Менталы

Гет
PG-13
В процессе
6
автор
Размер:
планируется Макси, написано 107 страниц, 18 частей
Описание:
Айлин - художница, живущая в двух мирах. С одной стороны, мир реальный, с другой - ментальный, полный загадок, а главное - вдохновения. Оба мира небезопасны для менталов, но настоящая угроза жизни и творчеству этих людей скрывается среди них.
Девушка предпочитает отстраниться от чужих проблем, но вместо этого оказывается в их центре.
Примечания автора:
Это работа-эксперимент. Она написана с чередованием повествования от первого и третьего лица.
Это приключение, но впервые я ввожу в работу так много рассуждений и уделяю внимание истории и психологии разных персонажей, поэтому если вы любитель экшена и драйва, возможно, вам лучше пройти мимо.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
6 Нравится 0 Отзывы 2 В сборник Скачать

Жертва

Настройки текста
      Я не сразу поняла, что очнулась в автомобиле. Во-первых, потому что лежала на кровати, видимо, в каком-то грузовике. Лишь спустя пару минут ко мне пришло осознание, что качка и шум никак не связаны с моим состоянием. Я не стала спрашивать Солли, куда меня везут, но она сама сказала, что скоро мы будем на месте.       Увиденное потрясло меня…       - Как это понимать? – спросила Айлин, когда Солли вывела ее наружу.       Женщина молча провела связанную пленницу по отцветающему саду через задний вход. Но Айлин узнала место с первого взгляда даже с непривычного ракурса – это было здание лечебницы, где содержали Оливию.       Девушку провели в подвал и заперли в очень чистом помещении с непонятным оборудованием, но что важнее, за тяжелой металлической дверью.       - Тебе не следовало так рисковать, - почти заботливо улыбнулся Элиас, стоявший у инвалидного кресла в центре комнаты.       - Лив! – все внимание Айлин сразу сосредоточилось на девушке в кресле, но она не могла игнорировать источник своего страха и раздражения.       - Что все это значит?       - Присядь, - это был не вопрос. Чья-то тяжелая рука легко заставила Айлин сесть на неудобный железный стул напротив Оливии. Девушка нисколько не удивилась, увидев Эзру, который молча отошел к двери. Все это время все ее враги были рядом с ней. Айлин разрывалась между желанием бросить злобное едкое замечание в адрес Эзры и острым нежеланием даже смотреть в его сторону.       - А что, твои друзья не приглашены на встречу? – всю свою злобу Айлин решила в итоге направить на ее первопричину. Художница уже знала о том, что Элиас сотрудничает с некими исследователями ментальных способностей, а одна из их баз располагается в Пальмире. С другой стороны, после того как Ирвин проник на ее территорию, вполне логично было предположить, что там встречу не станут проводить. Однако чего Айлин никак не могла предположить – так это что окажется здесь, в родном городе, в месте, куда она вновь и вновь возвращалась на протяжении пяти лет.       - Их присутствие не обязательно, - что-то странное было в тоне Элиаса. Кажется, он недоговаривал. Конечно, он всегда это делал, но сейчас Айлин чувствовала напряжение. Она еще раз пробежала глазами по помещению, но на этот раз попыталась зацепиться за детали. Ничего примечательного, кроме полок, сплошь заставленных пустыми стеклянными банками…пустыми? Тогда Айлин посмотрела на них сквозь Акрополь. Казалось, пределы ее удивления давно остались позади, но как же она ошибалась.       - Заметила? – Элиас усмехнулся. Непонятно, расстроил его этот факт или порадовал.       Все банки светились разным цветом и были заполнены, как догадалась художница, ментальной энергией. Но такого ей еще никогда не доводилось видеть.       - Это именно то, что ты думаешь, - кивнул парень и провел ладонью по нижним полкам, что тут же отозвалось в Акрополе легким электрическим потрескиванием. – Ученые, которые много лет действовали практически вслепую, называют себя «Камелот». Это наполовину научная, наполовину оккультная организация. Я не один год собирал вокруг себя людей, способных понять мои стремления, и направить их способности для дела. И технологии «Камелота» оказались недостающим элементом. Объединив науку и таланты некоторых менталов, мы сумели создать устройство, изымающее ментальную силу. Но хранится она, разумеется, в Акрополе, пока ей не найдут нового носителя. Это именно то, чего добиваются члены организации.       - Передают силу избранным?       - Именно, - Элиас криво улыбнулся, а у Айлин в голове сложился один из многочисленных пазлов, не дающих покоя с тех пор, как в ее жизни появился Таис: Камелот – легендарный замок, пристанище посвященных. Видимо, Элиас нарек Авалоном давно потерянное измерение, вторя группе новых друзей.       - Я оставил им несколько игрушек, и, разумеется, они не подозревают, что мои планы простираются гораздо шире, чем их ограниченный ум способен представить. Годы сотрудничества дали мне некоторую свободу действий, которой пришло время воспользоваться.       Он отошел от полок, обошел кресло сзади и положил ладони на плечи Оливии.       - Тебе, видимо, интересно, как мы познакомились.       Кресло стояло ровно напротив стула, куда усадили Айлин, так что сейчас девушка была вынуждена смотреть в пустые глаза подруги. Она вдруг почувствовала новый приступ тошноты, и художницу начало трясти. С тех пор, как Солли окатила ее водой в машине, чтобы вытянуть из Акрополя, прошло не так много времени. Мокрая одежда все еще неприятно липла к телу, волосы, уже почти полностью потерявшие красный оттенок, свисали отвратительными острыми прядями и кололи плечи. Люди, окружившие ее, загнавшие в угол, вызывали в девушке отвращение, а бесчувственное, потерянное лицо подруги доводило до истеричного отчаяния. Айлин хотелось упасть на пол и зарыдать. Биться в припадке, заливая слезами пол и проклиная все живое. Это чувство вытесняло даже желание вцепиться ногтями в лицо человека, которого она столько лет считала ближайшим другом.       Чтобы позорно не расплакаться перед Элиасом, Айлин отвернулась, как только он встал напротив и посмотрел ей в глаза. Парня это ничуть не смутило.       – Это случилось до той ужасной трагедии, что отняла ее у нас. Тогда я еще не был менталом, вернее, не знал об этом. Мы познакомились в Пальмире, и я начал часто ездить к вам, чтобы еще раз увидеть ее. Полагаю, мне не нужно объяснять, что Оливия – потрясающая девушка, с заразительной улыбкой.       Айлин скривилась. Ей было больно слышать такие слова от друга-предателя, но еще больнее ей было от того, что Оливия никогда не рассказывала об этом знакомстве.       - Понимаю, что ты чувствуешь, - и вот опять эта мягкая, снисходительная улыбка, от которой Айлин не могла скрыться, даже отведя глаза.       - Но как-то раз это произошло. Так внезапно, что я, естественно, растерялся. Когда я увидел вас в Акрополе, то решил, что сплю. И, как бывает во сне, действовал не согласно логике, а скорее по наитию. Я последовал за вами, но не подозревал, что окажусь утянут на дно ментального мира.       - Ты был с нами в Библиотеке? – не поверила Айлин. Слова Элиаса вынудили ее встретиться с ним взглядом.       - Ты ведь и сама не до конца понимаешь, как работает твоя сила. Зайти-то вы смогли обе, но вернулась лишь ты.       - Получается, что и ты.       Какая ужасная несправедливость. Она пыталась вытащить подругу долгие месяцы, а Элиас, которого она даже не видела, просто проскользнул следом.       - Что это, как не судьба?       Холодная улыбка скользнула по его лицу. Айлин совершенно перестала его узнавать. От человека, которого она знала...думала, что знала, не осталось и следа. Если такова цена тайны, хоть самого мироздания, она отказывалась ее принимать.       - Я расскажу тебе одну историю, а ты пообещай, что попытаешься в нее поверить. Когда я закончу, у тебя останутся вопросы, но многое встанет на свои места, - как-то отрешенно проговорил он.       Того, что я уже услышала, мне хватило по горло. Какой бы секрет прошлого ни открылся ему в Библиотеке, я не желала слушать дальше. Ты только представь…просто попробуй поставить себя на мое место. Ты живешь, как в театре, и даже не подозреваешь, что играешь роль в чужой пьесе. А когда все маски сорваны, ты понимаешь, что это даже не живой театр, а скорее кукольный. Все ненастоящее: ни ты, ни то, что тебя окружает, ни зрители, которые до сих пор наблюдают за твоей историей.       Как я могла поверить в то, что услышала дальше? Как я, слой за слоем скрывая всю жизнь под тоннами краски и помещая ее в удобную рамку, могла принять то, что услышала от оборотня?       Наверно, ты тоже не поверишь. И я не могу тебя судить. Все начиналось, как красивая зарисовка, да, с шероховатостями и темными тонами, но понятная и вполне укладывающаяся в привычные законы…а теперь…больше похожа на игры в Бога, годные разве что для плохой комедии.       - Авалон – измерение, обратное материальному. Все в нем соткано из того, что в современном мире называют темной материей, - Элиас отошел от кресла Оливии и начал с назидательным видом ходить кругами. - С другой стороны, для преобразования любой материи нужна энергия, и в Авалоне это темная энергия. Они заполняют огромную часть нашей вселенной, но их сущность до сих пор остается загадкой. Первоначальные менталы – разумные существа, появившиеся в Авалоне, были отражением свободного творческого сознания человека. Но когда люди только начали формироваться как вид на Земле, их сознание находилось в состоянии синкретизма, а потому менталы были своего рода потенциалом. Как и первые люди, мы не сразу осознали себя в полной мере, но первые менталы были более разумны, чем первые люди, и в отличие от людей, мы могли наблюдать за изнанкой мира.       Как и люди, менталы могли общаться, творить, ссориться – в общем, жить. Но между нами были существенные отличия. Во-первых, конфликты менталов никогда не перерастали в войны. Для нас в принципе не существовало такого понятия. Наши войны были метафоричными, а их зерно заключалось в творчестве. Весь наш мир мы в буквальном смысле строили сами. Но, как я сказал, для управления материей нужна энергия. В Авалоне центром сосредоточения силы были два первородных ментала, можно условно назвать их королем и королевой. Королеве была подвластна вся темная материя, а королю, соответственно, энергия. Вместе они разделяли дар созидания со всеми другими менталами, давая им возможность безгранично творить и перестраивать мир по своему усмотрению.       Но вот незадача – мир менталов был нематериальным, эфемерным, и все, что в нем воздвигалось, было недолговечным. И вот тебе еще одно существенное отличие от людей – у менталов не было души. Они рождались, как продукт творческого сознания человека, как искра, вспыхивающая в умах и сердцах людей. Мы могли создавать все, что захотим, но у этого не было особого смысла. А все, что не имеет смысла, разрушается сразу, как умирает его создатель, если не раньше. В любом случае, как только ментал умирал, все его наследие растворялось подобно сахару в чашке. Его место занимал кто-то другой, и единственный вид духовной преемственности, доступной менталам, была воля. Хотя и это довольно натянутое понятие. Воля не несет в себе память в прямом смысле. Она несет лишь идею, а идею должен наполнять смысл. Последнего ингредиента у нашего народа как раз и не было. И сперва никто не обращал на это внимания и не задавал слишком сложных вопросов. Но как только человечество вышло на новый уровень развития, и появились первые цивилизации, появилась Библиотека. Это измерение всегда было доступно менталам, но оно пустовало, и никто не знал, что с ним делать. И вот мы начали замечать, как полки Библиотеки постепенно заполняются знаниями, которые мы все равно не в силах осмыслить. Хуже того – у Библиотеки появился хранитель – единственный ментал, кроме короля и королевы, с осмысленным предназначением.       И вот мы начали подходить к кульминации этой истории, поэтому я должен пояснить одну деталь: как ты уже сама, должно быть, догадалась, трое особенных менталов сейчас находятся в этой комнате.       Я тупо уставилась на Элиаса и начала переводить взгляд с него на Лив, как будто мне только что сказали, что небо на самом деле не голубое. Да, разумеется, я чувствовала связь между нами тремя, но не понимала, в чем эта связь выражается. А слова Элиаса совершенно ничего мне не объяснили.       - Вижу, ты в недоумении. Я поясню. Как я сказал, у менталов не было души, поэтому я не могу сказать, что мы – именно те самые король, королева и хранитель. Это не совсем так. Но их воля, отраженная в способностях, заключена в нас. Как это вышло? Это как раз и есть кульминация всей истории. Дело в том, что королю в какой-то момент надоело наблюдать, как развивается человечество, а цивилизация менталов стоит на месте, потому что не обладает коллективной памятью, а их существование не обременено смыслом. Даже король с королевой, обладающие условно вечной жизнью, не могли создать наследие и дать толчок к развитию нашего мира. Тогда король пришел к выводу, что менталам просто нужно попасть на изнанку, а именно – в материальное измерение, что, собственно, и произошло.       - Я не понимаю…- спустя минуту, все же выдавила я. Да, в тот момент я не могла поверить в то, что услышала, но тогда было важнее то, что в это верит Элиас, и эта вера объясняет его мотивы. Мне они были до сих пор непонятны. – Если ты…король…добился того, чего хотел, какой смысл теперь искать Авалон?       - О, Айлин…я не говорил, что моей целью было просто попасть на Землю. Это то, что произошло по вашей вине, - и он кивнул на меня и Оливию, - мои планы простирались гораздо шире, однако, ваша недальновидность и ограниченность все испортили.       - Почему я этого не помню?       - Ты и не должна помнить. Я уже говорил: это не совсем перерождение. Ты не тот хранитель, но ты несешь в себе его волю. А я знаю об этом только по судьбоносному стечению обстоятельств. Если бы я не пошел за вами в Библиотеку, мне бы не открылась тайна прошлого, и мы бы сейчас не говорили при таких обстоятельствах. Так что если хочешь винить кого-то в том, что происходит – вини себя.       - Даже не пытайся переложить на меня ответственность за свои преступления! – с меня хватит чувства вины. Я виновата лишь в том, что сдалась на полпути, бросив Оливию в Библиотеке. Но никто, кроме самого Элиаса, не ответственен за то безумие, что он учинил.       - Преступления? Это условное понятие, придуманное людьми, чтобы держать друг друга под контролем. Но в моем новом мире это будет не нужно. В нем не будет страданий, не будет необходимости сражаться за ресурсы. Будет лишь абсолютная свобода!       Он говорил это с редким воодушевлением, но что самое страшное, я не видела в нем безумия. Только холодный расчет.       Элиас кивнул, и Эзра исчез за тяжелой железной дверью. Осталась только Солли, все это время сидевшая в углу комнаты с полуприкрытыми глазами. Кажется, эти двое давно были посвящены в главную тайну Таиса, и их это вполне устраивало. Так может, это Айлин безумна? Раз вокруг Элиаса объединилось столько людей, возможно, она зря встала на пути светлого будущего? Нет. Не может быть. Мир сошел с ума, если так много людей верит в нелепую утопию без боли и страха.       - Все эти годы, проведенные рядом со мной, были всего лишь манипуляцией…но ради чего? Что тебе нужно от меня? – Айлин нашла в себе смелость посмотреть на друга. Элиас явно ждал этого вопроса, но, кажется, был разочарован тем, что девушка так мало спросила об Авалоне. Тем не менее, он подошел к ней сзади, как недавно к Оливии, и положил теплые ладони на ее плечи. Айлин вздрогнула, но не смела пошевелиться. Тогда он наклонился к ее лицу и молча устремил взгляд перед собой. Айлин видела краем глаза его улыбку, но его взгляд был обращен к сидевшей напротив Оливии.       - Ты должна вернуть ее мне. Вытащить из Библиотеки.       Вот так просто. Ему нужно было то, чего я хотела больше всего на свете. Найдя меня в Пальмире, он понял, что я сломлена и до смерти напугана. Ничто тогда не могло заставить меня снова вернуться в Библиотеку после стольких провалов. В какой-то момент я сама же заперла под замком свои способности, и чтобы освободить их, он создал тайну в лице Таиса, которую я бы захотела раскрыть, несмотря ни на что. И вот, услышав о его желании, я осознала чудовищную вещь…       …Нет.       - Мой ответ нет, - тихо, не веря самой себе, сказала Айлин.       Элиас отстранился и удивленно посмотрел на девушку.       - Я не стану этого делать, - более решительно повторила она.       И все же озадаченным Элиас выглядел недолго. Он лишь устало вздохнул и снова улыбнулся.       - Что ж…не скажу, что не был готов к такому ответу, но, признаться, не ожидал, что ты решишься. Знаешь, у меня есть теория на этот счет: почему Оливия оказалась запертой в Библиотеке. Ты сама заперла ее, почувствовав, что я рядом. Не сознательно, разумеется. Я проскользнул в открытую дверь, но ключ всегда был у тебя. Выйдя обратно, я уже не смог вернуться. Оливия нужна мне также сильно, как и Авалон. Ты спрятала от меня и то, и другое. Но одно дело, когда это произошло на бессознательном уровне, и совсем другое – твой осознанный выбор, сделанный сейчас. Я это уважаю, - Элиас кивнул, и Солли встала, чтобы отпереть железную дверь. – Но ты готова расстаться с Оливией, потому что тешишь себя мыслью, что она жива, и я не причиню ей вреда. Но готова ли ты к настоящей жертве?       Дверь открылась, и в комнату вошел…       - Ив?       Айлин чуть не задохнулась от счастья и ужаса, одновременно захлестнувших ее. И ужас перевесил. В тот момент, когда за спиной Ирвина вырос Эзра, приставивший пистолет к его затылку. Айлин не нужно было разбираться в оружии, чтобы понять: этот пистолет не такой, которым ей угрожал Левит.       Этот пистолет настоящий.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты