Singles to Doubles

Слэш
Перевод
NC-17
Заморожен
22
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/25418155?show_comments=true&view_full_work=false#comment_348317464
Размер:
Макси, 208 страниц, 23 части
Описание:
Чонгук теряет все, ради чего он когда-либо работал. В один момент, когда Ким Тэхен делает скользкий трюк, в результате чего Чонгук теряет свой шанс квалифицироваться на Олимпийские игры. Много лет спустя Чон становится капитаном теннисной команды в своем университете, когда появляется новый студент - Ким Тэхен, Чонгук дает знать о своей ненависти. Парни вынуждены работать в команде. Что происходит, когда эти два человека вынуждены работать вместе?
Примечания переводчика:
Это мой первый перевод. Если будут ошибки, то исправьте меня.
Разрешение на перевод получено.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
22 Нравится 6 Отзывы 12 В сборник Скачать

4 глава

Настройки текста
       В тот вечер я встретился в библиотеке с Чимином, Хосоком, Намджуном и Джином. Мы сидели за столиком у окна, наслаждаясь пейзажем в перерывах между занятиями. Я вздыхаю и протираю глаза. — Кто-нибудь еще так чертовски устал? — ною своим друзьям. Они делают какие-то знаки согласия. — Я просто хочу не отставать от своей работы на этой неделе, чтобы мы могли повеселиться, — звонит Хосок. Остальные охотно соглашаются.        Вечеринка. Звучит неплохо. В этом семестре мы еще не устраивали вечеринки. Я знаю, что они устраивали несколько вечеринок этом семестре, но я не мог оторваться от своей кучи работы или был слишком измотан. — У тебя дома? — спрашиваю я, внезапно воодушевившись. Они смотрят вокруг стола друг на друга, пожимая плечами. Чимин говорит: — Конечно. — Я собираюсь напиться. — я ухмыляюсь. Мои друзья смеются надо мной. Домашнее задание теперь забыто, и мы начинаем обсуждать, кого пригласить.

***

       На следующий день, перед тренировкой, я получаю сообщение от тренера, в котором он просит меня встретиться с ним до начала занятия. Я спускаюсь на поле после последнего урока и начинаю ежедневный распорядок дня: переодеваюсь, готовлю поле и растягиваюсь. Посмотрев на часы, я бегу к столу возле раздевалки, где тренер сказал встретиться. Я прибываю через несколько минут, тяжело дыша после бега. Тренер сидит за столом, но он не один. Тэхен смотрит на меня, ухмыляется, а затем закатывает глаза, возвращая свое внимание тренеру. Я свирепо смотрю на него, понимая, что теперь он меня игнорирует и плюхаюсь на сиденье рядом с тренером. — Извините, я опоздал. — Я хотел встретиться с вами обоими. — успокаивает меня тренер.        Дерьмо. Он собирается сделать нам выговор за то, что мы сделали вчера?        Надеюсь, что нет. Я плохо воспринимаю критику. Мне больно, и я набрасываюсь, защищаясь. — Тренер, я так… — начинаю я. Он поднимает руку, чтобы заставить меня замолчать. — Вы оба чрезвычайно талантливые игроки, и вы знаете, что лучшие в команде. Я рычу и вижу, как Тэхен ерзает на стуле. — Я ставлю тебя в пару с ним. — Тренер! — я вскакиваю, — Не хочу… Он снова заставляет меня замолчать и повышает голос: — Если вы двое научитесь работать вместе, я думаю, вы сможете сделать это дальше, чем просто дружеское университетское соревнование. — он стреляет в меня кинжалами и я открываю рот, чтобы запротестовать. — Я уже все решил. Я знаю историю вас обоих, вы талантливы. Итак, работайте над тем, что вам нужно, и просто играйте в теннис!        Я бросаю свирепый взгляд на тренера, злясь, что он принимает такие решения. Какое он имеет право? Мы с Хосоком прекрасно ладим вместе. Тренер кладет голову на руки и вздыхает: — Чон, клянусь, если ты начнешь трепать языком, я заставлю тебя пробежать двадцать кругов! — он рычит на меня. Я презрительно ухмыляюсь ему и несусь прочь, направляясь обратно к полю. Ублюдок. Почему мне всегда так хуёво везет? Я постоянно сталкиваюсь с человеком, который разрушил мою жизнь. Теперь мне придется сотрудничать с этим мудаком? Я бормочу ругательства, когда подхожу ко двору. Некоторые из моих товарищей по команде приветствуют меня, и я отмахиваюсь от них. Партнеры должны знать друг друга, доверять друг другу. И это не то, что я делаю с Тэхеном, даже через миллион лет. Черт, я буду играть один. Но я не собираюсь уходить из команды. Это все, что у меня есть, и я не позволю Тэхёну забрать это у меня. Он принял достаточно.        Я топаю по площадке, не обращая внимания на то, что тренер говорит остальным членам команды. Я делаю, как он просит, и держу рот на замке. — Пойдем, принцесса. — ровный голос вырывает меня из транса. Я разворачиваюсь, чтобы напасть на него, но он уходит с мячом и ракеткой в руках. Я следую за ним, грозовая туча над моей головой. Мне все равно, даже если он знает, что я злюсь. Я хочу, чтобы он знал, что я злюсь. Я хочу, чтобы он знал, как сильно я ненавижу его с его дерзкой внешностью, гладкой речью и высокомерным взглядом. Двое других наших товарищей по команде стоят на противоположной стороне корта, Джексон и Ыну. — Мы подадим первыми, — дружелюбно говорит Тэхен. — Придурок, — бормочу я. Тэхен подает, и Эмиль возвращает его. Я спешу нанести ответный удар. Затем Джексон выбрасывает его на середину корта, и мы оба бежим за ним. — Моя! — я усмехаюсь. Тэхен бьет его, несмотря на то, что я зову его. — Какого хрена? — крикнул я. Он смотрит на меня так, словно я всего лишь муравей на Земле, ничего особенного. — Я уже ответил, придурок. Мяч возвращается, и он возвращает его. Я стою и насмехаюсь над ним, кровь кипит, сердце колотится. Он закатывает глаза, глядя на меня: — Ты был слишком медленным. — Я был слишком медлителен? — сжимаю кулаки, не обращая внимания на игру. — Ага, — он вскакивает и возвращает мяч, — а теперь ты даже не играешь, мать твою. — Потому что мой ты явно не можешь даже слушать, когда я говорю, что мяч мой. — Может быть, если бы ты перестал трепать языком и по-настоящему играл. — Я хочу играть, черт возьми, но не с тобой. — отвечаю ему. — Тебе явно все равно. — он возвращает мяч мягким ударом. — Теннис — это все, что меня волнует.        Он бросает на меня короткий взгляд и закатывает глаза. — Ясно, — говорит он с сарказмом. — ты даже не играешь. С этими словами я прыгаю перед ним и краду мяч, который он собирался ударить. — Черт, — восклицает он и я показываю ему средний палец. Ким сердито смотрит на меня, и я ухмыляюсь, готовясь опередить его. Ыну и Джексон бьют по мячу. Тэхён и я мчимся, чтобы переправить его через сетку, не заботясь о том, на чьей стороне мяч на самом деле.        Мы натыкаемся друг на друга и толкаемся. Тэхен силен. Его худые руки натренированы мускулами, когда он проталкивается мимо меня. — Киска, — поддразниваю я, — это было прямо перед тобой, но ты позволил мне это сделать.        Мне так хорошо, так приятно выплеснуть на него свою обиду. Выплевывая оскорбления в его адрес и физически толкая его. Мы не очень хорошие партнеры. Мы совсем не похожи на спортсменов. Тренер на все это не обращает внимания. Я не обращаю внимания на все остальное, кроме Тэхена и мяча. Чертов Тэхен.        Я шлепаю мячом по сетке. Тэхен фыркает: — Это была самая отстойная подача, которую я когда-либо видел. — Говори за себя, придурок. — Я даже не знаю, как ты получил звание капитана, — он выглядит потрясенным. Гнев, чистая ненависть поднимается в мой рот, когда я вытираюсь и хватаю его за рубашку. — Я не знаю, как ты, блядь, квалифицировался на Олимпиаду. — рыкнул ему в лицо. Он издает дьявольскую усмешку — Убил тебя. — говорит он насмешливо. Он помнит. — Ты ёбаный мудак. — рычу я. Я продолжаю держаться за его рубашку, выжимая жизнь из мягкого хлопка. Я пристально смотрю ему в глаза и подхожу ближе, так что оказываюсь всего в нескольких дюймах от его лица. — Я пиздец, как ненавижу тебя, чертов придурок. — Гук, — Ыну оттаскивает меня от Тэхена. — Я в порядке, — кричу я и вырываюсь из его объятий. Но это не так.        Я чертовски взбешен. И еще очень больно. Но я не хочу, чтобы кто-то знал об этом, поэтому я пожимаю плечами и мчусь в раздевалку. — Гук! Куда ты идешь? — кричит Ыну. — Отлить, — кричу я в ответ. Мне просто нужно время подальше от самого большого придурка в мире Тэхёна. Я поднимаюсь по лестнице и иду к раздевалке. Через несколько минут я один, в безопасности. Подходя к своему шкафчику и ударяю кулаком по твердому металлу. Это больно, это чертовски больно. Слезы наворачиваются на глаза, не знаю, от боли в кулаке или от боли в сердце. Черт! Почему он помнит?        Его карьера, вероятно, была славной, а имя — известным только потому, что он прошел квалификацию на Олимпиаду. Даже если он не очень хорошо выступал там, но блядь, он должен был пройти квалификацию, по крайней мере. Это больше, чем то, что делали большинство людей. Больше, чем я. Я падаю на деревянную скамью и закрываю лицо руками. Что же мне теперь делать? Как я буду сотрудничать с Тэхеном? И почему тренер решил, что это хорошая идея?        Вот и все. Я должен доказать тренеру, что из нас не получится хорошей команды, и тогда он позволит мне вернуть Хосока. Я проигнорирую существование Тэхена и сосредоточусь на том, чтобы быть дерьмовым игроком с ним. Тогда тренеру придется поставить меня в пару с Хосоком. Теперь, обдумав план, я встаю и спускаюсь обратно во двор. Тэхен играет в одиночку против Ыну и Джексона. Я скриплю зубами, глядя на него и занимаю свое место рядом. Никто из них не замечает меня, только мы подпрыгиваем и шлепаем мячом по сетке. Это не игра, наполненная соревнованием, как раньше, мы с Тэхеном оба игнорируем друг друга, но я все еще чувствую, что воздух пронизан напряжением.        Тренер требует, чтобы тренировка закончилась. Я ухожу с поля как можно быстрее, бегая вокруг, чтобы прибраться, и чтобы избежать Тэхена. Я боюсь того, что случится, если я увижу его. Через пятнадцать минут я уже тащу все в раздевалку. — Эй, Гук, — Хосок ловит меня на выходе, — если хочешь, пойдем в библиотеку. Наверное, так и должно быть, они могут помочь мне с домашним заданием и вывести меня из этого плохого настроения, но я хочу побыть один. Я пожимаю плечами: — Я сегодня собираюсь лечь пораньше спать. — Веселись. — Хосок хлопает меня по спине, а потом уходит с Чимином.        Я бросаю ракетку в шкафчик и хватаю полотенце, не желая ничего, кроме горячего душа. Я уже собиралась зайти в стойло, как вдруг остановился как вкопанный. Занавеска отодвигается, открывая Тэхёна, обнаженного, за исключением белого полотенца, висящего так низко на его талии. Я не могу не заметить его четко очерченный пресс и V-образную форму, которая ведет вниз… Я поднимаю глаза, молясь, чтобы не покраснеть. С его волос капает вода, и он убирает их с глаз. Капли воды стекают по его телу, по гладкой груди. Черт, почему я так думаю?!        Я поднимаю глаза к его лицу и хмурюсь, решив просто игнорировать его. Я поворачиваюсь, чтобы пойти в другую кабинку, когда чувствую, что меня тянет мокрая рука. — Какого хрена, — говорю я. — Чон, — ворчит он, — что с тобой такое, блядь? Я потрясен и не могу поверить в то, что он только что пробормотал. — Да, что со мной такое?        Он все еще держит меня за руку, и я ненавижу это ощущение на своей коже. — Ясно, что это ты облажался. Не получая сигналов, что я абсолютно не хочу иметь с тобой ничего общего, — я смеюсь. — У тебя есть преимущество, и я не ценю его, — бормочет он. — Ты просто больной ублюдок, если думаешь, что мне есть до этого дело. Одним быстрым движением он затаскивает меня в душевую кабину и прижимает к стене. Я чувствую, как что-то шевелится в моем животе, и думаю, что это, должно быть, ненависть. Я слышу, как он рычит, его губы дергаются от гнева. — Ты ходишь, делаешь и говоришь все, что тебе вздумается. Ты думаешь, что сможешь всё сделать? — Я могу делать все, что захочу, блядь. — Нет, не можешь. — Какое, черт возьми, это имеет отношение к тебе? — восклицаю я. — Продолжай в том же духе, и я могу просто лишить тебя звания капитана. — он усмехается. — Ну и наглость у тебя, придурок — я уже закипаю.        Я смотрю на его пухлые губы, которые так близко от моих. Чувствую, как его дыхание струится по моей коже. Он смотрит на мое лицо сверху вниз. — Наверное, тяжело вернуться в команду после того, как ты обосрался на Олимпиаде. — надеюсь, этот удар будет тяжелым. Он отрывает взгляд от моих губ и свирепо смотрит на меня. — Ты слышал, — говорю я самоуверенно. — Ты, ёбанный кусок работы, что ты вообще знаешь? Неудивительно, что ты застрял здесь, несчастный. — рычит он, глубоко в горле. — Я не чертовски несчастен. — ошеломлен я. Он наклоняется ближе: — Да, это так. — он изучающе щурит на меня свои карие глаза. Я в панике, не знаю, что сказать. — Ты связался не с тем человеком, — ухитряюсь выдавить я. — Тогда перестань швырять в меня ебаные кинжалы и издеваться над моим именем. — он пожимает плечами — Тогда, блядь, убирайся из моей жизни. — кривлю я губы. — Это и моя жизнь тоже, принцесса. — он шепчет. Мои штаны внезапно становятся тесными. Я толкаю его прочь из кабинки. — Черт возьми, оставь меня в покое, Ким. — и я запираю дверь. Потом быстро принимаю душ и облегченно вздыхаю, увидев, что остался один. Я переодеваюсь и возвращаюсь в общежитие. Чертов Тэхен.
Примечания:
Чтобы вы понимали, я когда перевожу фанфик, то его ещё и читаю.
То есть, если будете спрашивать концовку, то я вам отвечу "Я сама не знаю".
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты