Singles to Doubles

Слэш
Перевод
NC-17
Заморожен
22
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/25418155?show_comments=true&view_full_work=false#comment_348317464
Размер:
Макси, 208 страниц, 23 части
Описание:
Чонгук теряет все, ради чего он когда-либо работал. В один момент, когда Ким Тэхен делает скользкий трюк, в результате чего Чонгук теряет свой шанс квалифицироваться на Олимпийские игры. Много лет спустя Чон становится капитаном теннисной команды в своем университете, когда появляется новый студент - Ким Тэхен, Чонгук дает знать о своей ненависти. Парни вынуждены работать в команде. Что происходит, когда эти два человека вынуждены работать вместе?
Примечания переводчика:
Это мой первый перевод. Если будут ошибки, то исправьте меня.
Разрешение на перевод получено.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
22 Нравится 6 Отзывы 12 В сборник Скачать

6 глава

Настройки текста
       Я выпил два стакана пива. Я не пьян. Но почему, если я не пьян, образ передо мной кажется непостижимым? Вот он, прямо передо мной.        Тэхен с его взъерошенными волосами и джинсами, которые облегают его в нужных местах. Тонкая рубашка намекает на его пресс и тонкую талию. Он стоит прямо передо мной, и я не могу в это поверить. Почему он здесь? Почему мой заклятый враг ищет меня?        Я признаю, что на поле мы не самая плохая пара. Но это игнорирование непристойностей и выкриков, которые мы постоянно делаем друг другу на корте. Критикуя выступление других не только на улице, но и вне её. Я никогда не упускал возможности ударить Тэхена или сбить его с толку, что бы его ни бесило.        Теперь Тэхен наверху, в комнате Хосока, наедине со мной. Я думаю, может быть, он зашел не в ту комнату, но нет. Тэхен закрывает за собой дверь и запирает ее на ключ. — Что ты делаешь, Ким? — я ухмыляюсь — пришел подраться? Тэхен делает несколько шагов по направлению ко мне: — Ну и что с того? — Значит, вечеринка без меня недостаточно веселая? — я закатываю глаза. — Нет, принцесса. — говорит он, понизив голос. — Что я тебе говорил об этом? Он делает еще несколько шагов ко мне: — Тебе это нравится. — Нет, не знаю. — Ты знаешь. — говорит, — Я знаю, что ты любишь.        Он наклоняется и улыбается мне. Я не чувствую запаха алкоголя в его дыхании. Он вообще пил? Я смотрю в его глаза и хмурюсь. — Когда твое полотенце упало в раздевалке, у тебя уже встал. — говорит он, понизив голос. — Блядь, нет! — восклицаю я. Тэхен одаривает меня широкой улыбкой и я сжимаю кулаки. Этот ублюдок.        Тэхен прижимает меня к стене в комнате Хосока. — Ты уверен?        У меня перехватывает дыхание. Я не могу дышать. Почему я не могу дышать? Вдруг Тэхён прижимает меня к стене. Он медленно кладет левую руку на стену рядом с моей головой. — Ким, ты что, пьян? — спрашиваю я дрожащим голосом. — Нет, детка, ни капли. — говорит он тихим голосом. Мои колени слабеют. Чонгук, что с тобой не так? — Ты издеваешься надо мной. — он ведь не может быть трезвым, верно? — Принцесса, — шепчет он мне в шею. Я вдыхаю его знакомый запах, опьяненный им больше, чем алкоголем. Он пахнет хорошо, знакомо. Я тихонько пискнул, когда мои колени слегка задрожали. Тэхен смотрит мне в глаза и говорит: — Малыш.        Мои щеки краснеют. Я чувствую, как вся кровь отхлынула от моего тела и прилила к щекам, чтобы Тэхен знал, какое влияние он оказывает на меня. Чертовы щеки.        Тэхен медленно улыбается мне. — Ты в порядке, принцесса? — я не могу удержаться и киваю головой, мысленно пиная себя. Тэхён наклоняется к моей шее и дует на меня горячим воздухом. По телу пробегают мурашки, от которых я дрожу. Он подходит к моему уху, царапая его зубами, прежде чем мурлыкать: — Принцесса. — Ким, — мой голос звучит ниже, чем обычно. Я вижу, как он улыбается, а потом наклоняется к моей шее, осыпая ее поцелуями. Я стону и краснею, мне стыдно, что я так поступил. — Какого чёрта ты это делаешь? — Разве принцессе это не нравится? — бормочет он, то покусывая, то посасывая, то целуя меня в шею. — Ублюдок. — я испустил хриплый вздох. — Всему свое время, детка. — хихикает парень.        И с этими словами он собирает мои черные волосы в кулак, откидывает мою голову назад, чтобы получить доступ к моему горлу, продолжая дразнить, кусать, целовать, сосать. Я издал несколько довольно неловких звуков и замолчал. — Нет, детка. — Тэхен мурлычет, — дай мне услышать твои развратные звуки.        Клянусь, я таю еще больше, смущенный, но и счастливый, что мне не нужно подавлять их. Я вздыхаю и стону, каждый раз, я не могу поверить, что это я издаю звуки. Поработав над моим горлом, Тэхен останавливается, все еще держа одну руку в моих волосах: — Тебе нравится эта принцесса? — его губы пухлые и опухшие, я нахожу красноту восхитительно вкусной, и я делаю то, что никогда не думал, что когда-нибудь сделаю. Я хватаю лицо Тэхена и целую его, прямо в губы.        Я только что поцеловал своего врага.        Тэхен издает рычание в глубине своего горла, когда он поглощает мой рот. Я впустил его язык внутрь себя, толкая, дразня, требуя. Наши губы жадно пожирают друг друга, и я чувствую себя невероятно возбужденным. С тех пор, как он прижал меня к стене, я так и делаю, но теперь все еще хуже. — Ким, — отрываюсь я. — Зови меня папочка, принцесса. — он рычит и смотрит на меня потемневшими от голода глазами. — Черт, нет — выплевываю я. Он издает рычащий звук и еще сильнее дергает меня за волосы: — Будь хорошей принцессой. — А-а-а! — он прижимается ко мне всем телом, и я испытываю мгновенный восторг, когда выпуклость в моих штанах соединяется с его ногой. У Тэхена на лице злая ухмылка: — Тебе это нравится, детка? — Да-да, — простонала я, закрыв глаза. — Хочешь, я тебе помогу? — спрашивает он глубоким голосом. Помочь мне? Что?        Прямо сейчас мой разум настолько поглощен Тэхеном и голодом, что мне даже все равно. — Да, Ким. — Зови меня папочка, принцесса. Тогда я помогу тебе. — он целует меня в шею и сосет, сильно, и я раздражен, что он ведет себя так прямо сейчас. — А, хорошо, — потребность в удовольствии поглощает меня, — папочка. — Ты хочешь, чтобы я помог тебе, принцесса?        Я смотрю на него, полностью в его распоряжении. Мое тело так возбуждено для него. Гребаный мудак просто стоит, прижавшись ко мне, с отвратительной ухмылкой на лице. Ладно, ты победил, ублюдок. — Да, папочка, — стону и умоляю его, но в то же время выплевываю кинжалы. — Хорошо, принцесса. — он усмехается. С этими словами он подхватывает меня на руки, и я обвиваю руками его шею, а ногами талию. Он несет меня к кровати и сажает на край. — Что ты хочешь, чтобы я сделал с тобой, принцесса? — спрашивает он, стоя передо мной на коленях. — Ч-что? — говорю я, сбитый с толку. — Чего ты хочешь? — Я хочу, чтобы ты мне помог, — умоляю я. Он склоняет голову набок. — Как ты хочешь, чтобы я помог тебе, принцесса? — Я не знаю, папочка, — стону я в замешательстве. Я ерзаю на кровати в нужде. Одним быстрым движением Тэхен срывает с себя рубашку, а потом и с меня. Он толкает меня обратно на кровать и перелезает через меня. Он целует мою грудь, и я обхватываю его ногами, желая привлечь внимание к своему паху. Он останавливается с поцелуями и хихикает: — Ты нуждаешься, принцесса. — Да, папочка. — я мурлычу, но раздражен, нетерпелив. — Ты хочешь, чтобы я трахнул тебя, принцесса? — А не будет больно? — я широко открываю глаза от страха. У меня никогда не было секса, даже с девушкой, не говоря уже о парне. Я боюсь, что это будет больно. Он смеётся и качает головой: — Сними штаны. Я вылезаю из джинсов и остаюсь в одних трусах. — Это тоже, принцесса, — он сидит там, я закатываю глаза, наблюдая, как я раздеваюсь. Мне неловко, что он смотрит на меня. Я знаю, что он видел меня раньше, но все это для меня в новинку.        Когда моя одежда снята и мой член стоит по стойке смирно, я так сильно жажду Тэхёна. — Потрогай себя, принцесса, — требует он. Мои щеки краснеют, я подумываю послать его нахуй, но делаю это. Потребность слишком всепоглощающая. Я осторожно обхватываю ладонью ствол, медленно двигаясь вверх-вниз и покачивая бедрами от трения. Я подавляю стон. — Выкладывай, принцесса, — говорит он хриплым голосом. — Я хочу тебя услышать. — ААА. — выдохнул я. Тэхен выхватывает мои руки из-под члена и прижимает их над моей головой, когда он перелезает через меня. Затем целует меня в губы, а потом спускается к животу. Он щелкает языком по моей розовой головке, и я выдыхаю: — Ах, папочка. — Принцесса, можно мне засунуть в тебя палец? Я не знаю, что он имеет в виду, но хочу, чтобы он это сделал. — Да, папочка, — стону я. Он переворачивает меня, так что задница оказывается в воздухе, лицом в кровати. — Раздвинь свои булочки для меня, принцесса. — Пошел ты, Ким, — ворчу я, явно наслаждаясь этим, и пытаюсь игнорировать свою ненависть, подчиняясь. Я поднимаю свою задницу в воздух, чтобы сделать ее более доступной для него. Потом чувствую, как он проводит руками по моей спине и заднице. Он разминает теплыми ладонями мои ягодицы, а потом — удар. Он шлепает меня по заднице, и я стону. Было больно, но приятно. Он еще раз массирует мою задницу и снова шлепает меня Мы повторяем это несколько раз, а потом я чувствую поцелуи на своей заднице. Он сосет и кусается, но продвигается все ниже. Я слышу, как он плюет, и чувствую что-то теплое на своей заднице. А потом: — Ой! Блядь! — он пихает что-то мне в задницу. Это его палец? Он оставляет его там, позволяя моим судорожно сокращающимся мышцам приспособиться к его присутствию. Через минуту он медленно вытаскивает палец и осторожно втягивает его обратно. Он повторяет это медленно, чтобы я привык. Она меняется от боли к удовольствию. В конце концов, я стону от удовольствия: — Ох, папочка.        Он двигает пальцем все быстрее и быстрее. Я поднимаю бедра навстречу ему. — Помедленнее, принцесса. Я замедляюсь, мое дыхание замедляется. — Ааа. Блядь, Ким — выдохнул я. Он еще плотнее. Должно быть, он сунул туда еще один палец. После того, как первоначальная боль проходит, он чувствует себя хорошо. Это заставляет меня чувствовать себя полнее. Я приспосабливаюсь, и он мягко двигается, а затем увеличивает движение. Я покачиваю бедрами, а он вонзает пальцы мне в задницу. — Тебе нравится, принцесса? — он мурлычет мне в ухо. — Да, о да, папочка. Мы продолжаем в том же духе, он двигает пальцами и находит мою простату. — Твою мать! — восклицаю я. Это потрясающее чувство. Он бьет меня по простате, и я превращаюсь в стонущее месиво. Тяжело дыша, я подхожу все ближе и ближе. Дерьмо. Тэхен вдрачивает в меня все сильнее и сильнее. — Черт возьми! Наконец, меня настигает оргазм. — Черт возьми! Ах, папочка, — я тяжело дышу и кончаю на кровать. Черт. Я лежу там с минуту и поворачиваюсь, чтобы увидеть Тэхена на полу, качающего себя. Он тяжело дышит и смотрит на меня голодным взглядом. Я сажусь и слезаю с кровати. Потом присаживаюсь рядом с ним. Я хватаю его значительный член в свои руки и массирую его для него, ухмыляясь на моем лице, мудак. Он откидывается на руки и закрывает глаза. — О да, черт возьми. — он говорит. Мне нравится, что теперь он в моей власти. Он стонет, а потом кончает на меня. — Бля. — белая липкая масса у меня на груди и немного на лице. Тэхен сидит там с темным, закрытым взглядом в глазах. Какого черта мы только что сделали?        Я встаю и хватаю одеяло, на котором лежит моя сперма. Я вытираюсь им, прежде чем бросить его в корзину с грязной одеждой Хосока. Прости, Хоби. Я хватаю с пола свою одежду и надеваю ее. Тэхен делает то же самое, но медленнее меня. Я даже не знаю, что ему сказать. Я не гей. Не знаю, зачем я это сделал.        Я смотрю на Тэхена, желая взглянуть ему в лицо, чтобы проанализировать, что я должен сказать. Он просто смотрит на меня, и я не могу понять выражение его лица. — Этого никогда не было, — говорю я быстро, сердито, — я убью тебя, если ты скажешь хоть слово об этом.        Я спускаюсь вниз и растворяюсь в толпе гостей. Все мои друзья слишком пьяны или заняты, чтобы заметить мое отсутствие. Как долго меня не было? Я иду на кухню и наливаю себе крепкого рома с небольшим количеством колы.        Я оглядываю кухню, место, где я бывал сотни раз до этого. Я опрокидываю свой бокал и залпом осушаю его. А теперь я хочу немного повеселиться. Я прохожу через заднюю дверь туда, где находятся несколько моих товарищей по команде и несколько незнакомцев. — Эй, ты куришь? — их спрашиваю. Они смотрят на меня испытующе. — Ты имеешь в виду сигарету? — я киваю. Одна симпатичная девушка улыбается: — У меня нет сигареты, но есть косяк. Хочешь немного?        Сейчас мне все равно, я просто хочу расслабиться. Я пожимаю плечами: — Конечно.        Она улыбается и достает из сумки зажигалку и косяк. Она кладет его в рот, закуривает и вдыхает. Потом выпускает огромное облако дыма, ударяя меня по лицу. Она слегка улыбается и протягивает его мне. — Спасибо, — говорю я, потом прижимаюсь к нему губами и делаю длинную затяжку, заставляя себя не кашлять. Я выдыхаю и делаю еще одну затяжку. — Бля, — говорит она, хихикая. Я смеюсь и протягиваю ее ему. Бэкхен, опережающий меня, берет его и вдыхает. Я улыбаюсь девушке: — Как тебя зовут? — Лиса, — говорит она. — Спасибо, Лиса. Она усмехается: — Хочешь отблагодарить меня как следует? Я чувствую, как жар приливает к моим щекам. — Пойдем, — она хватает меня за руку своей маленькой ладошкой. Она оборачивается и одаривает меня улыбкой. Я следую за ее маленькой фигуркой и черными волосами. Она ведет меня наверх. Она стучит в дверь, и я понимаю, что это дверь Хосока. Комната, в которой я только что был… Дверь открывается, и там стоит Тэхен. — Ой — хихикает Лиза, — извини, что мы просто…        Тэхен смотрит на меня, потом на нее, и его взгляд устремляется вниз, к ней, держащей меня за руку. — Все в порядке, — рычит он. Он протискивается мимо меня и исчезает. Как только он уходит, Лиса тащит меня в комнату Хосока. Она запирает дверь и стягивает через голову рубашку, открывая розовый лифчик. Она расстегивает свои джинсы и снимает их, открывая соответствующие розовые стринги. — Эй — она подходит ко мне, — ты в порядке?        В ответ я просто киваю. Мне нужно избавиться от вкуса Тэхена на моих губах, избавиться от образа его дрочки в моих глазах, избавиться от ощущения его внутри меня. Я должен сделать это с ней. Я никогда не делала этого ни с кем, кроме Тэхена. Он руководил всем этим.        Я подхожу к ней, наклоняюсь и осторожно целую в губы. Я чувствую ее улыбку и цепляюсь за мои плечи, стягивая рубашку через голову. Она смотрит на меня сверху вниз. — Это засосы? — Что? — я в замешательстве смотрю на свою грудь. Конечно же, на моей груди, плечах и шее тоже остались ярко-красные пятна. — Блядь, кто-то пометил тебя как своего. — она пожимает плечами, — ты симпатичный, но, — она наклоняется, поднимает свою одежду и пожимает плечами, — хотя… нет проблем.        Я чувствую себя неловко. Ну почему он, блядь, должен был оставлять на мне следы. Что я вообще с ним сделал? Лиса выходит из комнаты, а я остаюсь стоять, уставившись в стену. Стена, на которой я был во власти Тэхена тридцать минут назад. Ебать. Что случилось?        Я не могу ясно мыслить, последствия алкоголя и косяка затуманили мой разум, мои суждения. Все, что счастливо с Тэхеном, снова и снова прокручивается в моей голове. В одиночестве комнаты Хосока я смущен тем, что сделал. Я ненавижу, что позволял Тэхёну целовать меня и делать со мной такие вещи. Но хуже всего было то, что мне нравилось, когда он делал все это. Жар от нашего спора все еще свеж, ненависть друг к другу все еще сильна. Ласковые имена, боль, порка. Конечно, может быть, это и извращенно, но я нашел его чертовски горячим. Я была захвачен, и он заставил меня сойти с ума — сойти с ума по нему.        Конечно, я все еще ненавижу его. Он гребаный мудак. Но будь я проклят, если не признаю, что это было приятно. Лучший оргазм, который я когда-либо испытывал. И это было буквально в руках Тэхена. Черт, как же мне снова встретиться с ним лицом к лицу? Я уверен, что он никому не расскажет, тогда это разоблачит его. Я просто сделаю вид, что этого не было. Может быть, он был тайно пьян или под кайфом и не вспомнит об этом. Я вздыхаю. Подхожу к окну Хосока и открываю его, наслаждаясь холодным воздухом, который омывает меня. Блядь, Тэхен только что испортил мне жизнь еще больше.

***

       Я ненавижу себя за то, что после той ночи все еще думаю о том, что случилось в комнате Хосока. Я не могу избавиться от переполнявших меня чувств — ненависти и удовольствия.        Следующие несколько недель проходят, а Тэхен меня игнорирует. Мы вернулись к нашей обычной рутине и забыли о существовании другого. Но, кажется, я не могу забыть его. Я хочу драться с ним, спорить, злить его. Я хочу поднять его на ноги. Я хочу, чтобы он признал меня.        Я ненавижу себя за это. В конце концов, он мой заклятый враг. Я ничего так не хочу, как сломить его, заставить заплатить за всю боль, несчастье и смущение, которые я испытывал в старших классах.        И он просто ходит вокруг, как будто он какой-то чертов Бог. Все наши товарищи по команде следуют за ним, как за Пророком. Я никогда не вижу его одного, он всегда с кем-то, смеется, разговаривает, дружелюбен. И это бесит меня до бесконечности.        Как бы мне ни хотелось узнать, что произошло той ночью, я не осмеливаюсь заговорить об этом. Я хочу забыть об этом, притвориться, что ничего не было. Именно это я и собираюсь сделать.        Тренер ничего не сказал нам о нашей игре, так что, я думаю, мы достаточно хорошо играем вместе, но настоящее испытание будет на предстоящем матче на следующей неделе. Мы играем против некоторых местных колледжей, и Тэхен, и я будем играть против игроков, которые лучше нашей команды, потому что, если быть честным, остальная часть нашей команды довольно дерьмовая. Они в основном играют для развлечения, но не я. Я хочу победить. Я хочу быть лучшим. И я получал удовольствие от того, что был лучшим в команде, пока не пришел Тэхен. Теперь он бросает мне вызов своей дерзкой ухмылкой и высокомерным смехом. Мы не разговариваем друг с другом и играем бок о бок в тишине. Время от времени я вижу, как тренер наблюдает за нами с другого конца корта, иногда он просто качает головой, но никогда не вмешивается. Это самое лучшее, что может получиться. Он должен быть просто счастлив, что мы не проливаем кровь на зеленом корте.        Итак, во время тренировки мы играем и выигрываем у наших товарищей по команде. Я готов к этому. У меня скоро экзамен, и мне нужно учиться. — Ладно, давай покончим с этим на сегодня! — говорит тренер. Я вздыхаю и протягиваю руку, чтобы вытереть пот с лица. Я вижу, как Тэхен подтягивает нижнюю часть своей рубашки, чтобы сделать то же самое, и мне показывают кусочек его тонкой талии и тонированные мышцы. Я стараюсь не сниматься, но, вау.        Я прохожу по площадке, собираю инвентарь и тащу его в раздевалку. Как только они убираются, я кладу ракетку и бутылку с водой в шкафчик, достаю полотенце и чистую одежду. Я слышу, как шумит душ, и вижу, что шкафчики Намджуна и Ыну все еще открыты. Я иду к кабинке и начинаю смывать пот и грязь с сегодняшнего дня. Я действительно не хочу возвращаться в общежитие и заниматься, зная, что, вероятно, засну, тупо уставившись на свои записи в течение десяти минут, просто так это происходит.        Я выключаю воду и, обернув полотенце вокруг талии, выхожу из кабинки. Направляясь к своему шкафчику, я вижу его. Тэхен. Я сглатываю, наблюдая, как он, одетый в обтягивающие трусы, роется в своей сумке, я предполагаю, чтобы найти больше одежды. Я пробегаю взглядом по его тонким голым ногам, таким длинным, и по мускулам спины, которые изгибаются при каждом движении. Его каштановые кудри были влажными и длиннее, чем обычно. Я думаю о том, как приятно было чувствовать мои руки на его теле той ночью…        Блядь.        Я смотрю вниз и вижу, как под полотенцем начинает формироваться стояк. Я осознаю, что стою неподвижно, наблюдая за Тэхеном, и напрягаюсь. — Видишь что-нибудь, что тебе нравится?        Тэхен медленно поворачивается и смотрит на мою промежность, и я замираю, прикрывая свой полутвердый пенис. Будь сильным, Чонгук, не позволяй ему добраться до тебя.        Но он все-таки добрался до меня. Эта упругая попка и стройные ноги… — О, неужели? — сейчас он стоит передо мной, без рубашки, в одних трусах, как Бог. Почему у него такое красивое тело? Это не похоже на то, что мне нравится или меня влечет к нему (я игнорирую свою промежность), я просто смотрю на него и восхищаюсь им, желая, чтобы он был благословлен. Да, именно так. Он смотрит на мою промежность: — Что случилось? — ненавижу притворную невинность в его голосе. — Отвали, Ким, — рычу я. Он поднимает глаза и ухмыляется, делая шаг ко мне. Я отступаю, желая оказаться как можно дальше от его обнаженного тела. — Что случилось, Чон? — он дразнится. Моя спина упирается в стену из шлакоблоков. Черт. Он снова поймал меня в ловушку, положив левую руку на стену над моим плечом. Я избегаю его взгляда и пытаюсь придумать, как избежать этой неловкой ситуации. — Мне нужно одеться, — говорю я не очень уверенно. Он протягивает правую руку и берет меня за подбородок, притягивая мое лицо к своему. — По-моему, ты пялился на меня, Чон.        Я слегка встряхиваю головой, насколько это возможно, когда он держит мой подбородок в своей руке. Он хихикает: — Я думаю, что так и было. Я думаю, что ты бегал своими похотливыми глазами вверх и вниз по моему телу, проверяя меня. Я думаю, что тебе стало трудно просто смотреть на меня, опустошая меня своими глазами.        Я в шоке открываю глаза. Какого черта? Он что, блядь, читает мысли или что-то в этом роде? Я чувствую, как мои щеки горят от смущения. — Ты такой самоуверенный, Ким. Никому ты, блядь, не нужен, засранец — ухитряюсь выплюнуть я. Он одаривает меня мрачной ухмылкой — Правда? Что тебя так взбесило? — Я… нет. — я все еще прикрываю руками промежность. — Неужели? — он поднимает бровь и смотрит вниз. Я закрываю глаза и молюсь, чтобы он этого не увидел, затем слышу, как он смеется:  — Хочешь, я отсосу тебе, детка?        Я резко открываю глаза в шоке. Он сказал то, о чем я подумал? Черт, я чувствую, что становлюсь еще тверже, и стону. — Я не гребаный гей, Ким. — бормочу я, щеки у меня наверняка ярко-красные. Он ухмыляется: — Я тоже не ребенок. — и с этими словами Я чувствую, как мое полотенце стягивается, открывая мой стояк во всей его красе. — Черт, — шиплю я. Попытавшись прикрыть его руками, но Тэхен хватает меня за запястья и прижимает их к моей голове, прижимаясь лицом к моей шее, касаясь горячими губами моей кожи. — Я хочу, чтобы ты отсосал у меня, — шепчет он. — К-какого хуя, Ким. Я не… — он целует меня в шею, и я вздыхаю, — гей. Я не трахаюсь… — он снова целуется, — я гей. — И я сказал тебе, Чон, я тоже не такой. — он останавливается и отстраняется достаточно, чтобы посмотреть мне в глаза. Я вопросительно поднимаю бровь и он вздыхает: — Я тверд, и ты тоже. Так что отсоси у меня, детка — рычит он. Я чувствую, как мое лицо краснеет. — Блядь. Я чертовски ненавижу тебя. — Я тоже тебя ненавижу. А теперь ты собираешься отсосать у меня? — он смотрит на меня, нахмурив брови. Я смотрю на него: — Я не хочу, чтобы твой противный член был у меня во рту. — Я, блядь, принял душ десять минут назад. — Я не знаю, как сделать чертов минет. — закатываю я глаза. — Просто делай это так, как делают девушки. — Я…— я отвожу взгляд. — Что, у тебя никогда не было минета? — он смеется надо мной. — Отвали, Ким, — ворчу я.        Прежде чем он успевает продолжить издеваться надо мной, я сажусь на корточки у стены и стягиваю его черные трусы на пол. Его член подпрыгивает и бьет меня по лицу: — Дерьмо. — Тэхён прекращает смеяться и смотрит, что я делаю. Ладно, Чонгук, ты можешь это сделать. Я не могу поверить, что собираюсь это сделать. Я собираюсь отсосать член. И не просто какой-то член, а член Ким, блядь, Тэхена.        Я кладу руки на основание его большого члена и осторожно обхватываю его губами. На вкус он соленый. Я закрываю глаза и открываю рот шире, чтобы вместить больше его длины. Я слышу, как он задыхается. Я проглатываю его так много, как только могу, а затем медленно начинаю двигать своим ртом назад, чтобы облизать кончик. На нем есть немного предэякулята, и я морщусь, пробуя его на вкус. — Чертовски противно, — говорю я. — Заткнись нахуй и продолжай это делать, — он хватает меня за волосы и возвращает мое лицо к своему члену. Я обдуваю его воздухом, а потом снова прижимаюсь губами к кончику. Я посасываю кончик и вращаю языком. Затем, я положил больше длины в рот, медленно двигаясь вверх и вниз по нему. — Черт, — стонет он. Я продолжаю двигаться и смотрю на него снизу вверх. Одна его рука все еще запуталась в моих волосах, другая поддерживает его у стены. Его глаза закрыты, он тяжело дышит и время от времени стонет. Тэхён внезапно открывает глаза и смотрит на меня. Я смотрю на него, его щеки пылают, он тяжело дышит, я посасываю сильнее и двигаюсь быстрее. Он издает стон.        Я сосал еще сильнее и двигалась еще быстрее. Он начинает стонать все сильнее и сильнее. Я беру его глубоко в горло и чуть не давлюсь. Затем, просто чтобы позлить его, я убираю свой рот и дьявольски ухмыляюсь ему. Он пристально смотрит на меня, тяжело дыша: — Какого хуя, почему ты остановился? — Причина. Он выглядит сердитым, и я смеюсь. — Пошел ты, Чон. — Умоляй. — Что? — я вижу, что его глаза полны желания. Нужно кончить. — Умоляй меня помочь тебе закончить. — мне это слишком нравится. Он хмурится. — Я не собираюсь, блядь, умолять тебя, — я крепче сжимаю основание его члена. — Пошел ты, Чон. — Я уверен, что ты этого хочешь, Ким. А теперь, блядь, ты будешь умолять меня позволить тебе кончить?        Он бросает на меня убийственный взгляд, но не осмеливается ничего сделать, так как я крепко держу его мужское достоинство. — Скажи мне, Ким, как сильно ты этого хочешь. — я хихикаю. — Пожалуйста, Чон. Трахни меня своим чертовым стервозным ртом, шлюха, — скулит он. Я просто ухмыляюсь ему и продолжаю: поворачиваю свой язык вокруг его покрасневшего кончика, а затем начинаю сосать и брать его глубоко в рот, двигаясь назад к кончику, а затем снова вниз к его основанию. Он сжимает мои волосы еще сильнее, когда его стоны начинают набирать силу. Он еще сильнее прижимает мою голову к своей промежности, и я чуть не задыхаюсь от его длины.        Расплата. Я думаю о том, чтобы остановится. Гребаный мудак.        Он начинает толкаться в мой рот, в то время как я продолжаю атаковать его член своим ртом. — Черт, так хорошо, — говорит он. Двигаясь быстрее, я чувствую больше предэякулята. — Ах, — стонет он. — Черт, а, детка.        А потом я чувствую, как что-то горячее и горькое проникает в мое горло. Гребаный член только что кончил мне в рот. Я проглатываю его, так как он уже был в задней части моего горла. Я отрываю рот от его члена, но при этом царапаю его зубами. — Ой! Черт, Чон, — рычит он, глядя на меня сверху вниз. — Ты, блядь, кончил мне в рот! — кричу я. — Упс. — он только ухмыляется. — Мудак. — я ухмыляюсь ему и встаю. Он наклоняется и прижимает меня к стене: — Хорошо, — говорит он с ухмылкой и переворачивает меня. Я вздрагиваю, когда мой член прижимается к холодной бетонной стене. Он кладет руку мне на левое бедро и прижимает к стене. Я слышу, как его рот что-то посасывает, а потом: — Раздвинь ноги, — говорит он глубоким голосом. — Ч-что? — Раздвинь ноги, придурок, — рычит он. Я делаю это, а затем он отрывает мой живот от стены, положив руку мне на бедро. Я чувствую, как палец скользит вниз по моей промежности, а затем обводит вокруг края моей дырочки. Его палец влажный и теплый. Странное ощущение. Я задыхаюсь, когда он засовывает свой палец внутрь меня. — Черт, — шиплю я. — ты сказал, что отсосешь мне — Нет, это слишком по-гейски. — я начинаю злиться, но прежде чем успеваю что-то сказать, чувствую, как он еще глубже вонзает в меня палец. — А это не так? — я задыхаюсь, когда он начинает втягивать палец, но потом убирает его обратно. — Отвали, Чон. — я морщусь, когда он начинает ускоряться, двигая пальцем во мне и из меня. После того, как первоначальный дискомфорт проходит, я обнаруживаю, что наслаждаюсь этим, выгибая спину к стене, чтобы моя задница была сильнее выгнута. — Блядь. — стону я и морщусь, когда он добавляет еще один палец и начинает набирать темп, все еще не настроившись на вторую волну. — Твою мать, — хнычу я. Теперь я начинаю чувствовать себя хорошо и двигаю бедрами с его рукой, погружаясь в нее, чтобы получить большее давление. — Сильнее, — стону я. — Умоляю. — я слышу, как он хихикает. — Ч-что? — я открываю глаза. Он замедляет размах и не идет так глубоко. — Умоляй, детка.        Я хмурюсь, я хочу отвергнуть его, но я хочу кончить, мне нужно кончить. Внезапно я чувствую, как он тянется вверх под другим углом, и, о боже, это так приятно. Невероятное ощущение, проходящее через мое тело. — Ааа, о, прямо здесь. — Там? — спрашивает Тэхен, попадая в то же самое место. — Да, да, — хнычу я. — Ты хочешь, чтобы я тронул тебя там? — снова спрашивает он, понизив голос. — Да, пожалуйста. — Умоляй. — клянусь, я слышала улыбку в его голосе. — Пожалуйста, прямо здесь — стону я, двигая пальцами слишком медленно и страстно желая, чтобы это место атаковали его умелые пальцы. — Не хватает секретного слова, — цыкает он. — Ч-что? — растерянно спрашиваю я. — Папочка, — шепчет он. Я чувствую, как мои щеки краснеют, когда я вспоминаю ту ночь и то, как я так легко назвал его папочкой. — Ты чертов псих, — бормочу я. — Что это было? — невинно спрашивает он, нежно ударяя меня по простате. — О-О, да, — сдаюсь я. — Пожалуйста, папочка, прямо здесь. — Конечно, принцесса. — он хихикает. И так, он продолжает бить меня в мою сладкую точку. Я начинаю непристойно стонать, скулить и умолять, — Быстрее, пожалуйста, папочка        Я чувствую, что готов кончить, и я делаю это. — О, о да… черт, папочка. — я чувствую, как моя сперма брызжет на стену, и я остаюсь тяжело дышать, прижавшись лицом к стене, пальцы Тэхена все еще в моей заднице. — Убери свои пальцы из моей задницы, — угрожаю я. — Минуту назад ты хотел, чтобы они были там. — он смеется. — Отвали, — и я отталкиваю его от себя, его пальцы вытягиваются, когда я вздрагиваю от пустоты. Я наклоняюсь, чтобы взять полотенце и вытереть сперму. — А теперь мне нужен еще один чертов душ, — ворчу я, но решаю, что хочу выбраться отсюда, поэтому я снова приму душ в безопасности своей комнаты. — Отойди, — я отталкиваю Тэхена от себя, когда он наклоняется, чтобы поднять трусы с земли. Мы ничего не говорим и подходим к своим шкафчикам, чтобы молча одеться. Я не могу поверить, что только что сделал с Тэхеном. Я мысленно пинаю себя.        Я хватаю свои вещи, выхожу из раздевалки и иду в общежитие. Захожу внутрь и нажимаю кнопку этажа. Я живу на шестом этаже, и мне сейчас не хочется подниматься по этой лестнице, скажем так, у меня немного болит задница. Я чуть не обделался, когда слегка повернулся и увидел дьявола позади себя. — Какого черта? — шиплю я. — Что ты здесь делаешь? — я оглядываюсь вокруг, гадая, что же он делает. Он преследует меня? Как же я не догадался, что он преследует меня. — Жду лифта. — он говорит, совершенно нормально, ведет себя так, как будто мы не просто делали какие-то хэнки-пэнки в раздевалке. — Но почему? — я смотрю на него широко раскрытыми глазами. — Потому что я иду в свою комнату? — он поднимает бровь, глядя на меня. — Ты здесь живешь? — недоверчиво спрашиваю я. В нашем кампусе есть несколько общежитий, так что я никогда не думал, что буду настолько проклят, чтобы он жил в том же здании, что и я. Он кивает и поднимает бровь, глядя на меня: — Что? Неужели ты думал, что я преследую тебя? — я бледнею. Он закатывает глаза — Ты так полон собой, Чон.        Подъезжает лифт, и я просто стою, пока он проходит мимо меня. Я быстро вбегаю, прежде чем дверь закрывается. Я иду нажимать ‘6 " и вижу, что он уже нажат. — Ты, должно быть, издеваешься надо мной, — бормочу я. Тэхен просто игнорирует меня. Меня не волнует, что он считает меня психопатом, я просто не хочу видеть его больше, чем должен. И осознание того, что он так близко ко мне, просто выбивает из колеи. Я не хочу знать, что он находится прямо по коридору от меня, пока я сплю.        Мы поднимаемся на шестой этаж, я тороплюсь и поворачиваю налево, чтобы пройти в свою — 622 комнату. Я пытаюсь отпереть дверь и слышу:    — О, 622. — я оборачиваюсь и вижу, как Тэхен проходит мимо меня по коридору, и он направляется в свою комнату 627. — Преследователь. — бормочу я, входя в свою комнату.
Примечания:
На самом деле, мне не важно число просмотров или лайков. Я перевожу для тех, кому интересна работа. И число "Жду продолжения" меня не особо волнует, я все равно выложу главу. Эту функцию я ставлю, для того, чтобы убедится в наличии читателей фанфика.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты