Ты моя медленная звезда

Гет
R
В процессе
85
«Горячие работы» 34
автор
Размер:
35 страниц, 8 частей
Описание:
Бонта спасает из башни прекрасная Непризнанная, которая не оставляет парня равнодушным. Только пепельноволосый ангел не догадывается, что его поступок приведёт не только к знакомству с братом, но к смерти родного человека. Бороться придётся не только за девушку, но и за жизнь.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
85 Нравится 34 Отзывы 16 В сборник Скачать

Шепфа

Настройки текста
      Ангелы и демоны начинают перешёптываться, а некоторые не скрывают своего негодования и возмущения, повышая голоса, порицая виновника, и я отвожу глаза, пытаясь защититься от удушливых энергий. Только один из демонов краешком губ улыбается Малю, выказывая свою гордость за подопечного.       — Какая ирония, — протягивает брат, усмехаясь, не волнуясь о том, услышат его или нет, но возглас Маля заставляет всех замолчать и перевести к нему заинтересованные взгляды. — Подвоха и подлости ждали от нас с Сатаной, а убивает нашего создателя его любимый сын, — и он, не скрывая злорадства, смотрит в мои глаза.       Я замираю, ощущая, как тело покрывается невидимыми языками пламени, плавя моё лицо, а к горлу подступает удушливый ком, от которого больно сводит скулы. Переступаю с ноги на ногу, в надежде, что пол подо мной расколется надвое, и я провалюсь в тёмную бездну, но, увы, ничего не происходит. Только осуждающие, не верящие словам брата, взгляды бессмертных своей неприязнью бьют меня по лицу.       — Я слышал, что меня хотят принести в жертву, поэтому бежал из башни, — начинаю оправдываться и сам себя одёргиваю, понимая, как это убого звучит. Но я должен знать правду! Должен объяснить причины побега!       Поднимаю голову и встречаюсь с каждым ангелом и демоном взглядом, ища ответ на своё заявление. По залу вновь разносится гул, и некоторые одаривают меня недоверчивым взглядом. Только Маль безмолвно, не выражая ни единой эмоции, переговаривается с Сатаной.       — Этого не может быть! — отвечает Адамир и, расправив золотые крылья, занимает положенное место за мраморным столом Совета. — Ты бредишь, мальчик.       — Это правда! — возражаю я. — Я уверен в том, что слышал.       — Твоя правда ничего уже не изменит! — говорит женщина-серафим, восседающая за столом, — Шепфа умирает и этого не изменить!       — Нужно было лучше приглядывать за ангелочком, Ребекка, — усмехается Сатана. — А то контроль был только за моим подопечным и за мной, — он убирает руки в карманы и высокомерно смотрит на серафимов, показывая своё превосходство над ними, как наставника, который лучше присматривал за своим подопечным, ведь это не он совершил ошибку, хотя именно от него, как от демона, ждали подвоха.       — Но почему отец умирает? В чём моя вина? — выкрикиваю я, пытаясь получить ответ на интересующий меня вопрос.       Ребекка привстаёт, опираясь кулаками на стол, её брови сходятся на переносице, и она кривит губы:       — Потому что вы, оба, — указывает на нас пальцем, не скрывая презрения, — должны были сидеть там, где было уготовано место для существования. Но ваши наставники! Твоя наставница, — шипит она, указывая пальцем на меня, — упустила свой шанс на искупление долга!       Я непонимающе щурюсь: единственной женщиной, которая чаще всего посещала меня, была Мисселина. Но она никогда не выказывала шефства надо мной, скорее заботу, она не могла быть моей наставницей.       Адамир, удерживая руку Ребекки, резко встаёт и приказывает жестом посоха всем молчать, вслушиваясь в наступившую тишину. Умиротворяющая благодать наполняет зал, вытесняя напряжение и негатив, который мы с братом вызвали своим появлением. Серафимы склоняют головы и то же самое за ними повторяют другие бессмертные. Отец, он говорит с ними. Мы переглядываемся с Малем, но он вновь смотрит на Сатану.       — Шепфа хочет говорить со своими сыновьями сам, — объявляет Адамир и стучит посохом, тем самым не давая возможности другим оспорить слова создателя или продолжить перипетию, — прошу за мной, — говорит он и, не смотря ни на кого, идёт к выходу.       Маль, усмехаясь, одаривает всех высокомерным взглядом, понимая, что он выше их всех и, сжав моё плечо, говорит, совершенно не беспокоясь о том, кто его услышит: «Хватит бояться осуждения бессмертных! Теперь они должны бояться нас!». Он разворачивается и следует за серафимом, то же самое делаю и я, но слова брата производят обратный эффект, усиливая прожигающее кожу чувство.       Серафим приводит нас к открытой террасе и, вдохнув воздух, поворачивается к нам. Светлые волосы колышутся на ветру, и, кажется, это немного успокаивает встревоженного ангела. Он по очереди всматривается в наши с Малем лица и с каким-то сочувствием отводит глаза. Брат только ухмыляется и складывает руки на груди. Неудивительно ― он демон, его воспитывал Сатана, он провёл свою жизнь в Аду. Ангелы ему чужды.       — Сейчас мы отправимся в Эдем. Так как вы ― его сыновья, вам не нужно разрешение и священное благословение. Поэтому, — он прислоняет посох к стене, кладёт одну руку на голову Малю, другую на мою и, возведя глаза к небу, что-то шепчет.       Нас ослепляет яркая вспышка, и среди тёмно-синей непроглядной глади неба я вижу лунную дорожку, ведущую к золотым вратам Эдема, скрывающегося за пышными молочными облаками. Адамир становится на колени и кланяется отцу. Встав, не поднимая глаз, он отступает за наши спины, указывает рукой вперёд и исчезает.       Белая, слепящая глаза туманная дорога поглощает наши ступни, но мы продолжаем двигаться дальше, всё сильнее ощущая небесную благодать Шепфа. Я с упоением и трепетом вдыхаю благословенный аромат, лишь на несколько секунд забывая, что иду к умирающему отцу. Врата распахиваются перед нами, и мы оказываемся в бесконечности бытия. Нет ни прекрасного сада, ни бессмертных душ, ни рая, который обещают людям.       — Не таким я себе представлял Эдем, — хмыкает Маль, вглядываясь в звёзды, планеты, вселенные и тёмные вспышки вокруг нас.       — А каким, сын? — раздаётся усталый, радостный голос, окружающий нас со всех сторон.       Он вздрагивает и отшатывается, а мне кажется, что я взлетаю и распадаюсь на тысячи миров от радости встречи с отцом и сжимаюсь в кокон от чувства вины за его увядание.       — Эдем для Шепфа ― это тысячи миров, это и небеса, и ад, и земля. Это всё видимое и неосязаемое одновременно. Это ангелы и демоны, люди и мелкая тварь. И то непознанное, что ещё предстоит увидеть человечеству. И обо всём этом придётся заботиться одному из вас. Совсем скоро, ибо я умираю.       — Отец, прости меня! Я виноват в том, что ты умираешь! — к горлу вновь подкатывает удушливый ком, и на глаза наворачиваются слёзы. — Можно ли это как-то исправить?       — Чему быть, того не миновать! Я знал, что, в конце концов, это неизбежно! — спокойно, даже утешающе говорит Шепфа. — Я рад вас видеть, дети мои! Вдвоём!       Мы с Малем переглядываемся и отводим глаза.       — Но почему наша жизнь стоит твоей? — спрашивает брат.       — Потому что у Шепфа не должно быть единокровного сына, а уж тем более двух. Пока вы были заключены в своих башнях, которые не позволяли вашим энергиям воздействовать на меня, жили вы и я. Энергия ребёнка поглощает силы отца. Стена защиты башен разрушена, ваши энергии на воле. Мощнейшие энергии, полученные от меня, чтобы создавать и разрушать. Вы — демиурги.       — Почему ты позволил нам родиться? Почему не убил сразу? — спрашивает Маль, всё больше хмурясь.       — Ваша мать заплатила за вашу жизнь, — с тоской в голосе отвечает он. — Вы ― напоминание о том, что такое любовь и что только она способна на искреннюю жертву.       — Кем она была? — мне хочется знать о ней как можно больше.       — Демоном и ангелом одновременно, — тепло отвечает он. — Гордой и смиренной, сильной и слабой, любящей и любимой. Её смерть даровала вам жизнь. Но… — его голос тихим эхом на секунду замирает, — только один из вас станет новым Шепфой. И его выберет мой трон. Ваши дела докажут вашу способность к ответственности за «бытие и тех, кто в нём живёт». Достойный к нему прикоснётся.       — А что будет с другим? — крылья Маля расправляются, и он всматривается в звёзды, надеясь встретить в них взгляд отца, но я беру его за запястье и качаю головой. Он поднимает голову и выдыхает, понимая, что мы можем только чувствовать его присутствие.       — За тысячи лет жизни я отказался от материальной оболочки, да и Шепфа с веками она становится ненужной. И, увы, я не могу знать, что станет со вторым из моих сыновей, если первый станет Шепфой. И от этого ещё больнее, — в груди разливается горечь, и я понимаю, как тяжело отцу терять нас, а не умирать самому. — Но за трон, как и за жизнь, придётся бороться, — впервые мы ощущаем невозможность продохнуть. — Я так виноват перед вами.       ― Особенно перед тобой, Бонт, ― слышится в голове голос отца.       — Я услышал, что меня хотят принести в жертву, отец.       — Этого не может быть! Бессмертных не приносят в жертву. Жертва может быть только добровольной, сыновья! Запомните это.       На нас сходит благословение отца, мы вновь оказываемся на террасе, возле Адамира. Мы с Малем озадаченно смотрим друг на друга, каждый обдумывая услышанное.       — Чему быть, того не миновать, сыновья Шепфа. Ваша дальнейшая судьба решена. Ангел, — и он указывает на меня, — и демон, — и он указывает на моего близнеца, — будут иметь нового наставника. Но, так как вы покинули места своего обитания, вам всё время придётся бороться друг с другом, ведь трон будет принадлежать только одному!       Я хмурюсь, поджимаю губы и качаю головой. Маль пытается скрыть презрение, но высокомерно поднимает подбородок.       — Я буду бороться, Бонт! Мне жаль, но я не уступлю тебе это место. Тем более, учитывая, что судьба проигравшего нам неизвестна.       Я взмахиваю крыльями, всё ещё прокручивая в голове слова отца, и смотрю в глаза брата:       ― Я тоже не сдамся!

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Клуб Романтики: Секрет небес"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты