No Mourners, No Funerals

Смешанная направленность
Перевод
NC-17
В процессе
20
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/9945872?view_full_work=true
Размер:
планируется Макси, написано 90 страниц, 11 частей
Описание:
В Кеттердаме, городе развлечений, можно найти кого угодно. Своенравный сын пытается убежать от своего прошлого. Избалованная дворянка, выбравшая иную жизнь. Выздоравливающий наркоман, который не может отказаться от ставки. Пират, оказавшийся на мели, что нуждается в лодке. Дезертир, который ищет себе новое место. Убийца-гриша, которая хочет стать лучше. Осужденная, которая хочет вернуть себе прежнюю жизнь. Беглец, ставший убийцей. Выживший, ставший еще хуже.
Примечания переводчика:
Описание:
В Кеттердаме, городе развлечений, можно найти кого угодно. Своенравный сын пытается убежать от своего прошлого. Избалованная дворянка, выбравшая иную жизнь. Выздоравливающий наркоман, который не может отказаться от ставки. Пират, оказавшийся на мели, что нуждается в лодке. Дезертир, который ищет себе новое место. Убийца-гриша, которая хочет стать лучше. Осужденная, которая хочет вернуть себе прежнюю жизнь. Беглец, ставший убийцей. Выживший, ставший еще хуже.

Эти сломанные изоляционисты должны сотрудничать и доверять друг другу для достижения общей цели. Невозможное ограбление, обещающее большую награду. Схема мести разрабатывалась годами. Обман с высокими ставками, который может стать началом войны, если что-то пойдет не так. Они, вероятно, заслуживают лучшего, но если бы они получали то, что заслуживают, они не были бы Лисами.

Шесть воронов AU, где Лисы - банда, Нил умеет исчезать, а Эндрю Миньярд - Ублюдок из Бочки.
От автора:
В этой истории представлены все персонажи вселенной Шестерка воронов. Будут спойлеры по Шестёрке. Диалоги и описания будут взяты непосредственно из обеих серий.
Применяются все канонические предупреждения для обеих серий, и я постараюсь пометить предупреждения о содержании глав в примечании (дайте мне знать, если я пропущу какие-либо теги). Если у вас есть вопросы, вы можете оставить комментарий. У меня также есть пустой тамблер (@gluupor), куда мне лень добавлять контент, но технически меня там можно найти.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
20 Нравится 5 Отзывы 6 В сборник Скачать

10. ЭРИК.

Настройки текста
Примечания:
Глава, в которой правит штиль после бури.

Предупреждения для этой главы: упоминания об убийстве, смерти членов семьи
Когда драма улеглась, Эрик сел на палубу с Ники. Дэн была за штурвалом корабля, а Мэтт и Эллисон скрылись на нижней палубе, чтобы проверить, как там Нил и Рене. Ники казался немного встревоженным после того, как Эндрю допросил Рико, и продолжал бросать на Эрика суровые взгляды. — Тебе не нужно больше за мной следить, — с горечью сказал он. — Я не могу попасть в беду, застряв на лодке. Эрик рассмеялся.  — Учитывая, что всего несколько минут назад ты враждебно настроил против себя злого жестокого человека, я думаю, что сам решу, когда перестать следить за тобой. — Это было нехорошо, — нахмурился Ники. — Вы не должны позволять Эндрю избегать наказания за это. — Послушай, если ты собираешься остаться с нами, тебе нужно научиться быть менее категоричным. Я знаю, что у тебя другое мировоззрение, поскольку ты вырос в особняке и учился правильному от неправильного человека, который думает о том, что владение людьми это хороший способ показать свой статус, но жизнь Эндрю сильно отличается от твоей. Его мысли не обязательно совпадают с твоими. — Это была чрезмерная реакция, — возразил Ники. — Может быть, там, откуда ты, — допустил Эрик. — Реальный мир? — издевался Ники. — Такой привилегированный купчик, как ты, не имеет никакого представления о реальном мире. Тебе не разрешается судить тех из нас, кому пришлось пойти на компромисс со своей моралью, чтобы выжить. — Ты ничего не знаешь обо мне или моем прошлом, но я скажу, что меня учили, что правильно, а что плохо. — Твой отец? Кого волнует, что страдают менее удачливые жители Кеттердама, пока он получает с этого прибыль? — Эрик покачал головой. — Мир не делится на черный и белый. Иногда нужно причинить кому-то боль, прежде чем они причинят ее тебе в трехкратном размере. — Я не хочу жить в таком мире, — заявил Ники. — Так и не надо, — удивился Эрик. — Ты можешь вернуться домой к своему отцу и притвориться, что мир за его пределами счастлив и справедлив. — Этого никогда не случится. — Тогда перестань копировать ошибочные взгляды своего отца, — коротко отрезал Эрик. — Чему он тебя научил? Что убийство неправильно? Что в Бочке полно жуликов и лжецов? Мы те, кем нас заставили стать. Нам никто никогда ничего не давал. Или, если у нас когда-либо что-то было, это насильно отняли. Мы нежелательные и игнорируемые отбросы. Несмотря на убеждения торговцев, твоя жизнь не дороже моей, потому что ты родился богатым. Нам не всем так повезло, как Кевину Дэю; мы не можем просто послать письмо, полное жалоб, и заставить людей бороться за нас. Если случится что-нибудь плохое, никто не станет устраивать траура ни по одному из нас. — Ни траура, — тихо сказал Ники, очевидно, слышав, что Лисы говорили раньше. — Ни похорон, — кивнул Эрик. — Отпусти ситуацию. Рико был ужасным человеком. Скатертью дорога дрянному мусору. Ники фыркнул, очевидно, все еще расстроенный, поэтому Эрик позволил ему молча дуться, пока они сидели вместе. В конце концов Рене и Эллисон поднялись с нижней палубы и подошли к ним. — Как Нил? — спросил Эрик, как только они оказались поблизости. Рене выглядела уставшей, но при этом странно оживленной; ее глаза сияли, а щеки залились здоровым румянцем. Эрик знал, что это результат того, что она использовала свою силу.  — Какое-то время я думала, что не справлюсь, — сказала она. — Но теперь я думаю, что с ним все будет в порядке. Нам просто нужно подождать и понаблюдать. — Разве тебе не было легко его вылечить? — выпалил Ники. Эллисон бросила на него раздраженный взгляд, а Рене подняла на него брови.  — Я имею в виду, — сказал он, взволнованный, — ты исцелила меня без каких-либо проблем. Рене вздохнула и провела рукой по своим радужным волосам.  — Я не могла просто закрыть рану, как с тобой: у него бы продолжалось внутреннее кровотечение. Мне пришлось правильно запечатать его изнутри, что требует более глубоких знаний анатомии, чем у меня есть. Кроме того, он потерял много крови, и я не знаю, как это исправить, — она снова глубоко вздохнула. — Надеюсь, он поправится. Хотела бы я, чтобы Эбби была здесь. — Ты сделала все, что могла, — резко сказала Эллисон. — Это все, что мы ожидали от тебя. Я знаю, что с ним все будет в порядке. Эрика слегка смутило, что Эллисон поддержала Рене. Он знал ее три года и считал ее членом своей семьи (хотя и довольно раздражающим членом семьи), но никогда бы не подумал пойти к ней за утешением. Планы мести, оскорбления и сарказм были ее сильной стороной.  — Я уверен, что если бы Нил сейчас проснулся, он сказал бы вам, что с ним все в порядке, — сказал он, чтобы утешить Рене, мысленно задаваясь вопросом о серьезности отношений между двумя женщинами. — Он довольно стойкий. Ему очень повезло, что ты была здесь. Мои бывшие пулевые ранения ручаются за твое мастерство. Рене благодарно улыбнулась ему.  — Если бы я выросла в Малом дворце, мне пришлось бы проходить обширные уроки анатомии, даже будучи сердцебиткой, — вдруг объяснила она. — Но мои тренировки были сосредоточены только на боях. — Также важно уметь исцелять себя после получения удара во время боя, — вставил Ники. Рене невесело улыбнулась.  — Моя мать всегда говорила, что если у тебя недостаточно навыков, чтобы получить рану, ты должен понести наказание. — Звучит прекрасно, — сухо заметил Эрик. — Не особо, — сказала Рене. — Я думаю, нам придется поработать над твоей способностью понимать сарказм, — сказал Эрик. — Нет, — возразила Эллисон. — Я люблю ее такой, какая она есть. Рене тихонько рассмеялась, а затем широко зевнула. — Хорошо, соня, пора спать, — сказала Эллисон, протягивая руку, чтобы сжать руку Рене. — Я должна вернуться, чтобы наблюдать за Нилом, — заявила Рене. — Мэтт сейчас наблюдает за ним, — успокаивающе сказала Эллисон. Эрик не думал, что когда-либо слышал, чтобы она говорила таким тоном. — Тебе нужно поспать: если ему понадобится твоя помощь позже, будет лучше, если ты отдохнешь. Рене уступила и согласилась. Эллисон повернулась к Эрику.  — Где монстр? — Кстати о непредсказуемых придурках, — ответил Эрик, полностью игнорируя вопрос Эллисон. — Когда это произошло? — спросил он, указывая на удаляющуюся форму Рене. — Я знал, что вы проводите много времени вместе, но не знал, что это превратилось во что-то. — Ничего не произошло, — ответила Эллисон. — Тем не менее, — сказал Эрик. — Ты, очевидно, этого хочешь. Ты была милой. Это было похоже на то, как собака ходит на задних лапах перед людьми, которые ей нравятся. — Заткнись, — предупредила Эллисон. — Я всегда милая. Он рассмеялся.  — Конечно, ты такая. Но, эй, я не знал, что тебе нравятся девушки. Это хорошо сказывается на тебе.   Ники смотрел на него с недоверием и удивлением. Эрик вопросительно приподнял бровь, но тот отвернулся и покраснел. — Перестань быть снисходительным, — сказала Эллисон. — И не начинал! — воскликнул Эрик. — Я искренне поддерживаю. Я думаю, вам двоим будет хорошо вместе. Действуй. — Это зависит не только от меня, — ответила Эллисон. — Как бы то ни было, ты не ответил на мой вопрос об Эндрю. Кто-то должен сообщить ему о Ниле, — продолжила она, фактически закрывая тему разговора. — Я послал Бетси поговорить с ним, — ответил Эрик. — Он обычно хорошо реагирует на ее особый вид мстительного безумства. Ему очень нравилась Бетси, но она могла быть невероятно устрашающей. — Это мило с твоей стороны, — раздался из тени бесстрастный голос Бетси. Ники испуганно вскрикнул, а Эрик, образно говоря, выпрыгнул из кожи. Казалось, его сердце остановилось, прежде чем бешено забиться.  — Блять, Бетси, — выругался он. — Я случайно вызвал тебя, назвав твое имя? — Кто ты? Нил? — потребовала Эллисон. — Появляешься из темноты, как ниндзя? Думаю, ты отняла у меня пять лет жизни. Это рассмешило Эрика.  — Можешь ли ты представить Бетси в роли ниндзя? Как она справится с этим, такая… — начал он, прежде чем бросить взгляд на Бетси, — такая моложавая и шустрая? Неуклюже закончил он. — Отличная шутка, Эрик, — спокойно сказала Бетси. — И я здесь, потому что слышал, как Эллисон сказала, что у нее есть новости о Ниле. — Рене говорит, что с ним все будет в порядке, — проинформировала Эллисон. — Ему нужен отдых, чтобы выздороветь; Мэтт сейчас наблюдает за ним. Бетси кивнула и развернулась, чтобы уйти.  — Я сообщу Эндрю, — сказала она. — Надеюсь, он положительно отреагирует на мое «безумство». — Я не имел в виду, что ты сумасшедшая, — возразил Эрик. — Просто…некоторые вещи, которые ты говоришь…они… — он замолчал. — Копай могилу, тупица, — посоветовала Эллисон. — Теперь ты будешь называть ее ведьмой. — Использовать болезненное прошлое людей против них жестоко, Эллисон, — вставила Бетси прежде, чем Эрик смог отреагировать и ощутить глубокую боль. Он ошибался, назвав Эллисон милой: резкие замечания были сильной стороной Эллисон. — Особенно после того, как он предложил тебе доброту и поддержку. — Как бы то ни было, ты не моя мать, — легкомысленно ответила Эллисон, но выглядела она обиженно. Она посмотрела на Эрика, но он знал, что извинений не стоит ждать. — Я пойду спать. — Спокойной ночи, — крикнул Ники, когда Эллисон ушла. — Ты же знаешь, что я не хотел тебя обидеть и люблю тебя, верно, Бетси? — спросил Эрик. Она тихонько засмеялась.  — Я знаю, Эрик. Спокойной ночи вам двоим. Они снова замолчали, но Эрик чувствовал на себе взгляд Ники. — Почему ты называл Бетси ведьмой? — наконец спросил он. — Я бы не сделал этого, — коротко ответил Эрик. — Рико назвал тебя дрюскелем, — повторил Ники. — Я — Лиса, — ответил Эрик, подтягивая левый рукав, чтобы показать четыре вытатуированные там лисьи лапы. Он провел по ним большим пальцем, как всегда, утешаясь напоминанием о своем месте. Он не понимал, как Нил может быть счастлив без татуировки или как Эндрю всегда прикрывает свои руки. Татуировка для него означала дом и семью. — Но раньше я был дрюскелем, — признался он. — Я познакомился с дрюскелями, когда был во Фьерде, — нерешительно сказал Ники. — Если не считать твоих волос и мускулов, — он слегка кашлянул и сильно покраснел, — ты не очень похож на них. Эрик сухо засмеялся.  — Нет, я полагаю, что нет. Есть причины, по которым я больше не один из них. Тот факт, что я никогда не встречал дрюскелей с чувством юмора, — это лишь верхушка айсберга. — Ты позволил Рене без жалоб исцелить тебя, — заметил Ники. — И у тебя, кажется, хорошие отношения с Бетси. Тебе не сложно общаться с гришами? — Нет, — резко ответил Эрик. — Потому что гриши — просто люди. Есть хорошие и плохие. Я не одобряю охоту и казнь целой группы людей на основании их генетики. — Но ты, должно быть, когда-то имел что-то против гришей, если присоединился к группе так называемых «охотников на ведьм», — возразил Ники. — Я был очень молод, зол и впечатлителен, — рассказал Эрик. — Я вырос в маленькой деревне на юге Фьерды, недалеко от границы с Равкой. Как ты, наверное, знаешь, Фьерда и Равка десятилетиями воевали; вдоль границы часто происходили стычки, но они редко доходили до Фьерды настолько, чтобы нас беспокоить, — Эрик закрыл глаза. Даже все эти годы спустя эти воспоминания были болезненными. — В один день, когда мне было около двенадцати лет, равкианцы устроили штурм нашей деревни. Пришлось смотреть, как мою семью сожгла гриша-инфернал. Ники резко вдохнул.  — Мне очень жаль, — сказал он немного неловко. Эрик согласно кивнул и продолжил свой рассказ.  — Генерал дрюскелей, прибывший на бой с гришами, взял меня под свою опеку. Он завербовал меня и начал тренировки со мной, пообещал мне шанс отомстить. — Что случилось потом? — Сначала я купился на бред против гришей, — признался Эрик. — Я согласился, что все они были злыми ведьмами, заслуживающими сожжения на костре. Но со временем, когда моя первоначальная боль и горе немного утихли, я начал вспоминать учение моего отца о Джеле. Как Он прошел через все водные пути, чтобы дать жизнь всем нам. Как Он любил нас всех одинаково. И мне было интересно, почему Он создал Гришей, как многие утверждали. Я не мог согласовать учение дрюскелей с тем, что наблюдал в окружающем меня мире. — Так ты ушел? — Нет, — сказал Эрик. — Я отчаянно нуждался в общении, и мне нужно было место, которому я мог бы принадлежать после смерти моей семьи. Я не хотел отказываться от новой семьи, которую создал для себя, от своих братьев по обучению, даже если обнаружил, что не желаю слепо соглашаться с нашими командирами. Я думал, что могу солгать себе о своих опасениях, чтобы соответствовать ожиданиям человека, который взял меня и заботился обо мне. — Ой, — с удивлением сказал Ники. — Но я, должно быть, как-то выдал себя. Во время церемонии посвящения в дрюскели мне сообщили, что меня выбрали для исполнения приговора гришу, признанному виновным в преступлениях против человечности. Конечно, во фьерданских законах просто родиться с силами гриша считается преступлением против человечности. Наказание — смерть. Эрик глубоко вздохнул и продолжил.  — Я нервно ждал со своей винтовкой, пытаясь решить, способен ли я хладнокровно убить человека. Думаю, я надеялся, что гриш будет похож на одного из людей, напавших на мою деревню, чтобы я мог притвориться, что это оправданная месть. Но этого не произошло. — Девушка, которую они вытащили, едва достигла подросткового возраста. Она кричала, плакала и паниковала. У нее была традиционная внешность фьерданской девушки, а это означало, что она внешне напоминала мою младшую сестру. Я ничего не мог сделать, чтобы заставить себя убить ее. Я отказался. — Это было смело, — тихо сказал Ники. — Смело? — насмешливо переспросил Эрик. — Это ей не помогло; ее все равно убили. Мне пришлось дезертировать, чтобы меня не казнили как предателя. И во второй раз я потерял семью. Ники какое-то время молчал, впитывая рассказ.  — Я играю на флейте, — наконец выпалил он. — Что? — недоверчиво спросил Эрик. — Я просто… — Ники казался взволнованным; Эрик был почти уверен, что он снова покраснел. — Ты только что поделился со мной личной историей, я чувствовал, что должен ответить взаимностью. — Сказав мне, что ты играешь на флейте? — Это неловко, — сказал Ники. — Особенно в этой группе закоренелых преступников. Я скрывал это, потому что предполагал, что надо мной будут безжалостно издеваться. — О, купчик, — засмеялся Эрик. — Ты был прав. Я определенно, определенно собираюсь издеваться над тобой. — Итак, мы квиты, — сказал Ники. — Даже близко нет, купчик, — возразил Эрик, откинувшись на палубу. — Я еще вытрясу из тебя твои болезненные детские истории, подожди.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты