Singles to Doubles

Слэш
Перевод
NC-17
Заморожен
22
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/25418155?show_comments=true&view_full_work=false#comment_348317464
Размер:
Макси, 208 страниц, 23 части
Описание:
Чонгук теряет все, ради чего он когда-либо работал. В один момент, когда Ким Тэхен делает скользкий трюк, в результате чего Чонгук теряет свой шанс квалифицироваться на Олимпийские игры. Много лет спустя Чон становится капитаном теннисной команды в своем университете, когда появляется новый студент - Ким Тэхен, Чонгук дает знать о своей ненависти. Парни вынуждены работать в команде. Что происходит, когда эти два человека вынуждены работать вместе?
Примечания переводчика:
Это мой первый перевод. Если будут ошибки, то исправьте меня.
Разрешение на перевод получено.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
22 Нравится 6 Отзывы 12 В сборник Скачать

10 глава

Настройки текста
       И мы победили.        Тренер отвез нас с Тэхёном на двухчасовую дистанцию до соревнований. Это было в каком-то колледже, который был намного красивее нашего, и как только мы туда попали, нам пришлось переодеться и согреться. Мы сыграли так много матчей, что они, казалось, сливались воедино.        Я работал и играл усерднее, чем когда-либо за долгое время. Это был такой важный день, и я боялся, что Тэхён заставит всю мою тяжелую работу рухнуть из-за одной ошибки. Так что я бегал быстрее, был внимателен и стал более тщательно разрабатывать стратегию.        Тэхён все еще медленно поднимался на ноги, но я наверстал упущенное. Я ожидал этого, и к нашему последнему матчу было болезненно очевидно, что он не собирается идти в ногу.        Но я справился. Я зацепил мяч ракеткой и швырнул его через сетку нашим соперникам. Они поняли, что он медленно передвигается, поэтому они делали выстрелы, на которые он не мог реагировать достаточно быстро. Но получал их я.        И так, наш последний матч мы выиграли. В тот день мы всё выиграли. Я был в восторге. Я вскочил на тренера. Он обнял меня, и пообещал угостить меня и Тэхёна праздничным ужином вечером.        Он подождал, пока мы соберем свои вещи, а затем отвез нас в отель. Мы зарегистрировались, и я пытался контролировать смешанные чувства, которые у меня были, когда тренер вручил нам ключ от номера.        Конечно, этого следовало ожидать. Наша школа не кричит о богатстве, и на последнем турнире у нас было по двое в комнате. Так что вполне логично, что Тэхён и я должны были бы жить вместе, пока у тренера была отдельная комната.        Мы бросили наши сумки вниз после того, как тренер сказал нам, во сколько встретиться за ужином, и я нервно оглядел комнату. Тэхён просто сидел на краю кровати, спиной ко мне. Я не знал, что делать и что говорить. В последний раз мы разговаривали, когда я кричал на него вчера. Что я должен сказать? «Хорошая работа?» Нет, потому что я должен был прикрыть его задницу. «Слава богу, я быстр?» Нет, слишком дико. Я потираю лицо руками. — Хочешь сначала принять душ? — доносится с другой стороны комнаты. — Можешь идти первым, — отвечаю я. Он встает и идет в ванную, громко хлопнув дверью. Черт, это будет нелегко.        Это не похоже на Тэхёна. Нормальный Тэхён стал бы осыпать меня оскорблениями, изо всех сил стараясь сказать что-нибудь такое, что могло бы задеть меня за живое. Нормальный Тэхён попросил бы меня отсосать ему с дерзкой ухмылкой на лице. Нормальный Тэхён хвастался бы тем, какой он удивительный и какой я отстой. Но он не делает ничего из того, что сделал бы нормальный Тэхён. В чем его проблема? Он действительно расстроен из-за того, что я сказал? Я поднимаю руку и чешу затылок. Как я переживу ночь с Тэхёном? Дверь открывается, и я вырываюсь из своих мыслей. Вот он стоит во всей своей великолепной славе. Белое полотенце вокруг талии, мокрые пряди волос цвета красного дерева, струящаяся вода по его подтянутой груди, широкие плечи на виду, живот, скользкий от воды, V-образная форма, которая ведет вниз к его члену… Я отрываю взгляд от его тела и вижу, что он смотрит на меня. Я чувствую, как мои щеки краснеют. — Видишь что-нибудь хорошее? — кисло говорит он.        Я не ожидал от него такого тона, он кажется раздраженным, но я ничего ему сегодня не сделал! А вот, вчера… Но все же… Тэхён всегда такой уравновешенный и предсказуемый, когда речь заходит о его высокомерии и эгоистических чарах. Но не сейчас. Так что, возможно, именно поэтому я отвечаю правдиво. — Да, — бормочу я. Он косится на меня и идет к своей кровати. — Я сейчас приму душ! — я вскакиваю и запираюсь в ванной, нуждаясь в тонкой деревянной двери между нами, потому что, черт возьми, мне нужно немного пространства.        Я снимаю с себя потную одежду и складываю свою рядом с одеждой Тэхёна, которую он оставил здесь. Почему он всегда носит брюки? Разве ему не жарко во время игры? Я хлопаю себя ладонью по лицу. Ладно, Чонгук, соберись со своими ёбанными мыслями.        Во-первых, Тэхён злится на меня, что вполне понятно, учитывая, как я вел себя вчера.        Во-вторых, Тэхён обычно уже заканчивал свои стервозные комментарии, так что, я сделал что-то еще? Или он все еще злится из-за вчерашнего?        В-третьих, Тэхён ведет себя ненормально, основываясь на цифре два.        В-четвертых, Тэхён очень хорошо выглядит без одежды. Блядь. Не думай об этом.        Я принимаю холодный душ, потому что мне нужно успокоиться. Затем вытираюсь полотенцем в ванной и открываю дверь, чтобы переодеться. Я ожидаю увидеть Тэхёна, растянувшегося на кровати с телефоном, или смотрящего телевизор, или еще что-нибудь. Но я совсем один.        Я дуюсь и хватаю свою одежду из моего багажа, натягивая пару черных узких джинсов, белую рубашку и берцы. Подумав я заправляю рубашку, натягиваю черный ремень и хватаю свою джинсовую куртку на всякий случай. Я не хочу быть здесь, когда он вернется, или если вообще вернется.        Я спускаюсь в вестибюль и выскальзываю наружу. На территории отеля есть изолированная территория, обсаженная деревьями, кустарниками, цветами, скамейками и статуями. Я решаю, что это хорошее укрытие до 20:00, когда тренер назначит нам встречу. Я закрываю глаза, когда сажусь на железную скамью, металл холодит мою задницу, но мне все равно, не хочу быть внутри.        Я просто не знаю, как смотреть ему в лицо. Я не силён в чувствах, и я не говорю, что у меня есть чувства, я просто имею в виду, что я не силен в эмоциях. По какой-то причине я не хочу причинять ему боль. Кто бы мог подумать, что я так подумаю. Боже, должно быть, со мной что-то не так, обычно я наслаждаюсь его страданиями.        Мне нужно все исправить, я просто не знаю как. Только до тех пор, пока мы сможем вернуться к нашим ссорам и дракам. Мне не нравится этот тихий, угрюмый, жалкий, холодный Тэхён. Я хочу, чтобы старый Тэхён вернулся. Я хочу, чтобы мой Тэхён вернулся. Блядь, не думай о геях.

***

       Тренер Бан бубнил о какой-то случайной ерунде, связанной с его женой или чем-то еще, я не знаю.        Все, на чем я мог сосредоточиться — Тэхён. Он сидел напротив меня и ковырялся в своей еде, казалось, прислушиваясь к каждому слову тренера, как будто он говорил нам ингредиенты для эликсира бессмертия.        Я смотрел, как его длинные ловкие пальцы отдают посуду. Я наблюдал, как любой кусок пищи, который он так тщательно разрезал, был благословлен тем, что оказался у него во рту. Здорово, Чонгук, ты завидуешь куску курицы.        К черту мою жизнь.        Его подбородок был таким сильным, таким совершенным, когда он жевал, не сводя глаз с тренера. Из-под свободной футболки торчала лопатка.        Он не смотрел на меня весь вечер. Мне нужно было его внимание. Я хотел, чтобы его глубокие карие глаза светились озорством, когда он смотрел на меня.        Я хотел увидеть его ухмылку, потому что это было так близко к его квадратной улыбке, как я обычно получаю.        Я хотел, чтобы он смотрел на меня.       Я хотел, чтобы его руки были на мне.        Я хотел, чтобы он был во мне.        Я хотел его.        Я прикусываю губу и нерешительно накручиваю лапшу на вилку. Тренер сосредоточен на своем телефоне, читая нам газетную статью о турнире или что-то в этом роде. Но мне было все равно. Меня волновал только Тэхён. Мне нужно было привлечь его внимание. Я протянул под столом ботинок и потерся своей ногой о его икру.        Его глаза метнулись ко мне. Я просто смотрел ему в глаза, а он — мне. О чем он только думает? Я прикусил губу и снова тронул его. Он вопросительно прищурился. Я слегка надул на него губы. Ким бросил на меня свирепый взгляд. Я нахмурилась и легонько потерся ногой о его колено. Его глаза расширились, и я ухмыльнулся.        Я поднял ногу повыше, так что она оказалась между его бедер. Потрясенное выражение его лица сменилось более мрачным и голодным. Я зажал нижнюю губу между зубами и уперся пальцами ног в его промежность. Его лицо покраснело, и я сделал это снова, тогда он сделал глубокий вдох. Я потер еще немного и смотрел, как он извивается. Я тихонько хихикнул, тренер ничего не замечал и все еще бубнил, читая статью.        Я продолжал толкать, тереть, дразнить его ногой. Он подавлял свои вздохи и стоны через руку, как звуки согласия по поводу статьи, которую читал тренер. Мне так хотелось смеяться. Я сосредоточился на Тэхёне и его реакции. Тэхён потянулся за водой, а тренер сказал: — Хорошо, мальчики. Давай на этом закончим. — он положил руки на стол и встал. — Увидимся утром. Не засиживайся допоздна. — он бросил предупреждающий взгляд и ушел, чтобы расплатиться по счету.        Я начал спускать ногу вниз, но Тэхён сунул руку под стол, чтобы схватить ее. — Не так быстро, детка, — прорычал он. Его глаза горели желанием, и я знал, что он не отпустит меня так легко.        Я одарил его нахальной ухмылкой и выдернул ногу из его хватки, наслаждаясь тем фактом, что ему придется иметь дело со стояком в штанах в комнате, где обедают по меньшей мере пятьдесят человек.        Я выскочил из гостиничного ресторана и направился к лифту, надеясь добраться туда до того, как Тэхён придет и найдет меня. Неужели мне так повезло? Нет.        Тэхён подошел ко мне, как большая кошка, опустив голову и натянув рубашку, чтобы прикрыть неполадку в штанах. Я вздрогнул, когда он вошел в лифт, притягивая меня к себе. Я вдыхаю его запах, смесь чего-то древесного и теплого. Мне это слишком нравится. Я должен спросить его, что он использует, чтобы я мог купить немного…        Он кладет руки мне на бедра, прижимая меня к себе: — Неужели ты думал, что я позволю тебе уйти вот так? Хм? — он прижимается лицом к моему уху, и я чувствую теплое дыхание на своей шее, посылая дрожь удовольствия по всему телу. — Мне нужно было привлечь твое внимание, — бормочу я, стараясь не задыхаться от близости его губ, как сильно я хочу, чтобы они касались моей кожи. — Ты такая шлюха для моего внимания, детка. — он напевает. Я стону в знак согласия, когда он касается своими мягкими губами моей шеи. Он облизывает мою голую шею, и я наклоняю голову, давая ему больше места. — О, я не думаю, что ты заслуживаешь моих поцелуев, детка. Я вцепляюсь руками в его рубашку. — Пожалуйста? — тихо плачу я, прижимаясь к нему. Он шипит, когда наши тела соприкасаются, его эрекция трется о мое бедро. Я прижимаюсь поцелуем к его гладкой коже. Он рычит: — Ты такой сопляк. Я отстраняюсь и смотрю на него: — Да? — Да, — хрипит он. Я ухмыляюсь и понимаю, что мы не нажимали на кнопку этажа в лифте. К счастью, нас никто не потревожил. Я жму на наш этаж, предполагая, что у нас будет минута наедине, если кто-то еще не войдет. — Я покажу тебе, каким дерзким я могу быть, — мурлычу с, как я надеюсь, соблазнительной улыбкой.        Я падаю на колени, когда лифт начинает свой подъем. Далее облизываю его твердость через джинсы, и он стонет. Я продолжаю лизать и покрывать его член слюной через джинсы. Он хватает меня за волосы и стонет: — О, черт, детка.        Я делаю все возможное, чтобы доставить ему удовольствие через его штаны и с ограниченным временем, но прежде чем я могу сделать что-то еще, дверь издает звон. После того, как дверь открыта, я бегу по коридору в нашу комнату, открываю дверь, и он следует за мной. — А-а-а! — я плюхаюсь на кровать, — я устал. Давай спать. Он стоит надо мной, свирепо глядя: — Эээ, нет. Ты только что трахнул меня ногами на публике и трахнул ртом через мои джинсы. Я невинно приподнимаю бровь: — Ну и что? Он хмурится — Итак, у меня здесь нет никого, кто мог бы мне помочь.        Он наклоняется, кладет руки по обе стороны от меня на кровать и перелезает через меня: — Моя девушка в двух часах езды, — он поднимается на мое лицо и смотрит на меня, клянусь, он слышит, как бьется мое сердце, — и ты знаешь, как чертовски сексуально выглядит твоя задница в этих джинсах, — рычит он. Я весь дрожу от этих слов. То, как он рычит, просто чертовски сексуально.        Я смотрю на него широко раскрытыми глазами и сглатываю. — Да, — хрипит он. Он наклоняется и начинает сосать мою шею, — и твои бедра, детка, они выглядят так хорошо. — Ммм, — стону я, откидывая голову назад, чтобы дать ему больше доступа к моей шее с засосами, втайне любя, как они выглядят на моей коже. — Да, принцесса. Боже, и твоя талия, — он отстраняется и кладет руку мне на талию, — выглядит так хорошо, черт возьми.        Мне нравится, как он делает мне комплименты, будучи не уверен в своей внешности. Я краснею и смущенно отворачиваюсь: — Что ты собираешься с этим делать, папочка? — О боже, детка. — он снова наклоняется и целует меня в губы, и я открываю рот, желая попробовать его на вкус. Он обхватывает меня за талию и притягивает ближе, и я хватаю его за низ мешковатой рубашки, поднимая ее, чтобы сказать ему, что я хочу ее снять.        Он берет её и прерывает поцелуй, нависая надо мной. Когда он снимает рубашку, так что я благословлен видом обнаженного Тэхёна. Второй раз за сегодняшний день. — Блядь, — стону я, глядя на него. Я притягиваю его обратно к себе, и мы снова сжимаем губы. Мы целуемся с голодом, с потребностью. Я целую его, извиняясь, и думаю, что он тоже. Я провожу руками по его торсу, наслаждаясь ощущением мягких подушечек пальцев на мускулах, которые он так усердно тренировал. Он прерывает поцелуй и прижимается своим лбом к моему. Теперь я использую этот шанс. — Тэхён, — нерешительно говорю я, но смотрю ему в глаза и вижу шок, но продолжаю: — прости меня за вчерашнее. Он продолжает пристально смотреть на меня, и теперь я действительно чувствую себя неловко: — Что? Прости, я не должен был быть такой мразью с тобой из-за этого. Он прикладывает палец к моим губам, чтобы заставить меня замолчать. Мои глаза расширяются и смотрят на него. — Знаешь, это первый раз, когда ты называешь меня по имени, — тихо говорит он. Теперь я действительно краснею, отвожу взгляд, его палец падает с моих губ, не зная, что сказать: — Прости. Он прерывает меня поцелуем и отстраняется, сверкая глазами. Я лучезарно улыбаюсь ему, наслаждаясь похвалой — Правда? Он кивает. Я застенчиво улыбаюсь. — Ты устал? — спрашивает он. — Да, но… — возбуждён. Я прикусываю губу и отворачиваюсь. Он смеется — Давай поможем друг другу, хорошо, принцесса? — он наклоняется и чмокает меня в губы. — Хорошо, — тихо говорю я.        Это совсем другое дело. Каждый раз, когда мы занимались чем-то сексуальным, ему приходилось уговаривать меня, сопротивляясь. Но не сегодня. Сегодня я действительно хочу его без ссор и угроз.        Он откидывается назад и стягивает джинсы, и я тоже начинаю раздеваться. Когда мы оба обнажены, он подползает ко мне и целомудренно целует в губы. — Как обычно? — мягко спрашивает он с похотливыми глазами.        Я кусаю губы и не знаю, что сказать. Я хочу чего-то другого. Я хочу его. Я хочу, чтобы он был внутри меня. Не только его пальцы… — Нет. — Нет? — похоже, он в замешательстве. Я качаю головой, все еще пряча лицо. — Значит, ты не хочешь, чтобы я тебя трогал? — я качаю головой. — Принцесса, чего ты хочешь? — Трахни меня, — бормочу я. Тишина.        Я выглядываю между пальцами и вижу голодное выражение на его лице, глаза широко раскрыты, но полны искушения, губы зажаты между зубами. — Неужели? — тихо говорит он. — Да, только не делай мне больно. — Ты уверен? — Да. — Ты всегда говорил, что не хочешь, чтобы мой член был в тебе. — О, боже мой Тэхён! Просто трахни меня уже!        Он широко раскрывает глаза и заливается смехом и я вместе с ним. Мы оба лежали на кровати, глядя в белый потолок, и смеялись вместе. Мы когда-нибудь делали это раньше? Мне это нравится.        Тэхён укладывает меня, говоря мне на ухо сладкие пустяки. — Так красиво, детка, — когда он прижимается теплыми, влажными поцелуями к моей коже. — Так красиво, принцесса, — когда он покусывает мою чувствительную кожу, посылая умопомрачительные мурашки по всему телу, так что единственное, о чем я могу думать, это как сильно я хочу его и как он добр ко мне, прямо сейчас, в этот момент. — Так хорошо для меня, дорогой, — мурлычет он мне в живот. Я откидываю голову назад и прижимаюсь к нему бедрами, извиваясь от желания.        Чистая, необузданная похоть поглощает мое тело, и в этот момент мне наплевать на прошлое, на то, что произошло, что было сказано, о чем я думал. Мне плевать на все мои прежние предрассудки, мне плевать на мою гордость. Все, что меня волнует, это то, насколько хорош я могу быть для Тэхёна, когда он хвалит меня. Все, что меня волнует, это то, как хорошо мы можем чувствовать друг друга. — Такой хороший мальчик, — рычит он, целуя меня в талию, уверенный, что будет баловать меня поцелуями и стонами от удовольствия. — Мне нравится твоя талия, детка. Такой крошечный, такой хорошенький. — Ммм, — стону я. Он двигает своим ртом вниз и удивляет меня, когда облизывает мой кончик, стреляя удовольствием по моим нервам, синапсы сходят с ума. — Ааа! Хм. Я вскидываю бедра, и он смеется: — Кто-то беспокоится.        Я открываю глаза и смотрю на него сверху вниз, когда он ухмыляется мне с моего члена, высунув язык и снова облизывая кончик: — Чёрт! — шиплю я. Мне никогда раньше не лизали головку. Просто кончик его языка на моем кончике, так умопомрачительно и так хорошо.        Он не сводит с меня глаз, когда открывает рот и поглощает мой член, исчезая в его горячем, влажном рту. Я запрокидываю голову и хватаюсь за простыню, а он проводит языком по моей длине, двигая головой вверх и вниз. Это так приятно, и мой желудок начинает сжиматься, когда я чувствую, что приближаюсь, так скоро. — А! — я тяжело дышу, — так, так х-хорошо!        Он перемещает руку к основанию моего члена и сжимает, медленно двигая ртом. Я поднимаю голову, смотрю на него и вижу полоску слюны, соединяющую его рот с моим членом. Затем в перерывах, и я вижу, как влажен его рот, как его губы блестят от предварительной спермы и слюны, что должно быть отвратительно, но в этот момент все, о чем я могу думать, это о том, как чертовски жарко он выглядит после того, как спускается на меня.        Он посасывает мой член, скользкий от его слюны и предварительной спермы, и я зажмуриваюсь и теряюсь в удовольствии. Я чувствую, как мои пальцы подогнулись, а спина выгнулась дугой. Не успеваю я опомниться, как кончаю ему в руку, тяжело дыша и постанывая.        Сердце бьется неровно, дыхание прерывистое, я открываю глаза и вижу, что он держит мою сперму в руке. Я открываю рот, чтобы извиниться, но замолкаю, когда он быстро размазывает сперму на моём колечке мышц. — Ах! — я снова откидываю голову назад, теряясь в чувствах и не заботясь о том, что он делает, лишь бы мне было хорошо. Тело все еще чувствительно от оргазма, его пальцы стреляют ракетами удовольствия, когда он проводит по моему краю своими длинными пальцами. — Готова, принцесса? — он шепчет. — Да, Тэ, — хнычу я, нисколько не смущаясь тем, как отчаянно это звучит, потому что… Мне нужны его пальцы в моей заднице, как рыбе нужна вода. Он медленно проталкивает свои пальцы внутрь моего тела, мои мышцы раскрываются для него, страстно желая, чтобы он наполнил меня. Он толкается во мне, и я мяукаю от удовлетворения: — Ещё, Тэ, — умоляю я. Он вставляет в меня еще один палец, растягивая меня, когда он выходит из меня, разрезая мои стены, чтобы подготовить меня к нему. — Так хорошо, детка, — бормочет он. — Я хочу тебя сейчас, — тяжело дыша, смотрю на него сверху вниз. — Ты уверен? — он выглядит обеспокоенным. Я решительно киваю головой — Вставь свой член в меня, сейчас же, — требую я, слишком нуждаясь, чтобы беспокоиться о том, как это звучит. — Я… — он выглядит разочарованным, — у меня нет презервативов, — он опускает голову и надувает губы. — У тебя есть какие-нибудь болезни? — спрашиваю я. Он качает головой. — Тогда засунь свой член внутрь. Он резко вскидывает голову. — Ты… ты чист? — он вопросительно смотрит на меня. — Ты единственный, с кем я что-то делал, так что если ты, то и я, — стону я, член такой твердый, мышцы сжимаются от желания. Его глаза расширяются, когда он смотрит на меня сверху вниз. — Тэ! — я запрокидываю голову и крепко зажмуриваю глаза, — прекрати свои ёбанные разговоры. Если ты чист тогда тебе лучше засунуть этот толстый член в меня прежде чем я убью тебя. Я слышу, как он хихикает, а потом: — Черт! — я плачу. — О боже.        Он остаётся неподвижным, позволяя мне приспособиться к его члену внутри меня. Я уверен, что-то порвалось. Но это то, что я хотел, и я знаю, основываясь на пальцах до этого, что как только я приспособлюсь, боль превратится в удовольствие. Удовольствие настолько хорошее, что боль будет стоить того.        Его размер занимает у меня больше времени, чтобы приспособиться к нему, и он ждет, пока мои стоны утихнут, когда он целует мою грудь, шепча: — Тсс, ты так хорошо справляешься. Огонь в моей заднице начинает угасать, и мои мышцы разжимаются и приспосабливаются к инородному предмету внутри меня. — Хорошо, — шепчу я, — думаю, ты можешь начинать прямо сейчас. — Ты уверен, принцесса? — он бормочет У меня на груди, распространяя горячие волны по моим соскам. — Да, Тэ, — тяжело дышу я.        Он вытягивается немного, медленно, так медленно, что я вздрагиваю. Он снова входит и снова выходит, не торопясь и позволяя моему телу приспособить боль к удовольствию. — Ты так хорошо справляешься, принцесса, — он целует меня в шею, — такой хороший мальчик. Я стону в знак признательности, и он посасывает мою шею, двигаясь внутри меня. — Ох, — простонала я, когда он ускорил шаг. — Ты в порядке, детка? — он обнимает меня за шею и целует. — Да, да, я в порядке, — выдыхаю я. — Ты хочешь, чтобы я остановился? — спрашивает он. — Нет-нет. Не останавливайся, — быстро говорю я и сжимаю его плечи, когда он толкается в меня, зажмурив глаза, чтобы сосредоточиться на ощущении, наслаждении и не обращая внимания на боль, которая исчезает с каждой минутой. Мое дыхание учащается, и я начинаю задыхаться. — Да, принцесса, — рычит он мне в ухо, облизывая лоб, — позволь мне услышать тебя. — Тебе нравится слушать мои развратные звуки? — я мурлычу, когда он входит, каждый раз задыхаясь. — Ммм, — бормочет он в знак согласия, — мне нравится слушать, как ты стонешь и плачешь обо мне. — Да? — я тяжело дышу, когда он толкается сильнее. — Да, детка.        Он изменяет наше положение, хватая меня за бедра и поднимая мою задницу с кровати так, что он входит в меня под другим углом — Ебать. Так много ощущений разливается по моему телу, полностью подавляя меня. — Аа…- мяукаю я. — Как ты себя чувствуешь, принцесса? — спросил Тэхён. Я закрываю глаза и впиваюсь пальцами в его плечи, нуждаясь в том, чтобы схватить его, когда он толкается в мое тело — Ах, так хорошо, Тэ. Так хорошо.        Я слышу, как он рычит, и он кусает меня за шею, прижимаясь головой к промежутку между моим плечом и шеей, его теплое дыхание вызывает мурашки по всему моему телу. — Так туго, — говорит он, и я всхлипываю, прижимая его к себе. Это так хорошо, так чертовски хорошо. Почему у меня никогда не было секса раньше? Я пропустил все эти годы. Мне нужно делать это почаще. — О боже… Т-Тэ, — стону я. Он хрюкает и толкается быстрее. — Сильнее, Тэ, — умоляю я, желая кончить. Он вонзается в меня быстрее, кровать начинает скрипеть от резких движений, изголовье бьется о стену. — Ебать, — стонет он мне в шею. Я впиваюсь ногтями в его спину, сжимая сильнее, нуждаясь в чем-то, за что можно уцепиться. Я обхватываю его ногами за талию, поднимая свою задницу с кровати, чтобы быть ближе к нему. Чтобы получить от него больше. — Глубже, — умоляю я, весь стыд покинул меня в тот момент, когда я надавливал ботинком на его член. — Шш, детка, — шепчет он мне на ухо. Мне нужно больше. Я чувствую, как моё тело сжимается и горит — Сильнее, Тэ! — я умоляю, слезы текут из уголков моих глаз. Он рычит: — Посмотри на меня, принцесса, — я открываю свои заплаканные глаза и смотрю в его кошачьи глаза, темные ресницы обрамляют кофейного цвета радужки, которые впились в мои, наполненные заботой, похотью и желанием. Я смотрю, как он толкается в меня, вжимается в плечи, в пах — все, что угодно, лишь бы быть ближе к нему. Я прикусываю губу и стону. — Так красиво, принцесса, — хвалит он, двигаясь сильнее, глубже и быстрее. — Ээ, — простонал я, — Тэ… собираюсь к-кончить. Он наклоняется, целует меня в нос и так соблазнительно, нежно шепчет: — Кончай для меня, принцесса.        И я делаю, один последний толчок — это все, что ему нужно, чтобы моя задница сжалась вокруг него, отправляя его тоже через край. Сперма брызжет нам в грудь, когда я наклоняюсь к его шее, тяжело дышу, стону и плачу. Я чувствую, как он заполняет меня, и он переживает наши оргазмы.        Он падает на меня и мы оба тяжело дышим. Мы спускаемся с нашей высоты. Реальность приходит и погружается в нее. Я чувствую, как его член размягчается внутри меня, сперма начинает вытекать наружу. Я чувствую, как липкая белизна начинает высыхать у меня на животе. Что, блядь, только что произошло?
Примечания:
Ребят.. на фике 500+ просмотров.. спасибо вам.
Я надеюсь, что этот фанфик будет интересен многим.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты