автор
Размер:
Макси, 74 страницы, 9 частей
Описание:
Морган стала звёздочкой, освещающей путь Тони после смерти Пеппер. Она стала лучшим другом Питера, который всем сердцем уважал и любил ее отца. И она искренне хотела помочь этим двоим уже наконец открыть глаза на их не вполне дружеские отношения. Потому что Питер и Тони должны быть вместе, с ней или без нее — это неважно.
Примечания автора:
Возраст персонажей изменен. Морган Старк — 16, Тони Старку — 43, Питеру Паркеру — 27.
AU: Пеппер умерла, а Тони выжил. Без подробностей. В остальном канон сохранен.

♫ fun. — All Alright
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
415 Нравится 90 Отзывы 91 В сборник Скачать

Все вместе

Настройки текста
Страх следовал по пятам, забираясь на плечи, обнимая за шею, целуя в ушко. Дуновение холодного, сковывающего внутренности дыхания этого чувства есть часть человеческого существа, и Тони знал, что если ему страшно — значит, он ещё жив, значит, в мире осталось то, за что следовало бороться. Субботнее утро, как и вся жизнь, наполнялось страхом, капля за каплей, как и тот дождь, что нахлынул на Нью-Йорк ещё с первыми лучами солнца, стуча в плотные стекла окон, побуждая к тому, чтобы открыть глаза. Первая мысль оказалась неожиданной, абсолютно новой, не той, с которой Тони привык просыпаться по утрам. Она замельтешила перед глазами, чуть ли не виляя хвостиком, взывая к тому самому привычному чувству страха, въевшегося в подкорку сознания. Питер. Тони перевернулся и обнаружил, что вторая половина кровати пуста. Сердце забилось быстрее, волнение сковало дыхание, ускоряя пробуждение, а глаза нахмурились. Подскочив, он принял сидячее положение и осмотрелся по сторонам в поисках хоть чего-нибудь, дающего понять, что Питер где-то в доме, что он не ушел, что он просто проснулся раньше и устал бесцельно валяться в кровати. Но ничего не было. Кроме, пожалуй, его рубашки, в которой он ходил на работу и которую оставил с вечера валяться на пуфике у основания кровати. Предмет одежды немного успокоил Тони. Он понял, что его Питер, даже если и ушёл, вернётся. А если и не ушёл, то где-то в доме, возможно, на кухне готовит завтрак или на веранде резвится с щенком. Тони сонно протёр глаза и задумался. Кажется, Питер говорил что-то по поводу раннего отправления поезда в Филадельфию. И, скорее всего, он просто отправился в путь, аккуратно и тихо, стараясь не разбудить Старка, дать тому выспаться. Благородный жест от самого благородного человека, которого только знал Тони в своей жизни. Жаль, не поцеловал на прощание, не дал уверенности в собственном возвращении. Этого Тони не хватало — знать, что все хорошо. Все будет хорошо. На тумбочке лежала записка: «Я уехал к Мэй. Люблю». И Тони блаженно выдохнул, избавляясь от последних остатков страха, что сковали его по рукам и ногам. На лице тут же заиграла довольная счастливая улыбка, он расслабился и откинулся на пропахшие потом и запахами двух мужских тела простыни. Прикрыв глаза, он со слабым стоном от расслабленности в каждой мышце тела перекатился на другую половину кровати и уткнулся носом в подушку, на которой спал Питер. Обоняние тут же идентифицировало самые разнообразные запахи: того самого порядком надоевшего мятного шампуня, дешевого парфюма с запахами фиалки и морского бриза, а также Питера, его Питера, такого, как мог пахнуть только он — то ли ирисками, то ли потом, то ли каким-то эфирным маслом, но так желанно, что сдержаться не было сил. Тони простонал ещё раз. Ему хотелось, чтобы сейчас человек, которого он любил, который любил его, находился здесь, рядом, а запахи были не отголосками ночи, а реальными, осязаемыми, дающими понять, что Питер с ним и никуда не хочет уходить. Любовь к нему была другой, не как к умершей жене, она пряталась за ширмой, не давая до конца себя прочувствовать, пугалась тех демонов, которых Тони лишь подкармливал с каждым днём собственными страхами, взрастил в себе и щедро поливал, давая им вволю глумиться над собой. И только Питер, его солнышко, свет, прогоняющий из души тьму, помог ему вылезти из той ямы, в которую Тони так отчаянно хотел вернуться. Несмотря ни на что, ни на какое молчание, ни на какие безразличные пустые взгляды, отсутствие видимой отдачи, его Питер не сдавался, а упрямо шел к тому, чтобы быть рядом, рука в руку, душа в душу, не отпускать, а держать на плаву, прижимая к себе, целуя и приговаривая: «Я здесь. Смотри на меня». Тони восхищался его рвением, его любовью, его желанием помочь. Это давно уже перестало быть нормой, вышло за установленные после смерти Пеппер границы. И только сейчас становилось понятно, что в них, по сути, не было никакого смысла. Жизнь продолжается, и если страшно потерять Питера, страшно даже просыпаться, не обнаруживая его на второй половине кровати, то факт не требовал пояснений. Дороги назад нет. Они пересекли линию финиша. Дальше — то ли второй раунд, то ли целая жизнь. Тони улыбался, вдыхая ставший родным запах и думал. Усталость приобрела новую форму — больше не хотелось задаваться вопросами, мучиться страхами, сталкиваться лицом к лицу с тем, что тяготило душу. Да, Старк — человек, и ему присуще бояться, это нормально, и странно, что такое могло удивлять. И лишь Питер видел его насквозь. Питер и Морган. От этих двоих не скрыть за хвалебной улыбкой, за нарочитой уверенностью, за высокомерием и шутками то, что Тони до чертиков напуган тем положением вещей, в котором он оказался. Что он любит, но топчет любовь, искренне веря, что он ее не достоин. Он не сможет сделать Питера счастливым, все, что он может — это свергнуть их двоих на его любимое дно. Но он ошибался. Ведь ошибаться — это то же, как и страх, что присуще людям. У него было все, но не было ничего. У него были деньги, слава, любимое дело, возможность тратить свободное время на то, что хочется. Он помогал людям, спасал мир, творил добрые дела. Он любил и был любимым, и это казалось самым главным из всего, что у него когда-либо было. Семья. Пеппер и Морган. Две его любимые девочки, люди, ради которых он бы не задумываясь отдал жизнь, ради которых дышал воздухом, делал то, что должен был. А потом ее не стало. И чем чаще он думал о причинах, тем больше понимал, что виноват во всем только он. Его характер, его поступки, его желание успеть всюду и везде. Он не слушал ее, поступал так, как хотел, нарушал обещания и тысячи раз извинялся, получая незаслуженное прощение. Ошибки снежным комом накапливались по жизни и вылились в одно. Потерю всего в миг, сразу, когда остальной мир давно сошелся только на ней, а без нее — не значил ровным счетом ничего. И если бы не Морган, не то, что осталось у него, самое дорогое и ценное, Тони бы определенно не стал тем, кем являлся сейчас. Возможно, рано или поздно, он бы нашел себя прежнего, играл бы уверенного человека на публике, продолжал дело всей жизни, но искра, что горела в нем вечным огнем, погасла бы навсегда, оставив после себя гнетущую пугающую пустоту. И ее было много. Настолько, что Морган заменила собой все. И когда она выросла, выпорхнула из гнездышка, Тони вновь почувствовал, как страшно не цепляться за то, что зовется семьей, каким коварным и уничтожающим бывает одиночество. И если ранее, спроси его кто, боится ли он остаться один, он бы горделиво фыркнул и ответил, что нет, одиночество — придуманная слабаками штука. И только, когда года перемахнули за сорок, когда Пеппер его покинула, когда Морган сказала, что уезжает, Тони осознал. Даже сильные боятся одиночества. Но было столько преград на пути к собственному счастью, что так и тянулось руками, так и просилось губами, с поцелуями и объятиями, и Тони совершенно не знал, где начинались, а где кончались его слабости. Страх приблизиться к Питеру, наобещать, опять наломать дров — это проявление силы или слабости? Боязнь отпустить прошлое, что казалось самым счастливым этапом в жизни — это ошибка или правильное решение? Тони не знал. И так устал думать над всем этим, что решил окончательно и бесповоротно — Питера он не отпустит. И не только потому, что не хочет, что боится одиночества, не только из-за того, что он уверен, что в этот раз не допустит ошибок, а просто потому, что ему хочется вдыхать родной запах, видеть улыбки по утрам, чувствовать тепло чужих рук на своей спине и лице, слышать, как ему искренне и счастливо шепчут на ухо: «Я люблю тебя, Тони, ты даже не представляешь как». Тони представлял. Не потому, что любил так же, а потому, что уже ранее неоднократно слышал эти слова. И любовь Питера — это то первое, что он видел в нем от Пеппер. Это начало того сравнения, с которым Старк согласился жить до конца своих дней, крепко сжимая в своей ладони руку того, кого он решил впустить в свой мир, полный страхов, демонов и одиночества. Этот день начался с лучшего запаха любимого мужчины, а после закрутился так, как и все остальные, проведенные в компании Морган. Тони неохотно приподнялся на кровати, посмотрел на дождливую хмурую погоду за окном и покачал головой. Лето намекало — далее последует осень. И лучше, Тони, если к ее приходу ты окончательно перетащишь в свой дом того, кто будет согревать тебя по вечерам. Часы на противоположной стене тактично намекали, что пора не только вставать, но и ехать в кино. Тони выбрался из-под подушек, стащил постельное белье и поперся с ним прямо в ванную, забыв скинуть его в мини-прачечную. Принял душ, отметил, что Питер воспользовался зубной щеткой для гостей. Тони даже нашел его трусы в корзине для белья. В этом не было ничего зазорного, с учетом, что они давно стали друг другу ближе всего возможного. На шее красовалась парочка засосов, и Тони покачал головой. Морган наверняка слышала более, чем достаточно, однако показывать ей доказательства того, о чем она, разумеется, догадывалась, не входило в планы Старка. И он рассмеялся, представляя, как будет скрывать засосы от собственной взрослой дочери. Тональным кремом или шарфом? Нет, это странно, неуместно, да и ему все равно не избежать кучи лишних вопросов. Тони махнул рукой. Когда постельное белье достигло пункта назначения, он указал Пятнице сварить кофе, а сам спустился вниз, обнаружив дочь, сидящую с Чубаккой на диване в гостиной. Она смотрела что-то на планшете. Их глаза встретились, и Морган расплылась в счастливой улыбке. — Доброе утро, пап, — поздоровалась она и слегка потянулась на диване. Ее внимательные карие глаза сканером пробежались по любимому папе, и Тони понял — как ни стой, как ни поворачивайся, она все равно все увидит, все поймёт и обязательно обо всем спросит. — Как дела? — Лучше не бывает, — улыбнувшись, ответил Тони, и сам удивился про себя тому, каким счастливым и лёгким был его голос. Он прошёл на кухню, где его уже ждала кружечка эспрессо, и с сожалением отметил, что готовить ему ужасно не хочется. На плите привычно обнаружился омлет с колбасками, и грустное осознание не заставило себя долго ждать. Кто будет готовить ему завтраки, когда Морган уедет в Кембридж? Он сам? Или они с Питером по очереди? И ведь им так многое следовало обсудить. С гостиной послышался вопрос: — Мы едем в кино, да? Питер сказал, что не сможет с нами поехать, — последнюю часть фразы Морган сказала не тоскливым, а обиженным тоном. Осталось лишь усмехнуться в ответ и набрать в лёгкие побольше воздуха — да, Питер умел в последний день переворачивать планы. Но никто не собирался всерьёз держать на него зла. Ведь у него были достаточные причины уехать в эти выходные. Тони понимал Мэй как никто другой — ведь его ребёнок тоже скоро покинет родной дом. Он вышел из кухни, прошёл большую просторную, окинутую мраком из-за пасмурной погоды и выключенного света столовую и, прислонившись к дверному проёму, спокойно посмотрел на дочь. — У него возникли неожиданные планы. Уехал к тёте в Филадельфию. Поэтому пойдём с тобой вдвоём. Не говори, что ты против. У тебя все равно нет выбора. Морган тихо засмеялась и покачала головой. Ей тоже хотелось чаще проводить время с единственным родителем — Тони так и читал это желание в каждом ее действии за последние месяцы. Она скучала авансом, а они с Питером полностью разделяли ее чувства. — А когда он вернётся? — спросила Морган. Чубакка, что лежал на диване, тявкнул и спрыгнул, быстро перебирая лапками. Он подошёл к Тони и посмотрел на него снизу вверх так требовательно, словно его тоже интересовал этот вопрос. Возвращение Питера — тема, важная для них троих. — Думаю, завтра или сегодня вечером, — Тони хмыкнул, понимая, что он так и не уточнил у Питера ни по времени, ни по датам, когда тот приедет в Нью-Йорк. Но, что самое удивительное, он уже хотел видеть его рядом. Они вдвоём, их любимая девочка и пёс, которого они приютили, символ одиночества Питера, его следствие и желание отдать огромную долю любви хоть какому-то живому существу. И как хорошо, что теперь в этом нет необходимости. Ведь Тони сдался, покорился и признался сам себе — Питера он больше не отпустит. — Жаль, что он не сможет с нами поехать, — Морган громко выдохнула и бойко встала с дивана. Засунув руки в задние карманы джинсов, она перекатилась с пятки на носок и своим любимым, полным загадки тоном сказала: — Но! Пока его нет в городе, у меня есть предложение. Тони тут же натянул на лицо хитрую улыбку. Когда Морган говорила так, вариант оставался один. Ей в голову пришла очередная безумная идея, не выполнить которую шансов немного. — Слушаю, — сказал Тони, делая глоток ядреного кофе. — Раз уж вы теперь вместе… — томным голосом, тихо, комкая слова друг с другом в единое предложение, начала она, отводя взгляд в сторону и вскидывая многозначительно, намекающе брови, — то вам следует жить тоже вместе. Тони мысленно обрадовался, что отпил немного кофе — иначе бы он поперхнулся. Чтобы выразить невероятную дозу удивления сим жестом. — Вместе? — переспросил он, вопросительно хмурясь. — С чего ты взяла? — О, — протянула Морган, а после смущённо захихикала. Она закивала, поднимая руки в примирительном жесте, словно бы признавая, что у папы откуда-то выросла привычка скромничать по поводу и без. Будто бы он от Питера заразился. — Ладно, могу выразиться иначе. Раз уж вы вчера переспали, а ещё признались друг другу в своих чувствах, то… — Стоп! — резко оборвал ее Тони, загораживаясь ладонью от неуютных вопросов. Улыбка с его лица тем не менее не сползла. Их с Морган глаза встретились, она смотрела на него выжидающе и с интересом, а он на неё — негодующе и даже чуть изумленно. — Давай вернёмся к предыдущему варианту. То, что ты все слышала, я и так в курсе. Сложно было бы не услышать наши… — он утвердительно мотнул головой, соглашаясь, что тихо они себя определённо не вели. Питер не вёл. — Короче, да, мы вместе. — Обожаю, когда ты смущаешься, — чуть ли не подпрыгнув от восторга, заявила Морган, а когда встретилась с уже откровенно серьёзным и тяжёлым взглядом отца, осеклась и замерла, не теряя прежней улыбки на лице. Тони только и оставалось, что поражаться, как сильно она на него похожа. — Раз в год. Запоминай, пока позволяю, — буркнул Тони, а Морган кивнула. — Окей. Сделано, — согласилась она и достала из заднего кармана джинсов связку ключей. Тони вопросительно приподнял бровь, а Морган пояснила: — Ключи от квартиры Питера. — И? — спросил Старк, нахмурившись и даже не задаваясь вопросом откуда. Наверняка когда-то Питер отдал их ей, чтобы она поливала цветы или кормила пса, или просто так, на всякий случай, к примеру, если с ним что-нибудь случится. — А это значит… — тихим загадочным тоном продолжила она, делая пару шагов вперёд к папе. — Что мы можем втихаря пробраться к нему в квартиру и перевезти его вещи к нам! Тони рассмеялся и покачал головой. Безумная, околозаконная идея. Все как всегда. — Ага, а потом он приедет домой и, не обнаружив ничего, напишет к полицию заявление о квартирной краже. И как ты до такого додумалась? Морган обиженно фыркнула и скрестила руки на груди. — Мы нарисуем карту, где ему искать свои вещи. Крестиком обозначим наш дом, и… Тони рассмеялся, отворачиваясь и представляя Питера, яростно прибывающего к ним в дом, сносящего дверь и требующего вернуть собственные жалкие пожитки. Нет, это слишком даже для семьи Старков. Питер, может, такое им и спустит с рук, но далеко не сразу. Очень далеко. Нет, в такую погоду Тони не готов заниматься самоуправством. — Оставим этот план как запасной, хорошо? Пока я просто поговорю с ним вечером, — предложил он и подошёл к дочери, протягивая руку. — Ключи отдай мне. Я найду им более практичное применение. Морган, поколебавшись, ключи все-таки отдала и с прищуром сказала: — Если что, я помогу. Ты же знаешь, что он меня слушается, и я… Тони обнял ее раньше, чем она закончила, прижал к себе одной рукой, другую вытягивая на безопасное расстояние, чтобы не вылить кофе на дочь. Морган затихла, расслабляясь в его руках, а он поцеловал ее в лоб прежде, чем отпустить. — Знаю, милая, — сказал он, отступая на шаг назад и заглядывая в ее полные удивления и непонимания глаза. — И понятия не имею, чтобы мы с ним без тебя делали. Морган лишь фыркнула, чуть приподнимая подбородок и выражая всем своим видом уверенность. Она деловито заметила: — Жили бы в одиночестве до конца своих дней. — Да… — протянул Тони, отступая и улыбаясь. — И мы безумно тебе благодарны. Она поджала губы, пряча довольную улыбку за гримасой смущений. Ее глаза бегали по лицу отца, словно пытаясь определить, говорил он правду или нет. А он говорил правду. И жаль, что нет способа в мире отблагодарить ее за то, как смело она открыла им в тот день глаза на их чувства. Как заставила папу вновь почувствовать, что такое хорошо. — Напиши ему, — сказала она, разворачиваясь в сторону лестницы. Сдаваться и выпускать своих двух балбесов из-под контроля она не собиралась. — Напиши, что скучаешь, что ждёшь, что хочешь увидеть сегодня. Вдруг он приедет и этот вечер мы сможем провести вместе, втроём? До того, как я убегу к подружкам. Понимаешь? Тони задумчиво посмотрел на пса, что все ещё крутился рядом с их ногами. Он гавкнул, поднимая лапы и упираясь ими в колени Старка. Опустившись на корточки, Тони перехватил его, отстраняя от себя, и погладил по голове. Морган смотрела на него выжидающе, застыв у лестницы. Казалось, что для неё этот момент, это ещё пока не написанное сообщение, было поворотным для их небольшой семьи. На себе Тони почувствовал безжизненный взгляд Пеппер с фотографии, которая висела на стене над камином. В его голове промелькнула страшная, но правильная мысль. Говорят, что ремонт помогает избавиться от связи с прошлым. А они, кажется, так и не делали его с тех пор, как заехали сюда. Тони осмотрелся по сторонам и увидел бессчётное количество призраков, которые следовали за ним по пятам все последние десять лет: подарки, которые он делал Пеппер, мебель, которую они покупали с Пеппер, семейные фотографии, что кружили в каждой комнате, обои, которые они так же выбирали с Пеппер. И, возможно, это правда. И им с Питером стоит сделать ремонт. Небольшой. Так, чтобы только припугнуть призраков вокруг. Но не убрать их из жизни навсегда. Например, семейный магнит на холодильнике — то, что Тони ни за что не выкинет из собственного дома. — Впятером, — прошептал он еле слышно и, прочистив горло, кивнул, продолжая уже более громким тоном. — Я напишу. А ты беги собираться. Кино не будет нас ждать. Тихие призраки, символы одиночества, живые люди — все натолкнулось в этом моменте. Тони сел на диван, улыбнулся и похлопал рядом с собой, призывая щенка запрыгнуть рядом. Он достал телефон и долго думал, послушать дочь или ничего не писать. Но душа скучала, тело рвалось, а увидеть Питера хотелось как никогда. Это было верное решение — позвать, протянуть руку, дать понять, что Питер нужнее ему всех мёртвых отголосков прошлого. «Утро. Я жду тебя, Пит. Морган останется с ночёвкой у подруги. Только ты, я и наш щенок. Возвращайся скорее. Я скучаю». Ответ не заставил себя долго ждать. «Я тоже скучаю. Люблю. Приеду сегодня в семь. Вряд ли застану Морган, но… У нас троих ещё целый месяц впереди. Так что все в порядке». Глаза Тони зацепились за последнее предложение. Все в порядке. Ведь теперь действительно все будет в порядке.

I've given everyone I know A good reason to go. I was surprised you stuck around Long enough to figure out… That it's all alright. I guess it's all alright.

Примечания:
Это конец. Следующая часть к прочтению не обязательно.
Работа получилась не то странной, не то специфичной, как я уже говорил — своеобразными эмоциональными качелями с лютой долей недосказанности.
Те славные читатели, что дошли до конца, скажите парочку добрых (или не очень) слов, пожалуйста. Автору будет полезно узнать, где и как он сумел себя превзойти или наоборот, шагнуть назад.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты