Тайна семьи Миллс

Гет
NC-17
В процессе
15
Размер:
планируется Макси, написано 85 страниц, 13 частей
Описание:
Реджина Миллс студентка частного университета, окруженного тайнами. В ее жизни есть все, деньги, любовь, но нет свободы. Выпускной год проходит не так как она хочет и в первый же день ей заявляют, что ее родители замешаны в одном деле… А на следующий день ее преподавателя находят повешенным. Совпадение? Скоро узнаем. Ведь на его должность приходит странный преподаватель Робин Локсли, только кто он?
Посвящение:
Ох я просто не могла оставить эту идею. Она появилась слишком неожиданно и я уверена такого на фикбуке по этой паре точно не было. Заинтриговала? Тогда поехали... Тебя ждут тайны и загадки, красивая ложь и горькая правда, кровопролитие и убийство. Я обещаю я отыграюсь на всех персонажах. А теперь погнали!
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
15 Нравится 101 Отзывы 5 В сборник Скачать

Стены рухнули

Настройки текста
Тихонько скрипнула дверь, и я замерла, вслушиваясь в тишину дома. Прищурившись, кинула взгляд в кухню, никого, потом перевела на гостиную, тоже никого. Я зашла в дом, надеясь, что все спят, и я избегу допроса, где провела всю ночь и все утро. Споткнулась о тапки Джонса, всегда их разбрасывает зараза, и, громко матюкнувшись, пошла к себе. Радостная, что меня никто не заметил. Зашла в комнату и кинула взгляд на телефон в руке, включила экран и поняла, что первая пара уже пропущена. Эх, что-то Кора совсем перестала интересоваться моей успеваемостью, потому что я бы уже давно была в ее кабинете и слушала ее монолог. Быстро скинув черную водолазку, оказалась в одном черном бюстгальтере, и на этом моменте дверь моей комнаты распахнулась. Я медленно повернулась, натыкаясь на подругу. Темно-синие джинсы обтягивали ее бедра, а с верху находился объемный свитер крупной вязки. Белокурые волосы небольшими волнами спадали и почти сливались с цветом свитера. Этот образ делал ее милее и невиннее. Но когда мои глаза встретились с ее зелёными, я поняла, что прокололась. — Милый комплектик, — блондинка захлопнула дверь, прислоняясь к ней спиной. — Мне тоже нравится, — пройдя к шкафу, я стала искать свою домашнюю одежду. — Ничего не хочешь мне сказать? — Я? — наигранно задумалась и вернулась к своему занятию, — ничего. А что? — нашла свои домашние шорты и футболку, подаренные Эммой на Новый год. На футболке был изображён смешной слоник с большими ушами из мультика. — Да ничего. — Блондинка прошлась по комнате, наблюдая за моими переодеваниями, — просто кто-то сейчас внизу так громко ругнулся и сразу спалил себя тем, что не ночевал дома. — Я с пары пришла вообще-то, — переоделась я и, скрестив руки, смотрела на подругу, сидевшую на кровати. — Интересно, на какой? Мы с Киллианом были на первой паре. А ты где была? Кабинетом ошиблась? — блондинка, подняв бровь, смотрела на меня. — Я была у Локсли, — прошипела я, не желая говорить. Эмма красноречиво посмотрела на меня, расплываясь в улыбке. — И не смотри так, — пальцем ткнула в ее сторону. — Не было у нас ничего. — Конечно нет. О чем ты? Я даже не подумала об этом. — Ой, заливай дальше. Не подумала она. — У кого что болит, тот об этом и говорит, — блондинка хихикнула, а я почувствовала, что сильнее раздражаюсь. — Да ну тебя. — Так что же такое сделал Локсли, что ты осталась у него ночевать? — Эмма подвинулась, уступая мне место, и я села рядом, притянув ноги к груди, и прислонилась к стене. — Занимались дипломом, и я уснула. Ясно? — Ясно. Ясно. Так устала, бедная. — Эмма! — А что? Я все понимаю, — блондинка посмеивалась, — диплом, он столько сил отнимает. Нужно усердно стараться. — Я не выдержала и, взяв подушку, кинула ей в лицо, и подруга громко засмеялась, запрокинув голову. — Пошлячка. — Это я то? — мои брови взлетели вверх. — Я что-ли? — Эмма обняла подушку. — Я ей про диплом, а она то… — Все! Лучше расскажи, что там с Джонсом, — зелёные глаза тут же потускнели, и Эмма опустила голову. — Ничего. Я не смогла сказать, — будто на себе ощутив всю тяжесть ситуации, я притянула Эмму к себе, заключая в объятия. Ее голова сразу опустилась на грудь, и руки обвили талию. — Почему? — глупый вопрос, но все же я его задала. Зарываясь пальцами в белокурых волосах и опуская голову на ее макушку. — Вдруг он откажется от… нас. Вдруг ему это не нужно. Может… — Ты не права. — Мягко прервала поток ее слов. — Киллиан не такой. Нет, я не отрицаю, он, бывает, ведёт себя, как ребенок, — мы тихонько рассмеялись, — но он бы не бросил вас. — С чего такая уверенность? — Он тебя любит. Его глаза, ты хоть обращала внимание, как он смотрит, — я окунулась в воспоминания, — его глаза будто сверкают. — Попахивает мелодрамой. — Возможно, — усмехнулась я, — но это правда. — И вообще, — спустя продолжительное молчание я заговорила, — у него будет самая крутая крестная, — я опустила руку на ещё плоский живот подруги. — А может это будет она, — хихикнула блондинка, — но тогда, на правах крутой крестной и самой лучшей подруги, разрешаю назвать его. — Генри, — не думая, произнесла я, и белокурая головка кивнула, понимая мой выбор. Этот человек был всем для меня. О таком отце можно только мечтать. Сколько раз он направлял меня и не укорял за неправильные действия. Он просто наставлял и поддерживал. — А если будет она? — Хоуп, — я увидела лёгкую улыбку.

***

Было почти двенадцать ночи, когда я быстро пыталась влезть во вчерашние черные джинсы, что плотно обтягивали бедра, и такую же черную водолазку. Испытав полнейший страх от вчерашнего прибывания в тайном коридоре университета, я решила опять нажить проблем себе и спокойно собиралась. Ну как спокойно, руки уже ощутимо тряслись, пытаясь собрать волосы в хвост, но, махнув на все рукой, я оставила их распущенными. Еле найдя маленький фонарик, я вышла из своей комнаты, смотря в сторону спальни Эммы. Свет давно не горел, и, скорее всего, она спала. Я прошла к лестнице и сморщилась, когда она противно заскрипела, нарушая тишину дома. Мысленно матерясь отборным матом, я спустилась и прислушалась. Киллиан, скорее всего, тоже спал. Прошла к крючкам и, найдя свою куртку, уже хотела ее взять, как сзади раздался голос. — Куда ты собралась? — я готова была взвыть от такой досады. Ну как он мог проснуться то? — Подышать воздухом, — я резко развернулась, натыкаясь на хмурого друга, чье лицо было сложно рассмотреть в темноте. Но его поза со скрещенными руками начинала волновать. — В двенадцать ночи? — А что? У меня бессонница. — У тебя какие-то проблемы? — он шагнул ближе, все также не изменяя позу и смотря в глаза. В темноте его голубые были почти черными. — Нет у меня никаких проблем. — Тогда почему ты уходить ночью, и уже не в первый раз? — я шумно вздохнула. Что делать и говорить, я не знала. Джонс стоя прожигал своим взглядом, и мне становилось неудобно. Нет, я не винила его за беспокойство обо мне, мне даже было приятно. Но иногда он лез, когда не нужно. И это конкретно бесило. — Ладно… только никому, — я сама не понимая, что говорю, выдала, — я к Локсли, — и мысленно долбанула себя по голове чем-то тяжёлым. Что я сейчас сказала? Куда я? К Локсли? Да, Миллс, тебе бы к врачу сходить. Ничего лучше не придумала. — Куда ты? — его брови взметнулись вверх, а глаза, не веря, округлились. — Мы вроде как встречаемся, — промямлила я под его тяжёлым взглядом. — Встречаетесь? И давно? — Аа… Неделю, — Ммм, а Локсли то и не знает, бедный. Мысленно ругала себя. — И ты уже к нему ночью ходишь? — Киллиан, это не то… Аа, — я раздражённо вздохнула, — короче никому не говори. Пожалуйста. Ты ведь знаешь, что это недопустимо, — он понятливо кивнул и притянул в свои объятия. В нос сразу ударил его манящий запах, аромат морского бриза. Его ладони прошлись по спине. — Я надеюсь, ты мне не соврала. — Зачем мне тебе врать? — Можешь передать ему, если он тебя тронет, то я оторву кое-что важное у него, — я усмехнулась и, заверив друга, что Локсли хороший, оделась и пошла на улицу. Погода была удачной. Холодный ветер пробирал насквозь, и я сильнее куталась в тонкую куртку, пряча нос в воротнике. Темнота скрывала меня от любопытных глаз и давала успокоение. От следующего я просто подлетела на месте. — Сильная, смелая, как лебедь белая, — испуганно смотря по сторонам на ночные вопли смутно знакомого голоса, я быстро юркнула в кусты и затаила дыхание. — Я становлюсь на крыло. Сложно ли, просто ли, зимами-вёснами; Всё, что болело — прошло. Ну конечно, кто это мог быть. Мать Свон! Твою мать, эта женщина такая непредсказуемая. А что бы в двенадцать то ночи не поорать на улице песни? Брюнетка ходила вдоль дорожки и перекрывала мне проход в университет. Пройти то я могла, конечно, но была бы сразу пойманной. Видимо, ее бессонница настолько одолела, что она явно давно тут распевает. — Сильная, смелая, как лебедь белая, Я становлюсь на крыло. Сложно ли, просто ли, зимами-вёснами; Всё, что болело — прошло. Прошло минут пять, как я начала зевать под ее вопли, понимая, что медведь ей наступил и на ухо, и на все, что можно. Ноги уже изрядно затекли, и я, сидя на корточках, пыталась не упасть. Брюнетка в третий раз завыла куплет и начала зевать. — Ну же давай, давай, — я навострила уши, отчётливо слыша зевания. — Что б тебя сон побрал, — уж не знаю, кто меня услышал, но эта женщина начала удаляться в сторону своего дома, громко напевая. Я победоносно улыбнулась и рванула в здание. Охранник, который бессовестно спал, уборщица, которая также пристроилась рядом, совсем не возражали мне, и я сразу помчалась на второй этаж. Попала в библиотеку я также быстро. Проверила коридор и пошла к камину, нащупывая, по памяти, выступ внутри. Стены противно затрещали, расходясь, и в нос ударил запах лекарства с пылью. Я мгновенно зажала нос, боясь громко чихнуть. В прошлый раз этого запаха точно не было. Тихо прошла внутрь, закрывая за собой. Мертвая тишина лишь нагнетала. Только стены закрылись, и я ощутила липкий страх, сковывающий меня. Да, с Локсли было не так страшно. Отмахнувшись, я пошла дальше, светя фонариком. Каждый мой шорох только будил мою фантазию. Темные стены с облупившейся краской; местами ржавчина; провода, торчащие с потолка, свисали и наводили ничуть не умиление. Я незаметно подошла к развилке и одинокой мигающей лампочке на потолке, она тускло освещала два коридора. Я пошла налево. К дверям я решила не прикасаться, мало ли что. Подсвечивая их фонариком, я разглядывала странные узоры и, местами, номера на дверях. Двери были железными и в каких-то местах покрытыми паутиной, что наталкивало на мысли, что в них давно не заходили. Я увидела слегка приоткрытую дверь и быстро подошла, внутри не было света. Но на ней был нарисован плюсик, напоминающий медицинский кабинет. Я уже хотела дёрнуть ручку, как услышала его. Противный скрип, а позже пронзительный женский крик. Внутри все мгновенно сжалось, я прикрыла рот, боясь издать всхлип. Глаза округлились и всматривались в сторону того коридора, сейчас я просто безгранично радовалась, что не пошла туда. Женский крик эхом отдавался в коридорах, пробирая насквозь, запоминался в сознании. Я, кажется, перестала дышать, тело просто замерло и слушало его, боясь сдвинуться с места. Ощущение, будто кого-то режут. Желудок скрутило, всхлип вырвался наружу, и я прокляла себя, что решила спуститься сюда. Звук шаркающей подошвы с моей стороны отрезвил меня. Мгновение, и я смотрю в темноту, никого не вижу, но слышу приближающиеся шаги. Секунда, и я дёргаю ручку, скрип раздается эхом, и я готова кричать от страха. Забегаю внутрь и выключаю фонарик, кидая в карман куртки. Темно, я ничего не вижу. Прикрыла дверь и попятилась назад. Звук шагов затих. Я отступаю назад, врезаясь во что-то пятой точкой, похоже на кровать. Она с шумом двигается назад, и что-то стеклянное падает на пол. Я в ужасе закрыла рот двумя руками, на глаза навернулись слезы. Ноги сильно трясутся, сердце бьётся, словно в агонии. Дверь медленно открывается, я боюсь вздохнуть. Она распахнулась, и, сквозь слабый свет, я вижу очертания фигуры. Двигаюсь назад и врезаюсь в кровать. Я забыла, как дышать, когда мужская фигура в черном зашла в помещение, начиная щупать рукой по стене. Слезы беззвучно стекают по щекам, оставляя мокрые дорожки. Противный всхлип сорвался с губ. В следующее мгновение комната озарилась светом. Большими глазами смотрю и не верю, медленно убираю руки от губ и хватаю воздух губами. А потом подрываюсь с места и вешаюсь на его шею, впиваясь в губы требовательно, жадно. Локсли мгновенно отвечает и подхватывает меня под ягодицы. Страх сменятся страстью, когда его язык нагло врывается ко мне в рот, лаская небо. Медленными шагами подходим, и я оказываюсь на кровати. Сильные руки сжимают мою талию, местами причиняя боль. Это не важно, главное, что он тут. — Ты какого черта здесь забыла?! — почти покричал он и тут же опомнился, не убирая рук. — С ума сошла? А если бы зашёл не я? Молчишь… Страшно? — риторический вопрос, он все видит по моим глазам. На мгновение прижимает меня к своей груди и оставляет лёгкий поцелуй в волосах. И хватает за руку, выводя из помещения. Мы тихо, но достаточно быстро, идём к развилке. Смотрю и вижу его хмурое лицо, сдерживается, чтобы не закричать на меня. Тишину вновь пронзает женский крик, и я почти вжимаюсь в него, мертвой хваткой держа за руку. — Что это? — он не останавливается, и мы подходим к развилке. — Тебе не нужно знать, — поворачивая в тот самый коридор, ответил он. — Почему? — У тебя вообще инстинкт самосохранения есть? — я киваю, но он лишь усмехается. Подходим к камину и быстро покидаем его, оказываясь в пыльной библиотеке. Он, не слушая мои просьбы идти медленно, буквально тащит меня. — Робин, пожалуйста, помедленнее, — прошу, когда мы уже покинули территорию университета и шли по направлению к его дому. — Я тебя тоже много о чем просил, — грозно бросил он. — У тебя же мозгов нет. Спустя пару минут он буквально вталкивает меня в свой дом и закрывает дверь. Я отступаю к стене, боясь его взгляда. Он быстро скидывает куртку и прижимает меня к стене, расставляя руки по бокам. — Какого черта ты там забыла? — кричит громко, страшно, заставляя меня дрожать всем телом. — Жить расхотелось? — в следующее мгновение резко дёргает за собачку, и куртка расстегивается, а после летит куда-то в кухню. Сердце бешено бьётся в груди. Рвано дышу и, не моргая, смотрю. Робин хватает одной рукой мои волосы, дергая и принуждая запрокинуть голову. Собственнически целует губы и проникает в рот языком. С остервенением и всей злостью целует губы, стараясь причинить боль. Локсли жадно целовал и мял губы, дергая за волосы. Впервые в жизни испугалась, но тут же расслабилась, почувствовав, как меня берут силой. Ему я могла позволить все. Внутри загорелась страсть, бешеная энергия, разливающаяся по двум телам. Я ощутила вкус крови на губах, когда его руки больно сжали грудь. С губ тут же сорвался стон и потонул в поцелуе. Все, чего я хотела, чтобы он продолжал. Дрожа всем телом, я попыталась освободить его от одежды, но меня резко вжали в стену, поднимая руки над головой. — Теперь ты понимаешь, что чувствовал я, — резко схватив за плечи, Локсли развернул меня и вжал в стену, заставляя прогнуться в спине. Ягодицами я ощутила его возбуждение, прикрывая глаза и равно дыша. Пока холодная стена помогла отрезвить сознание. Сильный шлепок по ягодице заставил вскрикнуть, и мои руки тут же оказались сцеплены мертвой хваткой за спиной. — Ещё раз ты там окажешься, ты ходить не сможешь, — яростно прошептал на ухо, пока свободная рука сжимала грудь, заставляя сильнее выгибаться в спине. — Ты меня поняла? — его губы спустились на шею, посасывая кожу и оставляя свои метки. — Угу, — еле проговорила я, чувствуя сумасшедшее возбуждение, накрывающее с головой. Локсли, делай, что хочешь, но не останавливайся. — Не слышу? — новый удар пришелся на ягодицы, ощутимо отзываясь болью. — ДА! — выкрикнула я. Локсли усмехнулся, покусывая шею и проводя языком по этим местам. Я почувствовала, как мои руки отпустили и меня резко развернули. Его руки взялись за края водолазки и с остервенением рванули вверх, я подняла руки, помогая ему. Вещь полетела куда-то назад, волосы упали на лицо, и я, тяжело дыша, встретилась с потемневшими глазами. Его взгляд прошёлся по груди, и он притянул меня за талию, заставив прогнуться назад, припадая к груди. Стоны стали срываться с губ, когда он, отодвинув чашечку черного кружевного, припал губами к соску. Запрокинув голову назад я ощущала эйфорию от его действий. Дрожала от его действий и жаждала продолжения. Губы собственнически покусывали сосок, пока свободная рука сжимала грудь. Я решила взять инициативу на себя. Иначе не выдержала бы. Резко притянула его, впиваясь в губы, и, хватая за водолазку, потянула нас в сторону спальни, слыша его усмешку. Взялась за края и сорвала чёртову вещь, кидая назад. Проводя руками по желанному телу, ощущая его мощь. Мы быстро оказались в спальне. Я потянулась к ремню, не отрываясь от губ. Его руки перехватили мои запястья, и на секунду мы встретились глазами. — Я сам, ведьмочка, — мгновение, и я падаю на кровать, слегка подпрыгивая. Локсли жадно блуждает глазами по моему телу, пока я слегка развожу ножки, облизывая пересохшие губы. Он быстро избавляется от одежды и нависает сверху. Локсли будто издевается, припадая к шее губами, руками скользя по бедрам. Заставляет выгнуться и снимает бюстгальтер. Буквально задыхаюсь от его действий. Руки скользят ниже, натыкаясь на ненужные джинсы. Опускается поцелуями на дрожащий животик и расстегивает пуговицы джинсов, стаскивая их. Я остаюсь в одних трусиках, и его рука мгновенно оказывается в них. Меня словно ударили кнутом, когда его руки погладили промежность. Прикрываю глаза от его действий и сильнее развожу ножки. — Да ты жутко хочешь меня, — словно издеваясь, Локсли медленно снимал вещь. — Сволочь, — прошипела я. Робин пристроился, проводя членом по промежности, заставляя взвыть от желания. Резко устремившись внутрь, Локсли полностью погрузился в лоно, и его рык смешался с моим громким стоном. — Ещё… — Попросила я, и уже при следующем резком и глубоком толчке, вновь застонала. Я буквально ничего не видела и не слышала. Лишь ощущала, как внутри меня скользит пульсирующая плоть, заставляя при каждом движении задыхаться. Толчки стали быстрыми, резкими, доставляющим лёгкую боль, Робин чуть приподнял меня за колени, что позволило ему входить под новым углом, принося ещё больше удовольствия обоим. Пока я просила быть быстрее. Когда оргазм стремительно подкрадывался к нему, Робин замедлял движения, пытаясь хоть немного отсрочить своё удовольствие. Он понимал, что долго так точно не продержится, но хотел прийти к финалу одновременно со мной. Отдалённо слышала непристойные, но такие эротические хлюпающие звуки, когда Робин входил до упора. Я ощущала всю влагу, которая покрывала мою промежность. Притянув Робина к себе за шею, я обвила его торс ногами, что позволило ещё глубже проникать. Уж от этого мужчина не смог отвертеться, и удовольствие начало захлестывать его. В погоне за своим, он не ощущал, как близка я была оргазму, ведь своим пахом он терся о мой клитор. — Локсли, — протянула я, а после мое дыхание перестало согревать его шею на несколько секунд, когда удовольствие окатило меня с головой, заставляя тело содрогаться. Робин одновременно со мной пришёл к финалу и позволил своему органу обмякнуть внутри лона, и только потом аккуратно вышел. — Если бы я только знала, я бы раньше полезла в этот чертов камин… — проговорила я, спустя время, когда дыхание восстановилось. — Ох, я тебе сейчас… — подал голос Робин.
Примечания:
Я была жутко расстроена, когда глава на компе сдохла вместе с ним. Но! Я ее по памяти восстановила и добавила🔞🔥
Вы же так давно просили... Так что жарких снов😘
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты