бесконечных перемещений Орденовцев старый камин пришел в негодность, и теперь через него можно было только принимать гостей, но не звонить и уж тем более не отправляться куда-то самостоятельно. Букля, как назло, улетела с письмом для Хагрида, а говорящих Патронусов создавать ребята не умели. Когда спустя ещё час, проведенный в напряжённой тишине, которую можно было буквально резать на куски, дверь заскрипела, и в прихожую ввалились Сириус с Ремусом, Гарри кинулся им на встречу. Задыхаясь от приступа паники, он прохрипел: – Драко пропал. Пару секунд мужчины смотрели друг на друга, а после Ремус кивнул и тут же аппарировал. Сириус без лишних слов, расспросов и сожалений наколдовал Патронус, отправляя его всем участникам Ордена. После он молча кивнул в сторону кухни и все так же молча махнул рукой на бутылку виски. Гермиона налила по одному пальцу, и все выпили. Сириус молчал, вращая в руках палочку. Спустя ещё минут пять он достал из нижнего ящика магловскую пачку сигарет и прикурил от палочки. Уже докуривая вторую, он спокойно, собранно произнес: – Я даже не буду спрашивать, какого бородатого Мерлина вы решили сделать что-то порознь – хроноворота у нас всё равно нет, – Блэк облизнул кровоточащую царапину на пальце и прибавил, выпуская колечко дыма. – Я думаю, сейчас он с отцом. И… Тем-Кого-Нельзя-Называть.
Отношение автора к критике:
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты