Легенда о мальчике, что учился дышать

Джен
NC-17
В процессе
222
«Горячие работы» 413
автор
Размер:
планируется Макси, написано 219 страниц, 48 частей
Описание:
Вместо лица – маска. Вместо материнской любви – шрам. В сердце, что справа, теплится надежда. Металл в жилах не становится щитом израненной души. Он – маленькая мышка, пытающаяся взбить масло, чтобы выплыть и сделать глоток воздуха? Или та – вторая, что опустила лапки и задохнулась от отчаяния? Он должен решить сам – останется ли обиженным мальчиком или возьмет узды правления своей жизни в руки и пойдет по следу чести!...
Примечания автора:
...Но спустя многие года он все там же – на распутье двух дорог, хотя, казалось бы, верный путь так очевиден! А пока мальчик топчется на перекрестке судьбы, мечась из крайности в крайность и заполняя свою жизнь незнамо чем. В этой бессмысленной борьбе с самим собой главное – не растерять все то ценное, что он имел. Найдется ли путеводная звезда, которая выведет его из собственной тьмы? Или же ему суждено до конца своих дней бродить во мраке одиночества?

От автора.
Любезный читатель, данная работа является спин-оффом к моей основной трилогии, первая часть которой уже завершена, и с ней ты можешь ознакомиться, пройдя по ссылочке - https://ficbook.net/readfic/8742664.
Но хочу заметить, что этот спин-офф не является прямым продолжением «Байки...», а лишь ответвлением от основной вселенной. Поэтому вне зависимости от того, знаком ли ты с первой работой или нет – можешь начать знакомство с моей вселенной с «Легенды о мальчике, что учился дышать», при этом не упуская основного смысла и сюжета. А уж потом, если вольешься, мой дорогой дружок, то можешь вернуться к началу и познакомиться с истоками. Выбор за тобой! Можешь начать с любой из них, главное – не забудь взять с собой хорошее настроение и приготовься к абсурдному аттракциону!
Кстати, для новеньких читателей, не знакомых с первой частью, хочу уточнить, что в качестве персонажей используются известные личности, но я взял лишь их внешность, характер же придумал сам от и до.
Временная обложка - https://ibb.co/LrPyRnX
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
222 Нравится 413 Отзывы 19 В сборник Скачать

Глава 38: Убийца

Настройки текста
      Май 1999 года.       Том опоздал на первый урок и прогуливал его в школьном дворе. Там, усевшись на лавочку, он закурил сигарету и распределял таблетки по отдельным пакетикам, чтобы отдать на перемене заказы, сделанные у него вчера, всем желающим обдалбаться до умопомрочения. За этим делом он не заметил, как ко входу подъехала сначала «скорая», воющая сиреной на всю округу, а затем полицейская тачка. Через пару минут он закончил фасовку и взглянул на часы, подсчитав, что урок уже должен закончиться, и ему пора выдвигаться, чтобы успеть во время перемены встретиться со всеми своими «клиентами».       Вдруг из входа школы посыпались люди, среди которых были как учителя, так и ученики. Все они охали и хватались за головы, а некоторые даже кричали. Том почувствовал что-то неладное, от чего у него засосало под ложечкой, и он рванул к месту событий.       Харди пропихнулся сквозь толпу и врезался прямиком в человека в белом халате.       — А ну, все с дороги, — рявкнул врач, расталкивая зевак, собравшихся вокруг.       Том отскочил в сторону, пропуская бригаду «скорой помощи» и увидел устрашающую картину. Двое несли по направлению к машине носилки, на которых кто-то лежал, накрытый белой простынью. У Харди внутри все похолодело. Кто-то умер. Но кто? За носилками плелись двое старшеклассников, которых он сразу узнал. Это здоровяк и длинный, которым он продал наркотики в начале учебного года. Они шли, еле перебирая ногами, на белых, под цвет халатов врачей, лицах застыл ужас и непонимание. Да кто же все-таки на носилках? Тут ветер шелохнул простынь, приподняв ее уголок и открыв лицо лежащего человека. Хотя Том уже и догадывался, кого увидит там, однако все равно издал приглушенный вопль. Это был никто иной, как тот самый коротышка, похожий на пуфик.       — Блять, — простонал Харди и встал на месте как вкопанный. Суетящиеся люди, следующие за носилками, обходили его, ненароком толкая и чуть не сбивая с ног.       Через минуту носилки погрузили, и «скорая» уехала. Полицейские же повели всех обратно в школу. Том же продолжал стоять на улице, погрузившись в мысли.       «Послушай, Том, что же случилось? Еще вчера ты продал ему таблетки… Целых двадцать штук, он сказал тебе, что это на всю компанию для вечеринки в честь чьего-то дня рождения… Неужели он все их принял один?»       От мысли, что возможно он виновен в смерти этого парня, Тому стало не по себе и затошнило. Он судорожно достал все расфасованные таблетки и бросил их в урну, после чего ринулся домой. Пробежав всего метров десять, парень опомнился и развернулся обратно. Харди быстро засунул руку в мусорку и стал один за другим доставать оттуда пакетики с Оксикодоном. Ведь, поскольку здесь полиция, они наверняка начнут выяснить, кто виноват в случившимся, а также искать кладки в окрестностях школы и в ней самой. Еще не хватило, чтобы их нашли, сняли отпечатки и таким образом нашли его.       Забрав все улики, Том сломя голову побежал домой. Через час он добрался до поместья, открыл трясущейся рукой входную дверь и зашел внутрь.       — Том? Почему так рано? Что с тобой? Ты весь дрожишь! — уёбанно поприветствовал сына Кристофер, который на беду Тома был сегодня дома и как раз в этот момент безрезультатно пытался разжечь в камине огонь.       — Я сегодня не ходил на уроки, — начал судорожно придумывать парень. — Мне что-то плохо стало пиздос… Поэтому решил вернуться домой, дабы никого не заразить…       — Да ты весь мокрый! Наверняка у тебя жар. Быстро наверх, возьми градусник и померь температуру, а я пока позвоню в школу и сообщу, что ты прихворал, — начал распоряжаться мистер Уокен, ковыряясь кочергой в холодных углях.       — Сука, сука, сука… — причитал Том, поднимаясь по ступенькам.       Забежав в спальню, он быстро разделся, достал из аптечки градусник, на автомате сунул подмышку и юркнул под одеяло.       — Сука-бляяяя… — обреченно протянул Том, уставившись в потолок. — Неужели он усадился моими колесами и подох от этого?! Да ну, бред какой-то… Тот парень, вроде бы, не такой конечный был… Нахуя б ему заниматься подобной ебалой? А что если все это правда? Что же тогда получается? Бляяяя… Получается то, что ты, Том, его убил… Ты убил человека… — охуевал парень. — Но все же, может у него просто случился инсульт? Или оторвался тромб?! Такое тоже вполне-себе возможно…       Через полчаса в комнату к Тому зашел невероятно уставший Кристофер с кружкой целительного чая с медом и малиной, заварил который, между прочим, с добавлением марихуаны, ведь считал, что это не только поможет сыну поскорее выздороветь, но и избавит его от лихорадочного состояния получше всякого парацетамола.       — Большая температура? — поинтересовался мистер Уокен, ставя фарфоровые чашку и чайник на прикроватную тумбочку.       — Сорок, — бездумно пизданул Том.       — Ох, ну, лечись, — печально помотал головой мужчина, поверив в брехню сына и удалился из комнаты.       Харди, сам незнамо зачем, присел в кровати и начал поглощать марихуановый чай.       — Блять, а что, если тот чувак и впрямь умер от твоих таблеток? — продолжил рассуждать он. — Тогда пизда тебе, Том! Мусора точно выйдут на твой след, и ты сядешь в тюрьму! Да не, папаша-то отмажет… У него большие связи… Да и к тому же, ты сейчас дома, типа заболел, а значит есть алиби… Сука-бля, ты ебанат?! О чем думаешь вообще?! Какое алиби, какая тюрьма?! Возможно, ты убил человека!       Два дня Том пролежал в кровати, парадируя перед отцом и нянькой болезнь. Сам же парень беспрерывно бился в агонии неведения, накрутив себя до умопомрачения.       Ближе к вечеру третьего дня, в комнату зашел дворецкий и сообщил, что Кристофер ждет сына у себя в кабинете, чтобы о чем-то поговорить. Том нехотя поплелся к отцу, решив, что тот хочет поиграть с ним в шахматы и обсудить будущую профориентацию для выбора университета.       — Что ты хотел? — зашел в кабинет парень, изображая на лице болезненную усталость.       — Томас, сядь, пожалуйста. Нужно серьезно поговорить, — указал морщинистой ладонью на диванчик Кристофер, строго взглянув на сына.       «Послушай, Том, кажется, сейчас что-то будет… Какого хуя он обращается к тебе так официально? Бляяя… Только бы это был разговор не про тот случай из школы! Только бы, только бы!» — охуевал Харди, послушно усаживаясь на диван.       — Полчаса назад мне звонили из школы… — тяжело вздохнув, заговорил мистер Уокен.       Харди охуел еще хлеще от тона отца, ведь никогда раньше и не видел его настолько серьезным! Да что уж говорить, кажется, Кристофер был даже не укурен сейчас! Оо-у! Ну, точно сейчас что-то будет!       — Несколько дней назад там умер один мальчик. И смерть его была ненасильственна, — продолжил мужчина, сложив руки замком на столе и заглянув сыну в глаза. — Знаешь, что стало причиной смерти?       — Нет, — выпалил Том, отведя взгляд от отца и не на шутку зассав услышать то, что пытался то ли отрицать, то ли принимать последние несколько дней.       — После вскрытия врачи установили, что причиной смерти парня стала передозировка Оксикодоном. Знаешь, что это такое?       — Слышал… — ляпнул хуйню Том, закусив пухлую губешку.       «Послушай, Том, ты, сука-бля, убийца! Ты убил того парня! По твоей вине он покинул этот мир! Ну ёбаный ты в рот! Ну как же так!» — мысленно паниковал парень.       — Слышал… Ну, хорошо, что слышал, — взял в руки авторучку мистер Уокен. — Знаешь, звонили из школы не только для того, чтобы сообщить эту печальную новость… Дело в том, что учителя обеспокоены, ведь полиции удалось выяснить, что еще несколько учеников сидят на этом самом Оксикодоне. Так же, есть подозрение, что распространять всю эту гадость по школе может кто-то из самих учеников. Может у тебя есть предположения, Том, кто все это делает?       Харди отрицательно помотал головой, безумно промолчав.       — Ну, ладно… А знаешь, мне вот совершенно непонятно, зачем ребята травят себя таблетками, которые предназначены совсем для другого? Никак не могу взять в толк какой в этом прикол? — продолжил рассуждать Кристофер. — Например, я принимаю Оксикодон, чтобы избавиться от боли в коленях… А они зачем? Непонятно… Кстати, в последнее время начали происходить немного странные вещи. Я тебе не рассказывал? Дело в том, что мои боли усилились и врач порекомендовал увеличить дозировку. Но каким-то странным образом, когда мне необходимы таблетки Оксикодона, оказывается, что в баночке нет нужного для меня количества… — нервно щелкал он авторучкой.       «Послушай, Том, вот и приплыли! Он все знает! Все! И про то, что ты пиздишь его колеса, и про то, что ты торгуешь ими в школе, и даже про то, что ты… Убийца!» — галопом скакали мыслим в голове парня.       — Что ты хочешь мне всем этим сказать? — придав уверенности голосу, спросил Том, посмотрев на отца.       — Понимаешь, сынок, жизнь тяжелая штука, — отложил авторучку в сторону мистер Уокен. — Невозможно прожить ее, ни разу не оступившись. Все мы люди и всем нам свойственно совершать ошибки. Вопрос лишь в том, поймем ли мы их, постараемся исправить или впредь попытаемся не повторить их? Или же наплюем на это свысока и продолжим брести по «кривой»? Но куда тогда приведет нас этот путь? Вот, к примеру, этот самый ученик, умерший от передозировки… Кто виновен в его смерти? Тот, кто продал ему эти самые таблетки? Отчасти — да… Но все же парень сам виноват, что столь безрассудно потребил такое количество и из-за своей беспечности и сыграл в ящик… Но ведь у человека, который продал ему Оксикодон, все еще есть шанс изменить свою жизнь, как думаешь? Есть шанс сойти с этой «кривой дорожки»? Я думаю, что да…       — Я понял… Понял… — промямлил Харди, уставившись в пол.       — Понял? Это хорошо… — одобрительно покачал головой Кристофер.       В комнате повисла неловкая пауза.       — Знаешь, насчет исчезновения моего Оксикодона… — прервал тишину мужчина. — Думаю, что мои таблетки воровали кухара, — немного шутливо сказал он. — Они постоянно совершают какие-то безумные выходки! Надеюсь, что они прекратит это делать… Как думаешь, Том, прекратят?       — Думаю, да, — прошептал парень.       — И это тоже хорошо… — наконец-то устал от столь серьезного разговора Кристофер. — Ну, ладно, ты же болеешь, ступай отдохни.       Том встал с дивана и пошел в сторону выхода, не проронив ни слова.       — Кстати, я связался с врачом и сообщил ему о твоей болезни, — закопошился в каких-то бумагах Кристофер, надев на нос очки. — Он сказал, что выпишет тебе справку о том, что ты заболел еще на прошлой неделе…       — Спасибо, — выпалил Харди и вышмыгнул за дверь, ведь слышать разного рода намеки отца про то, что он в курсе всего случившегося, да еще и пытается как-то помочь сыну избежать наказания, не на шутку выбили парня из колеи. Но не меньше он был выбит тем фактом, что теперь вовек не смоет с себя клеймо убийцы…       «Здравствуй, дорогой дневник!       И это снова я — Том Харди. Пару недель назад в школе, где я учусь, произошел весьма неприятный случай — умер один из учеников. Как выяснилось, его смерть произошла по моей вине. Я продал ему слишком много «окси», которыми он и передознулся…       Ты даже и не представляешь, что происходило у меня на душе последние дни… Ведь чтобы кто не говорил — виноват в его смерти я. А значит я самый настоящий убийца! Осознавать это довольно жутко… Кто я такой? Что из себя представляю? Имел ли я право отбирать у человека жизнь?       Все же, моя мать в одном была права… Я — чудовище… Ну что ж, значит так тому и быть…       Мой отец знает о случившемся. Я ничего не рассказывал — он сам обо всем догадался, сопоставив факты. Несмотря на это, папа не устроил мне скандал. Напротив, он оградил меня от лишних вопросов полиции, а также натолкнул на одну важную вещь. Я долго размышлял над его словами и, кажется, сегодня я готов подвести итог.       Отец прав — тот парень сам виноват в своей смерти. Я же не убил его собственноручно! Не затолкал ему в нос порошок! Да и вообще — он сам к этому шел! Не продал бы ему колеса я, продал бы кто-то другой! От этого, все же, становится легче… Но не совсем… Я все равно чувствую, что непосредственно виноват в его смерти… Но я понял и еще кое-что — случившегося не исправить. Придется это принять и продолжить жить дальше. Но я обещаю, что никогда не забуду этот случай… Есть у меня одна идея по этому поводу… Исполню ее после того, как сделаю эту запись.       Ладно, что еще мы имеем в итоге? Наверное, ты спросишь у меня, дорогой дневник, а стал бы я еще торговать наркотиками после произошедшего? Абсолютно точно, что да. Почему? Делая это, я ощущаю власть над людьми. Нравиться чувствовать, как они становятся непосредственно зависимыми от меня. Буду ли я продавать колеса дальше? Нет. По крайней мере, не в ближайшее время. Почему? Все дело в отце. Я очень люблю и уважаю этого человека… Не хочу его расстраивать и вмешивать во все это. Да и к тому же, он ясно дал понять, что ему самому нужен сейчас Оксикодон. Не буду же я делать что-то для него в ущерб!       Что касаемо меня и «окси». Конечно же, я буду продолжать время от времени нюхать. Возможно, не так часто, чтобы отец не заметил пропажи… Но прекращать потреблять я не стану. Таблетки отлично помогают справиться с моими внутренними проблемами и переносят их на задний план. Не хочу больше впадать в депрессии…       Кажется, на этом все.

12 июня 1999 года».

      Том несколько раз перечитал написанное, затем захлопнул дневник, спрятал его в ящик стола и вышел из спальни.       — Пап, я кое-что хотел сказать, — зашел он в библиотеку, где в помпезном кресле-троне восседал Кристофер с томиком Толстого.       — Ммм? — устало поднял морщинистое лицо мистер Уокен.       — Тот мальчик из школы… Ну тот, который скончался от передозировки… — начал мямлить Харди. — Короче, он был моим как бы другом… Иии… Я бы хотел кое-что сделать в память о нем, дабы никогда не забыть, что с ним произошло, — брехал парень, хотя зачем — непонятно, ведь Кристофер и так все понимал.       — Это хорошо, это очень хорошо, Том, — улыбнулся мужчина. — Мне нравится твоя идея. Она говорит о том, что ты все понял, — расплылся он в благоговейной улыбке. — Что ты именно хочешь сделать в его память? Может написать какой-то рассказ? Или нарисовать картину?       — Я хочу сделать татуировку, — пизданул Харди, состроив фирменный еблет.       — Ну Том! — возмутился Кристофер, вскочив с насиженного места. — Зачем тебе портить кожу?! Ты же потом от нее никак не избавишься! Знаешь, чего стоит скрывать татуировки Королевы? А их, между прочим, у нее пятнадцать! Как думаешь, дожив до своего возраста, Елизавета рада, что у нее столько татуировок, которые, к тому же, потускнели и смотрятся какими-то тюремными? А не боишься и сам пожалеть об этом, когда тебе будет лет пятьдесят?       — Нет, — подкатил глаза Харди. — В этом и есть вся фишка, пап! Эта татуировка станет мне напоминанием на всю жизнь! Никогда не даст забыть о том, что произошло!       — Ладно! Коли! — хлопнул себя по шляпе мистер Уокен. — Но только одно «но»! Я поеду с тобой, дабы ты не наколол какую-нибудь ерунду!       — Ок, — коротко кивнул Том, улыбнувшись.       Спустя час в одном из тату-салонов Манчестера.       — Ну, вот и все, — доделал свою работу мастер, набив на плечевом суставе Тома небольшой тонкий крест.       — Охуенно! — радостно воскликнул Харди, осмотрев миниатюрный партак. — А это совсем не больно! Слышь, чувак, а можешь мне заебашить рукав?       — Рукав? Какой-такой рукав? — нахмурился Кристофер.       — Ну можно начать с малого, — обвел левое предплечье Том не на шутку загоревшись идеей. — Начнем отсюда, а потом со временем можно всю руку заполнить.       — Вообще, у меня на сегодня свободно, так что можно, — согласился мастер. — Были бы деньги…       — Не проблема, — перебил его парень.       — Тогда что хочешь? — накинул вопрос тату-мастер.       — Вон как тот эскиз, только побольше и позамысловатее, — указал Харди в сторону висевшего на стене эскиза какой-то татуировки в виде кельтских узоров.       — Том, ну что за ерунда?! — возмутился мистер Уокен. — Крест-то маленький, а эта чепуха на полруки! И тебе придется всю жизнь с ней жить! Я — против! Ты еще несовершеннолетний и я, на правах родителя, запрещаю это делать!       — Прости, пацан, но нет. Не имею права это делать, раз ты несовершеннолетний, а твой отец против, — виновато пожал плечами мастер, грустно опустив уголки губ вниз, ведь сам был бы не против набить что угодно этому малолетнему ебанату за приличную сумму денежек.       — Ну, блять, ну пап! Ну я ж тебя прошу! — начал клянчить Том. — Посмотри какая она классная! Я знаешь как буду счастлив? Вот прям самым счастливым человеком на свете стану! Бля буду! — состроил он умоляющий еблет.       — Том, нееет, — начал понемногу прогибаться мистер Уокен и его шляпа от речей парня.       — Ну пааап, — продолжал упрашивать Том. — Я ж тебя прошу не как отец сына, а как друг друга! Ну что такого в этой татуировке-то? От тебя не убудет, а мне приятно.       — Ладно, хорошо… Бей… — устал от пререканий Кристофер. — Но только потом, лет эдак через пять, не предъявляй мне за то, что я позволил сделать тебе эту чушь и не остановил!       — Да нихуя я не скажу! — обрадовался Том. — Ну, что, сука-бля, сел? Давай ебашь! — рявкнул он на тату-мастера.       Спустя полтора часа.       — Бляяяя… Как больно… — стонал Харди, прикусив губу и закрыв смазливое ебало ладонью правой руки. — Сукааа… Долго еще?       — Мы, считай только начали! — возмутился мастер, жужжа машинкой по предплечью парня и нанося на него кельтский узор.       — Я больше не могу, может в следующий раз? — продолжал ныть Том, осматривая руку сквозь пальцы.       По его расчетам рисунок был забит примерно на тридцать процентов, а значит, сидеть в этом кресле Харди еще очень и очень долго. В местах, где рисунок уже был нанесен, кожа взбухла, а кое-где и вовсе закровила. Бездушный же мастер, как на зло, раз за разом возвращался к уже пробитым частям татуировки и наносил дополнительный слой краски.       — Томас, не надо ныть! Раз уж решился, то иди до конца! Мужчина ты или нет? — начал умничать Кристофер, приуютившись в соседним кресле и раскуривая косячок. — Никогда не бросай то, что задумал!       — Ды бляяя, как же больно! — прорычал сквозь сжатую челюсть Харди. — Тебе-то легко сидеть со стороны говорить…       — Так, ладно, пойдем другой дорогой, — пробурчал мистер Уокен и разорвал на себе сначала пальто, а затем рубашку, оголив свою старую морщинистую грудь, которая явно знавала лучшие времена. — Так, есть у вас тут еще свободные мастера? Я тоже хочу татуировку!       — Чта?! — охуел Том, скривив рот.       — Ну, а что тут такого? — укуренно улыбнулся Кристофер, подмигнув сыну прикрытым веком. — Если честно, то давно хотел себе татуировку! Смолоду мечтал! Что уж теперь терять, когда жизнь подходит к своему логическому завершению? Правильно же говорю?       — Абсолютли, — лайкнул идею старца в шляпе тату-мастер.       — Да и вообще, давай так — кто первым заноет, что ему больно, тот угощает пивом после сеанса, — прищурено уставился на сына мистер Уокен.       — Заметано, — прищурился в ответ и Том.       На самом же деле, не хотел себе никакую татуировку ни в какой молодости мистер Кристофер. Ну, а как же еще поддержать своего любимого сына? Ох и Крис, ох и затейник! Всем бы таких папаш!       Мистер Уокен решил набить себе флаг Великобритании, расположив его на правой стороне груди, прямо в том месте, где находилось его правостороннее сердце. Во время сеанса, Кристофер не проронил ни звука, с ухмылкой кидая на сына подъебывающие взгляды. Том же, не желая проигрывать в споре, прекратил нытье и дабы приглушить боль, донельзя раскусал нижнюю губу.       Когда партаки были набиты, Кристофер любезно пригласил сына отправиться в паб, где собирался самолично и угостить его терпким лагером. Ясное дело, Том согласился, ведь принять на грудь после подобных болевых ощущений было отличным решением.       — Ну пиздооос… — протянул Том, осматривая левое предплечье, перемотанное пищевой пленкой, под которой не было видно никакого рисунка, а только лишь огромное кровавое пятно.       — Не переживай, до свадьбы заживет! — потрепал сына по голове Кристофер, после чего поправил пищевую пленку сначала на груди, а затем на шляпе, где, к слову, набил партак в виде короны, в знак уважение к Елизавете II.       — Ой, хватит, — брезгливо поморщился Харди, взял со стола стакан с пивом и присосался к нему, в попытках избежать раздражающей его темы.       — Ну что хватит? Что хватит-то?! — закудахтал мистер Уокен. — Неужели отец уже и помечтать не может о будущем своего единственного сына? Знаешь, сколько раз я представлял себе день твоей свадьбы? Ох, поскорее бы это произошло! Мы устроим торжество у нас в поместье — прямо на заднем дворе! Поставим там красивые шатры, возведем сцену… Ээээх… — начал мечтать о нелепой хуете мужчина, который, к слову, сам никогда и не был женат.       — Сука-бля, — прожурчал Том, не отрываясь от пива. — Опять…       — Ох, Том, уверен, что когда настанет этот день, то твой отец проронит не одну слезу… — продолжал нелепо фантазировать Кристофер, подперев усталую щеку ладонью. — Обещай, что станцуешь вальс с невестой, Том! Пожалуйста! — начал клянчить незнамо что он. — Если я увижу сие красоту, то, наверное, инфаркт от счастья схлопочу!       — Ну и нахуя б мне это надо? — приподнял шрамированную бровь парень. — Доводить тебя до инфаркта. Я, что еблан какой-то там? Желать собственному отцу смерти… Хах! Еще чего!       — Послушай, Том, — превратился в серьезную сову Кристофер, сняв с головы шляпу. — Хотел с тобой кое о чем поговорить… — мужчина осекся, взял со стола пачку сигарет, достал одну и подкурил. — Будешь? — бездумно протянул он пачку и сыну.       — Давай, — так же бездумно достал оттуда сигарету Харди, вставил в раскусанные губы и закурил.       — Вот мы сейчас говорили с тобой о смерти, о будущем… — начал размышлять мистер Уокен. — И я хотел бы тебе сказать одну очень важную… Том! Ты что, куришь?! — заорал он, приметив сына, который выпускал изо рта колечки дыма.       — Да, — состроил фирменный еблет парень, решив больше не скрывать данный факт своей биографии от отца.       — Да? Ну, ладно… Я не вправе тебе запретить это делать, ведь и сам курю практически всю жизнь. То бросаю, то опять начинаю… Но, думаю, что теперь бросать не буду больше… Хватит уже, набросался… — расстроенно поводил он сигаретой по краешку пепельницы. — Лучше уж ты будешь делать это при мне, чем прятаться в кустах и подворотнях, дабы покурить.       — Правда? — по-еблански улыбнулся Том, напомнив тем самым Кристоферу Мэрил Стрип. — Блин, пап, ты такой крутой мужик, — пихнул он отца в плечо. — Такой день забомбил! Партаки с тобой набили вдвоем, теперь сидим в баре пиво пьем, курим вместе! Охуенно же, ну! — порол он позитивную дрочь, обнюхавшись двадцатью минутами ранее Оксикодона в туалете паба.       — Том, я так рад твоим словам, — улыбнулся Кристофер и крепко обнял сына. — Как же я давно мечтал, что мы с тобой станем так близки!       — Пап… — обнял его в ответ Харди, похлопав по спине.       — Ох, как же я рад, — спустя пару минут обниманий оторвался от сына мистер Уокен, вытирая слезы с щек.       — Ты, кажется, поговорить о чем-то хотел? — наполнил Том.       — Ой, да пустяки! — отмахнулся мужчина. — Так, ерунда… Не будем портить вечер… Бармен, еще две пинты лагера, — щелкнул он пальцами в сторону барной стойки.       — Как скажешь, — пожал плечами Харди.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты