Квартира 89

Джен
PG-13
В процессе
90
автор
Размер:
планируется Макси, написано 79 страниц, 14 частей
Описание:
Все прелести жизни в коммунальной квартире: разбросанные вещи, очередь в ванную, грязная посуда, просроченная коммунальная платежка и квартплата, полтергейст и найденный под дверью подросток.
Примечания автора:
Изначально планировался как драббл без определенного конца, но мне кажется, что его нужно продолжать.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
90 Нравится 17 Отзывы 25 В сборник Скачать

Глава 10. Когда мы повстречали Питера

Настройки текста
— До концерта осталось четыре с половиной часа, мне надо быть на месте через не менее, чем через два. Лучше через три. — Мы всё успеем. Главное, чтобы моя способность на него подействовала. Эллисон и Ваня решили не ждать с моря погоды и самостоятельно разузнать больше. Сэр Рэджинальд явно не договаривал. Может быть, он пришёл за тем, чтобы рассказать всю правду, а потом передумал. Может, ни капли правды в его словах не было. Эллисон не хотела оставаться в неведении. История признака, Бэна, не оставляла её в покое ни на минуту. Когда ей позвонили с телевидения и сообщили, что она может стать новой ведущей дневной развлекательной программы, она лишь сдержанно поблагодарила за возможность. Кастинг назначили на завтра. Эллисон вздохнула. По какой-то неизвестной никому причине самые счастливые, нужные, удачные предложения приходят в самые неподходящие моменты. — Откуда ты знаешь, где он бывает? — поинтересовалась Ваня, косо глянув на соседку. — Ты следила за Харгривзом? — Я всегда мечтала стать известным журналистом, вот и искала скандал, — пожала плечами Эллисон, осторожно подбираясь к двери огромного особняка Харгривза. Особняк воистину, как великан среди других построек в округе. Старый, но опрятный, с пышным садом, затерянным на заднем дворе, и мезонином, где, похоже, находился кабинет Рэджинальда. Единственное окно без изысканных темных штор, но происходящее в кабинете скрытое от любопытных глаз за плотными жалюзями. Тончайшие полоски света, проникающие сквозь них, подтверждали: в доме точно кто-то есть. — Тут должна быть охрана, — воровато оглядываясь, Ваня перебежками последовала за Эллисон. — Это вообще не проблема, смотри. — Только не говори мне, что мы собираемся играть в шпионов… Эллисон загадочно улыбнулась и подмигнула. Ваня обречённо и медленно выдохнула. Авантюризму соседки можно было позавидовать, вот только Ваня не привыкла к подобным играм. Коренастый мужчина, который дежурил, прочёсывая небольшую территорию вокруг входа, обратил внимание на подозрительных девиц. Острый, как лезвие, взгляд сосредоточился на них, охранник протянул руку вперёд, призывая девушек остановиться. — Частная собственность, покиньте территорию, — отчеканил он, заученную столетие назад фразу. — Дело в том, что моей подруге плохо, а у меня нет телефона. Не могли бы вы помочь? Охранник глянул на Эллисон как на ненормальную. Ване пришлось тяжело дышать, держась за живот и бормотать что-то о женских проблемах. Сообразила она мгновенно, хотя первой мыслью было взглянуть на Эллисон точно так же, как глянул на нее охранник. — Вот видите, ей плохо. Просто одолжите мне телефон, я наберу доктора, — и повернувшись к Ване, Эллисон погладила её по спине: — Всё будет хорошо, — и чуть раздражённо добавила: — Почему ты постоянно забываешь таблетки, чёрт возьми! — Вы что серьёзно? — охранник смотрел недоверчиво, но уже сомневался. — Конечно, а вы как думаете? У нее спазмы! — нервно отвечала Эллисон, надеясь, что голос её достаточно драматичен. Ваня смотрела на охранника полными слёз глазами, но явно переигрывала со вздохами и ахами. Заведомо идея Эллисон показалась ей бредовой. В иной раз Ваня точно отказалась бы от такой проделки, однако выбора сейчас ей не предоставили. Может быть, этот охранник из категории тех глупых охранников, которых можно легко обвести вокруг пальца? Вместе с телефоном охранник достал пистолет и навёл его на Эллисон. — Что бывали случаи? — усмехнулась она. Ответа не последовало. Эллисон подошла ближе, спокойно и аккуратно, почти забрала телефон из рук мужчины. В последний момент, когда их пальцы соприкоснулись, она вытянула шею, наклонилась. Охранник не успел среагировать, как ему в лицо выплюнули фразу: — Ходит слух, что мы — дорогие гости сэра Рэджинальда и нас нужно срочно провести к нему. Слова достигли мозга охранника, разлились приятным теплом в груди, касаясь самого сердца. Две странные девушки показались ему такими симпатичными, что не доверять им он просто не мог. — Следуйте за мной, пожалуйста. — Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, — тихо сказала Ваня, когда они следовали за охранником. В кабинете густо пахло дорогими сигарами. Тихо потрескивали дрова в камине. Рэджинальд сидел за столом из красного дерева и лениво листал документы. Когда на пороге застыли Ваня и Эллисон, он опустил пенсне и внимательно взглянул на них. В этом взгляде не было никаких эмоций, ровный, пустой взгляд, которому только предстояло наполнится каким-либо чувством. — Я знал, что вы придёте рано или поздно, — наконец ответил он, а взгляд его впитал в себя лукавые нотки интонации. — Пришли расспрашивать меня о скрипках? Или о Питере? О, или о Бэне? — Всего понемногу, — ответила Эллисон, медленно ступая вперёд. — Можешь идти, — кинул Рэджинальд охраннику и, достав сигару, поднёс её к носу, вдохнул табачный аромат и замер на мгновение. Охранник прикрыл за собой дверь и, прежде чем Эллисон подошла ближе к Рэджинальду, он резко чиркнул зажигалкой и сказал: — Твоя способность на меня не действует, милая. Эллисон не поверила ему, но остановилась. Тогда Ваня, которая всё ещё стояла у выхода, громко спросила: — На самом деле? А что насчёт моей способности? — О, а твоей способности все боятся, даже я, — усмехнулся Рэджинальд, затянувшись и медленно выпустив тонкую струю дыма. — Некоторые блокировали твою способность с помощью способности Эллисон. Только в нашем мире тебе повезло: способности были заблокированы у всех. И мне оставалось лишь ждать. Девушки переглянулись. Эллисон виновато улыбнулась, словно чувствуя свою причастность к тому, что Ваня не имела возможности использовать свою способность. — Вы сказали, что во всех мирах причина конца света — я. Может быть, если бы вы не блокировали мою способность, а учили пользоваться ею правильно с детства, тогда и переживать об апокалипсисе не пришлось. — Может быть, — Рэджинальд сделал ещё одну затяжку, ответив достаточно холодно, чтобы Ваня поняла: ему неинтересно слушать об этом. — Это всё зачем вы пришли? — Мы хотим узнать о скрипке. Он вздохнул, затушил сигару, хорошенько надавав на неё в пепельнице. Табачная бумага прорвалась и табак высыпался наружу, оставаясь на ногтях и пальцах. Рэджинальд отряхнул руки так, словно отмывал их от чего-то. — И о Бэне. Только правду. У нас не так много времени, у нас у всех. — Люблю тянуть время. Когда вы волнуетесь, когда паникуете, приходится соображать втрое быстрее. Не всегда удачно получается, но иногда спешка порождает гениальные мысли, — он надел пенсне назад, наградил Эллисон коротким взглядом и задержал его на Ване. — Скрипки созданы для уничтожения некоторых параллельных реальностей, то есть, их очень много. Наш мир, похоже, помешал Комиссии. Сам факт того, что здесь оказался Пятый — нарушение их планов, но я думаю, что как раз благодаря кому-то из Комиссии он оказался тут. В их рядах есть человек или люди, которые помогли ему. А он должен помочь нам. Если не поможет — то его мир лишится Пятого навсегда и многое там изменится. Может быть, это одна из целей Комисии, не знаю. О существовании такой организации я узнал немногим меньше года назад. — Неужели так сложно было рассказать об этом сразу? — раздражённо проговорила Эллисон. — Иначе бы вы не пришли ко мне. — Бэн, — напомнила Ваня, кинув беглый взгляд на настенные часы, увенчанные оленьими рогами. — Бэн? К его смерти не причастны ни я, ни Питер. Причина его смерти только он сам. — В смысле? — Он умер, разорвав свои внутренности. Его способность проснулась весьма не вовремя. Это всё? Видите ли, у меня много дел, — Рэджинальд снова вернулся к бумагам, больше не взглянув ни на Ваню, ни на Эллисон. — Почему Питер скрывается? — напоследок спросила Эллисон. Она думала, что этому было какое-то простое объяснение, раз уж Рэджинальд знал обо всём, то мог бы рассказать и о нём. Но лавка доброго мистера Харгривза закрылась. Он нажал на кнопку, гневно попросил выдворить двух незваных гостей, а после добавил: — И больше никогда их сюда не пускайте. Вам ясно?

***

О побочных эффектах встречи от встречи с самим собой Пятый знал всё. Всего было семь стадий, что весьма забавно, учитывая общее количество детей в академии или смертных грехов. Какие последствия от встречи с собой из параллельной реальности, есть ли какие-то отличия. — Какое удобное приложение: ввёл данные и всё, — Клаус спрятал телефон в карман. Координаты, которые обнаружил Пятый, указывали на тот же город, только чуть южнее, ближе к окраине. Искать нужное место, которым мог оказаться любой дом в радиусе нескольких километров, пришлось около часа. Где мог спрятаться часовщик? В старой часовой башне, стрелки часов которой давно заржавели и застряли на одном месте. — Ты уверен, что лучше пойти одному? — Лютер стоял, задрав голову, и смотрел на башню из красного кирпича. На фоне новостроек-высоток она выглядела как двухлетний ребёнок, едва достающий взрослым до колена. — Думаю, что я знаю себя лучше, чем вы. — Вряд ли этот Питер — ты, но удачи. Кричи, если что, — усмехнулся Диего, жестом подозвав к себе Лютера и Клауса. Деловито сунув руки в карманы шорт, Пятый отправился в башню. Винтовая лестница спиралью поднималась вверх, где блеклые лучи солнца пробивались сквозь дырявую крышу, словно паутина. Пахло пылью, влажным деревом и ржавчиной. Звук часов, пробивших шесть раз, на мгновение ошеломил Пятого. Питер запустил часы, которые считались мёртвыми с десяток лет. Пятый замер на месте, поставив одну ногу на ступеньку, но не собираясь карабкаться вверх. Перемещение в комнату с механизмом заняло меньше секунды. Фигура часовщика выросла чёрным силуэтом перед задней частью циферблата. Вокруг фигуры — несколько закрытых футляров со скрипками, расставленных слева и справа на полу. Пятый прищурился, латинская надпись: «Omnia fert aetas»* серела в основании. Увидеть её могли лишь механики, которые обеспечивали часам запуск и исправную работу. Запах масла и сигарет ударил в лицо Пятого вместе с порывом ветра. — Питер, ты звал меня сюда, вот я здесь. Питер повернулся. Борода на его лице, заставила Пятого поморщиться. Он, конечно, ничего не имел против растительности на лице, только если это были аккуратные усы. Стадия отрицания — первая из семи стадий встречи с собой. — Я так рад, что ты пришёл! — обычно такие слова произносили с радостью, но в голосе Пятого ни капли таковой не прозвучало. — Давай сразу к делу: скрипка у тебя? — нетерпеливо спросил Пятый и почесался. Началась вторая стадия. — О, ты об этом? — Питер посмотрел налево, потом направо и кивнул. — Да, скрипка у меня. Разве мог я допустить, чтобы скрипка оказалась в чужих руках? — Чего тебе больше хочется? Пить или в туалет? — Питер усмехнулся, явно испытывая те же дискомфортные побочные эффекты, но почему-то он переносил их проще. — Говорят, на скрипке заиграют в полночь, но как тебе известно, она здесь. — Хочешь сказать, что играть на ней будешь ты? У Пятого во рту пересохло, слова давались ему с трудом, будто по горлу проводили наждачкой. — Нет, не я, — Питер покачал головой, а потом ткнул пальцем на младше-старую копию себя. — Ты. — У тебя с головой всё в порядке? Если во всех остальных мирах проживали такие сумасшедшие Пятые, да ещё с таким слащавым именем — Питер, то Пятый знать их всех не желал. Он нахмурился, непонимающе взглянул на улыбающегося Питера — в его глазах танцевали черти. Послышался странный звук, но ни Питер, ни Пятый не смутились. Существовали проблемы похуже этой. — Времени почти нет, Питер. Я прибыл сюда в надежде, что ты поможешь мне, а не устроишь театр одного актёра. Мне нужна скрипка и действующий чемодан, так я могу скорее оказаться дома. И твой мир будет спасён. — Его можно спасти лишь сыграв на скрипке. Вот такой вот парадокс. Приняв слова Питера за проявление ещё одного побочного эффекта, Пятый ошибся. Хоть в голове у него оживали не самые приятные, дикие и странные образы, он отгонял их, как и манию величия, негативные эмоции и бредовые идеи. Он старался не поддаваться паранойе так, как его этому учили. Самая неприятная часть встречи с собой, пожалуй, если не считать завершающей. Диего, Лютер и Клаус, приближающиеся шаги которых эхом отскакивали от стен, уже миновали небольшую комнату под механизмом. В той комнате туда-сюда двигался огромный маятник, точно и хладнокровно отмеряя каждое мгновение. — Только не говорите мне, что этот Питер — злой гений, — оценив ситуацию, сказал Клаус. — Похоже на то, — кивнул Диего. — Извини, Пятый, мы не смогли усидеть на месте. — Всё в порядке, — Пятый ответил вяло, внезапно пропотев так, словно находился не в часовой башне, где гулял сквозняк, а в бане. Началась шестая стадия. Пока что всё было точно так же, как если бы Пятый встретил себя же в реальном мире, в своём собственном. Правда, всё происходило слишком быстро. — Мы слышали всё, что он сказал. Каким образом игра Пятого на скрипке, которая подобна ядерному оружию, поможет спасти мир? — пробасил Лютер, вышел вперёд, разминая пальцы на всякий случай. — Вы же разговаривали с Рэджинальдом. Думаете, он вам всю правду так и выложил? — Питер промокнул лоб чистой салфеткой. — Если правильно сыграть на ней, она утратит свою силу и превратится в обычную. А сыграть на ней так может только тот, из чьего мира она прибыла. То есть… Все посмотрели на Пятого. Он продолжал обливаться потом и рассматривать Питера. Никакого доверия своими словами про скрипку он не вызывал, вообще мутил воду по какой-то неизвестной причине. — Почему ты знал о своей способности, а остальные нет? Питер развёл руками, словно дело вообще не стоило того, чтобы о нём спрашивали: — Потому что, о, один момент! Что-то прошуршало по стене, словно торопящаяся крыса, а потом глухо упало вниз и стихло. Слишком знакомый звук, чтобы его игнорировать. Пятый вздрогнул, но не от страха, тем более не от холода, а от гнева. Его как будто кто-то подбросил вверх, а потом опустил вниз, не заботясь о состоянии тела. — Ты работаешь на Комиссию? — прошипел он. — А ты разве нет? — удивлённо спросил Питер, доставая записку из небольшого тубуса. Быстро пробежавшись глазами по содержимому, Питер скомкал её и бросил под ноги. Или он не следовал указанию намеренно, или просто играл на публику. Находясь под свирепым взглядом Пятого, словно под прицелом, Питер очаровательно улыбнулся: — Пятый может без проблем забрать скрипку, но сначала он или вы — как угодно — должны угадать, какая из них настоящая. — Чего? Что за игры пошли? — не понял Лютер, снова похрустев пальцами. — Может тебе врезать, тогда ты отдашь нам скрипку? — Попробуйте, вряд ли у вас получится. — Не надо, — остановил его Пятый. — Раз ему так хочется потратить наше время на бессмысленные игры, мы поиграем. — У тебя есть какой-то план? Потому что они выглядят одинаково и вряд ли он разрешит к ним прикасаться, — шепнул Клаус, с опаской глядя на Питера. — До чего же он похож на Рэджинальда, — заметил Диего, чем вызвал у Пятого недовольную гримасу. — Плана нет, но я справлюсь и без него. Пятый точно знал, какую скрипку ему нужно получить. Он также знал, что узнает её без проблем, потому что видел её однажды. Пусть остальные — точь-в-точь как она, всё равно он её узнает. Пятый пошёл к циферблату, Питер и пять скрипок поджидало его. — Она точно здесь? — усмехнулся Пятый, кивнув на скрипки слева. — Или здесь? — теперь кивнул на те, что справа. — Не намекаешь ли ты на то, что я обманываю? — деланно обиделся Питер. — Она точно здесь. Настоящая. — Ладно. Не будь ты мной я бы разбил тебе голову. Время ещё есть, поэтому сыграю. Седьмым побочным эффектом при встрече себя в параллельной реальности была самоубийственная тяга к героизму.
Примечания:
Omnia fert aetas (лат.) — Время уносит все
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты