Край диких роз

Гет
NC-17
В процессе
5
автор
Размер:
планируется Миди, написано 106 страниц, 12 частей
Описание:
Чарли Феррис – парень из канадской глубинки, выросший в небогатой многодетной семье. Он мечтает выбиться в люди вопреки опасениям родителей и устроить своё скромное личное счастье с подругой детства Кими, приехавшей в городок вместе с матерью из индейской резервации. Молодых влюблённых ждёт много испытаний, а путь к счастью будет непростым.
Посвящение:
Всем неравнодушным к полицейскому Чарли Феррису и его непростой истории любви с Кими.
Примечания автора:
Это оригинальная работа, посвящённая юности полицейского Чарли Ферриса – второстепенного персонажа моей серии AU-фанфиков по "Хоббиту". Здесь герои вселенной "Хоббита" никак не упоминаются. Действие происходит в Канаде. Отсылки к сюжету основной трилогии будут минимальны и никак не повлияют на восприятие этой работы, скорее это небольшие пасхалки для тех, кто читал серию о полицейских. Время действия – 2000 год и далее.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
5 Нравится 44 Отзывы 4 В сборник Скачать

Глава 7

Настройки текста
Чарли толкнул дверь локтем и прошёл в кабинет. Спенсер, видимо, вышел куда-то, так что он оставил кофе начальника на столе и прошёл к своему рабочему месту, мысленно благодаря девушку из соседней кофейни за то, что предложила сегодня попробовать напиток из зёрен итальянской обжарки. Взбодриться явно не помешает: они два последних месяца работали сверхурочно, чтобы вычистить электронную базу к майскому совещанию, на котором аналитик собирался выступать с отчётом. Если проект с картотекой видео одобрят наверху, то данные подключат к общей системе и откроют доступ для сотрудников по всей Альберте. Это для начала. Вообще Спенсер грезил тем, чтобы создать огромный архив для всей страны. К счастью, работать с полицейским из Эдмонтона оказалось легко. Он был спокойный, молчаливый и терпеливо объяснял Чарли всё, что знал сам, без бахвальства или выпячивания собственной значимости, чем грешили многие его коллеги рангом повыше. К тому же, несмотря на все опасения, работа Спенсера состояла далеко не только из просмотра кошмарных порнокассет, после которых первое время нестерпимо хотелось позвонить сестре и удостовериться, что всё в порядке, или прямо посреди бессонной ночи рвануть домой и обнять мать… Они много работали с архивом и текущими делами по запросам из Эдмонтона. Иногда приезжал Майк и привозил новые материалы, которые нужно было проверить и занести в базу. Парень оказался программистом из команды, отвечающей за техническую сторону проекта. Порой начальник ездил консультировать коллег на несколько дней, если требовался его экспертный взгляд на месте преступления. – О, привет, Чарли, – поздоровался Спенсер, возвращаясь в кабинет, и потянул носом кофейный аромат. – Прекрасное начало прекрасного дня. – Доброе утро, – кивнул парень, надевая наушники: кассеты они смотрели в таком режиме, чтобы не мешать друг другу и не создавать двусмысленный шум в отделении. – Я подверстал отчёт для Майка. Оформишь и отправишь с кем-нибудь из ребят? – начальник передал ему большой жёлтый конверт. – Тут диски за март тоже. – Ага. Чарли поднялся и взял у аналитика конверт для отправки в Эдмонтон. Иногда им нужно было переправить бумаги в другой город, тогда их следовало опечатать, оформить, занести в протокол и попросить кого-нибудь из стажёров отвезти в аэропорт и передать там на ближайший рейс до столицы. Он спустился на первый этаж и направился в отдел корреспонденции. Оформил отправление, проверил приложенный отчёт и направился к комнате, где сам ещё совсем недавно зависал часами, предаваясь блаженному ничегонеделанью. Сейчас это казалось непозволительной роскошью. Зашёл внутрь – знакомая картина: карты, чай, сальные шуточки вполголоса. – Спенсер просит в Эдмонтон отправить, – обратился он к собравшимся кадетам. Один из стажёров поднялся, взял у Чарли конверт и, кивнув, вышел за дверь. – Ни здрасьте, ни как дела! – поддел его Рой, здоровый туповатый парень с коротким ёжиком на голове. – Посмотрите, какой у нас Феррис важный стал! Приказы раздаёт, – он ухмыльнулся, толкая локтем своего товарища. – Хочешь что-то мне сказать? – ровным тоном поинтересовался Чарли, глядя ему прямо в глаза. – Чего возомнил о себе? Думаешь, круче всех нас, раз со Спенсером порнуху смотришь? – хмыкнул Рой, разваливаясь на диване. Воцарилась тишина. – Что же сам тогда не вызвался? – Чарли сузил глаза, стараясь держаться хладнокровно: не хватало ещё записи о неподобающем поведении в личном деле. – Не мой любимый жанр, – Рой поморщился и обратился к притихшим ребятам. – Знаете, почему он согласился? Потому что сам не прочь этим Покахонтасам присунуть, – он обернулся и посмотрел на него, поднял обе руки и потёр два указательных пальца друг о друга. – Спелись вы со Спенсером, два извращенца. Чарли одним шагом резко сократил расстояние между ними и схватил Роя за форменную куртку, нависая над парнем. – Повтори! – медленно произнёс он сквозь зубы. – А ну, отцепись! – дёрнулся тот, напрягаясь всем своим телом, отчего пот выступил на лбу и голове, блестя в щетине короткостриженых волос. – Повтори, что сказал! – громче потребовал Чарли. Рой был здоровый, ростом почти с него, а уж весом и объёмом мышц явно превосходил и мог бы запросто ответить, но, видимо, даже он понимал, что драка в отделении ничем хорошим для него не обернётся. А вот для противника? – Что вы со Спенсером два извращенца! Пускаете слюни на этих девчонок на кассетах. Сами бы не отказались, а? Не надо было поддаваться на эту провокацию, но Чарли не сдержался: съездил всё-таки по лицу Рою, несильно конечно, приложил кулаком сбоку. Однако этого хватило, чтобы парень заорал, а на крики сбежались сотрудники из соседних отделов. Один полицейский на всякий случай оттащил его, хотя драться вроде никто и не собирался. – Это что ещё за спектакль?! – Генри Коллинз замер в дверях с кружкой чая. Ответом инспектора никто не удостоил, но тот, видимо, уже сам всё понял. – Так… Оба ко мне. Живо! – он развернулся и направился в свой кабинет. Чарли только головой качал, слушая как Рой нарочито сбивчиво и драматично излагал свою версию событий. Мол, зашёл, не поздоровался даже, в ответ на безобидную шутку начал избивать. Да мало ли непристойных подколов среди парней? А этот, вон, сразу взвинтился. Ненормальный – это слово кадет несколько раз повторил, зло косясь на Чарли и держась за ушибленную скулу. – Ну, а ты что скажешь? – Коллинз устало перевёл взгляд на него. – Он оскорбил Спенсера, – ответил Чарли. – А ты вступился, значит? – строго спросил инспектор. Парень кивнул. – Чтобы это в первый и последний раз было! – резко рявкнул мужчина, отчего они с Роем оба подскочили. – В дела вносить не будем, но если ещё раз повторится, – он многозначительно посмотрел на одного, потом на другого. – Пинком под зад отсюда оба полетите! – он откинулся на спинку кресла и взял кружку, делая глоток. Рой и Чарли как можно расторопнее поднялись с мест и засеменили к двери. – Феррис! – окрикнул его инспектор, и Чарли медленно развернулся. – Задержись-ка. – Да, сэр? – он вернулся к столу и снова опустился на стул. – Ты ведь знаешь про Спенсера? – уже спокойнее спросил Коллинз. О трагичной судьбе дочери своего нового начальника Чарли впервые узнал от Бобби. А уже через неделю работы с базой, когда Спенсер уехал в Эдмонтон – в его присутствии копаться в такой информации было как-то страшно, – он вбил в электронном архиве фамилию аналитика и нашёл карточку. Открыл. Мысленно выругался, увидев дату рождения и смерти. К счастью, в окошке с номерами видеозаписей стоял прочерк – это значило, что дело попало сюда не после просмотра какой-то кассеты, а было занесено в общем порядке. В графе связанных профилей, куда заносили метки других людей, если на месте преступления или на теле жертвы обнаруживали посторонние отпечатки пальцев, а также кровь или сперму для анализа ДНК, значился безымянный мужчина под кодовым номером – преступника не нашли. Была ещё информация о повреждениях на теле и несколько фотографий, включая снимок с удостоверения личности. Чарли посмотрел в лицо юной мисс Спенсер, у которой были такие же большие грустные глаза, как и у её отца, и закрыл карточку. – Знаю, – немного помедлив, ответил Чарли. – Он до сих пор надеется его найти, убийцу, – Коллинз отвёл глаза, помолчал, а потом снова обратился к нему. – Молодец, что заступился. Но руки распускать здесь я никому не позволю. Уяснил? – Да, сэр. Простите. – Свободен.

* * *

Чарли разложил все свои записи на полу в гостиной. Последний месяц он и дома с работой не расставался: была одна задумка, которую хотелось представить Спенсеру. – Ого! Это что за тайный архив? – засмеялся Бобби, входя в квартиру. – По базе кое-какие материалы, – ответил Чарли, закусывая кончик карандаша. – Слушай, можно твой совет? Всё-таки он ковырялся во всём этом, полагаясь в первую очередь на интуицию и собственную внимательность, а Бобби как-никак в колледже отучился, смыслил в законах, теории расследования и многих других важных вещах. После случая с Надин Уокер его даже повысили и теперь он часто занимался организационной работой вместе с Коллинзом. – Конечно. В чём дело? – друг подошёл и опустился рядом с ним на пол перед дорожками блокнотных листов, исписанных крупным почерком. – Ты же пользуешься этой базой? – Ну, когда об изнасиловании речь, то бывает залезаем в неё, а так из общей картотеки тоже берём информацию, – ответил Бобби. – Ага, то есть ты видел, как эти карточки выглядят? Так примерно, – Чарли протянул ему распечатку скриншота, на котором была серая страница из электронного архива со всеми полями и метками. – И что ты задумал? – улыбнулся друг. – Только не смейся, ладно? В общем, мне эта идея пару недель назад в голову пришла, когда одну кассету смотрел. Вот эту, – парень ткнул карандашом в номер на одном из листов, где было написано «Восточный акцент». – Знаешь, слов на этих записях обычно немного, но там парень с другом говорил с таким откровенным акцентом. Послушай, – он включил запись на ноутбуке, который под личную ответственность попросил в отделении. Когда дорожка закончилась, продолжил. – И я подумал: что если к этим карточкам прикреплять ещё и звуковые фрагменты? Ведь, наверно, по голосу можно было бы вычислить человека, если он на нескольких кассетах попадётся? – Чарли посмотрел в удивлённое лицо друга. – Что скажешь? – А вот это что? – серьёзно спросил Бобби, беря в руку один из листов и пробегая глазами по строчкам. – Это всё записи диалогов с кассет, – Чарли почесал затылок. – Просто, чтоб не забыть, где что, делаю для себя расшифровки по номерам. – Чарли, это же гениально! – друг обернулся к нему. – Смотри: возможно, аудиофайлы будут слишком много места занимать. Но вы же можете загрузить в базу вот эти тексты диалогов? По словам-то искать будет ещё проще. – Ты, правда, считаешь, что это неплохая идея? – он выжидающе посмотрел на Бобби. – Да она офигенная! – заверил его тот. – Много тут тебе ещё шифровать? Давай помогу. Только пиццу закажем, раз уж спать сегодня не придётся, – друг подмигнул ему и поднялся, набирая номер службы доставки. Они принялись за дело с мальчишеским задором. Как в старые добрые времена, когда одному стоило свистнуть под забором, а второй уже тайком выбирался из дома через задний ход, чтобы убежать в летнюю ночь, спать в самодельном доме на дереве, рассматривать звёзды в бинокль, сверяясь с атласом, или искать клады в заброшенных постройках за рапсовым полем, светя отцовским фонариком. Он, конечно, потом ругался, что батарейки что-то быстро садятся, но это такие мелочи. Бобби был его единственным и самым настоящим другом: всегда рядом в трудную минуту, всегда подставит плечо. Он с улыбкой брался за любое дело и никогда ни на что не злился и не обижался, мог подуться, но надолго его не хватало. А ещё он всегда был на его стороне, даже на Джуди со временем перестал ворчать. Через четыре часа, когда было уже за полночь, Чарли откинул голову на сиденье дивана и обвёл взглядом пустые коробки из-под пиццы в окружении нескольких банок содовой на журнальном столике. Бобби зевнул и снял наушники, откладывая очередной листок. – Милочка! – изобразил он голос мужчины с кассеты. – А ну, иди сюда милочка! Неужели кто-то ещё так говорит? – Это чудик из Ред-Дира что ли? Помню эту кассету, усатый такой, – устало отозвался Чарли. – Хм, у тебя тут написано, что из Эдмонтона, – Бобби показал ему листок с номером. – Так. Погоди… – он взял у друга запись, проверил номер, нахмурился, а потом его осенило. Похоже, до Бобби тоже дошло. – Где запись из Ред-Дира? Они начали судорожно перерывать бумаги. Сон как рукой сняло. Наконец, Бобби выудил нужный листок и показал его Чарли. Номера были разные: одна запись значилась за Ред-Диром, вторая – за Эдмонтоном. Чарли нашёл обе дорожки на ноутбуке и проиграл их одну за другой несколько раз. – Что думаешь? – он остановил запись и посмотрел на друга. – Это один человек. А личность установлена, того, что из Ред-Дира? – По-моему, да. Нужно завтра в базе проверить. – Молодец! – Бобби похлопал его по плечу. – Спасибо тебе огромное, – Чарли посмотрел другу в глаза, а потом заметил время на стенных часах за его спиной. – Чёрт! У тебя же выходной завтра? – виновато спросил парень. – Выходной, – кивнул Бобби, зевая. – Отосплюсь. Можно тебя тоже кое о чём попросить? – Конечно! – У меня вечером свидание, – друг замялся и перевёл глаза на пол, стал ковырять ногтем пятно от кофе на ковре. – Неловко тебя просить. Ты сможешь у дяди переночевать, как думаешь? – Бобби! – Чарли улыбнулся и толкнул приятеля плечом. – Не вопрос! Где ты её нашёл? – В колледже учится. Но в общежитие я не могу пойти, сам понимаешь, – Бобби снова опустил глаза. – Даже не переживай. Я домой поеду завтра вечером, уже обещал маме.

* * *

Утром Чарли первым делом проверил запись из Ред-Дира в электронном архиве. Как он и думал, мужчина с той кассеты был идентифицирован. Не веря своему внезапному успеху, он побежал за кофе для себя и начальника, прикидывая, как бы лучше представить Спенсеру идею с аудиофайлами и расшифровками. Он был так погружён в свои мысли, что чуть не сбил с ног Коллинза, который проходил мимо лестницы, как раз когда он лихо вошёл в поворот на последнем пролёте. – Тпру, парень! Куда так гонишь? – Генри Коллинз отвёл в сторону руку с кружкой, чтобы не расплескать содержимое. – Простите, сэр! – Чарли быстро извинился и уже направился к холлу, как инспектор его окликнул. – Феррис! – Да, сэр? – Давай в общую комнату, – Коллинз махнул рукой. – Сейчас будет объявление для стажёров. Тебе тоже стоит послушать. Чарли развернулся и послушно побрёл в зал собраний. Там уже сидели все его коллеги, включая Роя, который ехидно улыбнулся, завидев его. Один парень кивнул ему, указывая на свободное место рядом с собой, и Чарли протиснулся туда. Интересно, что такое случилось? Он обвёл собравшихся: здесь действительно были одни кадеты и младшие сотрудники. Неужели выговор какой или предупреждение? А, может, новый распорядок? Работа со Спенсером была сложная, но он уже многому научился. Копаться в базе было интересно, а когда Майк приезжал, можно было его порасспрашивать о разных новостях. В последний раз программист рассказывал, как собираются отслеживать видео в интернете. Очень не хотелось возвращаться к обычным дежурствам. – Доброе утро, кадеты! – Генри Коллинз широко распахнул дверь и неспешно прошествовал к столу, улыбаясь в усы. По крайней мере, настроение у него было хорошее. За ним в зал прошёл сержант с папкой. Он сразу расположился за столом, дежурно поприветствовав собравшихся. Коллинз садиться не спешил. Поболтал чай в чашке, отпил, глядя на стажёров и кадетов поверх ободка, потом сунул руку в карман и присел на край стола, который жалобно скрипнул под весом инспектора. – Смотри – притихли! – засмеялся он, обращаясь к полицейскому за столом. – Расслабьтесь, молодёжь! Сегодня у меня деловое предложение: есть возможность поехать в Калгари поработать на одном крупном мероприятии в июле. Набраться опыта, город посмотреть, – никто не шевельнулся, все словно ожидали подвоха. – Ну? Йи-ха! – Коллинз изобразил рукой лассо и немного погарцевал на месте, ожидая реакции от кадетов. – На Стампид*? – робко поинтересовался сосед Чарли. В зале начали оживлённо перешёптываться. Неужели кому-то выпадет шанс побывать на самом грандиозном шоу? Чарли все эти скачки только по телевизору видел: аттракционы, живые выступления, парады, нарядная публика со всей Канады, из штатов и других стран. На Стампиде обычно яблоку было негде упасть. – На Стампид, молодёжь, на Стампид! – инспектор хлопнул себя по ляжкам, снова садясь на стол. – Поедет четыре человека, с вами будут сержант Макнамара и сержант Шеппард, – Коллинз указал в сторону коллеги за столом, и тот кивнул. – Есть добровольцы? В воздух сразу взметнулось множество рук. Чарли протянул и свою, в конце концов, Коллинз сказал, что он тоже может участвовать. – Как я и думал! – снова раскатисто засмеялся инспектор. – Шеппард, записывай всех. Потом разберёмся. Не обижайтесь, ребята, но, похоже, нам придётся тянуть жребий. Кадеты разбрелись по своим делам, продолжая радостно обсуждать подвернувшуюся возможность. «Подумать только! Стампид!» – «Я и в Калгари-то не был» – «Я как будто был!». Теперь до понедельника все будут ждать решения начальства. Чарли сам только один раз выбирался на юг: когда со школьной экскурсией их на автобусе возили в Эдмонтон. На самолёте он ни разу не летал. Он вышел из отделения и перебежал дорогу у ближайшей кофейни. Заказав два кофе, набрал СМС другу, пока готовился напиток: «Чего не сказал, что на Стампид едешь?» «Забыл! Тебя тоже берут?» – пришёл ответ от Бобби. «Не знаю. В понедельник скажут». – «Здорово бы было. Удачи!» – «Тебе удачи с твоей таинственной леди». Он усмехнулся и убрал телефон. Когда вернулся в отделение, Спенсер уже был в офисе: проверял отчёты. – Доброе утро! Что-то интересное? – Чарли передал аналитику одноразовый стакан с кофе. – Привет, Чарли, – начальник отхлебнул кофе и довольно зажмурился. – Пара домогательств в клубе, к счастью, без последствий. Есть запись с камер, Майк обещал привезти на следующей неделе, – мужчина передал ему бумаги. – И нападение на коренную девушку. Чарли быстро отставил кофе и стал перелистывать отчёты. Каждый раз когда им присылали информацию из Эдмонтона он боялся, что однажды встретит в протоколе знакомое имя. Или увидит её на кассете, беспомощно трепыхающуюся под каким-нибудь пьяным типом, и ничего не сможет сделать. Забегал глазами по строчкам, тяжело выдохнул и опустился на стул, увидев в бумагах чужое имя. – Внесёшь? – Да, конечно, – он включил компьютер и стал ждать, пока система закончит проверку серверов. – Спенсер, нам предложили на Стампид поехать. Ничего, что я записался? Аналитик выглянул из-за своего компьютера и мягко улыбнулся. – Не был в Калгари? – Никогда, – признался Чарли. – Езжай, конечно. – И ещё, – парень замялся, встал из-за стола, подхватывая рабочий ноутбук и папку с блокнотными листами. – Хотел бы тебе показать кое-что. Непривычно было звать Спенсера на «ты», но начальник сам сказал, что чины им тут ни к чему, и Чарли, хоть и не сразу, но перешёл на более неформальное обращение. Аналитик удивлённо посмотрел на него и тоже поднялся с места. Подошёл к большому столу у окна, на котором они обычно делали раскладку, когда нужно было сразу много архивов смотреть или фотографии сверять. Чарли вынул свои записи, включил ноутбук, стал рассказывать про аудиофайлы, показал две дорожки, которые они с Бобби вчера вычислили. Спенсер очень внимательно слушал, подперев одной рукой подбородок, следил за рассуждениями, брал со стола листки, на которые он указывал, пробегал по строкам глазами. – А потом Бобби предложил, что можно в виде текста диалоги добавить, чтобы по словам искать, – закончил Чарли. – Что скажешь? – Чарли, это огромная работа! – Спенсер покачал головой, словно не веря, и аккуратно положил на стол листок. – Об этом нужно рассказать в Эдмонтоне. Да, так и поступим, – начальник посмотрел на него. – Я и так собирался тебя с собой взять, – он улыбнулся. – А теперь тем более. Расскажешь всё сам нашему техническому отделу. – Я поеду с тобой в Эдмонтон? На совещание? – не веря своему успеху переспросил Чарли. – Поедешь! – засмеялся Спенсер. – Дресс-код: деловой. Костюм имеется?

* * *

– Жаль, что Мэдди не приехала, – покачала головой мать, ставя на стол корзинку с хлебом. – Сказала, что в кино идёт. Ты не знаешь, может, она встречается с кем-то? – обратилась Эбигейл к Чарли. – Не знаю, – парень пожал плечами, принимая тарелку. – Видел один раз китайского студента с ней, но она сказала, что просто друг. – Я слышал, что у китайцев крошечные… Ай! – Мартин начал сообщать очередную дозу ненужной информации ему в ухо и осёкся, зашипев, когда Чарли многозначительно на него посмотрел и для пущей убедительности наступил на ногу. Он рассказал родным о поездке в Эдмонтон, про Стампид пока не стал распространяться. Других новостей не было, так что остаток ужина сидели молча, каждый о чём-то своём думал. Помогая убирать со стола, Чарли задержался взглядом на единственной свободной стене в их уставленной мебелью гостиной: прошлой осенью, разбирая старые альбомы, мать решила развесить в рамках под стеклом фотографии их семейства разных лет. Даже карточка с рынка в Форт-Макмёррей была, куда дядя возил его как-то во время летних каникул. Здесь была фотография Мартина на велосипеде, изображавшего из себя заправского гонщика, улыбающаяся беззубым ртом Бэтти с тортом, Шарлотт за пианино играет на сцене во время рождественской ярмарки, Мэдисон в выпускном платье кружится на лужайке перед домом. Как же она повзрослела в тот последний школьный год, когда отца не стало… И тут он вспомнил тот чёрно-белый снимок, который сделал фотограф на его день рождения. Отнёс тарелки на кухню и направился в их с Мартином комнату. Кажется, он оставил карточку в ящике комода между их кроватями: в верхнем лежали вещи брата, а в нижнем его. Мартин валялся на своей кровати, как ни странно, с книжкой. – Что читаешь? – без особого интереса спросил Чарли, присаживаясь на свою постель и выдвигая ящик. – Конкретно сейчас – прохождение «Макса Пэйна», – радостно сообщил Мартин, откладывая своё незамысловатое чтиво, – а вообще тут коды всякие к играм и… – Ясно, – он прервал брата, не найдя среди карандашей и старых тетрадок того, что искал. – Ты тут рылся? – Потерял что-то? – усмехнулся Мартин. – Какого хрена, Марти? – Да успокойся ты, – брат засмеялся, наклонился и выдвинул одну из коробок, в которых хранил свои порножурналы под кроватью. – Я просто боялся, что ты в порыве чувств, так сказать, выбросишь её нафиг, а потом будешь жалеть, – он достал фотографию и протянул ему, улыбаясь. – Сохранил для тебя. Держи. Чарли удивлённо посмотрел на брата и взял снимок. Словно окунулся снова в тот жаркий августовский день. Белое летнее платье на Кими было то же самое, что и в их первый раз. И косы эти длинные на плечах такие знакомые. И глаза. И он сам как из другой жизни – во взгляде недоверие, а в сердце ещё надежда. Видимо, он слишком долго сидел, уставившись в фотографию, потому что Мартин хихикнул и, покачав головой, лёг обратно. – Как думаешь, Мэдди с кем-то спала? – вопрос был задан со свойственной ему прямолинейностью, и Чарли на секунду опешил. – Тебе-то какое дело? – Как будто тебе не интересно, – пожал плечами Мартин. – Представь себе… – Или она ещё девственница? – Марти, чёрт подери, она наша сестра! – Чарли поморщился. – Ладно, пойду. У меня сеанс с тёлочкой из Орегона через десять минут, – младший потянулся и сел на кровати. – Какой ещё сеанс? – Ну-у, – замялся брат. Чарли требовательно поднял бровь. – Ну бывают разные форумы, знакомишься там. Я даже веб-камеру купил, но у нас здесь совсем связь плохая, так что в режиме реального времени не очень-то тянет, – Мартин оживился, заметив интерес со стороны старшего брата. – Но можно разные видео в записи смотреть, – доверительно сообщил он. – А на японских форумах вообще со скрытых камер из примерочных и туалетов есть. Вот они извращенцы! – Так. – Чарли поднялся. – Пойдём-ка, покажешь мне эти свои форумы.
Примечания:
* Калгарийский Стампид (The Calgary Stampede) – ежегодный ковбойский родео-фестиваль, проходящий каждое лето в течение десяти дней в начале июля. Помимо скачек и родео в программу входят различные ковбойские соревнования, гонки на фургонах в стиле Дикого Запада, танцы индейских племён. В своём мастерстве соревнуются и кузнецы со всего мира. Во время фестиваля проходит сельскохозяйственная ярмарка и парад, в котором принимают участие оркестры и музыкальные коллективы из разных стран. На площадке перед стадионом устанавливают аттракционы, вигвамы (типи) индейцев, продают угощения.

Сегодня Калгарийский Стампид является крупнейшим родео-шоу мира, опережая подобные фестивали в США.

В 2000 году число участников впервые превысило 1 000 000 человек, а в 2004 году денежный фонд впервые достиг отметки в 1 000 000 долларов.

С 1946 года на Стампиде выбирают королеву фестиваля. С 1947 года стали также выбирать фрейлину (вице-королеву), а с 1967 помимо королевы избираются две принцессы. В 1995 году впервые ввели титул принцессы племён, на который могут претендовать индейские девушки.

Королева, принцессы и принцесса племён (Астокомии Смит) на Стампиде 2019 года: https://i.cbc.ca/1.5063293.1553028373!/fileImage/httpImage/image.JPG_gen/derivatives/16x9_780/stampede-royalty-2019.JPG

Официальный сайт Калгарийского Стампида: https://www.calgarystampede.com/homepage
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты