Рождение света

Смешанная направленность
NC-21
В процессе
124
«Горячие работы» 750
автор
Nasty-Nasty соавтор
Размер:
планируется Макси, написано 437 страниц, 39 частей
Описание:
В следующий момент пригвождаю эту тварь к стене, сильно горло сжимая, подавляя всю ее волю, что бы даже шелохнуться не смогла. Но вот снова вглядываюсь в ее красные глаза, а вместо нее образ белокурой Виттории всплывает.

- Кто ты такая? - спрашиваю, слегка хватку ослабляя, а образ все не исчезает. Замечаю, что этой сучке плохо становиться, ее тело обмякает и она теряет сознание. Почему мне так резко плохо стало от этого?
Посвящение:
Посвящаю всем любителям Гета Люцифера и Вики.

№ 47 в топе «Смешанная» - от 26.11.2020 🔥
Примечания автора:
Действие ведётся в разных временных отрезках.

Как уже показала практика, первые три главы достаточно «тугие», но без них очень сложно было бы вникнуть в прошлое наших героев.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
124 Нравится 750 Отзывы 42 В сборник Скачать

Глава 10/2. Обещание

Настройки текста

Виттория

Просыпаюсь. Все тело ломит, каждая мышца ноет, а раны противно покалывают. Слишком жарко, чувствую, что вся мокрая. Открываю глаза и вижу перед собой лицо Люцифера. Он спит, уголками губ улыбается, а руки его обвивают мою талию. Крыло накрывает нас поверх толстого одеяла. Душно. Стараясь не нарушить его крепкий сон, медленно высвобождаюсь из объятий и пытаюсь подняться с кровати. Голова кружится и гудит. Полуденное солнце бьет сквозь плотные бордовые шторы, отчего вся комната наполнена алым полумраком. На столике близ кровати лежат грязные от крови куски ткани, на полу валяется моя разорванная рубашка. Он вчера раздевал меня и обтирал. От этой мысли краснею, да так, что и при свете этой комнаты можно было бы заметить. На другом столике стоят кувшины с водой, какая-то странная еда и ваза с фруктами. В животе от вида ее предательски заурчало, во рту вкус желудочного сока появился. Надеваю на себя слишком большой для меня бордовый атласный халат, что лежал на краю кровати и уже хочу подойти к неестественно ярко-зелёному винограду, как за спиной начинают шорохи доноситься. Поворачиваюсь в сторону кровати, а Дьявол уже передо мной стоит. Чёрные волосы в разные стороны торчат, рубашка полностью расстегнута и видно чёрные узоры с изображением Бафомета*1 на мощной груди, на ногах шёлковые фиолетовые шаровары. Он пристально в меня вглядывается, а на губах моих оседает горячее дыхание Дьявола с привкусом печёного яблока с корицей. - Доброе утро, - шепотом произношу, не скрывая улыбки. Совершенно не стесняюсь своего полуголого вида, но руки все равно прикрыть синяки на ключицах пытаются. Но он не даёт этого сделать и просто так нежно к себе прижимает, а лицо мое ему в грудь утыкается. Слышу, как стучит его сердце, как он взволнованно дышит, и сама его талию обвиваю. Так спокойно и так тепло. - Как ты? - хриплым голосом спрашивает, немного от меня отстраняясь, и целует среднюю фалангу безымянного пальца, где надето кольцо, при этом разглядывает ожог, что оно оставило. А у меня образы вчерашнего дня перед глазами плывут, отдаваясь режущей болью по телу. И лицо Борджиа искаженное гримасой гнева и ужаса, в момент, когда появился мой спаситель, а затем слова, сказанные, когда лежал со мной на этой самой кровати: "он больше не потревожит тебя". - Теперь хорошо, - отвечаю и не могу от алых зениц его взгляд отвести. А вкус яблока все сильнее становится, но оттенком горького шафрана отдавать начинает. Понимаю, что Дьяволу стыдно за что-то, но только не хочу, не хочу чтобы чувствовал себя так сейчас. Не сейчас и никогда. Ведь теперь все будет по-другому. Теперь он рядом со мной. - Не нужно, Господин, - а он с удивлением на меня смотрит, будто не ожидал, что так тонко его настроение считаю. - Просто Люцифер, - его бархатный голос ласкает слух, а в глазах нежность и такой тёплый свет искрится. Воздух вокруг густеет, а внутри возгорается пламя, перерастающее в неистовое желание, и я знаю точно, что Дьявол чувствует тоже самое. Но он деликатно делает пару шагов назад, прочищая горло. И, наверное, я должна сейчас испытывать отвращение к любому прикосновению, к любому мужчине, ведь последний месяц жизни можно по праву Адом на Земле назвать, но сейчас, оглядывая Люцифера, всматриваясь в его алый проницательный взор, я не испытываю ни малейшего дискомфорта и отвращения. Ведь с точностью уверена в том, что... Он никогда не сделает мне больно. В этот момент в комнату заходит мужчина, которого при дневном свете сначала не узнаю. Но искры зелёного в глазах и сладкий привкус на губах проясняет память. Левиафан. Он совсем не стесняясь, зашёл в покои в одних кожаных штанах, а все его тело коркой засохшей крови покрыто. Улыбается так неестественно, безумно и низко кланяется. - Рад Вас видеть в добром здравии, юная Виттория! - пропевает он и хочет уже взять мою руку, но Люцифер одергивает его и выталкивает из спальни. - Прости, моего друга, - с некоторым раздражением произносит и выходит вместе с Левиафаном. Но я не успеваю ничего даже подумать, как в комнату входят две девушки, одетые в восточные наряды. Они с почтением головы приклоняют, и одна из них тихим, мелодичным, но леденящим душу голосом произносит: - Хозяин прислал нас Вам в услужение, Госпожа.

Люцифер

Завожу Леви в его спальню, попутно дав указания демоницам, чтобы помогли Виттории. - Ты совсем совесть потерял? - срываюсь на него, а ему сейчас вообще плевать на всех и вся. От него веет такой приторностью и удовлетворением, а пахнет сырым мясом и сексом. Что, скорее всего, разговор может ни к чему не привести. Демон ко мне лишь ближе приближается и шепчет на ухо: - Не гневайся на меня, Люци, я лишь пришёл сказать, что выполнил твой приказ, - затем взгляд свой на меня обращает, и я вижу все, что он сотворил с несчастным Чезаре, попутно забрав в Ад ещё и его сестру. Одним выстрелом двух зайцев. Дьявольская улыбка расползается по моему лицу. Теперь понимаю, почему друг мой на таком подъеме эмоционально находится, я бы точно так же себя ощущал. И тут он впивается в мои губы, языком своим раздвигая зубы, проникает внутрь требовательно и настойчиво. Обволакивает своим сладким ядом, заполняя энергией легкие и разум. А я от неожиданности поддаюсь его порыву и отвечаю на поцелуй, но неторопливо, наслаждаюсь моментом, потому что этот демон умеет внушать наслаждение. Леви руками обхватывает мое лицо и еще сильнее впивается, а во рту него остался привкус крови этого подонка, и мне почти сносит крышу. Человеческая кровь всегда была для демонов тем же, что для быка вечно мельтешащая перед глазами тряпка. И я, не прерывая поцелуй, обвиваю его тело руками, от лопаток до поясницы провожу, заставляя демона издать протяжный рык. Левиафан к стене меня пригвождает рукой проводя по основанию крыльев. Так нечестно. А он лишь ухмыляется мне в губы, клыками их покусывая. - Ну что, Люци, - шепчет, не прерывая мокрого поцелуя, - я лучше, чем твоя смертная потаскуха? Что ты сейчас сказал?! Голова снова ясно мыслит, понимаю, что этот безбожник совсем забыл, кто перед ним находится. Слишком заигрался. Отталкиваю его от себя, принимая своё дьявольское обличие и расправляю крылья во всю ширину, волю его подавляя, заставляю склониться передо мной. Заставляю себя вернуть прежнее самообладание. - Приди в себя, Левиафан, - грозно проговариваю, а он, судя по всему, в себя приходить начинает, и голову свою стыдливо в пол склоняет, - иначе в Гекле проведёшь остаток своей бессмертной жизни! - Я воле твоей никогда не отказывал, - шепотом почтенно произносит, а чувство страха его оседает на языке тухлым привкусом, отравляя разум, - и впредь не буду. Простите меня, Хозяин, - делает ударение на последнее слово. Возвращаю себе прежний облик и протягиваю ему руку. А глаза его загораются, и он встаёт, опершись о ладонь мою. - Дерзнёшь ещё раз в ее сторону, брат мой, и твой исход предрешён, - уже спокойным тоном произношу, а он стыдливо кивает, в сторону мою не смотрит. То-то же. - Когда обратно? - прерывает нависшую в комнате тишину, подходит к гардеробу и открывает дверцы. - Ты через пару дней, пока я не буду уверен, что никто из этих смертных не посмеет отомстить за этого ублюдка Борджиа и его сестру. - Я позаботился об этом, - с уверенностью в голосе произносит Левиафан, выбирая наряд на вечер, - Нашел девку с таким же цветом волос - обычная шлюха - и сделал так, чтобы никто не понял, что это твоя Романо. Надел на нее ее платье и положил в кучку к остальным, точнее к тому, что от них осталось, - улыбается Левиафан, смотрит наверх, предаваясь вкусным воспоминаниям. - А ты? - переводит взгляд на меня, пытается выглядеть непринужденно, но от меня не скрываются его осторожные жесты. Боится. - А я здесь, пока не откроют эту чёртову школу.

***

День прошёл незаметно в компании с Левиафаном на подушках в Черной зале. Каждый час вызывал Нами, справляясь о Виттории, и демоница каждый час отвечала одно и то же: «В процессе, Хозяин», - и удалялась. Но я не торопил, не настаивал, даже не заходил ни разу сам, не хотел ее смущать, хотя ближе к вечеру уже терпеть не было сил. Приказал смертным слугам приготовить побольше на ужин и украсить стол, чтобы девушка чувствовала себя более естественно. Заставил Левиафана одеться более скромно, но этот прохвост как всегда все понял по-своему: водрузил на себя шелковый красно-золотой русский кафтан и такое же платье, ещё и на голову надел венок из васильков. Но сомнений не было - ему очень шло. - Это в честь праздника, - шутливо произнес Демон и захихикал. Я же не изменил своему вкусу и надел чёрное венецианское мужское платье из темно-синего бархата. Хватит с нас одного шута. Ближе к вечеру уже все было готово, правда помещение выглядело совсем не так, как я его привык видеть. Черная зала для меня на протяжении всех этих пяти лет была небольшим напоминанием о Преисподней. Темная и горячая, как сам Ад, слишком помпезная и вычурная, как Мимилена, богато обставленная золотыми безделушками, как Левиафан, но навевающая приятные воспоминания, как моя мать. Черная зала - квинтэссенция всего того, что мне когда-либо было дорого. И теперь она изменилась почти до неузнаваемости. Сотни свечей горели по всему периметру зала, ярко освещая чёрный мрамор и золотые кубки и статуэтки, расставленные в многочисленных шкафах и буфетах, от чего по стенам бегали солнечные зайчики. Пламя в камине мягко согревало огромное помещение, а у дверей юноши играли незатейливую спокойную итальянскую музыку. Я стоял напротив входа у обильно накрытого стола и снова нервничал. Нами десять минут назад сообщила, что девушка готова и скоро спустится. Левиафану же было весело: он потягивал вино, развалившись на диване и с нескрываемой издёвкой поглядывал на меня, видимо хотел пошутить, но побаивался. Чувствовал себя в этот момент ужасно глупо, не знал, куда себя деть, даже крылья спрятал, чтобы не выдавали волнения. И вообще хотел, чтобы сегодняшний вечер прошёл максимально приземлённо, без всех этих демонских штучек. - Смотри у меня, Леви. Без фокусов, - на что Демон лишь начал трясти руками и снова раздражающе хихикать, - ты не помогаешь! - уже готов совсем сорваться, как двери в залу открываются, и входит она. Моя Виттория. Одетая в ослепительное бордовое платье, цвета спелой вишни с золотой вышивкой, которая так ей идёт, прекрасно сочетаясь с цветом ее волнистых шелковых волос. Демоницы хорошо постарались, ведь уже к вечеру от ссадин и порезов не осталось и следа, но общее истощение ещё присутствовало. Мы это исправим. В волосах ее от пламени свечей искрились золотые украшения, а голубые глаза смотрели прямо на меня. Она уверенной походкой подошла и низко поклонилась. Я взял ее руку и поцеловал каждый кончик ее холодных пальцев, ощущая, как по ее коже побежали мурашки, или это у меня? - Добрый вечер, Госпожа, - словно прячась ото всех, тихо произношу, опуская руку, и невзначай провожу по складкам пышного атласного платья, а щеки ее розовеют, и она улыбается мне. Готов вечно так стоять и просто смотреть на неё, такую искреннюю и настоящую. Интересно, о чем ты сейчас думаешь? - Добрый вечер, Люцифер, - немного дрожащим голосом отвечает и взгляда своего не отводит от меня. Не знаю, сколько времени прошло, но нашу идиллию прерывает Леви, который подходит ближе и выдаёт театральный реверанс. - Госпожа Романо, - ухмыляется Демон, сверкая голубыми глазами, - как Вы себя чувствуете? Она немного вздрагивает от его голоса, видимо, не думала, что мы тут не одни. Затем выдавливает из себя улыбку, но совсем не такую - наигранную, с нотками недоверия и страха. Левиафан тянется поцеловать ее руку, но я волей приказываю этого не делать. Чувствую, что она не хочет, чтобы кто-то кроме меня трогал ее. Кроме меня. - Благодарю, Синьор. Мне намного лучше, - тихо отвечает она, старается выглядеть уверенно, но можно не притворяться. Быть в компании двух бессмертных высших существ совсем нелегко, но она сильная, держится, не роняя достоинства. - Чувствуй себя, как дома, - ласково произношу, подвожу ее к столу и помогаю сесть. Она слишком ослабла, это ощущается в каждом ее тяжелом шаге, в каждом вздохе, что пытается сделать. Затем сажусь во главе стола, а Леви напротив Госпожи Романо. В зал входят демоницы в совсем непривычном для меня виде - в одинаковых венецианских закрытых платьях, отчего у друга моего в глазах промелькнуло разочарование. Если хочешь поразвлечься, то после, и чтобы она не видела. Нами и, все никак не запомню ее имени, начинают обслуживать ужин, подливая красное вино и накладывая различные угощения. Не зря я взял Левиафана с собой. Он смог на протяжении всего ужина увлечь госпожу Романо беседой, рассказывая о своей тайной поездке в Россию. Она слушала его с придыханием, расслабившись после второго бокала вина. Мягкая энергия спелой земляники исходила от ее бледной кожи. Через час она начала задавать вопросы, касательно деталей его путешествия, и так мелодично, но сдержанно посмеивалась над шутками Леви, который пригубил уже кувшинов пять. Ему тоже нравилось общество смертной - глаза стали отдавать зелёным цветом, но я все это время был на чеку. Я весь ужин молчал, мне и не нужно было ничего говорить. В моей голове царила полнейшая безмятежная пустота, а в груди - лёгкость. Аромат спелой ягоды плавил сердце, растворяя его в неге и спокойствии. И все только от одного ее присутствия. Я позволил себе нырнуть в глубокое озеро ее голубых глаз, радуясь представившейся возможности просто смотреть на неё, просто считывать ее эмоции, не используя никакой силы, просто смотреть, как она смеётся или слегка хмурится, когда Леви перегибал палку, а я одёргивал его, пиная ногой под столом. - А ты что думаешь, Люцифер? - вопрос моего друга вырывает меня из потока мыслей. Совсем забылся. Две пары глаз уставились на меня в ожидании. Лица обоих были раскрасневшиеся от вина и духоты царящей в комнате, и я щелкаю пальцами, чтобы открыть окна и впустить ночную прохладу. - Я прослушал... - признаюсь им, а Демон в ответ начинает заговорщицки улыбаться, а Виттория краснеет ещё больше, вдыхая глубоко поток свежего воздуха, отчего пышная грудь упирается о корсет платья. И зачем я только взглянул, хотя вроде выпил совсем ничего. Не знаю, по правде, сколько я выпил, ведь все это время блуждал по райским облакам, которых никогда не видел в реальной жизни. - Я предложил нашей прекрасной гостье чтобы она прекратила стесняться и постаралась узнать нас получше, - что ты предложил? Глаза мои заискрились, а энергия потяжелела, обвивая тело этого похотливого глупца. Ты забыл о чем мы говорили утром? Взгляд Левиафана сразу принимает испуганный и виноватый вид. - Это не то, о чем ты подумал, друг мой. Я хотел лишь, чтобы Госпожа Романо спросила обо всем, что ее душеньке угодно, - оправдывается он, тряся руками перед собой. А в этот момент в зал зашли демоницы. Принесли сладкое. - Если ты не хочешь... - уже успокоившись произношу, обращаясь к девушке, которая колеблется. Чувствую, что ей волнительно и немного страшно озвучивать это в слух. Но мне нечего скрывать. Какой смысл? Если я все равно заберу тебя с собой. - Хочу, но... - Боишься, что наши ответы не оправдают твоих надежд? - прерываю я. Ну а чего я хотел? Она с большой вероятностью разочаруется, но лгать не собираюсь. - Спрашивай. В глазах ее тень какой-то грусти появляется, что даже Леви неодобрительно хмыкнул. Ну а что Вы хотели, я все-таки сын своего Отца. Что я буду бегать и петь дифирамбы? Но затем она выпрямляет спину, а взгляд такой решительный становится. - Тогда может прекратим это представление? - строго произносит она, а затем переводит взгляд на Левиафана. - Я понимаю, что этот ужин и такая спокойная обстановка создана для меня, и я очень благодарна за это, но понимаю, что Вы... - Кто мы? - вырывается из моих уст, а друг мой закатывает глаз, пиная уже мою ногу под столом. А Виттория не решается ответить, она взволнованно начинает сжимать в руках салфетку. А я злюсь. Злюсь от того, что у меня ощущение создаётся, что придумала себе какую-то волшебную сказку, но сказок не бывает, дорогая моя, и реальность куда более жестока. Ты и сама успела в этом убедиться. - Вы... - Прекрасные Божьи создания! - восклицает Левиафан и поднимает бокал красного - пытается разрядить обстановку. - За всех нас! - ты слишком много себе позволяешь, друг. Смотрю на него с укором, только ему все равно, вино полностью овладело его безумной головой. После сегодняшней ночи с него нечего спрашивать, я прекрасно понимаю это. Ему нужна была разрядка. - Хозяин, - спрашивает Нами, даже не заметил, как около меня оказалась, - что-нибудь ещё угодно? Ты хотела, чтобы мы вели себя естественно, тогда прошу любить и жаловать. Даю знак демонице, а в ее глазах огонёк появляется. Мы не любим долго притворяться. Щелкаю пальцами. Большая часть свечей гаснет, возвращая залу привычную для меня атмосферу, окна закрываются, а музыка меняется на более живую и манящую. Обе демоницы улыбаются мне и снимают свои удушающие платья, оставаясь в одних полупрозрачных одеждах для танцев. Знали чертовки, что пригодятся. Встают по обе стороны от стола и начинают грациозно извиваться, а у Леви от вида обнаженного тела энергия разбухает, и на языке отдаёт его фирменной ядовитой приторностью. Он тоже щелкает пальцами, оставаясь в одном платье, и подмигивает Виттории, а я чувствую ее напряжение, чувствую страх, который наполняет каждую клеточку ее тела. Непривычная обстановка, правда? - Не бойся, никто тебя не тронет, просто мы привыкли не стесняться своих желаний, - встречаюсь с ней взглядом, и чувство гадкого стыда снова внутри разрастается. Зачем я это делаю? - И всегда добиваетесь того, чего хотите... - шепотом заканчивает за меня фразу. Правильно. Затем она делает большой глоток вина, встаёт из-за стола и подходит ко мне. А я неотрывно слежу за каждым движением ее. Своими тоненькими пальчиками она расстегивает мне кафтан и снимает его, дыханием своим мне шею лаская. Она стесняется, щеки ее пылают, а грудь пленительно вздымается. А во мне разгорается страшное желание овладеть ею здесь и сейчас. В ее голубых глазах вижу, как пылают мои, и чувствую, что и она хочет того же. Уже начинает расстегивать верхние пуговицы рубашки, но я останавливаю, нежно обхватывая запястье, на котором кожей ощущаю тонкие рубцы. - Не здесь и не сегодня, - шепчу ей на ухо, рукой свободной обвивая за талию, - пойдём. Встаю со стула и веду в свою спальню, оставляя Левиафана развлекаться с моими гуриями.

Виттория

В этот раз Дьявол не щёлкает пальцами, а медленно ведёт меня по темным коридорам своего дома, поистине огромного и прекрасного. Когда заходим в его покои, он закрывает за собой дверь и изучающе смотрит на меня. Он недоволен, он растерян, он не знает как себя вести в моем присутствии. А я не знаю, что делать мне, потому что весь этот странный ужин ощущала, как Люцифер словно пронизывает меня своим взглядом, но лишь только для того, чтобы что-то понять. Он искал ответы, а нашёл ещё больше вопросов. Но и я сама. Оказавшись здесь я целый день пыталась осознать случившееся со мной, понять что же будет дальше? Ведь в том, что он Дьявол, я не сомневалась, но до сих пор не могла понять, как мой примитивный разум смог так спокойно принять это. Я совсем не боялась его, я боялась, что он вдруг снова исчезнет, что он снова покинет меня. Но ведь так и будет. - Спрашивай, - холодным тоном произносит, а у меня в груди все сжимается от этого равнодушия. Обеими руками вжимаюсь в ткань платья от волнения и опускаю взгляд в пол. Там, за столом, находясь в достаточно непринуждённой обстановке, я готова была засыпать вопросами. А сейчас, стоя прямо напротив него, все они мигом испарились. Все кроме одного. - Ты скоро исчезнешь? - шепотом спрашиваю будто каменный пол, а непрошеные слёзы заполняют глаза, и одна солёная капля, оторвавшись, падает с оглушительным звоном вниз, ударяясь, на сотни осколков разбивается. Дьявол в миг оказывается передо мной и своей тёплой рукой аккуратно за подбородок берет, поднимает его навстречу своему алому взору. Пальцем смахивает вторую, а я дрожу, напряжение проходит, слабостью пронизывая мое тело. - Нет, Виттория, - убедительно произносит, с такой уверенностью в голосе, но мне страшно. Страшно, что все это - лишь сон, и, проснувшись, я вновь окажусь в своих холодных покоях, где нет его, где есть только боль и одиночество, которое пожирало мою искалеченную душу день ото дня. Вновь окажусь в своей золотой клетке. - С этого дня я всегда буду рядом, - нежно проводит по мокрой и горячей щеке, а я ладонью своей его накрываю и ещё ближе прижимаю. - Ты моя, навсегда. И Люцифер накрывает мои обветренные губы своими, мягкими и мокрыми, так ненастойчиво, будто разрешения спрашивает. Будто боится напомнить о муках, в которых я пребывала, будто боится, что я оттолкну его. - Ведь я... , - шепчет мне сквозь поцелуй, но резко отстраняется, одёргивая себя. Ведь ты? Любишь меня? А может ли любить Сын Хозяина Преисподней? Да и за что он может любить обычную смертную? А он глазами своими алыми меня прожигает и руку с моей щеки не убирает. - Я не знаю, каково это, - говорит серьезно, с дрожью в голосе, пересиливая свою дьявольскую сущность, словно борется с ней, борется с самим собой - с тем, кем он считал себя до этого самого момента, - я с самого начала почувствовал безумную тягу, как только увидел твои прекрасные голубые глаза. Я утонул в них, Виттория. Утонул окончательно и бесповоротно в аромате твоей энергии, что льётся из тебя, отдавая вкусом спелой земляники. И весь мой мир померк перед глазами в тот день, когда я встретил тебя, тогда, в переулке близ Пьяццо дей Коронари. Я не знала, что ответить, каждое слово его отдавалось эхом в ушах, заставляя сердце биться чаще и чаще, а по телу разливалось необъяснимое чувство, такое естественное и приятное. И слёзы с новой силой потекли по щекам, а губы в широкой улыбке растянулись, и тело ещё больше дрожать начало. И это прекрасно. На спине будто крылья выросли и хотелось взлететь, парить в облаках, в лучах заходящего солнца, парить, разглядывая ночное звёздное небо,

***

и никогда не отпускать его руки. Смотрит так глубоко в меня, слишком глубоко, и тень испуга нависает в его алом взгляде. Аккуратно мою выбившуюся прядь волос за ухо заправляет, а у меня от этого все внутри в тугой узел сворачивается, обдавая тело тягучей горячей жидкостью, отчего щеки покрываются пунцовым румянцем, а запах его тела опьяняет, пробуждая желание. Он руки свои опускает по швам, и я обессиленно прислоняюсь щекой к его груди и все глубже и глубже вдыхаю, пропитываясь ароматами его. Мы молчали. Молчали долго, но тишина, повисшая над нами, не раздражала и не звенела в ушах, а мягко убаюкивала своей нежной мелодией, лаская слух. Продолжаю глупо улыбаться ему в рубашку, льну всем телом к его, а руками обвиваю сильную шею. Приходится приподняться на носочки, чтобы дотянуться. А дьявол мне отвечает, руками своими обнимает за талию, и мы сливаемся с ним таком чувственном, убивающем все плохое поцелуе, растворяясь в бесконечном блаженстве и нежности. Его поцелуй с привкусом полусладкого красного, еще больше распаляет желание, которого я ни разу не ощутила ни в одну из ночей, когда ко мне в покои заходил мой истязатель. От его образа в сердце кольнуло от боли и обиды, и мой Дьявол почувствовал это. - Я хочу пережить это вместе с тобой, - шепчет мне в губы и смотрит в глаза, чувствую, что в голову словно туман проникает его энергия, отчего все вокруг закружилось словно в бешеном танце, но я не смела отпрянуть, я поняла, что он окунается в омут каждого моего неприятного и больного момента. Глаза его засветились красным цветом, и с каждым прочитанным воспоминанием он все крепче к себе прижимал. За спиной крылья появились, в ярости трепетая, а лицо стало приобретать бордовые оттенки, покрываясь шрамами и ожогами. И я ощутила, что ему больно все это видеть, и готов он снести все вокруг, муками совести поедаемый, и отстраняюсь, обхватываю его дьявольское лицо и в порыве покрываю нежными и легкими поцелуями, обжигая губы, но мне все равно. Он ни в чем не виноват, не виноват в грехах людей, в которых пороки появляются от собственной неуверенности и слабости. - Теперь все хорошо, - шепчу ему на ухо, не прекращая поцелуев, и замечаю, как он возвращает себе свое человеческое обличие, а глаза гаснут, но боль, что он сейчас почувствовал перерастает в печаль и сожаление, - не нужно, любовь моя, - ласково провожу ладонью по щеке его, прижимаюсь к источающему жар телу, и чувствую снова легкое головокружение, потому что оказываемся с ним во внутреннем дворе Палаццо у небольшого фонтана с прозрачной водой. Дьявол подходит к нему и умывает лицо, а вода, с его кожей соприкасаясь, испаряется, создавая легкую дымку пара. Полная Луна ярко освещает пространство вокруг, холодным светом пронизывая. - Почему мы здесь, Люцифер? - не скрывая удивления спрашиваю, наблюдая, как он мокрыми руками смачивает шею и грудь не заботясь о том, что промокнет. - Я не сдержался бы, - тихим голосом отвечает и поворачивается ко мне. Он прекрасен. Прозрачные капли, искрящиеся от лунного света, стекают по его лицу и шее, покрытой татуировками до самых кубиков на прессе. Мокрая рубашка обрамляет широкую сильную грудь, высоко вздымающуюся от частого дыхания. Перья на крыльях приятно шелестят на прохладном ветру, а волосы так же забавно взъерошены, как сегодня утром. Не сдержался от чего? Видимо, от усталости соображала я медленно, но все-таки поняла. - И не надо, - шепчу тихо-тихо, и снова покрываюсь румянцем, и снова в руках платье сжимаю, но Дьявол отрицательно качает головой, волосы руками назад убирает. - Ты слишком слаба. Я мог убить тебя. Не знаю, что ответить, так стыдно за свои похотливые мысли стало, и взгляд от него отвожу. Люцифер около меня оказывается и ловит своими глазами мои, берет за руку, где его кольцо надето, и в ладонях своих ее нежно сжимает. - Хочешь ли ты остаться со мной навсегда? - Хочу. - Тогда никогда не снимай кольца. Скоро Небеса и Ад договорятся об открытии Школы, и я заберу тебя, а пока, ты будешь жить здесь со мной. И здесь в прохладе лунной ночи мы лежали на огромном гамаке, любуясь звездами в объятиях друг друга. Тепло его тела не давало замерзнуть, бархатный низкий голос мягко убаюкивал, а его необъятная энергия наполняла силой и заживляла душевные и физические раны. Мой Дьявол нежно перебирал в руке своей мои волосы, второй к груди прижимая, и рассказывал о мире, в котором мы будем жить вместе. Вместе навсегда.
Примечания:
*1 - Бафомет (англ. Baphomet; лат. Baphometh) — демон, идол с головой козла.

Я безумно радуюсь каждому вашему лайку, и в предверии 50 пальцев вверх, решила выставить эту главу сегодня, хотя не планировала.

Ваши отзывы вдохновляют меня писать дальше, а Ваши эмоции просто наполняют сердце безумной радостью!

Новая часть на ваш суд! Прошу любить и жаловать 🙈😘🥰

Жажду Ваших впечатлений!

Ваша dunkelheit_115 💘

P.S. Хочу выразить огромную благодарность Гамме! Ты безумно поддерживаешь меня и помогаешь! 😈🖤🖤🖤 Хотя мы и живем с разницей в 7 часов!

И последнее, но не по важности. Спасибо моему соавтору, согенератору идей, которая в самом начале моего пути поддержала меня, хотя была мысль бросить это все нах...
Люблю тебя и жду продолжения твоего фф! 😻💖🥳😳😉😏😏😏
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты